Детективы и Триллеры : Триллер : 30 : Андреас Эшбах

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42

вы читаете книгу




30

ХРАМ, ИРОДИАНСКИЙ. На 15-м или 18-м году своего правления Ирод Великий начал строительство нового X., который в иудейской истории называется Вторым X. Начало строительства пришлось примерно на 20-й г. до р. Хр., работы растянулись более чем на 46 лет. В 70-м г. после р. Хр., вскоре после завершения постройки, X. был разрушен при взятии Иерусалима римлянами (см. подавление первого иудейского восстания).

Авраам Стерн. Лексикон библейской археологии.


– Джессика Джонс, – говорил Стивен в тоне непринуждённой болтовни, – добрая душа, всевидящее око, сердце и ум. Её отец был одним из близких доверенных лиц Мартина Лютера Кинга, а её брат – первый чернокожий мэр одного города в южных штатах, где тридцать лет назад никакой белый не сел бы рядом с чёрным на одну скамейку в парке. Джессика Джонс – единственная штатная сотрудница Исследовательского общества – и по ней можно проверять часы.

Они сидели втроём на двухспальной кровати в комнате Стивена и Иешуа и поглядывали на настенные часы, стрелка которых только что достигла деления без четверти пять.

– В Нью-Йорке сейчас без четверти десять утра, – продолжал Стивен. – В эту минуту Джессика Джонс входит в старинное здание Общества на 75-й улице. Оттуда, из верхних клубных помещений, обшитых красным деревом, открывается фантастический вид на реку Гудзон. Она только что отперла входную дверь и сейчас вынимает из ящика почту. Потом идёт к лифту, о котором легенда гласит, что он является первым экзаменом на мужество для тех, кто хочет стать членом Общества. И надо видеть этот лифт, чтобы получить представление о том, насколько запущенным может быть лифт вообще. Настоящее испытание для истинных искателей приключений. Мисс Джонс проходит через такое испытание каждое утро.

Перед ним лежал блокнот и шариковая ручка, а кроме того, стопка фотокопий, которые принёс с собой Иешуа. Лежала развёрнутая карта, детально отражающая Храмовую гору и Старый город; жёлтым цветом был отмечен ход туннеля в том виде, в каком его вывел отец Юдифи и Иешуа за долгие годы научной работы, а красным цветом обозначался ход туннеля, каким его обнаружил сонартомограф. Начиная с определённого места – примерно в пятидесяти метрах южнее от стены Храма – обе линии совпадали.

Стрелка часов дошла до следующего деления.

– Без десяти десять, – продолжал свой репортаж Стивен. – Мисс Джонс открывает дверь кабинета, кладёт почту в коробку входящих документов и включает компьютер. После этого она берёт большой кувшин с отстоявшейся водой и идёт с ним по всем помещениям, чтобы полить цветы, в первую очередь экзотические растения в клубных помещениях, – они нуждаются в особо внимательном уходе. Каждое из этих растений привёз какой-нибудь член Общества из дальней экспедиции, есть просто бесценные единичные экземпляры. И одним из талантов мисс Джонс считается то, что в её руках ещё не зачахло ни одно растение.

Он не рассказал им о встрече с Эйзенхардтом. Он не мог сказать, почему. Наверное, потому, что сам ещё толком не знал, как к ней отнестись.

Они рассматривали жёлтую и красную линии. Красная показывала, что реальный туннель делал два довольно заметных изгиба и затем вёл вдоль внутренней стороны западной стены на север. Жёлтая линия явно была не чем иным, как продолжением того направления, которое шахта брала в самом начале, и эта линия приводила прямиком к резервуару в середине южной половины Храмовой горы.

Стрелка часов ползла так медленно, будто двигалась сквозь вязкий сироп. Юдифь наморщила лоб, недовольная тем, что Стивен тянет время из-за каких-то двух минут, но Стивен точно знал, что если он позвонит хоть за одну минуту до десяти часов, то застанет на другом конце только автоответчик.

Наконец-то пять часов. Откуда-то издалека послышались сигналы точного времени – видимо, у кого-то в номере работало радио. Десять часов на американском Восточном побережье. Стивен взял мобильный телефон.

– Десять часов. Мисс Джонс только что села за свой письменный стол и отключила автоответчик. Сейчас она заглядывает в большой, переплетённый в кожу календарь с расписанием, а после этого приступит к обработке почты.

Он вызвал номер общества из памяти телефонной книжки своего мобильника и стал слушать гудки.

Мисс Джонс подняла трубку после второго гудка и назвалась с обычной обстоятельностью и точностью:

– Добрый день, это Исследовательское общество, Нью-Йорк. Вы говорите с Джессикой Джонс.

Стивен назвал своё имя, и она тотчас вспомнила о том, что он сейчас находится в Израиле. Она спросила, что может для него сделать.

– Мисс Джонс, я хочу вас попросить заглянуть в вашу картотеку, – сказал Стивен. Картотекой была, естественно, компьютерная база данных. – Мне нужен кто-нибудь, сведущий в подводном исследовании пещер.

* * *

Вилларда и Элиаха Райан отослал. Они закончили обыск, но больше ничего интересного не нашли. Теперь он сидел в машине один напротив дома Иешуа, положив дневник рядом с собой и держа в руках записи, которые он сделал, когда Элиах закончил свой перевод.

Все подозрения Райана получали подтверждение. Стивен Фокс и его подруга начали расшифровывать письмо ещё в пятницу вечером. В первый вечер они успели прочитать только один фрагмент фразы, и единственная ультрафиолетовая лампа в их лаборатории испустила дух. На следующий день, в субботу утром, Иешуа купил в большом магазине электротоваров, который держал христианин, не подлежавший предписаниям шаббата, лампу на замену и продолжил исследование на свой страх и риск. Он прочитал начатую фразу до конца, потом принялся за второй лист, но с ним ничего не получилось: в отличие от первого листа шрифт второго не воспринимал флюоресцирующий раствор. Тогда Иешуа догадался предварительно обработать бумагу химикалиями, которые могли бы растворить полиэтилен, перешедший за тысячелетия из пластикового пакета на бумагу, и эта мысль оказалась удачной: хотя бы в нескольких местах он смог расшифровать текст. Почти первый же участок, сделавшись видимым, описывал место, где спрятана камера.

Райан смотрел через дорогу на голый, безликий доходный дом, в котором снимал квартиру Иешуа. Вечернее низкое солнце отражалось в нескольких окнах. Правду ли сказал Элиах? Этот израильтянин во время перевода несколько раз поглядывал на него вопросительно, как будто ждал, что Райан объяснит ему, о чём тут, собственно, идёт речь и почему эта дневниковая запись так важна. Разумеется, Райан игнорировал все его взгляды. Пусть думает, что хочет.

Если Элиах перевёл правильно, то Иешуа в своём дневнике не назвал место, где спрятана камера. Он только описывал во всех подробностях, какой ужас его охватил, как он пытался осмыслить, можно ли допустить, чтобы об этом месте узнал Стивен Фокс. Единственное, но более чем отчётливое указание на это место содержалось в дневнике в такой форме:

«Стивен всегда добивается того, чего хочет. С него станется и Стену плача продолбить».

* * *

Исследователя подводных пещер звали Джон Хардинг, это был американец, родившийся на Гавайях, сорока с небольшим лет. Он был востребован по всему миру как аквалангист, исследователь пещер и затонувших кораблей, инструктор подводного плавания и консультант подводных работ. Стивен смутно припоминал, как их знакомили в нью-йоркском клубе, но то был большой праздник, и у него осталось лишь общее впечатление о крупном медведе-подобном мужчине с пепельной бородой викинга и самыми могучими лапами, какие ему только приходилось видеть. В настоящий момент Хардинг был в Мехико, и Стивен застал его за завтраком. На заднем плане слышался гул голосов, за столом явно сидела большая весёлая компания, и ещё примешивался шум, похожий на морской прибой. Стивен как можно короче объяснил ему, что он собирается предпринять.

– Подземный ход, затопленный водой, хм? – переспросил аквалангист. – Какой ширины?

– Примерно с метр.

– Ты не знаешь, нет ли в каком-нибудь месте обвала или сужения?

– Нет, не знаю.

Хардинг издавал цокающие звуки, как будто высасывал из зубов застрявшие остатки пищи.

– Тебе когда-нибудь приходилось нырять с аквалангом? С кислородом, я имею в виду.

– Да, – ответил Стивен. – Один раз, на Большом Барьерном Рифе. Это был курс подводного плавания.

– Хм-м. Ну ладно, слушай. Критические точки, если ты где-нибудь застрянешь, это шланг лёгочного автомата и шланг-финиметр. Если можно, достань компакт-аппарат с перевёрнутыми баллонами и нижними вентилями. Следи за тем, чтобы все соединения шлангов были закреплены на поясе. Маска должна быть полная, на всё лицо. Смотри, чтобы тебе не впарили обыкновенную. Я всегда беру «Ди-ватор», но и другие приборы тоже ничего.

Стивен торопливо записывал. Вместе с тем его не покидало чувство недостоверности происходящего. Неужто и правда завтра он спустится в этот подземный ход, чтобы преодолеть под Старым городом полмили в затопленной штольне?

– Дыхательная трубка тебе не понадобится. А вот путеводный канат – да, достаточной длины, лучше немножко длиннее расчётной, – как минимум шестимиллиметровый, плетёный, люминофор, а ещё лучше десятимиллиметровый, какие используют альпинисты.

– При длине в пятьсот метров это будет изрядная катушка, а?

– Да, конечно. Прежде всего тебе нужен человек, который будет постоянно держать канат слегка внатяг, чтобы сразу почувствовать твой сигнал. Окей, что ещё? – Хардинг соображал. – Детекторы. Тот предмет, который ты ищешь, металлический?

– Да.

Камера, хоть она и в пластмассовом корпусе, без сомнения, имеет достаточное количество металлических частей.

При этом ему пришло в голову, что он должен прихватить с собой герметичную ёмкость, чтобы пронести камеру под водой назад в целости и сохранности. Он записал советы Хардинга и чуть ниже: пластиковый герметичный пакет.

– Есть два вида детекторов: либо VLF-TR-детекторы, либо пульс-индукционные приборы. VLF – означает very low frequency, низкочастотный, a TR означает trasmitting and receiving, приёмно-передающий, и действие его основано на том, что низкочастотное поле нарушается, если в него попадает металлический предмет. Нарушение можно померить, в этом вся соль. Поэтому важно взаимное расположение катушек. Идеальная катушка имеет форму «два D» и расположена co-planar. Пульс-индукционные приборы работают по другому принципу: они генерируют короткие импульсы постоянного тока, которые на какой-то момент создают сильное магнитное поле, а оно в свою очередь вызывает в искомом объекте вихревые токи, которые держатся дольше, чем импульс самого прибора, и поэтому поддаются измерению. Пульсовики отличаются огромной глубиной проникновения, до четырёх метров, если объект достаточно крупный, но, в отличие от VLF-TR-детекторов, не могут различать металлы.

– Объект, который я ищу, скорее мелкий. Граммов сто металлической массы, самое большее. Что бы ты мне посоветовал в этом случае?

Хардинг снова засмеялся.

– Скорее всего, у тебя не будет большого выбора, скажи спасибо, если прокатчик тебе вообще хоть что-то выдаст. Во всех средиземноморских странах они ужасно ревниво относятся к иностранцам, которые собираются повытаскать у них все сокровища из глубин. Но если у тебя будет выбор, возьми прибор, который можно переключать с Motion на Slow-Motion.

– Записал. Правда, я понятия не имею, что это такое.

– Slow-Motion означает, что прибор покажет металл только в том случае, если ты держишь его неподвижно. Motion означает, что прибор покажет металл, если ты будешь двигать им туда-сюда. Чтобы прозвонить большую область, лучше Motion, а при более подробном поиске переключишься на Slow-Motion. Я много работал с Silver Turtle, это ходовой прибор. Самое приятное в нём то, что его можно применять как Hipmount.

– А это ещё что такое, Hipmount?

– Это прибор, который можно прицепить на пояс. Он в прочном литом пластмассовом футляре, который цепляешь за пояс.

– Окей, понял. Что ещё? В моём собственном списке стоит: лампы, смена батареек, компас, неопреновый костюм…

– Да, и самый тёплый, какой только сможешь достать.

– Ласты потребуются?

– Я бы взял, но на поясе. Но потренируйся, управишься ли ты со свинцовым поясом и прочными подводными ботинками.

– Просто пройтись, ты хочешь сказать?

– Ну да… Не относись к этому легкомысленно. Я бы не хотел увидеть твоё имя на чёрной стене. – На чёрной стене в их клубном здании вывешивались таблички с именами членов Общества, погибших во время экспедиций. – Кстати, кто пойдёт с тобой?

– Лучше всего, если бы приехал ты.

Хардинг тихо засмеялся.

– Нет, не получится. Я расписан до будущего года. Не хотел бы вгонять тебя в панику – если это действительно подземный ход сквозь скалы, пробитый руками человека, то риск невелик. Если бы ты мне сказал, что хочешь, как начинающий аквалангист, сразу же погрузиться в затонувший корабль, то я бы тебе рассказал несколько историй, от которых у тебя встанут дыбом волосы.

Стивен глянул на Иешуа, потом на Юдифь. Оба следили за его телефонным разговором с угасающим интересом, поскольку ничего в нём не понимали. Приходилось ли кому-нибудь из них нырять?

– Но погоди-ка, – Хардингу пришла в голову какая-то мысль. Стивен слышал, как на заднем плане что-то зашелестело. Некоторое время был слышен только шум моря, потом снова появился Хардинг: – Я тут взял мою записную книжку, момент… Я могу дать тебе номера трёх ныряльщиков, которые живут в Израиле, я их хорошо знаю. Надёжные парни. Один живёт в Хайфе, два других – в Эйлате. Ты записываешь?

– Да, – Стивен записал номера телефонов. Один был инструктором по подводному плаванию в Эйлате, другой даже держал прокат подводного снаряжения. Эйлат располагается в самой южной точке Израиля, единственный израильский город на Красном море, и там много туристов, желающих понырять.

– Ну, мне пора закругляться, – сказал Хардинг на прощанье. – Надеюсь, мои советы тебе хоть немножко помогут. Если ещё что-то понадобится, звони в любое время. Завтра в этот час я буду наверху, потом ещё вечером, примерно с семи часов Восточного времени – не знаю, сколько это будет там у вас…

– Будет очень поздно.

– Окей, как я сказал – в любое время. И удачи!

* * *

Эйзенхард снова сидел с двумя руководителями раскопок и канадским историком в переговорной комнате и чувствовал, что бесконечные дебаты уже начинают его раздражать. Он больше не принимал участия в дискуссии, даже не вникал, о чём шла речь, а ломал себе голову над сегодняшним разговором со Стивеном Фоксом в Американской библиотеке. Знал ли Фокс что-то в действительности или только делал вид, что знает?

И, как это уже часто бывало, в какой-то момент распахнулась дверь, вошёл Джон Каун, одетый, как всегда, так, будто они находились в конференц-зале где-нибудь на Манхэттене, а не в лагере посреди пустыни, и, разумеется, рядом с ним был неотлучный Райан, похожий на человекоподобную акулу. Каун держал в руках несколько исписанных листков из записной книжки. Он подошёл к столу и оглядел всех присутствующих. Тут и Эйзенхардт переключился на внимание. Воздух внезапно будто зашипел и запузырился. Каун просто полыхал от еле сдерживаемой энергии, в его глазах сверкало победное торжество. Что-то произошло.

* * *

Ни одного из трёх аквалангистов застать не удалось. Стивен смотрел на маленький телефонный аппарат в своей руке так, как будто это он один был во всём виноват.

– Идём, – сказал Иешуа. – Давайте поедим, а потом сделаешь ещё одну попытку.

Стивен посмотрел на него и внезапно почувствовал смертельную усталость. Он не хотел подниматься с кровати, куда-то идти, он хотел остаток жизни больше не двигаться с места.

– Сходите без меня, – глухо произнёс он. – Я не хочу есть, и мне ещё нужно сделать пару звонков в мой банк. Это странствие по затопленному подземелью столицы пустыни – недешёвое удовольствие.

Юдифь не хотела идти без него. Но Иешуа напустился на неё, что он сильно проголодался и не может больше ждать.

– Идите, – настаивал Стивен. – Я думаю, мне как раз кстати будет побыть одному и кое о чём поразмыслить.

В конце концов брат с сестрой ушли, хотя Юдифь сделала это очень неохотно.

– Если ты передумаешь, – сказал Иешуа, – то мы в ресторанчике напротив, окей?

– Приятного аппетита.

Дверь комнаты закрылась за ними, стихли их шаги по коридору, а Стивен всё ещё смотрел на чудовищный лилово-зелёный узор покрывала, на бумаги, лежащие вокруг него, и ему казалось, что ему становится всё тяжелее и тяжелее. Он почувствовал сильное желание одним движением смахнуть с кровати все эти карты, все эти копии и блокнот, чтобы больше никогда их не видеть, однако этот импульс увяз в неодолимой инертности, которая опустилась на него, как сумерки на город.

Банк. Эта мысль заставила его снова встрепенуться. Ему нужно было снова получить доступ к своим деньгам – не только ради подводного снаряжения, но и для того, чтобы просто расплатиться за отель и за еду в ресторане. Он снова взял свой мобильник и перебирал номера, пока не дошёл до номера Хью Каннингэма.

Хью был его оператором у него в банке – рослый отец семейства с лицом, густо пронизанным красными прожилками, он любил ходить в боулинг и обожал двух своих дочек. Хью с самого начала проникся симпатией и к Стивену Фоксу, и к его необычному для столь юного возраста предприятию, и им частенько приходилось сообща прорабатывать такие хитроумные комбинации, которые были уже на грани нарушения внутрибанковских предписаний, а то и на волосок за этой гранью. До сих пор всё обходилось. Хью знал, что может положиться на Стивена Фокса, а Стивен знал, что может положиться на Хью. Если он сейчас до него дозвонится, тот поможет ему без всяких сомнений. А если Хью сейчас уехал со своим семейством в традиционный летний отпуск, то дела Стивена плохи.

Подозрительно долго никто не снимал трубку. Стивен вздохнул. Господи, только бы не отпуск! Неужто Хью подложит ему такую свинью!

Наконец трубку сняли. Женский голос звучал довольно паршиво и назвался именем банка. Стивен назвал своё имя и попросил к телефону Хью Каннингэма. Может быть, он всего лишь отлучился в туалет.

– О, мистер Фокс, – узнала его женщина, и теперь он тоже узнал её голос: то была мисс Гэррити, старая дева и коллега Хью, принципиальность которой им то и дело приходилось обходить правдами и неправдами. И сегодня у неё, казалось, был не лучший день в её жизни. – Боюсь, что вам сейчас не удастся поговорить с Хью…

Ну вот ещё.

– Сейчас не удастся? – цеплялся за соломинку Стивен. – Что это значит? Когда он будет?

– Ах, – вздохнула она и ещё раз: – Ах.

– Мисс Гэррити, мне на самом деле чрезвычайно важно поговорить с Хью. Не могли бы Вы…

– Стивен, – вздохнула она, и это как-то наэлектризовало Стивена, потому что она ещё никогда не называла его по имени, – я не должна вам об этом рассказывать, но ведь вы с Хью так… я боюсь, вы можете… сегодня утром у Хью произошёл несчастный случай.

– Несчастный случай? – глупо повторил Стивен.

– Да, – сглотнула она. – Мы узнали только что. Он сразу, на месте… Бедные дети! Я только и думаю, что о его детях.

Стивен уставился на узор на обоях – зелёно-фиолетово-бело-жёлтый, этот узор, казалось, менялся: то в нём виделось лицо, то географическая карта, то снова лицо.

– Хью погиб?

– Бензовоз, представляете? Какой ужас. Мы все тут не можем прийти в себя. Он ехал на работу, как обычно… Я даже не знаю, сообщили ли его жене. Какой ужас.

Она что-то ещё говорила, но её слова превращались в лишённое смысла то нарастающее, то стихающее бормотание. Хью Каннингэм мёртв. Сегодня утром – значит, по их времени, только что? Стивен почувствовал дурноту. Не будь Хью, никогда бы не смогла осуществиться его первая сделка, его большой бизнес. Хью Каннингэм вместе с ним сочинял банковскую справку, которая представляла маленькое предприятие Стивена в самом благоприятном свете, не опускаясь при этом до откровенной лжи, и благодаря этой справке его заказчики склонились к тому, чтобы пойти на риск. И вот его сбил бензовоз. Так запросто. Стивен что-то говорил в трубку, что-то выслушивал в ответ, потом попрощался и отшвырнул мобильник на покрывало так, будто в момент отключения он вдруг потяжелел на центнер.

То, что он временами воображал о себе, – было просто чушью: то, что он всего добился сам, что он такой весь из себя умный, честолюбивый и целеустремлённый. Ему просто повезло, сильно повезло, без везения никто ничего не может добиться, тем более без помощи и поддержки других людей, а чтобы их встретить, опять же необходимо везение. Хью Каннингэм был одним из таких людей, а попал на него Стивен только потому, что его фамилия начинается на букву Ф. Если бы она начиналась на другую букву алфавита, его оператором могла бы оказаться мисс Гэррити, а у неё он грыз бы гранит со своими особыми пожеланиями.

Целая галерея образов возникла перед его внутренним взором. Боб Дэниэлс, директор вычислительного центра в Мэдисоне, который разрешил ему ночами использовать компьютерные устройства, чтобы программы, полученные из Индии, свести воедино и записать на носители, которые он мог потом готовенькими отнести своим клиентам, и это выглядело так, будто за ним стоит большая профессиональная команда разработчиков. А его индийские партнёры, которых он знал только по фотографиям? Прежде всего Амаль Рангараджан, который расписал стержневые функции системы и не раз указывал ему на ошибки, которые могли бы провалить весь проект. А Джарнаил Сингх, который в рекордно короткое время написал итоговую программу, которая потребовалась дополнительно, и только отшучивался при этом. Так много было людей, которым он должен быть благодарен.

Бет, старшей дочке Хью, было четырнадцать лет, когда Стивен пришёл к ним в гости. На обед был суп из кресс-салата и жаркое из маринованной баранины с картофельными клёцками и жареными овощами, а на десерт неправдоподобно-вкусный фруктовый крем, и всё это время Бет не сводила с него глаз, потому что он, как потом рассказал ему Хью, был ровесником Гранта, старшеклассника, по которому Бет сходила с ума, но Стивен был одет в настоящий костюм с галстуком и выглядел, как взрослый. Вскоре после этого Бет перестала сходить с ума по Гранту, о чём Хью сообщил Стивену с большим облегчением – это облегчение стало понятно, когда несколько лет спустя Грант был прямо в школе арестован за торговлю наркотиками.

Что-то в нём отказывалось верить в то, что Хью Каннингэм был мёртв. Кто же теперь будет его оператором? Может быть, мисс Гаррити? Она, конечно, повысит лимит его кредитной карты, но лишь после того, как он лично подпишет все необходимые формуляры, и действие нового лимита начнётся, как положено, лишь с первого числа следующего месяца. И уж ни в коем случае не на основании телефонного звонка, и уж ни в коем случае не тотчас. Придётся заказывать перевод денег, а это потребует времени, ведь банки всё ещё действуют так, будто перевести деньги из одного места в другое стоит им нечеловеческих усилий. Когда дело касается каких-нибудь брокеров или валютных маклеров, то миллионные суммы перелетают со счета на счет в доли секунды, но когда речь заходит о деньгах клиентов, то складывается впечатление, будто они снаряжают верховых нарочных. Стивен мог бы попытаться получить наличные со своей карточки American Express, но этого хватит только на повседневные расходы. Арендовать подводное снаряжение стоит много дороже, на этот счёт он не питал никаких иллюзий.

Оказаться у самой цели – и тут такая перемена ветра, прямо в лицо. Он попытался представить, как надевает гидрокостюм, как неопрен упруго и мягко облегает его тело, попытался ощутить тяжесть баллонов, давление маски на своём лице, внезапный холод воды при погружении, металлический привкус воздуха из дыхательного автомата. Он всегда так поступал, когда встречал трудности на пути к цели: пытался как можно более живо вообразить, что уже достиг этой цели. Итак, мысленно он проник в узкую шахту, чуть шире его плеч и длиной в полмили, освещенную нагрудным фонарём, но картинка расплывалась в воображении, требуемые ощущения больше не вызывались в памяти, ускользая тем быстрее, чем больше усилий он прилагал к их удержанию.

Ему пришлось подавить лёгкую панику, поднявшуюся в нём. Возможно, он просто был не в себе после известия о смерти Хью. Больше ничего. Всё, что он должен был сейчас сделать – это расслабиться и предоставить событиям следовать естественным ходом, тогда всё встанет на свои места. И выход найдётся. Выход всегда находился. По крайней мере, до сих пор всегда было так.

В конце концов его мысли перестали кружить вокруг одного и того же. Он просто сидел, смотрел перед собой, ничего не видя, и время шло. Он слышал звуки города – мимо проезжали машины, люди беседовали между собой, работал дальний транзисторный радиоприёмник, из которого изливалась тоскливая арабская мелодия. Вода громко гудела в трубах, вделанных в стены. Скрипели кровати. Пахло выхлопными газами, жареной бараниной и мусором, гниющим в переполненных контейнерах. И тикали часы.

Было очень странное ощущение. Как будто все последние дни он пробивался сквозь циклонный вихрь урагана и вдруг достиг его тихой безветренной сердцевины. Теперь всё стихло и успокоилось, всё возбуждение улеглось, и он уже не знал, который час или как долго он сидит здесь на кровати в гостинице и движется ли время вообще.

В этой тишине до него внезапно донёсся тихий голос, который по-мышиному тоненько, но настойчиво и давно пробивался к нему изнутри, но до сих пор его заглушал весь этот грохот. Голос, который задавал один простой вопрос, который уже давным-давно следовало бы задать.

Шаги по коридору. Хлопнула дверь соседней комнаты, потом вошёл Иешуа, один. От него пахло сигаретным дымом и кухонным духом. Он был в хорошем настроении.

– Слушай, ну что ты сидишь тут в темноте? – воскликнул он и включил свет. – Ты всё прошляпил, – рассказывал он и громко хлопал оконными створками, закрывая их. – Еда была не только отличная, но и обильная, к тому же хозяин выставил нам пиво, а потом явились двое музыкантов, пианино и контрабас – ах, какой был джаз!

Стивен смотрел на него словно из другого мира.

– Иешуа, – сказал он медленно и обстоятельно, – а что это была за секта, которая прорубила этот туннель? И главное – зачем?


Содержание:
 0  Видео Иисус : Андреас Эшбах  1  2 : Андреас Эшбах
 2  3 : Андреас Эшбах  3  4 : Андреас Эшбах
 4  5 : Андреас Эшбах  5  6 : Андреас Эшбах
 6  7 : Андреас Эшбах  7  8 : Андреас Эшбах
 8  9 : Андреас Эшбах  9  10 : Андреас Эшбах
 10  11 : Андреас Эшбах  11  12 : Андреас Эшбах
 12  13 : Андреас Эшбах  13  14 : Андреас Эшбах
 14  15 : Андреас Эшбах  15  16 : Андреас Эшбах
 16  17 : Андреас Эшбах  17  18 : Андреас Эшбах
 18  19 : Андреас Эшбах  19  20 : Андреас Эшбах
 20  21 : Андреас Эшбах  21  22 : Андреас Эшбах
 22  23 : Андреас Эшбах  23  24 : Андреас Эшбах
 24  25 : Андреас Эшбах  25  26 : Андреас Эшбах
 26  27 : Андреас Эшбах  27  28 : Андреас Эшбах
 28  29 : Андреас Эшбах  29  вы читаете: 30 : Андреас Эшбах
 30  31 : Андреас Эшбах  31  32 : Андреас Эшбах
 32  33 : Андреас Эшбах  33  34 : Андреас Эшбах
 34  35 : Андреас Эшбах  35  36 : Андреас Эшбах
 36  37 : Андреас Эшбах  37  38 : Андреас Эшбах
 38  39 : Андреас Эшбах  39  40 : Андреас Эшбах
 40  41 : Андреас Эшбах  41  42 : Андреас Эшбах
 42  43 : Андреас Эшбах    



 




sitemap