Детективы и Триллеры : Триллер : Дорога к Миктлантекутли : Эдоб Джеймс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Введите сюда краткую аннотацию


Асфальтовая лента — когда-то черная, а теперь за многие годы выгоревшая под лучами неумолимого солнца,— тянулась, как бесконечная стрела; вдали появлялись миражи, сверкали и тихо исчезали при приближении машины, как сновидения.

Лицо водителя Хернандеса блестело от пота. Несколько часов назад — когда они ехали по хорошей дороге — он был любезным, коммуникабельным и даже сочувствующим. Теперь он вел машину быстро, нервно, озлобленно, не заботясь о том, что можно застрять на этой плохой дороге после захода солнца.

— Semejante los buitres no tienen gordo en este distrito execrable. Даже грифы скелетоподобны в этом проклятом районе,— прошептал он, прищурив глаза, чтобы уберечься от слепящего послеобеденного солнца.

Сидя рядом с ним, человек по имени Морган улыбнулся на это замечание. Хернандес обладал чувством юмора. Именно поэтому — и только поэтому — Морган был удручен тем, что он должен будет его убить. Но Хернандес был полицейским... служащим мексикан¬ской полиции, который вез его к границе с Соединенными Штатами, где Морган будет передан в руки правосудия, чтобы болтаться на конце длинной техасской веревки.

«Нет,— думал Морган, и он знал, что думает правильно,— на этот раз они меня не повесят; в другой раз — может быть, но не сейчас. Хернандес не хитер, и рано или поздно он совершит ошибку». Расслабившись, Морган дремал, положив руки в наручниках к себе на колени... Он ждал... ждал... ждал.

Было почти пять часов, когда Морган — с обостренным инстинктом дичи — почувствовал, что час свободы может скоро наступить. Хернандес начинал вертеться — прямое следствие двух бутылок пива, которые он выпил после обеда. Полицейский вынужден будет остановиться. Морган удерет в этот момент.

Справа от них, на плоской поверхности пустыни, вдруг появились отроги горного хребта с пологим спуском.

Морган спросил, изображая скуку:

—Что за местность находится по ту сторону хребта?

Хернандес вздохнул:

—Quien sabe? Кто знает? Плоскогорье по ту сторону этой цепи гор считается хуже, чем здесь. Es impossible! Никто не может жить там за исключением нескольких диких индейцев, которые говорят на более древнем языке, чем язык прибывших сюда ацтеков. Район, находящийся по ту сторону, не нанесен на карты; это — дикий варварский район, зависящий от Миктлантекутли.

Теперь медленно, по мере того, как вытягивались тени, менялся пейзаж вокруг них. Впервые с того момента, как они покинули Агва Лодозо, появились какие-то следы растительности — различного рода кактусы, кустарники. Прямо перед ними возвышался, как одинокий часовой на форпосте, огромный кактус высотой в полтора метра. Хернандес затормозил и остановился в его тени.

—Можете размять ноги, если вам хочется, amigo, это — последняя остановка до Хермозило.

Хернандес вышел, обошел машину и открыл дверцу там, где сидел арестованный. Морган вышел податливо, выпрямился, потягиваясь, как кошка. В то время как мексиканец облегчался у кактуса, Морган направился к тому, что он принял вначале за простой крест, вбитый в землю. Он начал изучать его; крест был простым дорожным указателем, стертым от ненастья и щербатым от когтей грифов, которым указатель служил в качестве насеста.

Хернандес подошел к нему беспечным шагом. Он внимательно посмотрел на панно, сжав от удивления губы под черными усами.

—Линакулан... сто двадцать километров! Я не знал, что туда есть дорога. (Вдруг его лицо просветлело.) Ах, да. Я вспомнил. Это должна быть старая военная дорога, которая соединяет глубинку с восточным берегом.

Именно это и хотел знать Морган. Если Линакулан находится на восточном берегу, тогда Линакулан означает свободу. Он вновь зевнул и его бесстрастное лицо стало сама индифферентность.

—Готов, amigo?

Морган ответил утвердительно.

Как человек, которого собираются повесить, мексиканец захохотал, подавился и сплюнул в песок.

—Тогда пошли.

Он пошел вперед и встал около открытой двери в ожидании арестованного. Морган направился к нему, не торопясь, согнув спину, как будто он стремился скрыться от изнуряющей послеобеденной жары. Когда его тело действительно пришло в движение, он напомнил змею, которая поражает ничего не подозревающую жертву. Наручники с яростью опустились на череп Хернандеса. Полицейский застонал и рухнул. Морган бросился на него; его руки искали и нашли пистолет, который, как ему было известно, находился в поясе мексиканца. Потом он выпрямился и встал примерно в четырех шагах от тела, распростертого на земле.

Хернандес слабо пошевелил головой, моргнул и попытался встать. Ему с трудом удалось встать на колени, когда холодный голос Моргана заставил его застыть в неподвижности.

Морган сказал:

—Прощай, Хернандес. Не поминай лихом!

Мексиканец поднял глаза: он увидел смерть.

—Dios... dios. Нет!

Он больше ничего не сказал. Пуля 44 калибра попала ему в левое надбровье и отбросила его назад. Мексиканец вздрогнул, его ноги начали биться о песок, затем он больше не шевелился.

Морган перешагнул через тело, задев ногой лицо, на котором запечатлелось удрученное выражение.

—Я тебя неверно оценил. Ты не был похож на труса. Я не ожидал, что ты меня будешь умолять.

То, что мексиканец не сумел достойно встретить смерть, заставило его вздохнуть; у него было такое чувство, что он был предан слабостью друга.


Моргам присел на корточки и начал обыскивать труп. Он нашел бумажник, в котором были полицейский значок, пятьсот песо и цветная фотография толстой мексиканки в окружении трех маленьких смеющихся девочек и двух мальчиков с напряженными лицами. Морган выдавил что-то похожее на ворчание и продолжил поиск.

Он нашел ключ от наручников, приклеенный к подошве ноги, белой и затвердевшей от смерти.

Сумерки начинали окрашивать мексиканские холмы красновато-коричневым с золотистым отливом цветом, когда Морган погрузил Хернандеса в багажник машины. Спокойным шагом он вернулся к дорожному указателю. Ниже указания километража находились слова:

«Cuidado — Peligroso»— «Осторожно — Опасно». «Вот смех! — подумал Морган.— Что может быть опаснее, чем быть повешенным? Или быть дичью, за которой охотится Интерпол? Его хватали и приговаривали к смерти уже четырежды за его жизнь; и все-таки он всегда был на свободе. И ничего, абсолютно ничего перед ним на этой пыльной дороге, ничего, что могло бы сравниться с находчивостью Моргана, с реакцией Моргана, с пистолетом Моргана!»

Он сел за руль и поехал по дороге, ведущей в Линакулан. Дорога была хуже, чем он думал вначале; и все-таки он проехал первые пятьдесят километров на хорошей скорости и вел машину достаточно быстро, чтобы пыль поднялась сзади, как коричневый хвост кометы, блестящей в лучах заходящего солнца.

Солнце медленно опускалось за линию горизонта, но, когда Морган начал подниматься на холмы, солнце появилось вновь, похожее на горящий глаз, полный недоброжелательства, какого-нибудь разгневанного бога, которого потревожили в его первом сне.

Морган достиг вершины холма и начал спускаться в долину. Темнота там заволокла землю. Он остановился у оврага, который растянулся вдоль дороги, и сбросил туда тело Хернандеса. Морган видел, как тело покатилось, подскакивая, и скрылось в трехстах метрах ниже, в черной тени кактусов.

Морган вновь поехал по дороге. Он зажег фары в тот момент, когда темнота быстро сомкнулась над ним.

Когда Морган достиг середины долины, он ругаться, видя, что дорога уже не была дорогой в подлинном смысле этого слова - только тропинкой в очень плохом состоянии, убегающей в пустыню

Следующие пять километров машина преодоле так, как будто прошла десять тысяч километров. Морган должен был включить первую скорость, так как выбоины — вероятно, глубокие — повредили подвеску. Камни с острыми краями царапали днище машины тысячью стальных когтей.

А пыль! Пыль была повсюду... Она неслась вокруг него, образуя черное, угрожающее облако; она покрывала салон машины слоем, похожим на бежевый бархат. Она забивала нос и горло Моргана до такой степени, что ему становилось трудно дышать и глотать слюну.

Немного спустя к невыносимой пыли добавилась еще одна неприятность — горячая вода. Морган увидел пар и понял, что повреждена система охлаждения. Только тогда до него дошло, что на такой машине он никогда не доедет до Линакулана. При слабом свете, который исходил еще от горизонта, Морган стал внимательно вглядываться в пейзаж, в поисках какого-нибудь признака жизни... но увидел лишь гротескные силуэты кактусов и тщедушной растительности.

Счетчик километража показывал, что он проехал уже семьдесят километров, когда мерцающие фары высветили одинокий силуэт священника, медленно идущего по краю дороги. Глаза Моргана сузились, когда он спрашивал себя, стоит ли предлагать священнику сесть в машину.

«Это — идиотизм,— подумал он,— человек может оказаться бандитом, вооруженным ножом, которым ловко воспользуется, в то время как я сконцентрирую свое внимание на дороге».

Фигура священника росла в свете фар. Он не повернулся к машине. Можно было подумать, что он абсолютно не отдавал себе отчета в том, что она приближалась.

Морган проехал, не сбавляя скорости; силуэт тотчас же затерялся в пыли и темноте мексиканской ночи.

Вдруг, как будто где-то раздался щелчок в его мозгу, инстинкт Моргана забил тревогу. Что-то было не так — совсем не так. Он чувствовал какую-то западню. Морган хорошо знал это предчувствие, потому что попадал в западню и раньше. Он скорчил гримасу, вытащил пистолет из кармана и положил его рядом с собой на сиденье, на всякий случай.

Следующие пять километров показались ему бесконечными, потому что он почти с нетерпением ждал, чтобы ловушка захлопнулась. Так как ничего не происходило, Морган почувствовал, что его охватывает раздражение, и он начал проклинать свое предчувствие. Запах горячего масла и пара становился гнетущим, а мотор стал тянуть с трудом. Морган бросил взгляд на термометр и увидел, что стрелка уже давно находилась в красной зоне.

Именно в этот момент, когда его внимание было отвлечено, переднее левое колесо наехало на острый, большой камень, который разорвал боковую часть шины. Машину начало заносить то в одну, то в другую сторону дороги, ее движение стало напоминать бег дикого раненого зверя, охваченного яростью. Морган со всей силой нажал на тормоза, прекрасно понимая, что уже было слишком поздно. Машина скользнула по булыжникам, сделала резкий поворот вправо, задержалась мгновение на откосе, затем — почти как на пленке, которую медленно крутят,— покатилась бочкой вниз по склону.

Последнее, что увидел Морган, была огромная скала, напоминавшая в ночи гигантский кулак Бога.

Долго еще, после того как он пришел в себя, Морган лежал с закрытыми глазами. Кто-то вытер ему лоб и говорил с ним. Человек! Может быть... священник? Он слышал его тяжелое дыхание. Это был единственный шум. Они были одни.

Морган открыл глаза. Было темно, но не так темно, как прежде. Луч луны проникал через высокий и тонкий слой облаков. Священник — с темным лицом, в черной одежде — был рядом с ним.

— Senor, все хорошо?

Морган согнул ноги, пошевелил ступнями, плечами и покачал головой из стороны в сторону. Никакой боли, никакого страдания, он чувствовал себя удивительно бодрым. Нет нужды, чтобы другой догадался об этом, тем более что священник думает, будто Морган ранен в спину и неспособен быстро двигаться. Таким образом, когда ему надо будет вскочить, для того это окажется полной неожиданностью.

—Спина. Я ранен.

—Можете ли вы подняться?

—Да... думаю. Помогите мне.

Священник протянул ему руку; Морган схватился за нее и с громким стоном выпрямился.

—Вам повезло, что я проходил здесь.

—Да, я вам признателен.


Морган пощупал карман. Бумажник был на месте; пистолет исчез, но разве он был в кармане? Он вспомнил, что положил его на сиденье. Невозможно найти его в такой темноте... В конце концов у него будут другие способы защищаться.

—Куда вы направляетесь?—спросил его священник.

—В Линакулан.

—А, да... приятный город.

Священник стоял рядом с американцем и внимательно его изучал. Луна появлялась и исчезала за облаками. На какое-то мгновение стало светлее в ночи, но этого было достаточно.

Внезапно, впервые за многие годы, Морган испугался... испугался глаз священника; они были слишком черные, слишком пронзительные, слишком горящие для священника.

Морган отошел назад на три шага — достаточно далеко для того, чтобы эти глаза исчезли в темноте.

—Не надо меня бояться,—спокойно сказал священник.— Я не сделаю вам ничего плохого. Я могу вам только помочь.

Он был слишком искренен. Морган немного расслабился. И снова сработал инстинкт. Запах ловушки оставался витать в воздухе — но, однако, на этот раз он был не таким сильным.

Немного спустя к нему вернулся его обычный апломб. «Надо убираться отсюда»,— подумал Морган. Он не был на полпути к Линакулану, надо идти по этой дороге, если только... не найдется какого-нибудь транспорта. Морган спросил:

—Линакулан — самый близкий город отсюда?

—Да.

—Вы идете туда?

—Нет.

Затем с проблеском надежды:

—У вас здесь церковь поблизости?

—Нет. Но я часто ходил по этой дороге.

—Ради Бога! Зачем ходить по такой скверной дороге?

—Вы сами ответили на вопрос. Ради Бога.

Морган совершенно расслабился. Священник был абсолютно безопасен. Тронутый, но безопасный.

—Хорошо,— сказал Морган почти небрежным тоном.— У меня длинная дорога впереди. До свидания.

Моргану почудилось, что взгляд священника смягчился, когда он стал ему отвечать:

—Я пройду часть пути вместе с вами.

— Как хотите, мой отец. Меня зовут... Дан Морган. Я — американец.

—Да... я знаю.

Несколько секунд Морган был в замешательстве. Затем в нем снова зародилось подозрение. Несомненно, священник обыскал его, когда он был без сознания... этим объяснялось, наверное, и исчезновение пистолета.

Сначала они шли молча. Луна —этот странный шар белого, и холодного цвета — победила в своей битве с облаками и блестела теперь за их спинами. Длинные, тонкие тени бежали по дороге перед мужчинами. Складки сутаны священника шуршали при каждом его шаге, сандалии хлопали по серой пыли дороги.

Морган сделал попытку завязать разговор:

—На каком расстоянии находится Линакулан?

—Далеко.

Морган взорвался:

—Я думал, что остается приблизительно пятьдесят километров.

—Огни Линакулана находятся в пятидесяти четырех километрах от места вашей аварии.

Все-таки это важно было узнать. Если повезет, Морган сможет дойти туда завтра после полудня... и уже детской игрой будет достать там новую машину. Он ускорил шаг; священник шел, не отставая от него.

В какой-то момент луна спряталась за холмами, и тени исчезли. Темнота, которая их объяла, была чем-то осязаемым, теплым, волнительным, наводящим ужас, как внутренняя часть закрытого гроба. Морган бросил взгляд на часы. Они показывали восемь часов восемнадцать минут; что-то сломалось, вероятно в механизме в момент аварии. Он не знал, сколько времени он оставался без сознания, но шли они уже часа два. Должно было быть около полуночи.

Они шли, тяжело ступая, два черных силуэта, почти как тени, по унылой дороге.

Они вскарабкались на возвышенность и вновь оказались залитыми лунным светом. Морган почувствовал себя лучше. Эта темнота была слишком густой; ему казалось, что в ней прятались... нереальные вещи... недосягаемые этим лунным светом.

Они начали спускаться, и темнота вновь обволокла их...

—Неужели здесь нет никакого освещения, в этом районе, забытом Богом? — спросил Морган раздраженным тоном.

Священник не ответил. Морган повторил свой вопрос; его голос выдавал скрываемую угрозу.

Никакого ответа. Морган пожал плечами и сказал себе:

—Пошел к черту, зловещий католик. Я займусь тобой позже.

Дорога привела их к подножию другого склона. Ночь — одна из тех, которые оказывают ужасное гнетущее действие на людей, страдающих клаустрофобией,— сомкнулась над ними, угрожающе давя.

Они долго шли, одолеваемые депрессией, прежде чем достигли следующего холма — и на этот раз лунный свет не встречал их; только слабый свет исходил от низких облаков на горизонте. Однако этого было достаточно, чтобы различить разветвление дороги.

Морган заколебался. Он спросил:

—Какая из дорог ведет в Линакулан?

Священник остановился. Его темные зрачки увеличились. До такой степени, что можно было подумать, что белки глаз полностью исчезли. Он вытянул руку, чтобы поправить сутану, и этот жест сделал его похожим на дьявольски коварную женщину, готовую разорвать свою жертву. Даже в полутьме от него падала тень... черная и вытянутая в виде креста тень.

Тогда Моргана охватил инстинкт потенциального убийцы.

—Отвечайте,— прорычал он,— в какую сторону Линакулан?

—Маловерующий человек...

Голос Моргана дрожал от ярости:

—Слушайте меня, проклятый священник! Вы не хотели мне отвечать... даже разжать свои зубы. При чем здесь вера? Скажите мне только, на каком расстоянии находится Линакулан. Это все, что я у вас прошу. Я не хочу ни славословий, ни проповедей! Понятно?

—Вам еще долго идти...

Голос его потерялся, и Моргай заметил изменение в поведении священника. Немного позже Морган услышал... отдаленный стук копыт.

Луна — как по совпадению — в последний раз прорвала тучи. Сначала это была только какая-то тень на горизонте, но по мере приближения Морган четко различил лошадь. Ее грива и хвост развевались, как черные хоругви. Это было великолепное животное, самое крупное из тех, которые он когда-либо видел,— черное, как ночь, пылкое, как буря.

Именно от вида девушки, сидящей на лошади, у Моргана перехватило дыхание. Девушка сидела верхом так, что лошадь и она составляли единое целое. Лунный свет играл с ее силуэтом. Девушка была одета во все белое, от сапожек и брюк-галифе, до прилегающей к телу рубашки с длинными рукавами и испанской шляпы типа сомбреро. Напротив, волосы у нее были черные и спускались вниз по спине, как нежное облако цвета эбенового дерева.

Она резко натянула поводья и остановила жеребца перед мужчинами. Конь взвился. Морган отскочил назад, но священник не дрогнул.

—Итак, мой отец,—сказала она, улыбаясь, в то же время щелкая хлыстом по галифе.— Я вижу, что вы взяли под свое крылышко нового несчастного.—Она произнесла слово «несчастный» с удивительным ударением. Морган не знал, нужно ли ему сердиться или удивляться. Он ждал, наблюдая сцену, которая разыгрывалась между двумя персонажами. Может быть, все это составляло какой-то элемент расставленной ловушки. Это не имело значения, в данный момент ему ничто не угрожало. Он удовлетворился тем, что стоял здесь я любовался гордой фигурой девушки.

В какой-то момент она ощутила на себе взгляд Моргана; ее глаза спрашивали его, такие же наглые и смелые, как и его.

Она запрокинула голову назад и засмеялась грудным смехом.

— Вы попали в очень плохие руки, иностранный друг. Этот человек,— она сделала презрительное движение головой в сторону священника,— получил от моих людей прозвище «Невезучий». Каждый раз, когда он идет до этой дороге, происходит авария. С вами нынешней ночью случилось что-нибудь неприятное, да?

Морган подтвердил и бросил косой взгляд в сторону священника. Тот, в свою очередь, взглядом инквизитора смотрел на девушку. Это детальное рассматривание рассмешило ее.

—Уймите ваш гнев, старик. Я вас не боюсь. Идите же своей дорогой теперь. Я буду следить за тем, чтобы наш американский друг прибыл к месту назначения.

—Не уезжайте с ней. Она нехорошая. Воплощение Зла,—сказал священник, протягивая руку Моргану.

Он трижды перекрестил воздух. Для Моргана не было никакого сомнения, какое решение принять. Священник сказал, что она была «Воплощением Зла»; из его уст это была лучшая из возможных рекомендаций. Более того, только дурак будет продолжать идти по этой зловещей дороге, в то время как открывалась возможность проделать путь на лошади, возможность приятной беседы, возможность —и даже обещание, если он правильно понял взгляд девушки — чего-то еще более приятного.

Однако он колебался; дикое животное, вечно преследуемая дичь, жившие в нем, подняли ухо.

Девушка нежно ласкала покрытую потом шею лошади.

—Куда вы идете?

—В Линакулан, — ответил Морган.

—Это не очень далеко. Садитесь, я вас долезу до ранчо Миктлантекутли. Там вы попросите помощи. (Ее губы были приоткрыты; дыхание, казалось, прервалось в ожидании ответа Моргана.)

Морган повернулся к священнику.

—Спасибо за путь, проделанный вместе, мой отец. Когда-нибудь увидимся.

Священник сделал два шага к Моргану, протянул к нему руки, умоляя его.

—Останьтесь со мной. Она плохая, уверяю вас.

Девушка разразилась смехом:

— Нас двое против одного, священнослужитель. Вы потеряли еще одну жертву.

Жертву? Глаза Моргана сузились. Итак, он не ошибся в отношении этого проклятого священника. Но что-то было не так. Вдруг он понял, что именно... Если священник был вором или убийцей, почему он ничего не сделал Моргану, когда тот был без сознания?

Священник повернул голову и посмотрел через плечо на луну, которая садилась; не хватало нескольких секунд, чтобы полностью наступила ночь. Он порылся в карманах своей сутаны и вытащил оттуда крест из слоновой кости в несколько сантиметров высотой.

— Наступает ночь. Возьмите этот крест. Поверьте мне. Не езжайте к Миктлантекутли. Я ваш последний шанс.

Девушка крикнула:

— Уходите, отойдите от него, старый идиот. Власти должны бы заняться такими дураками, как вы, которые досаждают, пугают путников на этой дороге.., и мешают им дойти до места назначения.

Священник не обращал на нее внимание. Он во второй раз умолял Моргана, и на этот раз в его голосе звучала сила, в то время как он смотрел, как последний кусочек красной Луны исчезает за холмом.

— Еще есть время...

Девушка резко натянула поводья и вонзила шпоры в бока лошади. Та заржала от гнева и встала на дыбы, закрыв передними копытами звезды. Опустившись, жеребец встал между священником и Морганом. Глаза девушки блестели, она, улыбаясь, вынимала ногу из стремени.

—Идите сюда, мой друг. Поставьте вашу ногу сюда. На лошадь, сзади меня.

Она протянула ему руки, чтобы помочь, и когда она нагнулась, ее рубашка немного приоткрылась. Морган состроил улыбку и, взяв протянутую руку, вскочил на лошадь.

— Обхватите меня руками и крепко держитесь,— приказала она.

Морган подчинился с удовольствием. Ее тело было гибким, нежным на ощупь, а волосы издавали какой-то экзотический запах.

Он опустил глаза к священнику, лицо старика снова спряталось в темноте.

— Прощайте, мой отец, не доверяйте фальшивым деньгам.

Девушка не услышала ответа. Она вонзила шпоры в бока жеребца, и тот устремился в ночь.

— Держитесь крепко,— крикнула она,— крепко держитесь!

Они неслись во весь опор примерно минут десять, затем она пустила жеребца шагом. Теперь, когда они ехали медленно, Морган снова осознал, что держит тело девушки, и мгновенно желание овладело им. Уже давно... И никого вокруг, чтобы схватить его... И девушка показала определенную свободу поведения, а это заставляло его думать, что она будет благосклонна к его предложению... Тишина нарушалась только дыханием лошади, стуком ее копыт и скрипом седла. Тайком его рука начала подниматься к ее груди. Она не протестовала, он осмелел. Пока не ощутил нежность ее груди под шелковой блузой.

Это было легче, чем Мооган осмеливался надеяться, Она просто остановила лошадь и повернулась вполоборота к нему.

— Мы можем здесь отдохнуть... если вы хотите.

Голос Моргана охрип, его тело напряглось от желания, когда он ответил:

— Да... Хочу.

Она соскользнула с лошади, и Морган тотчас же оказался рядом с ней. Она обвила его шею руками; их губы встретились в диком и грубом поцелуе. Ногти девушки вонзились в плечи Моргана, когда его руки начали шарить по ее телу. Она глухо застонала, когда Морган сбросил одежду. Затем, имея в качестве свидетелей только безразличного жеребца, щипавшего траву около них, да робкий взгляд звезд, их тела слились, объятые жгучим, безжалостным желанием.

Морган ощутил усталость во всем теле, когда проснулся. Это было его первое ощущение. Вторым ощущением было то, что он продолжал обнимать девушку. Третьим... ужасный запах гниения.

Он открыл глаза.

И заорал.

Это был крик, идущий, помимо его воли, из самой глубины души, так как при слабом свете начинающегося дня он увидел, что держит в объятиях разлагающийся труп женщины — тело, от которого отделялись куски мяса, а вместо лица—ухмыляющаяся маска, открывавшая почерневшие корни зубов и пустые впадины глазниц.

Морган застонал и мгновенно вскочил. Его сердце билось, как барабан, будто хотело вырваться из тела, наподобие мотора, который вот-вот взорвется.

Он дышал, как затравленный зверь. А его глаза рыскали повсюду, будто глаза сумасшедшего, которого преследуют видения.

— Я... Я... Я,— говорил Морган, задыхаясь. Это было все, что он мог сказать. Морган бросился бежать по дороге. Он дважды упал, больно оцарапав себе ноги и руки о неровную землю.

— Я... Я... Я...

А затем вырвались те слова, в которых он нуждался.

— На помощь... Кто-нибудь! На... помощь!

Он услышал сзади себя стук лошадиных копыт. Это была девушка; она была живой и... невредимой! Она улыбнулась, ободряя его.

Девушка спросила Моргана:

— Куда вы идете?

Затем с порочной улыбкой добавила:

— Где ваши одежды?

— Я... Я... Я...

Морган не мог больше говорить.

— Поедемте,— сказала она.

Морган сделал отрицательный жест. Ему не удавалось привести мысли в порядок, но одно было верным: он знал, что не поедет с девушкой.

— Поедемте!

На этот раз это был приказ. Обнаженное тело Моргана, его испуганное лепетанье больше ее не развлекали.

Морган хотел повернуться и убежать, но его тело не подчинялось его разуму. Вместо того чтобы бежать, он, как зомби вскочил на лошадь.

— Вот так будет лучше,— сказала она, успокоившись.— Конечно, вы должны были бы одеться... но это не имеет значения.— Она бросила взгляд к востоку. — Ночь почти кончилась. Надо спешить. Я хочу вам показать что-то, прежде чем мы поедем на ранчо Миктлантекутли.

Она стегнула хлыстом жеребца, и тот начал преследовать ночь.

Теперь за их спинами небо начинало светлеть по мере того как заря касалась мексиканской пустыни. При свете нового дня Морган увидел дорожный указатель, который показался ему знакомым. Потом около дороги, в глубине рва, он заметил свою машину. Лошадь ловко спустилась вниз до самого каркаса машины.

Гнусные грифы с красной шеей начали кричать и бить крыльями при приближении лошади. Некоторые из птиц дрались над чем-то, что походило на белые, размотанные веревки, свисающие из одного из окон машины. Некоторые грифы улетели... Другие, нахальные и бесстрашные, нехотя удалились всего на несколько шагов.

— Но... но... что они там делают? —спросил Морган.— Ведь только что я был в машине.

Он почувствовал, как тело девушки сотрясается от беззвучного смеха. Она ему показала пальцем на что- то. Сощурив глаза, Морган сумел различить какой-то силуэт, насаженный на указательный столб. Его вновь охватила дрожь ужаса, который он испытал раньше. Тело ему было знакомо... слишком знакомо! Морган застонал, когда девушка заставила жеребца подойти поближе. Грифы сначала занялись глазницами, как они делают это обычно... Внутренности мертвеца свисали из открытого окна машины и были причиной драки между птицами.

Морган увидел одежду. Мертвец был одет точно так же, как был одет тогда он. На нем были те же часы с браслетом. Какой ужасный кошмар...

«Встань... Проснись... Проснись!» — кричал он про себя. Но кошмар, более реальный, чем сама жизнь, продолжался. Мертвецом был Морган, не было никаких сомнений на этот счет. Разум Моргана помутился, когда он понял это. Он начал терять контроль над собой. Морган завопил, как сумасшедший.

При этом вопле девушка издала крик и подхлестнула жеребца. Лошадь промчалась по оврагу.

Там, на дороге, стоял священник.

— На помощь, мой отец. На помощь. Ради Бога...

Морган говорил невнятно, слюна стекала у него из уголков губ.

— Вы выбрали сами. Я сожалею.

— Но я не знал, что такое Миктлантекутли.

Миктлантекутли известно под многими названиями: Дьявол, Сатана, Люцифер, Мефистофель. Имя, даваемое Злу, не имеет значения; его предписания везде одинаковы. Вы выбрали Зло, сделав ваш последний выбор на земле. Я теперь бессилен вам помочь. Прощайте!..

Морган почувствовал, затем услышал смех девушки, звонкий, сумасшедший, довольный.

Хлыст ударил по шее лошади, шпоры до крови впились в ее бока. Они устремились по дороге, несясь галопом, галопом, галопом в ночи. Вернулась вонь, и клочья тела девушки начали рассыпаться на ветру.

Она повернулась... медленно на этот раз... и Морган увидел ужасные подергивания скелета.

Ом отвернулся и снова громко позвал священника. Далеко сзади них, как если бы тот наблюдал спектакль, будучи в другом мире, Морган увидел одинокий силуэт священника на вершине холма, с трудом продвигавшегося к востоку, к встающему солнцу, к новому дню.

Когда Морган повернулся в слезах, сознавая тщетность какой-либо надежды, они уже достигли теневой границы... и давящая темнота разлилась, чтобы поглотить их.



Содержание:
 0  вы читаете: Дорога к Миктлантекутли : Эдоб Джеймс    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap