Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 4 : Мария Феррарелла

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 4

Остановившись в комнате, всего в нескольких футах от входа, Райли переводила взгляд с ребенка, сидевшего на диване, на Вьятта и обратно. К ее удивлению примешивалось недоверие. Меньше всего она ожидала обнаружить в квартире Вьятта малышку, рядом с которой лежали коробка и пара чемоданов.

Она приветливо улыбнулась девчушке. Официально представляя семейство Кавано благодаря замужеству матери, Райли теперь была тетей для множества детей разных размеров, форм и возрастов. Дети олицетворяли невинность и чистоту.

Каждый человек должен оставаться ребенком возможно дольше, подумала она. Ее захлестнуло желание опекать малышку.

Проходя в комнату, Райли чувствовала, что за ней следует Вьятт.

– Привет! – поздоровалась она с малышкой. – Я Райли. А тебя как зовут?

– Лайза, – последовал быстрый вежливый ответ.

Райли оглянулась на Вьятта за разъяснением.

– Твоя племянница? – высказала она догадку.

Вместо ответа, Сэм взял ее под локоть и повел на кухню.

Но прежде чем они пришли туда, подала голос Лайза:

– Я его дочь.

Райли застыла на месте, не доходя до кухни, и взглянула на своего напарника.

– Она сказала, что?..

В голосе не было детской шепелявости или младенческой невнятности, которые помешали бы разобрать сказанное. Произношение Лайзы было идеальным, как у не по летам развитого вундеркинда, намеревающегося завоевать мир.

Сэм кивнул:

– Да.

Райли была уверена, что ей чего-то не хватает.

– Твоя дочь, – произнесла она, ни к кому не обращаясь.

В этот раз ответ Сэма прозвучал как грозный пушечный выстрел:

– Да.

В последние годы полицейское управление разрослось, но детективы составляли весьма компактную группу. Их было меньше, чем полицейских в форме, все на виду. Но не было и намека на то, что Вьятт – более чем обычный жеребец. Если бы у него появилась малышка, кто-то обмолвился бы об этом.

– С какого времени?

Он глянул через ее голову в гостиную и на ребенка с безупречной посадкой. В ее возрасте он обычно сворачивался в клубок, когда смотрел телевизор. Лайза выглядела так, словно ожидала встречи, а не смотрела в голубой экран. Она сидела прямо, положив руки на колени.

– Очевидно, лет шесть назад, – сказал он со вздохом.

Райли смерила его изучающим взглядом. Детектив казался выведенным из равновесия. В последние несколько лет им приходилось встречаться часто, но она не могла припомнить, чтобы он когда-нибудь был так расстроен.

– Когда ты узнал о ней?

Сэм взглянул на часы:

– Два часа назад плюс-минус пять минут.

Он не проявлял желания откровенничать добровольно, поэтому она взяла на себя выяснение обстоятельств появления девочки.

– Почему женщина, которая явно способна не выдавать тайну рождения ребенка, оставила свою дочь тебе? Просто так? – В это трудно было поверить.

Он не знал почему, но внезапно почувствовал потребность защитить Андреа.

– У нее не было возможности выбирать, поскольку она понимала, что… – Он закончил упавшим голосом: – Умирает.

Сильно смутившись, Райли бросила взгляд через плечо в гостиную:

– Если ее мать умерла, то как Лайза…

Вьятт прервал ее до того, как она успела договорить:

– Лайзу привела подруга Андреа. Она также принесла с собой письмо и копию ее завещания.

Согласно документу, его внезапно явившаяся дочь владела небольшим трастовым фондом, зарегистрированным на ее имя, но не могла им воспользоваться до достижения восемнадцати лет. Значит, через двенадцать лет, подумал Сэм.

Имя женщины ничего не значило для Райли.

– Как я понимаю, Андреа была твоей… – Она не закончила предложение, подыскивая правильное слово и надеясь, что Вьятт поможет ей в этом.

– Андреа никем для меня не была, – сказал он решительно.

Что касается собственных ощущений Сэма, то до этого утра Андреа принадлежала его прошлой жизни. Она была просто женщиной, с которой он встречался. Но сейчас она стала матерью его ребенка. Ребенка, о существовании которого менее трех часов назад он и не подозревал.

– Если малышка в соседней комнате твоя дочь, то в ней должно быть «что-то» от тебя. – У Райли возникло много разных вопросов. Она задала первый, показавшийся ей логичным, вопрос, который пришел в голову. – Ты уверен, что она твоя?

– Если ты имеешь в виду тест на ДНК, то нет, не уверен. Но у Андреа не было оснований лгать. – Эта женщина не оповещала его о ребенке, когда была жива, и могла изобрести фальшивую версию. – Андреа независимая… была очень независимой женщиной. – Хотя она составляла часть его жизни более шести лет назад, было трудно думать о ней в прошедшем времени. – Это многое объясняет, – сказал он более себе, чем Райли.

– Например? – спросила Райли. Ее разбирало любопытство.

На мгновение он словно забыл о существовании напарницы.

– Почему она так внезапно исчезла? – промолвил он наконец. – Однажды мы поговорили о том, чтобы освободить для нее ящик в моем шкафу. Потом, – он хрустнул пальцами, – она ушла.

– Несмотря на соблазнительное предложение освободить ящик и предоставить ей четыре вешалки? – удивилась Райли. – Хм, женщина не знает, где ее благо.

Сэм взглянул на нее раздосадованно:

– Сарказм не очень тебе удается.

– Забавно, мне всегда казалось, что удается. – Райли посерьезнела и спросила: – Ты пытался ее найти, после того как она исчезла?

Обычно он не пытался. Но ведь никакая другая женщина не пропадала таким же образом, как Андреа.

– Да, пытался.

– Очевидно, не очень-то старался. – Она заметила, что Сэм обиделся, и объяснила, почему так думает. – Ты детектив, Вьятт. Поиски таких вещей, как люди, в твоей компетенции. В данном же случае ты ничего не нашел.

Последовал вздох разочарования с его стороны. Может, Райли и права. Может, в глубине души он и не хотел найти Андреа, если значил для нее так мало, что она покинула его без единого объяснения. Сейчас он сожалел, что не был настойчивым.

– Да, но ведь она сменила квартиру, работу и телефонный номер. Насколько мне известно, она поменяла и фамилию. – Он пожал плечами, стремясь стряхнуть воспоминания о прошлом инциденте. – Полагаю, у нее появилась мания преследования.

Этот мужчина не мог преследовать женщину, подумала Райли, отметая его оправдание. Он был из тех, кто притягивает женщин.

– Вот что ты получаешь за ношение костюма Годзиллы даже тогда, когда не празднуется Хеллоуин, – выпалила она.

– Ее преследовало чувство ответственности, – уточнил Сэм. Он заметил, что Райли открыла рот, чтобы возразить. – Знаешь, не только парней мучает это чувство. Женщины бывают озабочены им не менее.

Райли отступила. Она действительно не могла с этим спорить. Ее собственная сестра, Тейлор, принадлежала к женщинам такого рода, пока любовь не устроила ей ловушку и не подбросила высокого, темноволосого, стройного частного следователя. Теперь, как знала Райли, Тейлор не могла представить себе жизнь без него.

Вместо того чтобы поделиться этими мыслями с Вьяттом, она спросила:

– Значит, ты позволил ей уйти?

– Я не стал играть роль сталкера, – поправил он ее. – Когда мы были вместе, наши отношения развивались как надо, но когда она ушла таким образом – все было кончено.

Райли оглянулась на малышку в гостиной. Лайза все еще сидела выпрямившись и глядя в телевизор.

– Очевидно, нет, – сказала Райли, указывая на девочку. – Что ты собираешься делать дальше?

Это был вопрос на шестьдесят четыре миллиона долларов.

– Черт его знает.

Райли подняла вверх палец:

– Ладно, во-первых, не ругаться.

– Я не ругался, – возразил Сэм.

– Это еще не те стандарты, к которым мы привыкли, – согласилась она, – но упоминания черта и проклятий относятся к разряду мелких ругательств. – Эти слова, видимо, его не убедили, поэтому она продолжила разъяснение: – Поразмысли над этим в тех же понятиях, в каких ты думаешь о марихуане, влекущей наркомана к употреблению кокаина. Оба наркотика нелегальны, просто один из них считается более опасным, чем другой. Кроме того, – она выставила другой палец, – тебе нужно подыскать кого-то, кто мог бы побыть с Лайзой, пока ты на работе.

Сэм еще не задумывался над этим. Его разум словно парализовали попытки справиться с первым потрясением. Сейчас, когда проблема вышла на поверхность, он не видел выхода. Не было человека, к которому можно было обратиться.

– Все мои знакомые работают в полицейском участке.

Во время их учебы в академии Сэм не упоминал о своих родственниках. Райли не имела представления о его семейном положении.

– Помощью близких не можешь воспользоваться?

У него были близкие, или, точнее, один родитель. Его отец жил в пенсионном сообществе.

– В Аризоне. Это что-то вроде зоны досуга для убийц.

Райли перестала его слушать после упоминания Аризоны.

– Дай мне подумать, что можно сделать. – Она вынула свой мобильник.

Когда она нажала кнопку клавиатуры, он спросил:

– Кому звонишь?

Райли подняла руку, жестом попросив его хранить молчание, пока она пользуется телефоном.

– Бренда? Это Райли. Послушай, я понимаю, что всего не скажешь в двух словах, и не хотела бы тебя обременять, но моему напарнику нужен помощник для ухода за маленькой девочкой. Шесть лет, – ответила она на вопрос своей сводной сестры. – Ее мать умерла и… – Райли снова сделала паузу, в этот раз не из-за вопроса, но из-за выражения Брендой соболезнования напарнику и его дочери. Следующие слова Бренды вызвали ее широкую улыбку. – Спасибо, Бренда, ты – милашка. Мы будем у тебя очень скоро. – С этими словами она выключила мобильник.

– Где мы будем? – стал допытываться Вьятт, как только она закончила телефонный разговор.

– Бренда – одна из приемных детей шефа. Она замужем за Даксом и согласилась, чтобы ей привели Лайзу. Бренда работает на дому, поэтому располагает временем для воспитания детей, – объяснила Райли. Затем она добавила для полной ясности: – Она работала учительницей и понимает толк в воспитании. Отведя к ней малышку, ты сможешь успокоить лейтенанта и вернуться на работу. У тебя будет время немного передохнуть и решить без спешки, что делать дальше.

– Без спешки, – повторил Сэм, качая головой. Его губы против воли изобразили улыбку. – Слишком поздно. Поезд ушел.

Может, лучше взять отгул, в конце концов.

Райли снова вытащила телефон.

– Хочешь, чтобы я позвонила Бренде и сказала, что ты раздумал привести Лайзу?

Нет, Райли права. Ему нужно вернуться на работу и получить время на размышление.

– Чего я действительно хочу, так это то, чтобы ты вернула время на шесть лет назад и обещала лягнуть меня хорошенько в задницу, если я предложу сходить в заведение Мэлоун.

Это был бар, в котором он впервые встретил Андреа. Вместе с подругами она праздновала там выигрыш серьезного судебного дела. В тот вечер она пошла домой вместе с ним.

Райли приходилось самой ликвидировать «белые пятна» в его биографии, догадываясь, что он ссылался приблизительно на то время, когда была зачата Лайза.

– Как ни заманчиво твое предложение, Вьятт, я должна сказать, во-первых, что речь идет о прошедшем периоде в семь лет, а не в шесть. Ты не забыл, что дети рождаются через девять месяцев после зачатия? Во-вторых, самое смелое воображение не может сделать магию и путешествия во времени частью моих служебных обязанностей или характеристики.

Райли подождала ответа напарника, но его не последовало. Глаза Сэма почти остекленели. Она предположила, что отцовство подействовало на него так, будто он подорвался на противопехотной мине.

Она помахала рукой перед его глазами:

– Вьятт, спустись на землю.

Схватив руку Райли за запястье, Сэм опустил ее:

– О чем ты говоришь?

– Ты хочешь или нет отвести Лайзу в дом Бренды? – спросила она.

Сэму казалось, что на сегодняшний день он решил проблему, но что будет завтра? И что будет со всеми последующими завтра? Сейчас он не мог сказать этого. Они что-нибудь придумают. Ему приходилось в это верить.

Райли все еще ждала ответа.

– Было бы неплохо отвести девочку, – сказал он наконец.

Райли направилась в гостиную.

– Лайза, голубушка, твой папа и я хотим отвести тебя в дом одной милой женщины. Ее зовут Бренда. Бренда Кавано.

Лайза медленно слезла с дивана, не отводя взгляда от того, кого Кэрол назвала ее папой.

– Остаться? – спросила она. – Или ты не хочешь?

Райли показалось, что нижняя губа девочки задрожала, когда она задала последний вопрос. Ее сердце сжалось от сочувствия к ней.

– Конечно, он хочет, чтобы ты осталась с ним, – произнесла Райли перед тем, как это смог сделать Вьятт. – Но он работает, милая. Работает детективом полиции. – Райли повернулась к Вьятту. – Верно, детектив Вьятт? – Она преднамеренно говорила как можно ласковей.

Сэм тупо кивнул, как человек, который находится в шоке.

– Вьятт, ты в порядке?

Сэм успокоил ее:

– Пойду разогрею машину.

Райли знала, что его машину разогревать не нужно, но не стала возражать. Все свое внимание она обратила на малышку. Старалась изо всех сил говорить приветливым, ободряющим голосом:

– Хочешь взять с собой что-нибудь?

Лайза рассматривала ее с отстраненным видом.

– Я останусь в доме этой женщины?

Лайза говорила детским глухим голосом, в котором, как казалось Райли, было много рассудительности.

– Всего на несколько часов. Ты вернешься сюда сегодня же, но позднее. В крайнем случае – вечером, – увещевала Райли.

Детективы работали посменно, но часы их работы приобретали иной раз хаотичный характер. Если бы об этом ограблении дома сообщили прошлой ночью, у нее не осталось бы сомнений, что они с Вьяттом созвонились бы в полночь относительно прибытия на место преступления.

Она заметила мрачность выражения лица Лайзы. Глаза малышки стали наполняться слезами. Неужели она испугалась?

– Что случилось?

Перед ответом Лайза сделала глотательное движение.

– Как раз это мама сказала мне, перед тем как оставить меня. Она не вернулась.

Райли склонилась, чтобы обнять Лайзу. Она почувствовала, как малышка сначала напряглась, затем расслабилась в ее руках. Бедняжка просто нуждается в любви, подумала она.

– Милая, твоя мама попала в автомобильную аварию. – Говоря это, Райли ласково поглаживала волосы Лайзы. – Больше всего она хотела вернуться к тебе, но не смогла.

Лайза подняла голову, чтобы взглянуть на Райли:

– Вы вернетесь?

Райли выпрямилась.

– Мы вернемся, – пообещала она и, собравшись с духом, взяла ручонку малышки в свою руку.


Перед тем как Райли и Вьятт ушли, Лайза задала тот же вопрос.

Вьятт опередил Райли, стремясь поскорее уйти. Он быстро попрощался с Лайзой. Девочка выглядела потерянной и столь несчастной, что Райли наклонилась и обняла ее. Как раз в это время Лайза снова ее спросила:

– Вы вернетесь?

– Твой папа вернется, милая, – пообещала Райли, полагая, что ее вопрос имел в виду Вьятта. – Уверяю тебя.

– Нет, ты, – нетерпеливо переспросила девочка. – Ты вернешься?

Райли и Вьятт переглянулись, захваченные вопросом Лайзы врасплох. Не время было философствовать по поводу ее места в сложившемся положении – или, скорее, отсутствия такого места.

Вместо этого она выпрямилась и пообещала:

– И я приду.

Только после этого с лица Лайзы стало сходить тревожное выражение.

– Хорошо.

Бренда вышла вперед, взяв девочку за плечи:

– Пойдем, Лайза, я познакомлю тебя со своими детками.

Лайза позволила вести себя, глядя через плечо на Райли с Вьяттом до тех пор, пока Вьятт не закрыл входную дверь, напрочь отделив их от взгляда дочери.

Он шумно выдохнул, как будто задерживал дыхание все время, которое они провели в доме Бренды.

– Похоже, она привязалась к тебе.

Почувствовал ли он реально облегчение, которое она заметила в его глазах?

– Если мать Лайзы не была замужем, то ей, видимо, более комфортно с женщинами.

– Замечательно, – пробормотал он под нос.

– Ты справишься с проблемой, – ободрила она его. – Правда, Лайза гораздо моложе тех особей, к которым ты привык, но благодаря твоему шарму она научится, я уверена, есть из твоих рук. – Ее попытка вывести его из состояния сосредоточенности провалилась. Оставив шутливый тон, она спросила: – Что с тобой?

Остановившись у машины, он сделал паузу:

– Не думаю, что смогу стать отцом, Макинтайр.

– Ты вполне адекватен. Примерно девяносто пять процентов всех отцов говорят вначале то же самое.

– Да, но они располагают девятью месяцами, чтобы привыкнуть к этому. У меня же не было даже девяти секунд. Только что я был холостяком и вдруг стал семьянином, – пожаловался Сэм, качая головой.

Райли бросила на него понимающий взгляд:

– Насколько я помню, ты всегда был способным учеником. Освоишься в самый короткий срок.

Впервые с тех пор, как они учились в академии, Вьятт не выглядел самоуверенным. Казалось, он утратил решимость.

Открыв дверцу машины, он снова сделал паузу.

– Я никогда не признавался в этом прежде, – начал он, но запнулся.

– Продолжай, – ободрила она его.

Ему потребовалась еще пара секунд, чтобы сформулировать свое признание.

– Я никогда не говорил этого прежде, – начал он снова, – но хочу признаться, что нуждаюсь в помощи. – Затем, переведя дыхание, перешел к сути своей просьбы: – Короче, Макинтайр, ты мне нужна.


Содержание:
 0  Полицейские тоже любят In Bed With The Badge : Мария Феррарелла  1  Глава 2 : Мария Феррарелла
 2  Глава 3 : Мария Феррарелла  3  вы читаете: Глава 4 : Мария Феррарелла
 4  Глава 5 : Мария Феррарелла  5  Глава 6 : Мария Феррарелла
 6  Глава 7 : Мария Феррарелла  7  Глава 8 : Мария Феррарелла
 8  Глава 9 : Мария Феррарелла  9  Глава 10 : Мария Феррарелла
 10  Глава 11 : Мария Феррарелла  11  Глава 12 : Мария Феррарелла
 12  Глава 13 : Мария Феррарелла  13  Глава 14 : Мария Феррарелла
 14  Глава 15 : Мария Феррарелла    



 




sitemap