Детективы и Триллеры : Триллер : Гадес Hades : Рассел Эндрюс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  75

вы читаете книгу




Гадес — повелитель мертвых, владыка подземного царства. Джастин Уэствуд — полицейский, ведущий расследование, чтобы возвратить себе доброе имя. Его подозревают в преступлении, которого он не совершал. Детективу кажется, что темные силы направляют руку убийц.

Но, может быть, дело не в потустороннем вмешательстве, а в судне с ценным грузом, бесследно исчезнувшем на океанских просторах и носившем название «Гадес».

Пролог

Фавиньяна, Италия

22 мая

Близился конец мая, разгар матанцы — ловли тунца. Раз в год тунец приходит на нерест из Атлантики к теплым берегам Средиземного моря. В середине апреля местные рыбаки перегораживают сетями прибрежные воды — так повелось исстари. Тунец блуждает в лабиринте, из которого нет другого выхода, кроме как под гарпуны рыбаков, терпеливо поджидающих добычу.

Корабли гнали к берегу многотысячные косяки рыбы. Вскоре прибой побагровеет, и для коренных обитателей крохотного клочка суши у сицилийского побережья начнется праздник. Тунец идет — значит, в ресторанчиках скоро не останется ни одного свободного столика, сувениры и футболки в лавках раскупят туристы, прибывающие на пароме из Трапани, а церковная кружка до краев наполнится звонкой монетой.

Берега прекраснейшего острова Фавиньяна изрезаны подводными пещерами с кристально чистой морской водой. Блестит и переливается на солнце мелкая галька и белоснежный песок пляжей. Остров изобилует залежами травертина — полупрозрачного известкового туфа. Столетиями вода, испаряясь из бесчисленных пещерных и скальных источников, создавала это богатство.

Древние карьеры повсюду — заброшенные, так и не разработанные до конца. Никому нет дела до массивных глыб туфа, что желтеют и покрываются красным налетом. Зато древний травертин обретает второе дыхание в бесчисленных каменных виллах, уже четвертое-пятое столетие глядящих на море с высоких утесов. Вьются между скалами и холмами тонкие ленты дорог, пересекая Фавиньяну с востока на запад и с севера на юг, сплетаются в немыслимый узор.

Наплыв иностранных туристов острову не грозит. Редкие немецкие парочки и северные итальянцы, которые приезжают погреть пузо на пляже и тоннами поглощают пасту с соленой тунцовой икрой ботаргой, не в счет. Фавиньяна — нетронутый уголок природы, который в своей первозданной дикости любому покажется раем земным.

Любому, только не Анджело Торнабене. Анджело ненавидел лютой ненавистью островок, где его угораздило родиться. Он мечтал только об одном — свалить куда подальше. Плевать, что великая охота на тунца воспета самим Гомером, а туфовый известняк шел на постройку египетских пирамид. Свалить, и как можно скорее, от вонючей рыбы и унылого тусклого камня, от туристов, которые все лето мотаются из одного бара в другой. Анджело хотелось сбежать. Все равно куда. Лишь бы подальше от опостылевшего острова. В этой бухте состоялась великая битва римлян с карфагенянами? Засуньте ее себе знаете куда… Сплошная история кругом! Давно погибшее, давно забытое. Мертвое. Мертвый камень, мертвая рыба, мертвые герои. Только ведь он-то, Анджело, живой!

Уже три дня он так и эдак подкатывал к морякам с большого судна, пришедшего из Южной Африки. Неизвестно, правда, откуда именно… Матросы упоминали какой-то город, только для Анджело это все равно пустой звук. Неважно! Они сказали «Африка», они не арабы и не черные, а значит, скорее всего, с белой части континента, с юга. А какая, к черту, разница! Главное, что корабль скоро отчалит и поплывет куда-то очень-очень далеко. Африканцы дожидались, когда можно будет загрузить трюмы свежевыловленной рыбой и отправиться дальше. Томительное бездействие подходило к концу, скоро в море.

Услышав радостные крики, матросы, как Анджело и предполагал, высыпали на палубу полюбоваться кровавым зрелищем. Он проскочил вместе с ними, улюлюкая, размахивая руками, хлопая по плечу бегущих рядом. Команда засмотрелась на охоту, и парень без труда проскользнул вниз по трапу, чтобы пошариться по кораблю. Внезапно перед ним распахнулась тяжелая металлическая дверь, и вышел мужчина — не в морской форме, просто в деловом костюме с тонким галстуком. Мужчина взглянул холодно и колюче, но, кажется, ничуть не насторожился, что по кораблю шляются посторонние. Анджело улыбнулся с непринужденным видом, пытаясь сойти за своего; мужчина, не удостоив его вниманием, прошел мимо, смотреть на ловлю. «Наверное, капитан, — решил Анджело. — А может, и кто поважнее, ишь какой серьезный!» Боясь, что его застукают, парень метнулся вперед и успел перехватить тяжелую дверь, пока она не закрылась. За дверью оказался узкий общий коридор с множеством дверей. Анджело дергал одну ручку за другой — все заперты. Наконец какая-то подалась. Перед ним открылся настоящий лабиринт трюмов, и оставалось только продолжать поиски, пробовать все новые двери, осматривать все новые помещения. Поблуждав с четверть часа, он обнаружил темную каморку — явно какая-то подсобка, куда нечасто заглядывают. Забита до потолка деревянными ящиками. Много, не сосчитать. Придерживая дверь, Анджело просунул в щель ногу и легонько пнул один из ящиков — что-то тяжелое, может, консервы. Наверное, кладовка, и ею редко пользуются. Очень кстати. Если тут спрятаться, сразу не найдут.

Он шагнул через порог и отпустил дверь. Замок защелкнулся. Анджело подергал туда-сюда — не откроешь. Ну и ладно, не страшно… Зато когда дверь отопрут, корабль будет уже в открытом море. Если даже и решат наказать «зайца», что ему сделают? Сами виноваты, проморгали! Плюнут и ссадят на берег в ближайшем порту — чем плохо? Порт так порт. Лишь бы подальше отсюда. К шестнадцатому дню рождения он наконец унесет ноги с ненавистной Фавиньяны. Свобода!

К долгому путешествию Анджело подготовился основательно: надел три рубашки, прихватил орехов с изюмом и хлеба с сыром, рассовал припасы по глубоким карманам. В каморке он свернул из верхней рубашки узел и уселся на него, привалившись к стене. Вполне удобно, теперь остается только ждать. А ждать он готов, сколько потребуется. Дело привычное, почти всю свою сознательную жизнь он только и делал, что ждал. Еще чуть-чуть, не проблема.

Неизвестно, сколько часов он так просидел, прежде чем корабль наконец отчалил. Анджело почувствовал толчок и понял — вот оно! Путешествие начинается…

Вести счет времени, как он ни пытался, оказалось нелегко. В каморке было тепло и даже душновато, его то и дело клонило в сон. Просыпаясь, он мог только догадываться, который сейчас час и вообще день это или ночь. Когда закончился взятый из дома пармезан, Анджело решил, что сидит в трюме уже минимум дня два.

В который раз незаметно задремав, он внезапно проснулся. Что за грохот? Кажется, взрыв! Или выстрел? Звук раздался снова. Да, точно, взрыв! Корабль качнуло, но качнуло как-то странно, не похоже, чтобы он отчаливал. Пол накренился, и ящики с неизвестным грузом (все недосуг было заглянуть внутрь) кубарем покатились по трюму.

Вскочив, Анджело растерянно завертел головой и вдруг почувствовал, что ботинки начинают промокать. Трюм наполнялся водой, и она резко прибывала. Анджело кинулся к двери, забыв, что замок заперт. Он заколотил по металлической обшивке, во все горло крича: «Помогите!» Даже если матросы не понимают по-итальянски, все равно кто-нибудь услышит и вытащит его. Он колотил и колотил, пока мог держаться на ногах. Вода поднималась, скоро дойдет до самого потолка. Плавать Анджело умел, но что толку? Его накрыло с головой, оставалось только задержать дыхание и молиться, чтобы кто-нибудь отворил дверь, ведь долго он не протянет. Ни минуты больше не протянет. Ни секунды!

Вода хлынула в рот. Соленая, воняющая рыбой. В панике он забарахтался, отчаянно толкаясь ногами, отбиваясь от захлестывающей волны. Все без толку. Даже выплюнуть попавшую в горло воду некуда. Вода везде. Внутри и снаружи. Подобно ненавистному с детства тунцу, Анджело оказался бессилен перед морем. Пойман в смертельную ловушку, откуда нет спасения.

Уже под водой он услышал еще один взрыв. И тогда Анджело Торнабене перестал сопротивляться. Он не барахтался и не отплевывался — вместе с тонущим кораблем он шел на дно, подскакивая, как поплавок, в бурлящем водовороте.

Он наконец обрел свободу.

Фавиньяна осталась позади.


Элис, Техас

8 июня

Совсем недавно Тедди Ангел осознал, что в жизни у него четыре радости.

Нет, это не значит, что всего четыре. Он еще много чего разного любит. Трахаться, например, — всегда пожалуйста. И как поет тот жирный из «Американ айдол», у него еще живот так прикольно колышется — отпад! Совершенно убойный перец. Еще весело, когда жара, дышать нечем, народ стонет, — а он выйдет такой на улицу в майке-борцовке, капельки пота стекают по бицепсам и шлепаются на раскаленный асфальт. Одно спасение — мороженый виноград. Зачетная штука (хотя до четверки самых-самых и ему далеко). Нет, все равно памятник надо поставить тому, кто придумал мороженый виноград. Однако по-настоящему Тедди волнуют только четыре вещи, ради которых и стоит жить.

Номер один: в кармане должны водиться бабки. С этим порядок — почти пять кусков. Нет, лажа, теперь пяти уже не наберется — вчера просадил четыре сотни в покер (на фул-хаус из девяток и шестерок нашелся фул-хаус постарше, из дам и восьмерок). Еще сотня ушла на подержанный ствол — тридцать восьмой калибр, ладная штучка, прямо как для него сделан (хотя пушки в Теддином списке радостей жизни до мороженого винограда не дотягивают). Еще пару бумажек отстегнул не глядя — выпивка, чаевые, чтоб не стыдно было — короче, отрывался по полной. А чего считать? Тем более он сейчас в плюсе. А в Мексике еще наварит, уже недолго осталось, всего пару дней перекантоваться, потом на стрелку, соскочить с грузовика, забрать билет на самолет и — здравствуй, родимый Детройт! Границу Техаса он пересек с полчаса назад и уже успел решить, что штат отстойный. Ливень — мама не горюй, над автострадой аж пар стоит!

Огромные капли барабанили по ветровому стеклу, грозя пробить насквозь.

А, ладно, при чем тут дождь? В других штатах, что ли, не льет? Просто такое вот убогое место — Техас. Сплошь ковбои и белые богатеи. Затем он и стволом обзавелся — на случай, если кто из ковбоев начнет нарываться и назовет его ниггером. Во прикол будет! Подойти к уроду поближе, разрядить в него пушку, крутнуть ствол на пальце — и в грузовик, дальше поехали…

Он любил, когда его называют Тедди Ангел. Вполне себе тянет на второй номер в списке радостей жизни. Кто состряпал эту кликуху, неизвестно. Наверное, Тедди тогда еще мелкий был. Искал приключений себе на задницу — и в полицию забирали, и дрался, и послать мог, и тащил, что плохо лежит. По-настоящему его звали Ангуль. Эдвард Ангуль. Бабуля называла ласково — Тедди. Может, она и Ангела приклепала. Ей, небось, хохма понравилась: такой вредный пацан и такое славное имя. Если это и в самом деле бабуля постаралась, надо будет спасибо сказать. Интересно, она вообще жива? Если жива, можно заскочить на обратном пути, хлопнуть с ней по рюмочке, сотню подарить — крутую кликуху придумала.

Кстати, выпить Тедди был не дурак — вот он номер три в списке. Доза тоже принимается. Травка, кокаин, экстази — что угодно. Но лучше всего спирт: текила, скотч, бурбон, главное, чтобы неразбавленные. На крайняк холодное пиво, особенно в жару. Пить он любил, даже обожал. День ли, ночь ли — без разницы. Даже сейчас, за баранкой грузовика, то и дело прихлебывал из бутылки «Джека». Осталось совсем чуть-чуть, на донышке, но рядом дожидается своего часа другая, непочатая. И упаковка «Бада» в придачу — небось, уже согрелась, ну да черт с ним, кондишен работает четко, в горле еще не успело пересохнуть. Теплое бухло — тоже бухло.

Номер четвертый в списке — музыка. Любая. 5 °Cent, например, вставляет не по-детски. Офигеть, как этот пацан читает! Среди старичков неслабые попадаются, классика всякая разная — Паффи, когда еще не раскрутился, Джей-Зед, Тупак там, — было же время, могли! И самое начало, когда только основали «Мотаун». Попробуй не любить Берри Горди, если вырос в Детройте. «Фор Топс». «Сьюпримз». Стиви Уандер — его Тедди сейчас и слушал, через iPod, потому что сидюшника в кабине не обнаружилось, по радио гоняли какую-то фигню, а диджеи вообще один другого хуже. Оставалась «Говорящая книга» Стиви. Классика! Тедди летел по шоссе со скоростью 86 миль в час, в огромных наушниках разрывалось «Суеверие» — громкость максимальная, на пределе.

Тедди Ангел был счастлив на все сто.

Так и умер счастливым. Грузовик занесло на мокром асфальте, как раз когда Тедди потянулся за второй бутылкой пива. Не выпуская добычи, он попытался свободной рукой ухватить баранку и выправить машину, но с пьяных глаз, промахнувшись, шлепнул ладонью по приборной доске. Грузовик вынесло на встречную, и он, едва не зацепив «фольксваген-кадди», протаранил блестящий зеленый «таурус», а потом вылетел на обочину и дважды перевернулся. Тедди свернуло шею.

Автомобиль лежал на боку и колеса еще вращались, когда спустя минут десять прибыл патруль. Старшему из двух полицейских, Уэйду Тернеру, было тридцать восемь, аварий он за свою службу навидаться успел, да и трупов хватало. А вот напарнику Уэйда, Моргану Ланье, едва исполнилось двадцать четыре, и это был его первый выезд на происшествие.

Избежавший столкновения «фольксваген», даже не притормозив, пронесся мимо и ушел в точку на горизонте, а помятый «таурус» раскорячило поперек правой полосы. Тернер подошел посмотреть, как там водитель — молодая женщина, на вид чуть старше двадцати пяти — она-то и вызвала по сотовому дорожный патруль. Симпатичная, могла бы выступать в команде поддержки — за ребят из Техасского университета, например (за «Ковбоев» вряд ли, там красотки похлеще!). К счастью, не пострадала. Она ехала пристегнувшись, поэтому «отделалась легким испугом». Тернер поспешил заверить ее, что ничего страшного не произошло и волноваться незачем. «Не пугайтесь, просто небольшая авария». Достав из багажника патрульной машины мигалку, он установил ее на асфальте рядом с «таурусом», чтобы еще кто-нибудь не врезался.

Парализованная страхом, девушка даже не подумала вылезти из машины и посмотреть, что случилось с водителем грузовика, так что Тернер кивнул напарнику, и они с Ланье, оставив симпатичную автомобилистку, отправились оценивать подлинный размер катастрофы.

Над телом Тедди Ангела старший полицейский долго задерживаться не стал. Труп, он и есть труп, что тут сделаешь… Тернер наклонился снять с мертвого водилы наушники и вздрогнул от неожиданности, услышав бешеный гитарный рев. В нос шибануло перегаром. Недовольно морщась, патрульный нащупал на сиденье белую коробочку iPod и, убавив звук, удовлетворенно кивнул напарнику:

— Стиви Уандер! Забойный альбом!

Ланье, спеша убраться подальше и от трупа, и от старшего, вылез из кабины и забрался в кузов. Через минуту он услышал голос Тернера:

— Эй, нашел что-нибудь?

— Да нет! Он, похоже, спортинвентарь вез. Перчатки, футболки, еще фигня разная… — Засунув руку в лопнувшую от удара коробку, Ланье вытащил кожаную бейсбольную перчатку. — Как Мэтта Лотона вообще на поле выпустили? — спросил он.

Но напарник не откликнулся. Ну да, Тернер же в бейсболе не спец. Он больше по футбольной части. Небось, знать не знает, кто такой Мэтт Лотон.

Дождь припустил еще сильнее, хотя казалось, сильнее уже некуда. В тесном кузове Ланье стало не по себе — полное впечатление, будто снаружи дубасят по обшивке, вопя, чтобы он убирался подобру-поздорову.

— Сейчас «скорая» подъедет! — донесся сквозь грохот голос Тернера. — Пока дождешься, воспаление легких схватишь.

Он направился было к «таурусу», пообщаться с блондинкой, но на полпути его остановил оклик Ланье.

— Уэйд, стойте!

— А?

— Вам лучше самому посмотреть.

— Меня тут скоро зальет, Морган! Ну, что у тебя?

— Не знаю, но лучше вам глянуть.

Вода полилась за шиворот, не спасал даже плащ, и Тернер, вздохнув, полез в кузов. Луч фонарика высветил напарника, присевшего на корточки в дальнем углу.

— Вот, глядите. Тут какой-то потайной отсек.

Тернер, пригнувшись, подобрался поближе, расшвыривая на ходу высыпавшийся из коробок инвентарь, и посветил, куда показывал Ланье. Младший не ошибся. Кузов-то с двойным дном… Когда луч фонарика заплясал по углам, Тернер увидел, что отсек занимает почти три четверти пространства под полом. При аварии обшивка местами треснула. Засунув руку поглубже, Ланье выкатил какую-то болванку и охнул от тяжести.

— Ничего себе! Чугунная, что ли?

— Похоже на золотой слиток. — Тернер заговорил потише, почти благоговейно. — В Форт-Ноксе такие были.

— Да, но золото… оно же, ну… желтое? То есть золотое?

— Наверное. Я только в кино видел. Как там назывался этот фильм про Джеймса Бонда, с Шоном Коннери?

— «Голдфингер», — подсказал Ланье.

— Ну да. Там оно было желтое.

— Тогда, может, это серебро? Серебряные слитки. Раз не золото, значит, серебро, а?

— Может, — согласился Тернер. — Только я тебе вот что скажу: золото или серебро, а в машине этого ниггера оно явно лишнее.

Через десять минут примчались две «скорые». Первая увезла блондинку в больницу, вторая — тело Тедди Ангела в морг. Примерно час спустя появился эвакуатор и утащил грузовик в участок, где служили Тернер и Ланье.

У государственной полиции штата Техас ушло пять дней, чтобы подтвердить предположение Уэйда Тернера. Неизвестный груз в машине Тедди Ангела был и впрямь «лишним». В ходе короткого расследования удалось установить, что грузовик числится в угоне — объявлен в розыск в Цинциннати, Огайо, три месяца назад. За это время его успели полностью переоборудовать, перекрасить и перебить номера. На бортах значилось название фирмы, торгующей спортинвентарем, «Спорттовары Херши», но на самом деле такой компании не существовало. Разрешение на ввоз для предъявления на мексиканской границе, найденное в бардачке, — липа. Да и мексиканская компания «Эль спортива мексикана», которая по документам фигурировала как заказчик, — тоже фикция.

Водительские права у Тедди были выписаны на чужое имя, даже не на Эдварда Ангуля, что было бы логично, а на уроженца города Истон, Пенсильвания, умершего восемь лет назад в двухлетнем возрасте. По выражению криминального эксперта, осматривавшего тело, у Тедди «подкорректировали пальчики». То есть подровняли на концах, чтобы отпечатки нельзя было идентифицировать. К стоматологу Тедди ни разу в жизни не обращался (небось и зубы-то чистил по настроению), поэтому установить его личность через дантистов тоже не вышло.

Все ниточки вели в никуда. Ничего более-менее достоверного ни полиция, ни ФБР, вскоре подключившееся к расследованию, про грузовик и водителя не выяснили и выяснить в скором времени не надеялись.

Однако загадочный груз в потайном отсеке был самым настоящим и осязаемым. Тяжелые металлические болванки.

Спустя шесть дней после аварии на шоссе начальник Уэйда Тернера и Моргана Ланье вызвал обоих полицейских к себе, чтобы посвятить их в результаты расследования. (Впрочем, какие там результаты, похоже, «висяк» обеспечен…) Однако про то, что машина в угоне, а у водителя подрезаны подушечки пальцев, капитан рассказал. Ну и про слитки в тайнике тоже.

Это оказалось не золото. И не серебро.

Платина.

Цельная, высокопробная платина в слитках — неустановленного происхождения и принадлежности. Стоимостью в три миллиона долларов.


Содержание:
 0  вы читаете: Гадес Hades : Рассел Эндрюс  1  ЧАСТЬ 1 : Рассел Эндрюс
 2  2 : Рассел Эндрюс  4  4 : Рассел Эндрюс
 6  6 : Рассел Эндрюс  8  8 : Рассел Эндрюс
 10  10 : Рассел Эндрюс  12  12 : Рассел Эндрюс
 14  14 : Рассел Эндрюс  16  16 : Рассел Эндрюс
 18  18 : Рассел Эндрюс  20  1 : Рассел Эндрюс
 22  3 : Рассел Эндрюс  24  5 : Рассел Эндрюс
 26  7 : Рассел Эндрюс  28  9 : Рассел Эндрюс
 30  11 : Рассел Эндрюс  32  13 : Рассел Эндрюс
 34  15 : Рассел Эндрюс  36  17 : Рассел Эндрюс
 38  19 : Рассел Эндрюс  40  21 : Рассел Эндрюс
 42  23 : Рассел Эндрюс  44  25 : Рассел Эндрюс
 46  27 : Рассел Эндрюс  48  29 : Рассел Эндрюс
 50  31 : Рассел Эндрюс  52  33 : Рассел Эндрюс
 54  35 : Рассел Эндрюс  56  37 : Рассел Эндрюс
 58  21 : Рассел Эндрюс  60  23 : Рассел Эндрюс
 62  25 : Рассел Эндрюс  64  27 : Рассел Эндрюс
 66  29 : Рассел Эндрюс  68  31 : Рассел Эндрюс
 70  33 : Рассел Эндрюс  72  35 : Рассел Эндрюс
 74  37 : Рассел Эндрюс  75  Использовалась литература : Гадес Hades



 




sitemap