Детективы и Триллеры : Триллер : 41 : Рассел Эндрюс

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  83  84  85  87  90  93  94  95

вы читаете книгу

41

Первым делом сержант Маккой посоветовала Джеку позвонить его адвокату. Он не хотел, не считал, что это нужно, но она сказала — нет, нужно, и настаивала на этом, пока не повесила трубку.

Приехал наряд полицейских, потом (примерно через полчаса) Маккой, потом «скорая», и медики унесли на носилках тело Лесли. Все это время Джек держался в сторонке. Постепенно он рассказал полиции по порядку, что произошло, и объяснил, что с момента обнаружения тела сделал только одно: выключил воду в ванной.

Примерно два часа полицейские осматривали квартиру. Пока они этим занимались, Джек сидел в гостиной на одном из двух диванов. Никто не обращал на него никакого внимания. А он никакого внимания к себе и не требовал. Просто тихо сидел и смотрел, как они выполняют свою работу, до половины десятого, и тут подъехал Херб Блумфилд, адвокат Джека. Он увел Джека в спальню и задал ему несколько вопросов: что именно произошло, какого черта он тут делал, что ему говорили и чего не говорили полицейские, — а потом они вдвоем вернулись в гостиную и стали терпеливо ждать.

В десять пятнадцать сержант Пейшенс Маккой подошла к дивану. Она села рядом с Джеком; он почувствовал, как диванная подушка прогнулась под ее весом. Несколько секунд Маккой ничего не говорила ни Джеку, ни Хербу. Затем повернулась к Джеку, покачала головой и произнесла:

— Вы мне больше ничего не хотите сказать?

Херб не дал Джеку заговорить. Он тут же встрял в разговор и стал настаивать на том, что это можно сделать утром на следующий день, но сержант Маккой только устало посмотрела на него и сказала:

— Я не думаю, что вашего клиента можно считать подозреваемым, адвокат. Я думаю, что он редкостный балбес, но я чертовски уверена в том, что он не убивал эту девушку. И я не желаю его видеть завтра утром, потому что завтра утром не желаю думать об этом. Я хочу все закончить сейчас. Поэтому дайте мне пять минут, и потом мы все сможем пойти по домам.

После этих слов Херб сразу заткнулся. Он кивнул Маккой, кивнул Джеку. Это был знак, что Джек может говорить все, что сочтет нужным.

Джек посмотрел Маккой прямо в глаза.

— Я не знаю, чего вы от меня ждете, — признался он.

— Я хочу знать, есть ли у вас хоть какая-то причина полагать, что здесь мы имеем что-то помимо передозировки наркотика. Пока мы считаем, что это убийство как-то вытекает из смерти Кида. Может быть, обе смерти случайны, может быть — нет, но и он и она переусердствовали с наркотой, и оба умерли.

— Вы это не серьезно говорите.

— Я серьезнее любого, кто вам встретится на жизненном пути, Джек. У нас нет ничего, чтобы доказать, что здесь побывал еще кто-то, кроме этой бедной девушки — и вас.

— Меня кто-то впустил в квартиру.

— Да, вы так сказали. Но еще вы сказали, что дверь подъезда была заперта.

— Верно.

— Ну-ну. Замок взломан. Так что пока ваши показания не очень хороши. Может быть, вы нажали на чужой звонок домофона? Так бывает. Мы проверяем всех; некоторых жильцов сейчас нет дома. Пока мы по уши не увязли в этой проверке, не хотите ли изменить свои показания?

Джек был ошарашен. Он точно знал, что входная дверь была заперта. Он ее дергал. Что же, черт побери, происходит? Могло ли случиться так, что дверь взломали после того, как он поднялся по лестнице? И зачем? О господи, что же происходит?

— Зачем мне лгать? — спросил он, глядя на Маккой.

— Это вы мне скажите, — ответила она. — Скажите мне, Джек.

— Большое вам спасибо, сержант. — Херб поднялся с дивана, взял Джека за руку и помог ему встать. — Мой клиент сказал все, что намеревался.

Маккой покачала головой и подняла руки в знак того, что сдается.

— Я сказала, что он не подозреваемый, и он не подозреваемый. — Она тоже встала, повернулась лицом к Джеку и добавила: — Если у вас есть какие-либо законные основания полагать, что это убийство, скажите мне, почему мои парни ничегошеньки не нашли. Все будет зависеть от отчета из криминалистической лаборатории, но скорее всего, в журнале будет зафиксирована случайная передозировка наркотика.

Джек пытался собраться с мыслями и осознал, что ничего не понимает. Что он мог сказать? Девушка была убита тем же человеком, который убил Кида? Она была убита кем-то, кто не хотел, чтобы она что-то рассказала Джеку? Она была убита, потому что знала что-то такое, чего не знал никто из них и теперь уже никогда не узнает? Нет, ничего этого он сказать не мог. У него не было доказательств. Он-то знал, что это правда, но у него не было ни крупицы логичных, неопровержимых доказательств. У него было только то, что он чуял нутром. И еще была вера в Кида Деметра. И еще то, что он точно знал: кто-то впустил его в квартиру Затейницы с помощью домофона…

— Нет, — сказал он медленно. — У меня нет никаких причин думать, что это был не несчастный случай.

— Вы же назвали это убийством.

— Видимо, я ошибся.

Сержант Маккой мрачно кивнула, захлопнула блокнот и пошла к группе полисменов, успевших собраться в гостиной Затейницы. Ее команда начала расходиться, а Маккой снова посмотрела на Джека и сказала:

— Я не знаю, почему вы здесь находитесь, Джек, хотя есть у меня одна догадка. Спрашивать не стану, потому что правду вы мне вряд ли скажете, поэтому — какой смысл? Но я вам кое-что скажу. Скажу вот что: чем бы вы ни занимались, прекратите это немедленно. Не завтра, не послезавтра, а сейчас. Сию же минуту. Хватит совать всюду свой нос, хватит шнырять по разным местам и делать то, что вас не касается.

— Сержант, — вмешался Херб, — я вынужден выразить протест по поводу вашего поведения и ваших заявлений. Мой клиент имеет полное право прийти к женщине в ее квартиру.

— А я не говорю, что он не имеет такого права. Господь свидетель, я великий поборник Конституции Соединенных Штатов, советник. — Маккой одарила адвоката самой очаровательной улыбкой, на какую только была способна. — Я просто прошу его не усердствовать в осуществлении этого права.


Херб добрался до дома Лесли на такси и попросил водителя «форда-эксплорера» подождать. До дома Джека они ехали молча. Когда «эксплорер» подъехал к дому, Херб снова попросил водителя подождать, повернулся к Джеку и спросил:

— Ты хочешь, чтобы я поднялся к тебе? Посидим, выпьем.

Джек покачал головой.

— Я в порядке, — сказал он и открыл дверцу машины.

Херб протянул руку, заботливо прикоснулся к плечу Джека и был готов что-то сказать, но покачал головой и кисло усмехнулся.

— Проклятье. Впервые в жизни нет ни одной чертовой идеи.

Джек сделал движение, собираясь выйти, но Херб сжал его руку.

— Но я все равно скажу. Я не знаю, что происходит, старина, и если ты не хочешь мне рассказывать — что ж, дело твое. Но как твой хороший друг я обязан тебя предупредить: будь осторожен. А как твой адвокат я тебе говорю: будь вдвойне осторожен. Эта дамочка-коп сказала, что ты не подозреваемый, но я знаю копов. Она не договорила. Она это сделала, потому что ты богат и известен, а я примерно так же богат и если не так известен, то, по крайней мере, весьма уважаем. Она не произнесла слово «пока». Ты пока не подозреваемый.

С этими словами Херб выпустил руку Джека, проводил его взглядом, а потом устало кивнул водителю.

Поднимаясь домой в кабине лифта, Джек пытался соединить между собой кусочки головоломки. Но все фрагменты были так разрозненны, так не связаны между собой. Он подъехал к дому Лесли, позвонил в домофон. Ответа не последовало. Кто-то в это время был с ней — должен был там находиться. Но что делал этот человек? Ждал, когда она умрет? А потом что? Джек позвонил во второй раз, и на этот раз ответ последовал. Короткий гудок — и его впустили в подъезд. Сколько времени он поднимался по лестнице? Одну минуту? Две? И в квартире уже никого. Никого, кроме мертвой девушки в переполненной ванне.

Он пытался представить себе, что произошло. Кто-то впускает его в подъезд с помощью домофона, выходит из квартиры…

Джек вдруг поймал себя на том, что представляет себе преступника женщиной. Кем-то, кому Лесли могла довериться. Кем-то из Команды Кида.

Она позвонила Лесли по домофону. Представилась подругой Кида. А может быть, и представляться не пришлось. Может быть, Лесли уже успела забраться в ванну, услышала звонок, решила, что это Джек явился раньше времени, выбежала из ванной, быстренько нажала кнопку ответа на трубке домофона и бегом вернулась в ванную. Не так уж невозможно. Джек вполне мог себе представить такую картину развития событий.

Она поднялась по лестнице, увидела под дверью записку и нож. Вошла. Села на край ванны и стала разговаривать с Лесли. Заморочила ей голову. А вдруг Лесли уже кололась раньше? Может быть. Может быть, эта женщина знала об этом. Знала, что Лесли нетрудно уговорить. Нужно было только превысить дозировку. А может быть, Лесли стала сопротивляться. А может быть, она закрыла глаза, расслабилась в теплой воде, и тут… быстрый укол — и игла вошла ей в вену. Злодейка нажала на поршень шприца, а потом…

Что потом?

Потом на кнопку домофона нажал Джек. Лесли уже была мертва или полумертва. Женщина включила воду, и это отвлекло Джека, когда он вошел в квартиру. Она нажала клавишу, благодаря которой открывалась дверь подъезда, проворно вышла из квартиры, при этом наступила на записку и намочила ее — вот, наверное, почему записка промокла, — а потом поднялась на этаж вверх или всего на один лестничный пролет. Возможно, наблюдала за тем, как он поднимается по лестнице и входит в квартиру Лесли. Как только он закрыл за собой дверь, она сбежала вниз и выскочила на улицу. И дело с концом. Никаких следов.

Или задержалась, чтобы сломать замок на двери подъезда? Чтобы имитировать взлом?

Зачем? Для чего было нужно все это?

Во-первых, для того, чтобы выставить Джека лжецом. Или, что гораздо хуже, чтобы показать его тем человеком, кто взломал дверь подъезда.

При таком раскладе он выглядел убийцей.

Кабина лифта остановилась на этаже Джека. Дверца скользнула в сторону, и он вошел в холл своей квартиры. Он решил, что у него разыгралось воображение. Зачем кому-то добиваться, чтобы он выглядел убийцей? И если на то пошло, откуда кто-то мог знать, что он был как-то связан с Кидом и Лесли?

Вообще-то один человек об этом знал. Гробовщица. Эва Мильярини знала, что он занимается сбором информации. Она знала, что он пытается разыскать других членов Команды. Джек мог представить себе, как она разговаривает с Лесли. У Эвы не было сложностей в доступе к наркотикам. Джек словно наяву видел, как Эва вынимает из сумочки шприц и вводит наркотик обнаженной девушке, которая старательно смывала с себя всю грязь и вонь внешнего мира в горячей ванне.

Джек помотал головой, словно это могло помочь ему избавиться от страшных видений. Он налил себе полстакана чистого солодового виски двенадцатилетней выдержки.

«Забудь обо всем этом, — говорил он себе. — Просто у тебя был шок. Ты увидел труп. И не просто труп, а мертвое тело человека, которого ты знал, о котором так много слышал. Господи! Ничего удивительного в том, что Маккой так на тебя смотрела. Наверняка ты выглядел полным идиотом. Идиотом-параноиком. Так что просто забудь, пей свой скотч, включи спортивный канал и прекрати пытаться быть умнее, чем департамент полиции Нью-Йорка».

Джек включил телевизор, сел в свое любимое кресло, устроился поудобнее и услышал голос Дэна Патрика:

— Передача Макгуайеру… и пф-ф-ф-ф! Мимо.

Потягивая виски, Джек перевел взгляд влево, к картине Хоппера. Он приготовился улыбнуться, как обычно, когда смотрел на эту картину. Но на этот раз он не улыбнулся. Потому что не увидел ее. Картина исчезла.

Джек вскочил, виски выплеснулось из стакана и забрызгало рубашку. Он сделал два шага к опустевшей стене и резко остановился, когда понял, что картина не пропала. Кто-то снял ее с крючка, вбитого в стену, и поставил на пол, аккуратно прислонив к боковой стенке камина. Джек бросился к картине, осмотрел ее и убедился, что она невредима.

Кто-то побывал в его квартире. Но каким образом? В этот дом невозможно было проникнуть!

Но если кто-то и смог это сделать, то зачем?

Зачем кому-то понадобилось…

И в следующий миг он понял.

Его взгляд упал на то место на стене, где должна была висеть картина. Там очень маленькими буквами аккуратно были выведены два слова. «Кажется, это цветной карандаш», — подумал Джек. Но нет. Приглядевшись получше, он понял, что слова написаны красным маркером.

Джек побежал в кухню. Осмотрел там стены и шкафчики. Все на месте, ничего не тронуто. Потом он бросился в свой кабинет. И там все нормально. Забежал в спальню и замер около кровати. Прямо над ней на стене все тем же красным маркером было написано три слова. Аккуратный почерк, буковка к буковке.

Джек поймал себя на том, что задыхается от ужаса. И дрожит. Он вернулся в гостиную, где теперь не видел ничего, кроме слов на стене. Слова целиком заполнили собой комнату.

«Прекрати искать» — вот что было написано на стене.

Джеку не нужно было возвращаться в спальню, чтобы прочесть, что там написано. Суть послания была одна и та же. Первые два слова одинаковые, но было еще и третье слово. И именно оно повергло Джека в дрожь и заставило в ужасе задуматься о том, во что он вляпался и как ему теперь из этого выбраться.

Он зажмурился и отчетливо представил себе то, что было начертано на стене у него над кроватью. Жирными, четкими, кроваво-красными буквами.

«Прекрати искать немедленно».


Первым делом Джек позвонил дежурному консьержу.

— Карлос, — произнес он, держа трубку телефона, напрямую связывавшего квартиру с нижним вестибюлем, — кто-нибудь сегодня вечером поднимался ко мне в квартиру?

— Нет. Кто?

— Я не знаю. Кто угодно.

— Нет, сэр.

— А может кто-то попасть в мою квартиру?

— Нет, если только этого человека не впущу я или Фрэнки.

— Расскажи мне, как вы это делаете.

— Это вы о чем?

— Я понимаю, звучит безумно, но расскажи мне подробно, как люди попадают ко мне в квартиру.

— Вы шутите? Вы же знаете как.

— Ну, посмейся надо мной. Как ко мне поднимаются?

— Человек входит в подъезд, называет мне свое имя, мы звоним вам, вы нам говорите, что этого человека можно впустить, и дежурный отправляет кабину лифта на ваш этаж.

— У двери есть какое-то устройство?

— Да, конечно. Пульт стоит прямо рядом с нашей стойкой.

— А если меня нет дома?

— Если вас нет дома, то мы никому не позволим подняться наверх. Если только вы не оставите письменное распоряжение, в котором будет указано имя вашего гостя. Иначе никого не пропустим.

— А в подъезде всегда кто-то есть? Никто не может проскочить мимо вас и самостоятельно подняться на лифте?

— Кто-то проник в вашу квартиру, мистер Келлер? Вы хотите, чтобы я позвонил…

— Нет. Окажи мне услугу, просто ответь на мой вопрос.

— Нас тут всегда двое. Мы работаем в три-четыре смены, всегда по двое. Проскочить мимо нас чертовски трудно. Я бы сказал, невозможно. Да и потом, надо ведь точно знать, как включить…

— А если вы ничего включать не будете? Может кто-то прошмыгнуть мимо вас и просто воспользоваться лифтом?

— Нет, сэр. То есть можно в принципе, но ведь еще нужен ключ.

— Наподобие того, которым я пользуюсь, когда вхожу в дом из гаража?

— Да, сэр. Именно такой ключ. Вы просто вставляете его в щелку рядом с кнопкой своего этажа.

— И он работает только для моего этажа?

— Ваш ключ работает для вашего этажа, ключ мистера Бэббитча — для пятого этажа. Каждый жилец имеет ключ, который работает только для его этажа.

— Значит, мой ключ не годится для этажа мистера Бэббитча?

— Именно так. Да что происходит, мистер Кей?

— А как насчет лестницы?

— Чтобы к вам подняться? Это очень долго получится.

— Я знаю. А вы как это делаете?

— Вы никогда не поднимались к себе по лестнице?

— Нет, — сказал Джек и вдруг понял, что, прожив в доме столько лет, даже не знает, где в вестибюле подъезда находится проход к лестнице. — Как вы это делаете?

— Там тоже нужен ключ. Ключ, чтобы попасть на лестницу из вестибюля, и ключ, чтобы выйти с лестницы на ваш этаж. На каждом этаже разные замки.

Джек растерялся. Он не знал, о чем еще спросить консьержа.

— Вы уверены, что у вас все в порядке, мистер Келлер?

— Да, спасибо, Карлос. Все хорошо.

Джек повесил трубку и сразу позвонил в гараж. Задал те же самые вопросы. Никто никого не видел. Никто не входил, лифтом не пользовался. По крайней мере, никто посторонний. Пабло, самый главный по гаражу, не был на все сто уверен, что нельзя проникнуть в гараж незамеченным, но такое было очень маловероятно. Во всяком случае, сказал он, без ключа ни в одну квартиру никто подняться из гаража не может. Ничего не получится.

Джек попытался вспомнить, у кого есть ключи. У него, естественно, и еще запасные. Джек непроизвольно сунул руку в карман. Ключи были на месте. Он зашел в кухню, где на маленьком крючке около холодильника висела связка-дубликат. Вернее, две связки, и это в первый момент озадачило Джека, но он быстро вспомнил, что есть у него и третий набор ключей. После гибели Кэролайн ему отдали ее ключи вместе с другими вещами.

Кто еще? Еще ключи были у Дома, и у консьержей было записано его имя с указанием: этого человека впускать в любое время дня и ночи. Уж если кто был вне подозрения, так это Дом. Когда-то ключи были у Мэтти, и ее имя тоже было вписано в книгу консьержей, но бедняжка Мэтти погибла, а если бы была жива, ни за что бы не учинила ничего подобного…

Тут Джек обратил внимание на какой-то шум на улице. Странно. Обычно на такой высоте звуки уличного движения не были слышны, а сейчас автомобили отчаянно гудели. «Наверное, авария какая-нибудь». Джек инстинктивно повернулся к балкону, и ему в лицо пахнуло горячим летним воздухом. Лишь в этот момент он заметил, что скользящая дверь, ведущая на террасу, открыта. Нет, не просто открыта…

Ее кто-то сломал.

Маленький участок большой стеклянной панели был разбит. Прямо около дверной ручки. И дверь была оставлена открытой. Щель составляла примерно шесть дюймов.

Джек медленно подошел к двери. Посмотрел на осколки, поблескивающие на ковре. Перевел взгляд на дыру в стеклянной двери. Поглядел через балкон на выступ стены, тянущийся до соседнего дома.

Никому не нужны были никакие ключи, чтобы попасть в его квартиру.

Кто-то прошел по выступу. По стенке длиной в десять футов и в фут шириной. На высоте восемнадцатого этажа.

Джек вспомнил, как незадолго до своей гибели Кид вспрыгнул на парапет и прошелся по нему.

«Эй, а ты знаешь, что отсюда можно добраться до соседнего дома?»

У Джека тогда засосало под ложечкой.

«Серьезно. Здания соединены. Можно пройти по этому выступу и забраться вон на ту крышу. Конечно, такое придет в голову только чокнутому, но все-таки…»

Джек рывком закрыл балконную дверь. Стекло потрескалось еще сильнее, на ковер посыпались мелкие осколки. Он стоял, опустив плечи, держась за дверную ручку и не сводя взгляда с крыши соседнего дома. Теперь он не просто гадал, кто убил Кида. Не просто гадал, кто убил Лесли.

Теперь он гадал, не собирался ли этот самый человек убить его.

Джек шагнул к телефону. Он хотел позвонить Маккой, пригласить ее сюда, и пусть бы она это увидела своими глазами, пусть бы поняла, что происходит, пусть бы защитила его. Но потом Джек подумал:

«Нет. Она все равно ничего не поймет. Копы не защищают. Они реагируют. Она скажет мне, чтобы я заказал новую дверь. И сигнализацию. Она спросит меня, не сделал ли я это сам, чтобы убедить ее в своей правоте.

Пусть Маккой катится к чертям собачьим.

И тот, кто это сделал, тоже.

Я не перестану искать. Я ее найду. Найду очень скоро».


Содержание:
 0  Икар Icarus : Рассел Эндрюс  1  КНИГА 1 ПЕРВОЕ ПАДЕНИЕ 1969 : Рассел Эндрюс
 3  КНИГА 2 ВТОРОЕ ПАДЕНИЕ 1979–2000 : Рассел Эндрюс  6  5 : Рассел Эндрюс
 9  8 : Рассел Эндрюс  12  11 : Рассел Эндрюс
 15  4 : Рассел Эндрюс  18  7 : Рассел Эндрюс
 21  10 : Рассел Эндрюс  24  14 : Рассел Эндрюс
 27  18 : Рассел Эндрюс  30  21 : Рассел Эндрюс
 33  24 : Рассел Эндрюс  36  27 : Рассел Эндрюс
 39  30 : Рассел Эндрюс  42  15 : Рассел Эндрюс
 45  19 : Рассел Эндрюс  48  22 : Рассел Эндрюс
 51  25 : Рассел Эндрюс  54  28 : Рассел Эндрюс
 57  КНИГА 4 ПОСЛЕДНЕЕ ПАДЕНИЕ Два дня спустя : Рассел Эндрюс  60  34 : Рассел Эндрюс
 63  37 : Рассел Эндрюс  66  41 : Рассел Эндрюс
 69  44 : Рассел Эндрюс  72  48 : Рассел Эндрюс
 75  31 : Рассел Эндрюс  78  34 : Рассел Эндрюс
 81  37 : Рассел Эндрюс  83  39 : Рассел Эндрюс
 84  вы читаете: 41 : Рассел Эндрюс  85  42 : Рассел Эндрюс
 87  44 : Рассел Эндрюс  90  48 : Рассел Эндрюс
 93  КНИГА 5 ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ Неделю спустя : Рассел Эндрюс  94  51 : Рассел Эндрюс
 95  Использовалась литература : Икар Icarus    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap