Детективы и Триллеры : Триллер : Глава восьмая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава восьмая

Каждый выпущенный из револьвера патрон, каждое аккуратное нажатие на спусковой крючок и каждый синяк на ладони предназначались для Далласа Джеймса. Торн купил его поздним вечером на автостоянке позади клуба «Элкс», еще в первый год учебы в средней школе. Спрятал от Кейт и доктора Билла и целый год упражнялся в стрельбе в лесу. Каждый выстрел сопровождался сильнейшей отдачей, в ожидании которой он морщился, еще только наводя револьвер на цель. Но если попасть кому-нибудь из этой штуки хотя бы в руку, то это выведет противника из строя, и он не сможет оказать активного сопротивления.

Торн никогда не гордился тем, что у него есть кольт. Никогда не хвастался им перед друзьями. Всякий раз, когда он вынимал его из кожаной кобуры и заряжал, к горлу подступала тошнота. Как будто он смотрел вниз с крыши высокого здания. Ноги становились ватными. Сердце колотилось. Все свое отрочество, день за днем, он пытался преодолеть в себе это чувство, упражняясь в лесу к югу от их дома.

Стрелок из него был весьма средний, даже несмотря на длительность тренировок. Ему никогда не удавалось всадить больше четырех пуль в окружность размером с бейсбольный мяч, хотя бы одна пуля уходила на несколько сантиметров в сторону. Сносно, и не более того.

Забавно, но он не взял с собой кольт, когда отправился в Майами, чтобы свести счеты с Далласом Джеймсом. Когда пришло время, у него даже соблазна такого не возникло. Все эти долгие часы, проведенные в лесу в мечтах о расплате, — все это было лишь для того, чтобы разжечь в себе ненависть, научиться отделять ее от всех остальных эмоций. Револьвер калибра.357" служил лишь средством для этого.

Последние недели он подумывал о том, чтобы подарить кольт Шугармену или, например, заплыть на лодке за риф и выбросить его в море. Но каждый раз, когда он был готов сделать это, ему, спустя двадцать лет, не хватало смелости открыть сундук и дотронуться до оружия. Каждый раз он вдруг вспоминал о каком-нибудь важном деле, которое нужно было немедленно сделать.


Закончив последнего Сумасшедшего Чарли, он вышел на веранду, облокотился о перила и стал наблюдать за цаплей, охотившейся на отмели рядом с его причалом. Вот она согнула шею и нацелилась клювом на какое-то блестящее пятно. Застыв на несколько минут в этой позе, она наконец нанесла удар, ухватила серебристого малька и на прямых ногах зашагала к мангровым деревьям.

Торн спустился по лестнице, мурлыкая себе под нос, и улыбался, вспоминая слова песни, строчку за строчкой. I Want to Hold Your Hand. Глупая песенка о таком глупом чувстве. Напевая, он дошел до причала, в конце которого стоял бетонный столик для пикников. Он присел и стал смотреть на восток, на ту сторону острова, где сквозь толщу облаков с рваными краями пробивалось восходящее солнце. Была ли это розовоперстая заря? Он никогда не думал об этом. Розовоперстая? Он не видел никаких перстов, но продолжал смотреть. Пока Торн наблюдал, облака порозовели, их края стали темными. Нужно спросить об этом Сару. Она столько лет проучилась в колледже. Она должна знать.

Он размял шею, встал и наклонился, дотронувшись до пальцев ног. Чтобы заставить сердце биться быстрее. Последнее время у него появилось это ощущение. Первые звоночки. Синяки проходили слишком долго, по утрам болели коленные суставы. Скрипучие колеса крылатой колесницы догоняли его.

На дорожке, ведущей к его дому, зашуршала колесами по гравию патрульная машина Шугармена. Торн помахал ему с причала. Это была часть обычного субботнего ритуала. Проведя целую ночь на дежурстве, разнимая драчунов в барах, Шугармен заезжал сюда, чтобы расслабиться, стряхнуть с себя всю грязь этой ночи, полюбоваться на восход солнца перед тем, как отправиться домой. Он уже переоделся в цивильную одежду, коротковатые брюки и голубую рабочую рубашку.

Шугармен был около метра девяноста ростом, теперь более худощавый, чем десять лет назад. От своего чернокожего отца он унаследовал лишь черные кучерявые волосы и темные глаза. Его кожа была светлее, чем загар Торна. У него был прямой нос, который можно было назвать изящным, и высокие скулы его матери. Длинные ресницы. Если бы Торн случайно встретил этого парня на улице, он бы решил, что Шугармен занят в каком-нибудь шоу Лены Хорн[17] в одном из ночных баров Ки-Уэста.

— Возвращаю тебе книжку. — Он бросил роман на стол и, вздохнув, сел.

Торн спросил, понравилась ли ему книга.

— Если честно, Торн, я не смог осилить ее до конца. Дочитал только до того места, где он под кайфом бредет по первой федеральной.

— Но это же первая страница.

— Ну я еще полистал ее немного. Я уверен, что это хорошая книжка. Спасибо, что дал ее мне. Не знаю, просто мне не очень понравилось, как развивается сюжет. Как это описано. Как будто то, о чем там говорится, не имеет ко мне ни малейшего отношения.

— Но там описывается Ки-Уэст, рыбалка на отмелях, стрельба — как раз все то, что тебе нравится.

Шугармен грустно покачал головой.

— Джинни прочитала ее. Она раскрыла ее наугад и стала читать вслух, блин. И наткнулась как раз на то место, где эти двое занимаются сексом по-собачьи, и спросила, что это за книги ты мне подсовываешь.

— Вот незадача.

— Да ладно. — Шугармен взял книгу и стал ею обмахиваться. — Ты же знаешь Джинни, черт побери, она не против секса, но в нем должно быть что-то от Духа. Она читала и читала, а потом сказала:

— Ну, может, тут есть что-то библейское, а, может, и нет.

Торн засмеялся.

— Ну-ка, покажись-ка, — сказал Шугармен, протянув руку и дотронувшись пальцем до синяка на щеке Торна. — Я слышал об этом. Эти собрания по поводу древесной крысы иногда проходят весьма бурно.

— Да был там один неотесанный чурбан, все время мешал Кейт, — бросил Торн.

— Тебе нужно выше держать левую руку, — посоветовал Шугармен.

— Кейт уже меня тренирует. — Торн посмотрел на распухшие суставы правой руки. — Ну, что еще новенького у вас с Джинни? Справляешься?

— Да как тебе сказать, Торн. Каждый день все новые сексуальные фантазии. На этой неделе — из первого послания к коринфянам, глава двенадцатая. — Шугармен побарабанил пальцами по каменному столу, глядя на залив. — О том, что в теле есть члены, которые мы считаем неблагообразными, но Бог учит нас славить их, и под этим она подразумевает мой член. Я ей говорю — в моем члене нет ничего неблагообразного, а она отвечает — совершенно верно, и не успокаивается до тех пор, пока не проведет полночи там, между моих ног, делая все, что, по ее мнению, необходимо, чтобы воздать моему члену те почести, которых он заслуживает, разговаривает с ним, бр-р-р.

Едва сдерживая улыбку, Торн спросил:

— И что она ему говорит?

— Не знаю, — ответил Шугармен с видом человека, который уже устал об этом думать. — Она там, внизу, разговаривает с ним, мне не слышно. Может, она там молится на него.

— Может, тебе стоит просто расслабиться и получать удовольствие, что бы там ни было. Не делай из этого проблему.

— Да, я знаю. — Шугармен встал, пригладил рукой волосы. — Этот новый священник, который похож на Роберта Редфорда,[18] собирает их и проводит занятия по изучению Библии. Они говорят о сексе, о браке, о таких вещах, которые вряд ли кто ожидает услышать в церкви.

— Калифорния добралась и до Ки-Ларго, — сказал Торн. — Оглянуться не успеешь, как крестить будут в теплой воде.

— Да, в общем, все нормально, — сказал Шугармен. — Это, конечно, взбодрило нашу сексуальную жизнь. — Он снова взял книгу, взглянул на фотографию на обложке. Принялся обмахиваться книгой как веером.

Торн сказал:

— Знаешь, многие усомнились бы в твоих словах. Подумали б, что ты выдумываешь про то, что Джинни — нимфоманка от Духа, чтобы скрыть небогатую событиями сексуальную жизнь.

— Хочешь взглянуть на мой член? Он весь истерзан. И она такая уже сколько? — почти пять месяцев. Как будто у нее не прекращается течка. — Глаза Шугармена затуманились, словно он вспомнил события недавнего прошлого.

— А может, тебе просто нужно ей прямо сказать, что с тебя хватит. Что ты бы лучше поиграл в кегли. Может, это выход, возьми ее с собой поиграть в кегли. — Торн подумал: «Боже правый, кегли!»

Шугармен слабо улыбнулся Торну.

— Я не могу этого сделать. Сейчас это уже вопрос веры. Если я заявлю ей подобное, это будет выглядеть, как будто я не верю в Бога или что-то в этом роде. Что было две недели тому назад? Опять послание к коринфянам, кажется, глава пятнадцатая, а неделю назад — о рожденных от Духа и рожденных от плоти, и о том, что славятся и те и другие. Слава, слава. На той неделе я испытывал боль. Сильную боль.

— Ну, — сказал Торн, — даже и не знаю. Мне трудно тебе посочувствовать. Может, она просто тебя любит. Тебе никогда это не приходило в голову? Просто сильно тебя любит.

Шугармен подумал и сказал:

— Да, может быть. Все не так уж плохо. Она всегда рядом, хорошо готовит, ее интересует моя работа: кто избивает жену, кто устраивает драки в «Карибском клубе». Все эти сплетни. Пока я не стал копом я и не догадывался, что люди столько сплетничают.

— Да брось ты все время жаловаться, — сказал Торн, чувствуя, как губы складываются в улыбку. — Слава?

— Она выкрикивала это. Я не должен был тебе это рассказывать. Но она кричала: «Слава, слава!» Прыгала вокруг меня: «Слава, слава!»

— Перестань, перестань.

— Ну, а у тебя как? Мы никогда не говорим о тебе. Что же ты нынче скрываешь?

— Ты имеешь в виду, приглашаю ли я сюда дам почитать Библию?

— Как у тебя с этой тяжелоатлеткой, Дарси?

— Ха-ха, Дарси, — сказал Торн с вымученной улыбкой. — Где ты был? Все закончилось еще в июне. Я для нее оказался слишком хилым. Ее не устраивали мои большие грудные мышцы, широчайшие мышцы спины. Она постоянно щипала меня, проверяла, не поправился ли я, вот так.

— Уж лучше грудные мышцы, чем член, — сказал Шугармен. — Ну, а та, другая? Салли?

— Сара, — поправил его Торн. — Здесь все в порядке. Она мне нравится.

Шугармен наклонил голову вперед и пристально взглянул на Торна, приподняв одну бровь.

— Так, значит, мы имеем дело с любовной лихорадкой? Вот чем заболел мой старый приятель. Даже голову стал держать выше.

— Ты что, помешался на этих любовных делах? Или собираешься меня арестовать за то, что я лишний раз улыбнулся?

— Ага, — сказал тот. — Я должен был догадаться. Ты весь светишься. Друг замечает такие вещи без слов.

— Последнее время я полон энергии. И отлично себя чувствую.

— Ты всегда был полон энергии.

— Нет, это другое. Это настоящая энергия. Та, другая, была сублимация, — ответил Торн. — Я был ведомый, а не ведущий.

— Если ты хочешь об этом поговорить, используй слова, которые я знаю.

— Я отлично себя чувствую, вот и все, что я хочу сказать. Мне хорошо с ней.

— Ну что ж, теперь понятно. — Шугармен подался вперед, поглаживая подбородок, как будто у него была козлиная бородка. И вглядываясь Торну в лицо, сказал:

— Вопрос в том, дружище, хорошо ли ей с тобой?

Торн набрал в легкие воздуха, задержал дыхание, уклончиво улыбнулся Шугармену.

— Думаю, да. Мне так кажется.

— Передо мной совсем другой человек, Торн. Вот что я думаю. — Он похлопал Торна по спине.

— Она немного меня прессингует, — сказал Торн. — Хочет, чтобы я ей рассказал о своем прошлом.

— О каком прошлом? — удивился Шугармен. — У тебя нет никакого прошлого. Ты всю жизнь прожил здесь на скале.

— Ну, об аварии. Обо всем, что с этим связано, — ответил Торн. — И, потом, у меня есть прошлое, есть вещи, которыми я не могу гордиться. Кое-что я даже тебе не рассказывал, приятель.

— Да? — спросил Шугармен, опершись о локти. — И что? Ты собираешься мне рассказать или нет?

Торн посмотрел, как он постукивает пальцами по столу. И ответил:

— Не думаю.

— Отлично, — сказал Шугармен, приподняв брови.

— Ты скрываешь что-нибудь от Джинни?

— Если б мне было что скрывать, я бы скрывал, не сомневайся. — Она может встать в церкви и всем все рассказать как на духу.

— Я имею в виду что-то, насчет чего ты не уверен, как она это воспримет. Что-то такое, из-за чего она может тебя бросить. Или что-то такое, из-за чего, если ты ей этого не раскроешь, тебе придется ее бросить, потому что между вами всегда будет стоять эта недосказанность.

— Ну, ты опять за свое. Опять говоришь так, что ничего не понятно.

— Я встретил девушку, и я не хочу ее потерять, вот и все.

— И как раз вовремя.

— Теперь я не понял.

— Тебе грозила опасность, Торн. Я переживал за тебя. Если в наши дни ты с кем-нибудь встречаешься, нужен презерватив для всего тела.

Торн рассмеялся:

— Что?!

— Со смазкой внутри, чтобы можно было легко натянуть его на себя. С заостренным кончиком, как у газового баллона. Это просто моя фантазия, вот и все. Может, это звучит немного странно, но в таком презервативе тебе не страшен ни герпес, ни СПИД, ни все эти новые венерические заболевания. Оставайся в нем до тех пор, пока не встретишь чистое создание, и тогда уж выползай наружу. Он должен защищать не только член. Руки, рот, все тело.

— Великолепно, Шугар. — Торн смотрел на Блэкуотер Саунд, на то, как в воде отражается солнечный свет. С моря дул ветер, на мгновение приносивший долгожданную прохладу в это жаркое утро.

— У нас по всему отделу развешаны эти плакаты. СПИД, все эти венерические заболевания. Люди, которые обмениваются бациллами. Все в таком духе. Это просто мое изобретение. Презерватив для всего тела. Думаю, это может помочь.

— Да, и от комаров тоже. Вместо средства от комаров. Дружище, я покупаю сразу десяток. — Про себя Торн подумал: что за черт, он предпочел бы поговорить еще немного о Саре, ну да бог с ним. — И, послушай, их нужно сделать разноцветными. Черный для праздничных ужинов. Розовый для поездок на Ки-Уэст.

Шугармен расхохотался до слез.

Торн разгорячился, почувствовал, что входит в раж. — Типа водолазного костюма, но без отверстий.

— Как галоши, но до самой макушки, — вторил ему Шугармен.

— Надеваешь его как шапку и натягиваешь на себя до самого пола.

Шугармен подогревал его азарт:

— Да, да.

— Их можно использовать и в качестве наручников. Запихнуть большого парня в маленький презерватив.

В патрульной машине пискнула рация, Шугармен вытер глаза и глубоко вздохнул.

— Похоже, меня вызывают.

Пока он разговаривал, Торн наблюдал, как на востоке исчезают последние розовые всполохи света. Над поросшим лиственным лесом холмом пролетела небольшая стая белых цапель и спустилась на лужайку около берега.

Шугармен вел длинный диалог по рации.

Капитан Эрни с помощью шеста продвигал свою лодку по краю отмели. Торн встал, помахал ему и побежал в дом за мушками для Эрни, чувствуя, что улыбка так и не сходит с его лица. Остановился в дверях, наслаждаясь своими ощущениями: как будто все окна были распахнуты, и по дому гулял свежий ветер.

Когда он вышел, Шугармен ждал его внизу у лестницы. Его лицо было мрачным, глаза потускнели.

— Случилось кое-что.

— Я вижу, — сказал Торн. — Дома?

— Нет, — ответил Шугармен. Он продолжил официальным тоном. — Ты знаешь, что Кейт вчера вечером выходила в море с туристами?

— Не помню. Думаю, да. Она что-то такое говорила.

— Она называла имена?

— Шугар…

— Она вела бортовой журнал?

— Шугар?..

— Остров Радобоб. Служба береговой охраны нашла «Пламенное сердце», его выбросило на мель. Сегодня утром на рассвете. Яхту отбуксировали в «Пеннекамп Парк». Салли Спенсер отвезла тело в бюро ритуальных услуг.

Торн молчал.

— Она мертва, Торн. — Глаза Шугармена затуманились. Он сбросил с себя профессиональную маску. Стал просто стариной Шугаром. Это продолжалось несколько секунд. — Ее застрелили.

Торн посмотрел на капитана Эрни, который пришвартовывался к причалу. Все его движения были медленными из-за мучившего его артрита. Кейт была с ним одного возраста.

— Яхта пока в «Пеннекампе». Тело останется в морге для вскрытия. — Шугармен смотрел вверх, на верхушки деревьев, на кокосовые пальмы, защищающие их от солнца.

Торн с трудом держался на ногах, плохо соображая, как будто потерял память.

Розовоперстая заря. Может быть, персты — это лучи света, пробивающиеся сквозь облака. Или облака в форме пальцев, окрашенные в алый цвет восходящим солнцем. Это было так просто. Он спросит об этом Сару. Она должна знать.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  вы читаете: Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.