Детективы и Триллеры : Триллер : 23 : Джек Эллис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




23

Удачно выбравшись из переделки в ночлежке, Саймон чувствовал в душе торжество. Но в течение следующих восьми часов это чувство все больше и больше отдавало горечью и пустотой. Все его тело, искусанное и исцарапанное крысами, болело. А утром, прослушав программу новостей, он узнал, что вчера в ночлежке погибли двенадцать человек: восемь были убиты крысами и четверо были задавлены, когда пытались выбраться на улицу. Раньше, слушая по телевизору сводки о количестве жертв, погибших в несчастных случаях, он не принимал это близко к сердцу. Но это известие потрясло Саймона до глубины души. Он сам был там, он видел, как умирали эти люди. И если бы не простое везение, он мог бы разделить их участь.

Что касается Бекки, то она вообще находилась в состоянии шока – ведь теперь, несомненно, ночлежка будет закрыта. То, что она сама была на волосок от смерти, ее волновало гораздо меньше, чем судьба людей, которым после закрытия ночлежки некуда будет пойти переночевать. Скрестив на груди руки и нахохлившись, она молча сидела рядом с Саймоном. Он не пытался ее утешать, понимая, что утешить ее сейчас все равно невозможно. Остальные тоже выглядели подавленными. Бобби и Ронни сидели, прижавшись друг к другу, как будто им было холодно. Ронни старалась ни с кем не встречаться глазами и изредка о чем-то перешептывалась, с Бобби. Саймон узнал об их приключении от Джека. И подумал, что, будь у него выбор, он снова выбрал бы крыс. Джек потягивал из бокала виски и тоже помалкивал. Он рассказал им, что случилось с Конни, и теперь под его взглядом они чувствовали себя так, как будто в этом была и часть их вины.

«Скорая» отвезла Конни в Генеральный окружной госпиталь Хеннепин. Для всех остальных вчерашняя ночь была скорее психологическим ударом. А вот Конни уже никогда не будет той Конни, которую они знали. У нее отняли прошлое. Оторвали по кусочкам.

Наконец пришли Мартин и Ли. Саймон посмотрел на них и впервые за весь день улыбнулся. Ли сел напротив него, а Мартин – рядом с Бекки.

– Чему ты, черт тебя побери, улыбаешься? – с угрозой в голосе спросил Ли.

– Прости, но ты выглядишь…

– Да, да, смешно до колик. Я сотру эту идиотскую улыбку с твоего лица, красавчик.

Но Саймон не мог удержаться и продолжал улыбаться. Лицо Ли почти полностью было лишено волос. На месте бровей были только маленькие черные точки, а от лба до макушки простиралась широкая лысина, тоже испещренная черными точками. Мартин выглядел не лучше, но он относился к этому с юмором и тоже улыбнулся Саймону своей щербатой улыбкой.

– Как Конни? – спросил Ли.

– Она будет жить, – ответил Джек. – Но раны серьезные, хотя и не смертельные. Особенно пострадали лицо и руки. Ей будет теперь нелегко.

– Придется искать другую работу, – сказал Ли, но не насмешливо, а вполне деловито.

– Да, пожалуй, – согласился Джек.

– Так что же черт побери, произошло вчера ночью? – спросил Ли. – Что означали все эти крысы, собаки, птицы и пауки?

– Зависит от того, кого ты слушаешь, – сказал Джек.

Газеты и телевидение провели ряд интервью с экспертами, и вот что они узнали. Сейсмологи из университета Миннесоты предположили, что на животных подействовали незарегистрированные подземные толчки. Эта теория была не так уж неправдоподобна. В Калифорнии и в других сейсмонеустойчивых районах Земли давно было замечено, что животные чувствуют приближающуюся катастрофу задолго до того, как о ней предупредят приборы. Где-то в глубине земной коры, под Миннесотой, утверждали специалисты, произошли какие-то сдвиги земной коры, на что и отреагировали животные. Ждите землетрясения, говорили они. У метеорологов из Национальной метеослужбы были на этот счет свои соображения. Климат Земли медленно меняется из-за так называемого парникового эффекта, и вчера ночью из-за геологической активности, а может, из-за промышленной деятельности человека случилось очередное изменение, достаточно крупное. И хотя ученые не зарегистрировали никаких значительных изменений погоды над американским Средним Западом, и в частности над Миннеаполисом, это отнюдь не значило, что животные, которые куда более чувствительны к подобным явлениям, чем люди или приборы, тоже ничего не заметили. Ждите сильных дождей, прогнозировали они.

Общество защиты окружающей среды утверждало, что это матушка Земля наконец восстала против разрушительной деятельности человечества. Животные, мол, объявили человечеству войну, и ужасы минувшей ночи – это лишь начало конца владычества человека. Некий отец Пьетро Боно, протестантский священник из Сан-Августина, заявил, что настало время, когда лев должен возлечь рядом с агнцем. Представитель общества защиты животных сказал, что минувшей ночью от рук разъяренных хозяев погибло сорок три домашних животных, из них шестнадцать собак и двадцать семь кошек. Насчет птиц, крыс и пауков он информацией не располагал. Представитель полиции по связям с общественностью заявил, что погибло двенадцать человек и сто двадцать получили ранения, из которых тридцать – довольно серьезные.

– Это был он, – сказала Ронни, не поднимая глаз от своих рук.

– Эти крысы знали, что делают, – кивнула Бекки. – Их глаза…

– Вот именно, их глаза, – перебил ее Ли. – У птиц тоже были такие глаза, что я готов поклясться: они пытались заговорить, когда старались выклевать глаза нам.

Голосом таким, будто он сам не верил в то, что рассказывает, Бобби Боковски поведал о том, как пауки сформировали улыбающееся лицо на стене. Собрание проходило, как всегда, в задней комнате бара «У Мерфи».

– Да, это был он, – сказал Ли. – Только зачем ему это понадобилось?

– Это было послание, – медленно сказал Джек. – Он хотел дать нам понять, во что мы ввязались.

– Ну что ж, его послание получено, – подытожил Ли.

Джек пристально оглядел присутствующих. Когда его взгляд упал на Саймона, Саймон отвернулся.

– Я надеюсь, теперь ни у кого не осталось сомнений по поводу того, с чем мы имеем дело.

– С дерьмовым вампиром, мать его так! – объявил Ли. На сей раз в его голосе не было скептицизма, одна только ярость.

– Точно, – подтвердил Джек. – Может, теперь кто-нибудь хочет выйти из игры?

Никто не захотел.

– Он сделал свой ход, – сказал Саймон, глядя на Джека. – Что предпримем мы?

– Прежде всего я предлагаю навестить Конни и пожелать ей скорейшего выздоровления. Потом мы займемся приготовлением оружия, эффективного против этого существа.

– А затем, – вмешался Ли Чэндлер, – я предлагаю надрать кое-кому его вампирскую задницу.


Когда они приехали в госпиталь, у Конни уже был посетитель. Саймон приоткрыл дверь и, заглянув в палату, увидел, что рядом с кроватью Конни, наклонившись, стоит человек. Мужчина в черной кожаной куртке с зализанными черными волосами, невысокий, но гибкий и жилистый. В палате царил полумрак, жалюзи на окнах были опущены. Рядом с койкой стояла капельница с прозрачной жидкостью. Голова Конни была вся забинтована; руки, тоже все в бинтах, лежали поверх одеяла. Мужчина не заметил появления Саймона и продолжал говорить тихим, но злобным голосом:

– Ты, чертова сука, ты, сраная дешевка. Я же сказал тебе, я же, мать твою, тебе говорил, чтобы ты оставалась на улице. Мне давно надо было самому тебя прикончить. Но ничего, когда ты выйдешь отсюда, я закончу то, что не доделали эти чертовы псы. Я…

– Оставь меня в покое, Вилли, – слабо сказала Конни, и Саймону стало не по себе, когда он услышал, какой испуганный и подавленный голос стал у нее.

– Как только ты выйдешь отсюда, я, мать твою…

– И что ты сделаешь? – спросил сзади Саймон.

Вилли быстро выпрямился и повернулся. Лицо у него перекосилось от злости, кулаки сжались. Он компенсировал недостаток роста большими мускулами и агрессивностью. Он стоял, чуть подавшись вперед, готовый в любой момент перейти к действию. Лицо худое, рябоватое. Маленький красный рот и такие же глаза.

– А ты, мать твою, кто такой?

– Я друг Конни, – ответил Саймон.

– Вали отсюда, я с ней разговариваю.

– И не подумаю.

– Я сказал, вали отсюда, ты что, глухой?

– Когда мне это удобно – да. А ты вроде собирался уходить, не так ли?

– Что-о-о?

– Ты уходишь.

– Саймон? – спросила Конни.

– Ты что, знаешь этого говнюка? – спросил, повернувшись к ней, Вилли. – Ты что, трахалась на стороне? Ах ты, сука!

В палату вошел Ли Чэндлер, за ним – Мартин и Бекки. Вилли снова повернулся к ним и окинул всех презрительным взглядом.

– Я сказал, убирайтесь отсюда все к чертовой матери! Я не собираюсь повторять это дважды.

– А я тебе говорю, ты сам убирайся, и немедленно, – сказал Саймон и сделал шаг вперед. Вилли чем-то напомнил ему вчерашних крыс. Желтые зубы, дикие глаза. Саймон непроизвольно вздрогнул. Вилли принял это за страх и оскалился в усмешке:

– А кто меня заставит уйти, уж не ты ли?

– Я тебя заставлю, ты, кусок дерьма, – сказал Ли, выходя вперед и улыбаясь.

– И я, – рядом с Ли встал Мартин.

Улыбка Вилли потускнела. Он повернулся к Конни:

– Мы еще закончим наш разговор. Я вернусь, и мы еще поговорим, можешь не сомневаться, сука.

Он повернулся и пошел мимо Саймона к двери, но Ли выставил ногу и с силой толкнул его в спину. Падая, Вилли вскрикнул от удивления, а когда его лицо врезалось в пол, Ли прижал его к полу и резким движением заломил ему руку. Вилли заскулил.

– Закройте дверь, – спокойно сказал Ли. Бекки исполнила просьбу, и Ли еще сильнее вывернул Вилли руку.

– Отпусти меня.

Ли полез в карман и вынул свой револьвер. Саймон затаил дыхание. Бекки, прикрывая ладонью рот, отвернулась. Ли ткнул стволом револьвера в ухо Вилли.

– Ты что-то не очень вежливый, парень, – сказал он.

– Пошел ты!

– Еще раз увижу тебя здесь, убью. Еще раз заговоришь с ней и я узнаю – тоже убью. Даже если ты только подумаешь об этом, я найду тебя и убью. Ты понял? – медленно произнес Ли. И чтобы до Вилли лучше дошло, еще сильнее вывернул ему руку. Что-то хрустнуло, и Вилли вскрикнул о боли.

– Ты понял?

– Понял, – буркнул Вилли.

Мартин опустился на колени рядом с ним и улыбнулся прямо в его бледное лицо:

– А если он тебя не убьет, это сделаю я. Я могу и просто так тебя прикончить, ты, мешок с говном.

Мартин встал. Ли поднял Вилли за воротник и швырнул его к двери. Вилли ударился об нее, и из. носа у него потекла кровь. Не оборачиваясь, он открыл дверь и, ковыляя, вышел в коридор. В палату зашли Бобби, Ронни и Джек. Все трое хмурились.

– Что тут произошло? – спросил Джек. – Вы знаете этого парня?

– Нет, – за всех ответил Ли.

Саймон присел на краешек кровати и осторожно коснулся плеча Конни:

– Ну, как ты себя чувствуешь?

– Теперь лучше, – сказала она сквозь бинты.


В пятидесятых это место называлось Эпический кинотеатр; он специализировался на премьерных показах фильмов категории «Б». С начала и до середины шестидесятых здание подновили, поменяли отделку, и оно стало называться «Дом искусства». Здесь показывали итальянские, французские и немецкие фильмы. В 1967-м здание купил Джон Макинтош, молодой антрепренер из Сент-Клауда, который видел будущее, и причем выгодное будущее, за кичем пятидесятых. Шесть лет он крутил полузабытые ленты, по две за сеанс – научную фантастику и ужасы тех времен. В 1974-м он объявил о банкротстве, и Эпический кинотеатр попал в руки нового хозяина, который переименовал его в «Эдем» и стал показывать там порнофильмы. До начала восьмидесятых он процветал, но потом начался расцвет видео. Его последними лентами были «Дьявол в мисс Джонс» и «Глубокая глотка». Сборы были минимальные, и через шесть месяцев, после того как Линда Лавлас в последний раз показала минет, «Эдем» вновь открыл свои двери, но уже в качестве Евангелического собрания.

Глава собрания, Джеймс Грант, и его жена Хильда, моргая, уставились на Джека.

– Библии?

– Я был бы вам очень признателен, – кивнул Джек.

– Простите, но у нас нет лишних Библий, – сказал Джеймс, покачав головой. Это был крупный мужчина, очень толстый, с круглым красным лицом и седыми волосами.

– А длячего вам Библии? – спросила Хильда, маленькая худенькая сутулая женщина с изможденным лицом и глазами навыкате, которые выглядели еще более выпуклыми из-за толстых очков.

– Просто изумительно, что делает с людьми жизнь на улице, – сказал Джек. – Ко мне пришли несколько человек, которые… ищут.

– Ищут чего? – спросил Джеймс.

– Просто ищут, – торжественно заявил Джек. – Они сами не знают, не имеют понятия. Молодежь. Они пришли ко мне, понимаете? Они думают, что у меня есть ответы на все вопросы, но это не так. Я всего лишь человек, в конце концов. Ответы надо искать не здесь.

И Джеймс, и Хильда понимающе закивали:

– Это так, это, безусловно, так.

– Именно это я и сказал себе. К кому, подумал я, им обратиться, чтобы найти ответы на их вопросы? Разумеется, к Богу, подумал я.

– Вы, безусловно, правы, – сказала Хильда. Ее глаза сверкали. – И они последовали вашему совету?

– Боюсь, что нет. Молодые люди в наши дни такие гордые.

– Гордыня – смертный грех, – заметил Джеймс.

– Да, это ужасно. Но я подумал: разве я могу так легко отказаться от них, разве Господь не осудил бы меня за это?

– Разумеется, – сказал Джеймс. – До последнего вздоха человека можно спасти.

– Именно так. И я подумал: почему бы мне не принести им слово Божие? Если они не идут к Богу, почему бы Богу не прийти к ним?

Джеймс и Хильда смущенно закивали, а Джек вдохновенно продолжал:

– Библии, сказал я себе. Если я принесу им Библии, помогу услышать слово Божие, может быть, тогда они исполнятся благодати и придут к Богу. И я тут же подумал о вас.

– О нас?

– О да, о вас, о служителях Божьих. Я подумал, что у вас могут найтись лишние Библии. Те, которые вам не нужны. Но которые могли бы послужить самому Господу, чтобы достучатъся до сердец тех молодых людей, о которых я вам говорил.

Джеймс заморгал:

– Конечно, Господь, несомненно, пожелал бы проникнуть в сердца этих юношей, но…

– В задней комнате, Джеймс. Старые Библии, – повернувшись к мужу, сказала Хильда.

– Но будет ли от них польза? – задумчиво кивая, проговорил Джеймс. – Они разваливаются на части, и потом, адаптированные издания в наши дни пользуются большим успехом у молодежи.

– Слово Божие есть слово Божие, – сказал Джек. – Эти молодые люди еще не знакомы с ним, и не важно, в какой форме они с ним познакомятся. Главное, чтобы оно подействовало.

– Конечно, подействует, – сказала Хильда. – Даже такое издание.

– Да, даже такое издание, – сказал Джеймс, не глядя на Джека. Потом он внезапно повернулся к нему и спросил:

– А сколько штук вам нужно?

– Шесть, – ответил Джек с глубоким вздохом. – Шести будет вполне достаточно.


Продавщица в магазине духовной книга на углу Николет и Десятой улицы посмотрела на Бекки с недоверчивой улыбкой.

– Какого размера? – спросила она.

– Такого, чтобы держать его в руке, вот так, – сказала Бекки и вытянула вперед руку.

– Вам нужны распятия, чтобы ими благословлять? – спросила продавщица, и ее улыбка стала слегка нерешительной.

– Вот именно, благословлять.

– Боюсь, что не смогу вам помочь. Все наши распятия небольшого размера. Лидером продаж является мемориальное серебряное распятие, позвольте, я вам покажу.

– Нет, спасибо, оно слишком маленькое. Но в витрине я видела подходящие.

– В витрине?

– Да, в соломенной корзине. Деревянные.

Глаза продавщицы расширились:

– А, понимаю, но это не распятия, на них нет фигуры Христа.

– Это кресты, – сказала Бекки.

– Да, это кресты, их очень любят детишки. Понимаете, это набор. Он состоит из нескольких деталей и гвоздиков. Дети собирают крест сами и потом могут подарить кому-нибудь. Но это отнюдь не распятие.

– Мне подходит.

– Хотите приобрести? Принести вам набор?

– Принесите, но не один.

– А сколько?

– Шесть, – сказала Бекки. – Шесть будет в самый раз.

– Хорошо, значит, шесть.

– Еще я видела в витрине коробку с флюоресцирующими пластмассовыми крестиками.

– Да, – нуверенно произнесла женщина.

– Сколько штук в коробке?

– По-моему, около двухсот.

– И коробку этих, пластмассовых, будьте добры.


Тренер был примерно одного возраста с Ли. У него было довольно заметное брюшко и черные усы на круглом бледном лице. Привстав со скамьи и перегнувшись через борт, он что-то втолковывал трем восьмилетним мальчишкам, которые неуклюже пытались поймать на льду черную кругляшку шайбы. Защитники из другой команды, как показалось Ли, вообще старались к шайбе не приближаться.

Ли сел на скамейку и принялся с увлечением следить за игрой. Двое мужчин, вероятно, отцы юных дарований, раздраженно покрикивали, давая игрокам дурацкие советы. Мартин, нахмурившись, покачал головой:

– Никогда не мог понять смысла этой игры, – пробормотал он.

– Это же просто. Ты должен постараться загнать ту черную штуковину в ворота, а если кто-то пытается тебе помешать, ты стараешься убрать его с дороги. Очень весело.

– Ну-ну.

Игра закончилась со счетом 12:12. Восьмилетние игроки были не очень хороши в защите. Ли встал и стал пробираться поближе…

– Неплохая была игра, – сказал он, подойдя к тренеру.

Тот повернулся к нему.

– И все-таки я не знаю, – со смущением сказал он. – Я просто не могу отдать вам все наши клюшки.

– Но ведь я же прошу у вас только сломанные.

– Что-то я не совсем понял. А почему сломанные?

– Ну, я же вам объяснял. Это для девочек. У нас женская команда.

– Но вы можете купить специальные клюшки.

– Это будет слишком дорого. Как я вам уже говорил, наши девочки из бедных семей, и любая помощь будет очень кстати.

Тренер нахмурился и потеребил усы. Ли показалось, что они сейчас отвалятся.

– Ну, пожалуй, мы сможем что-нибудь придумать.

– Любая помощь будет принята с величайшей благодарностью.

– Хорошо, мне кажется, мы сможем вам помочь. Подождите меня у заднего выхода.

– Большое спасибо, я очень ценю вашу помощь.

Ли с Мартином вышли из зала, сели в машину и подъехали к заднему выходу. Минут через двадцать вышел тренер и его ребятишки. Каждый нес с собой по две-три сломанные клюшки, которые они свалили в кучу перед Ли.

– Это все, что нам удалось найти. Знаете, они хранили их и не хотели выбрасывать.

– Те девочки, которым мы помогаем, будут очень признательны этим юным джентльменам.

Мартин за спиной Ли тихо засмеялся. Тренер с беспокойством посмотрел на него.

– Из них получатся отличные колья.

– Колья? – переспроси» тренер.

– Колья, – быстро сказал Ли. – Так мы их называем.

– Вот чудеса!

Ли пожал плечами и принялся собирать с асфальта клюшки. Только сейчас он понял, чему так радуется Мартин. Почти все клюшки были изготовлены «Братьями во Христе». Складывая их в багажник, Мартин широко улыбался.

– «Братья во Христе», ты понял? Должны сработать за милую дущу, – сказал он.

– Этого хватит? – спросил тренер.

– Должно хватить, – улыбаясь, сказал ему Ли. – Иначе у нас будет больше проблем, чем я думал.


Когда Бобби брякнул мешки с чесноком перед кассой, владелец магазина итальянской кухни в ужасе уставился на него.

– Это весь мой чеснок! Вы забрали весь мой чеснок! Что мне теперь делать? Вы что, собираетесь готовить на тысячу человек?

– Да, мы собираемся готовить на тысячу человек, – сказал Бобби.

Подошла Ронни и поставила на прилавок три большие бутылки с чесночным маслом. Владелец магазина в ужасе взглянул на бутылки, потом на нее. Ронни одарила его милой улыбкой.

– Вы вместе?

– Да, мы вместе, – по-прежнему улыбаясь, кивнула Ронни.

– Бог мой, да вы с ума сошли.

– Это для моей мамочки, она без ума от итальянской кухни.

– Вы шутите?

– Ничуть. Она обожает чеснок, может есть его в чистом виде.

Владелец магазина пожал плечами, взвесил чеснок и покачал головой.

– Когда вы его порежете, запах будет очень сильный. Вы любите запах чеснока?

– Ничего, привыкну, – сказал Бобби.

* * *

Отец Пьетро Боно скрестил на груди руки, откинулся в кресле и с любопытством посмотрел на Саймона. Это был высокий худой человек с седеющими волосами и в круглых очках без оправы, которые делали его похожим на профессора. На полках позади него стояли книги, которые Саймон не ожидал здесь увидеть. Одна полка была посвящена литературе об НЛО, другая – книгам о привидениях и местах, где можно их встретить. Однако зто лишь подтверждало, что Саймон пришел по нужному адресу.

– Итак, тебе нужна святая вода, – сказал отец Боно.

– Да.

– Могу я спросить, зачем?

– Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос.

Отец Боно потер подбородок, встал, прошелся вокруг своего стола и сел обратно в кресло. Насколько Саймон мог судить, ему было около пятидесяти лет. Он снова скрестил руки на груди и снова взглянул на Саймона.

– Не моту придумать ни одной причины, зачем тебе понадобилась святая вода.

Саймон тяжело вздохнул, но ничего не сказал. Отец Боно подался вперед и пристально посмотрел на Саймона.

– Вампир? – спросил он.

Саймон снова вздохнул.

– Ты охотишься на вампира? Во имя Господа, я прав?

– Да, – сказал Саймон.

– Я так и думал!

Саймон, немного обиженный, поднялся. Отец Боно наставил на него палец.

– Сядь.

Саймон сел.

– Ты думаешь, святая вода поможет тебе?

– Думаю, да.

– Это хорошо, что ты так думаешь. Вера многое значит. – Он недоверчиво посмотрел на Саймона:

– Не так ли?

– Наверное, так.

Отец Боно, нахмурившись, покивал.

– Так вы поможете мне? – спросил Саймон.

Отец Боно откинулся назад и подпер подбородок сложенными руками.

– При одном условии.

– Не обещаю, что смогу его выполнить.

– Если нет, я тоже не смогу ничем тебе помочь.

– Что это за условие?

– Закончив, ты придешь сюда и все мне расскажешь, всю историю, от начала и до конца.

Саймон подумал несколько секунд и кивнул:

– Хорошо.

– Все-все.

– Да, все-все, – согласился Саймон.

Отец Боно улыбнулся.

– Святая вода – это не так уж и сложно, – сказал он. – Пойдем.

В ванной отец Боно наполнил водой серебряный кувшин и повел Саймона в алтарь. Там отец Боно встал перед кувшином на колени и заставил Саймона сделать то же самое. Затем он опустил голову и прочитал молитву. Потом осенил кувшин крестным знамением и погрузил руку в воду.

– Благословляю воду сию именем Отца и Сына и Святого Духа. Да используется вода сия с именем Твоим, да почувствуют прикоснувшиеся милосердие Твое или осуждение Твое. Во имя Христа, аминь.

Он встал и с улыбкой повернулся к Саймону.

– У тебя есть куда перелить?

Саймон поднял сумку, в которой лежали две пластиковые бутылки из-под пепси, и подал ее отцу Боно. Тот аккуратно перелил воду в бутылки.

– Спасибо, святой отец, – сказал Саймон.

– Как ты думаешь ее разбрызгивать? – спросил отец Боно.

– Разбрызгивать?

Отец Боно взял его за плечо и повел обратно в свой кабинет.

– Хочешь верь, хочешь нет, но я много думал об этом.

– Вы серьезно?

– Серьезно. Послушай добрый совет. Разбрызгивать святую воду пальцами или поливать ею из бутылки не очень эффективно. Попробуй водяной пистолет.

– Водяной пистолет?

– В будущем их будут выдавать всем охотникам за вампирами. Уж ты мне поверь.


Содержание:
 0  Ночная Жизнь : Джек Эллис  1  2 : Джек Эллис
 2  3 : Джек Эллис  3  4 : Джек Эллис
 4  5 : Джек Эллис  5  6 : Джек Эллис
 6  7 : Джек Эллис  7  8 : Джек Эллис
 8  9 : Джек Эллис  9  10 : Джек Эллис
 10  11 : Джек Эллис  11  12 : Джек Эллис
 12  13 : Джек Эллис  13  14 : Джек Эллис
 14  15 : Джек Эллис  15  16 : Джек Эллис
 16  17 : Джек Эллис  17  18 : Джек Эллис
 18  19 : Джек Эллис  19  20 : Джек Эллис
 20  21 : Джек Эллис  21  22 : Джек Эллис
 22  вы читаете: 23 : Джек Эллис  23  24 : Джек Эллис
 24  25 : Джек Эллис  25  26 : Джек Эллис
 26  27 : Джек Эллис  27  28 : Джек Эллис
 28  29 : Джек Эллис  29  30 : Джек Эллис
 30  31 : Джек Эллис  31  32 : Джек Эллис



 




sitemap