Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 5 : Мария Феррарелла

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 5

В доли секунды после того, как Сэм сказал, что нуждается в ней, в голове у Райли произошла переоценка его слов, которая придала им совсем другое значение. Переоценка в том смысле, что ее не должен волновать ряд обстоятельств, с которыми столкнулся ее напарник.

Райли отогнала эту мысль, а также тревожное, беспокойное любопытство.

– Для чего я нужна тебе? – как бы услышала она свой вопрос со стороны.

– Помоги мне с Лайзой.

«Что еще имеет в виду этот кретин?» – спросила про себя Райли. Вслух сказала небрежно:

– Я думала, что уже тебе помогаю. Ведь это я добыла тебе сиделку на весь день. – Если же потребуется, можно будет договориться с Брендой, чтобы она посмотрела за Лайзой и после школы.

Школа.

Сэм сказал, что его дочери шесть лет. Это означает, что она достигла школьного возраста. На Райли обрушилась новая лавина вопросов, подавив на время чувство, которое она только что испытала.

Сэм кивнул в знак согласия. На мгновение он забыл о необходимости сесть в машину и ехать к месту ограбления дома. Он нуждался в том, чтобы высказаться открыто и хотя бы на время быть искренним перед самим собой.

– Я ценю это, даже если забыл поблагодарить…

– Ты действительно забыл.

Он подавил в себе вздох недовольства, понимая, что не хочет словом или делом вызвать отчуждение этой женщины именно сейчас. Он действительно в ней нуждался. Кроме того, она была его напарницей.

– Это ведь не какая-нибудь двухчасовая кинолента, где все аккуратно расставлено и играет возвышенная музыка, когда идут конечные титры с перечислением имен создателей и исполнителей фильма. Это реальная жизнь, Макинтайр. – Сэм не стал добавлять, что это его жизнь и что он не знал, каким образом попал в трудное положение. Он всегда был так осторожен. Но ничто, включая, очевидно, противозачаточные средства, не является надежной защитой. – А впереди море забот.

Райли показалось, что проблема могла быть решена очень просто, по крайней мере на первое время.

– Послушай, папаша, неужели у тебя нет подружки, к которой можно обратиться за помощью?

Подружка, готовая обеспечить уход за Лайзой, чтобы заслужить его благосклонность, была бы сейчас весьма кстати.

Но Сэм замотал головой:

– Не сейчас. С подружками я на мели.

Она скривила губы:

– Рада, что это сказал ты, а не я.

То, как он смотрел на проблему, выглядело упреждающим ударом.

– Может, ты попробуешь? – Он взглянул на нее с надеждой. – Что скажешь, Макинтайр? Ты мне поможешь?

Райли понимала, что он хочет переложить на нее решение проблемы. Может, в ее обширном семействе найдется доброволец, который возьмет на себя заботу и ответственность за воспитание Лайзы.

«Не выйдет, Вьятт», – подумала она.

– На меня не рассчитывай, но я смогу некоторое время приходить по вечерам и помогать тебе, если хочешь. Тебе тоже нужно быть в это время, – особо подчеркнула она. – Чтобы привыкнуть друг к другу, тебе и Лайзе придется на самом деле быть друг с другом.

Сэм вздохнул и провел рукой по волосам. Невероятно сухой воздух повсюду выпаривал влагу. Он ощутил статическое электричество над своим скальпом.

Макинтайр дело говорит, он знал это. Но впервые в жизни Вьятт не чувствовал себя готовым ответить на вызов, который ему противостоял. Что он понимал в воспитании девочки? Или даже в общении с ней? У него не было представления об этом.

У Макинтайр было такое представление. Он смотрел на нее как утопающий, цепляющийся за соломинку.

– У тебя большая семья, верно, Макинтайр?

– Теперь да, – согласилась она. Перед замужеством матери у нее были два брата и сестра. После замужества, кроме большого пополнения ее семьи, следует принять во внимание жен ее братьев и мужей сестер. За короткое время численность ее семьи выросла астрономически. – Почему ты спрашиваешь? Ты хочешь внедрить Лайзу в мою семью, надеясь, что все ее члены мечтают включить малышку в группу дошколят?

– Не совсем так, но близко к этому.

Райли покачала головой.

– Отчаяние не в твоем стиле, – улыбнулась она. – Не волнуйся, все будет в порядке. – Ее голос наполнился добротой, когда она прибавила: – И у тебя будет подмога.

Он предпочел бы просто передать Лайзу на воспитание. Не потому, что был к ней равнодушен или присутствие Лайзы помешало бы ему вести привычный образ жизни – миловидные малышки, как известно, скорее привлекают, чем отталкивают женщин. Он сделал бы это потому, что считал несправедливым по отношению к девочке держать ее при себе. Она заслуживала воспитания со стороны того, кто знает в этом толк, а не со стороны отца, который ничего в этом не смыслит.

– Наверное, так, – пробормотал Сэм. Для себя он решил сосредоточиться на работе. – О’кей, давай отложим это на потом. Надо добраться до этого дома, чтобы Баркер не устроил нам нагоняй. – Он открыл дверцу машины со стороны сиденья водителя.

В машине Райли пришлось воспользоваться ремнем безопасности. Во время поездки к дому Бренды она сидела на заднем сиденье вместе с Лайзой, чтобы девочка не чувствовала себя более одинокой, чем была. Езда на переднем сиденье рядом с водителем имела свои недостатки.

– Хочешь сесть сзади? – спросил он, заводя машину.

– Нет, – отказалась Райли. Ей не хотелось признаваться, что она придает значение такой мелочи, как ремень безопасности.

Ей надо было вытащить на необходимую длину две тугие лямки, чтобы закрепить их вокруг себя. Ухватившись за них, она просунула металлический язычок в прорезь. Справившись с этим, взглянула на Вьятта.

У него действительно был чертовски привлекательный профиль. Неудивительно, что он притягивает женщин. Этот мужчина слишком хорошо выглядел для собственной же пользы.

Или для ее пользы тоже.

Райли удивилась таким мыслям. Она поискала безопасную тему разговора, такую тему, которая бы перенаправила ее мысли в нейтральное русло. Решила поговорить о ее новом боссе, хотя могла с таким же основанием говорить о своих родственниках или матери.

– Сколько времени Баркер руководит отделом?

Сэм сделал резкий поворот вправо у очередного светофора. Нужная ему автострада находилась всего в квартале отсюда.

– Столько же, сколько я работаю в отделе.

Значит, по крайней мере последние пять лет.

– Скажи, он всегда был такой пираньей или стал таким в какое-то время?

Сэм засмеялся, затем почувствовал потребность как-то защитить босса.

– Он вполне приличный мужик, когда в настроении.

Ни вчерашний, ни сегодняшний день не подходил под это определение.

– Эти дни хорошего настроения имеют сколько-нибудь четкую последовательность? – спросила она. – Или они наступают раз в сто лет?

– От него ушла жена пару лет назад. Это и вывело его из равновесия.

– И с тех пор он вымещает свою досаду на каждом встречном, – догадалась она.

Включив поворотный световой сигнал, Сэм вывел машину на автостраду. После часа пик интенсивность движения соответствовала утренним часам.

– Что-то в этом роде. – Сэму хотелось отвлечься от нынешней ситуации. Может, если не думать о ней, он найдет наконец решение. – Лейтенант сообщил тебе подробности дела?

Перед тем как отправиться искать Сэма, она заходила к новому начальнику, чтобы получить более полную информацию. Тот казался раздраженным, но затем стал терпимее и выдал чуть больше деталей дела. Райли была довольна теперь, что поинтересовалась. Хотя она и Вьятт были знакомы, они никогда не работали вместе. Райли не хотела, чтобы он думал, будто оказался в упряжке с какой-то глупышкой только из-за ее связей.

– Баркер сказал, что характер дела напоминает ограбление дома, которое ты уже расследовал. Никаких признаков взлома, хозяев связывают скотчем и стерегут, пока двое злоумышленников в черном облачении и масках с прорезями последовательно обчищают дом. Закончив, они обездвиживали хозяев хлороформом, чтобы успеть скрыться до того, как их жертвы освободятся и позвонят в полицию.

Увеличив скорость, чтобы обогнать грузовик и съехать на другую дорогу, Сэм кивнул:

– Похоже на то ограбление.

Информацию о применении хлороформа они исключили из официального сообщения, переданного для огласки. О ней знали только жертвы и грабители.

– Насколько ты продвинулся в том деле? – спросила она.

Он уперся в тупик, из-за чего лейтенант и поручил ему новое дело.

– Тебе измерить в дюймах или футах?

– Неужели так далеко?

– Да, – ответил Сэм, скрывая разочарованность, – но теперь, когда ты рядом, мы провернем дело как надо и найдем тех нехороших парней.

Райли молча посчитала до десяти, затем спокойно сказала:

– Не думаю, что сарказм – лучший способ взаимодействия, если ты хочешь моей помощи.

Съехав, Вьятт последовал по извилистой дороге, пока не застрял на красном свете светофора.

– Ты не будешь помогать мне в деле об ограблении, если сочтешь, что твои чувства задеты?

– Я говорю о своей помощи решить проблему с Лайзой в нерабочее время.

На короткий миг Сэм совершенно забыл об этом непредвиденном происшествии в своей жизни.

– Ах да. – Он вздохнул. – Макинтайр, если я не смогу забыть, что с минуты на минуту должен стать предполагаемым отцом, то как я стану агентом 24/7?

Она попыталась угадать его состояние. Должно быть, он обалдел от случившегося.

– Во-первых, для тебя это ново. Дай себе привыкнуть к этой ситуации. Во-вторых, ты не «предполагаемый» отец. Ты на самом деле отец, хочешь того или нет. Твоя интрижка породила человеческое существо. И поскольку был в нее вовлечен, ты являешься отцом. Чем скорее ты осознаешь это, тем быстрее для тебя все станет на свои места.

– Не осознаю чего? – Сделав секундную паузу, он высказал то, что было у него на уме: – А что, если я не буду отцом вообще?

Райли хотела развернуться к нему, но тугой ремень безопасности ее не пускал.

– Ты хочешь бросить девочку?

– Разве я могу это сделать? – спросил Сэм. Затем, прежде чем Райли смогла выразиться в том духе, что не может найти подходящих слов для осуждения этого поступка, Вьятт ответил на свой вопрос со вздохом облегчения: – Я не могу этого сделать. То, что она здесь, не ее вина.

– Я бы на твоем месте выкинула слово «вина» из своего лексикона, – посоветовала она серьезно. – Использование этого слова унизит Лайзу в собственных глазах, если ей придется их услышать. Вообще я бы не занималась этим совсем.

– Чем – этим? – не понял он.

– Прошлым, – пояснила Райли. – Какое Лайза имеет к нему отношение? Если хочешь, сделай тест на отцовство. Но тогда, если девочка окажется твоей дочерью, прими это как должное и исходи из этого.

Сэм не нуждался в тесте на отцовство. Как он уже говорил Макинтайр, у Андреа не было оснований лгать, а возраст малышки совпадает со временем их встречи. Лайза – его дочь. Он взглянул на напарницу:

– Ты будешь брать почасовую плату за полезные советы?

За иронией он прятал уязвленную гордость. Она понимала это. Ее ответ был столь же ироничный, как его вопрос:

– Поскольку ты мой напарник, первая сотня часов моих советов бесплатна.

Сэм чуть не заохал, когда представил, что будет слушать голос Макинтайр следующую сотню часов.

– Я лучше послежу за дорогой.

Уголки ее рта изогнулись.

– Я дам тебе знать, когда придет время выслушивать мои советы.

Сэм чувствовал, что время уже пришло. Но он не мог думать об этом сейчас, предвосхищать проблемы, которые возникнут в будущем. Перед ним стояла задача расследовать ограбление дома и по возможности поймать преступников.

Он повернул машину на ту улицу, где произошло ограбление. Объявил:

– Мы на месте.

– Я бы никогда не догадалась, – съязвила она.

В середине проезда перед домом внушительных размеров стояла полицейская машина, вынудив их припарковаться на обочине. Толпа любопытных зевак сдерживалась несколькими кóзлами, расставленными в определенном порядке. Даже если бы всего этого не было, ярко-желтая лента с магнитной записью поперек фасада здания являлась стопроцентным доказательством того, что здесь работает полиция.

Выбравшись из машины, Сэм покачал головой:

– Надо думать, люди, живущие в этом поселке, располагают самой совершенной системой безопасности.

Райли смотрела на это иначе:

– Наоборот, эти люди полагают, что находятся в безопасности из-за того, что живут в отдельном поселке. Со временем они вбухивают деньги, которых вполне достаточно, чтобы купить собственное маленькое европейское княжество, и полагают, что это защитит их от плохих парней. Они не понимают, что богачи, в представлении плохих парней, – это свора зануд, которые не окажут сопротивления в случае нападения.

– Полагаю, в известном смысле это верно, – допустил Сэм.

– Спасибо. – Райли восприняла его комментарий как комплимент и одарила Сэма ослепительной улыбкой, перед тем как направиться к парадной двери. Перед ней стоял полицейский с непроницаемым выражением лица, настоящий мускулистый контрольно-пропускной пункт. Он и не пытался освободить ей путь. Райли предъявила ему удостоверение и полицейский жетон.

Лицо смягчилось, когда полицейский перевел взгляд с удостоверения на лицо Райли.

– Новенькая? – спросил он. В его темно-карих глазах проснулся интерес.

– Только что начала работать в отделе, – уточнила она. – Первый полный рабочий день.

– Она со мной, – сообщил удивленному полицейскому Сэм, появившись позади нее.

Тот тотчас узнал его:

– Понятно, детектив Вьятт. Но тебе не стоит особенно беспокоиться, – сказал он. – Я только что имел дело с репортером, который пытался проникнуть внутрь здания под видом родственника.

– Чем же он себя выдал? – полюбопытствовала Райли.

Когда офицер улыбнулся, на его правой щеке появилась ямочка.

– Неправильно назвал фамилию жертв ограбления, – ответил он, обрадованный возможностью поговорить о происшествии.

– Продолжайте в том же духе, – ободрила Райли патрульного полицейского и последовала за Вьяттом в дом.

Вьятт глянул на нее через плечо:

– Зачем все это?

– Для добрых отношений, – объяснила Райли. – Я пообещала себе, что если стану детективом, то не забуду, откуда вышла, и не стану держаться заносчиво с обычными полицейскими. Предполагается, что мы в одной команде, верно?

Неужели она говорит всерьез? В академии он думал, что она более эгоистична.

– Если погрузить палец в чашку черного кофе, то станет ли он приторно сладким?

Райли уже твердо решила, что Сэм не выведет ее из равновесия, независимо от характера его высказываний.

– Не знаю. Может, когда-нибудь попробую опустить палец. Но что плохого в желании установить добрые отношения с людьми?

– Я не говорю, что это плохо, но…

Судя по выражению лица Райли, она больше не слушала его. Вместо этого осматривала место. Только одна площадка винтовой лестницы, имеющая два спуска к выходу, заняла бы более половины квартиры Сэма.

– Каково? – спросил он.

Райли не в первый раз находилась в доме стоимостью во многие миллионы долларов.

Она обходила вниманием великолепие дома, сосредоточившись вместо этого на хаосе.

– Дом выглядит так, будто пострадал от урагана.

– Так и было. Фактически от двух ураганов, – подтвердил Сэм, имея в виду то, что жертвы сообщали не об одном, а о двух грабителях. – Обычно воры переворачивают все в квартире вверх дном в поисках вещей, ценность которых оправдывает риск.

Райли кивнула в знак согласия, понимая, что в данном случае она – новичок, а Сэм – опытный оперативник. Это означало, что она должна следовать его указаниям и, скорее всего, выполнять его приказы – по крайней мере до некоторого времени.

– Что ты намерен предпринять? – спросила она.

В ответ на вопрос он удивленно поднял бровь:

– Заняться делом, наверное.

– Я имею в виду, намерен ли ты допросить мужа или жену?

Понимая, чего она хочет, он решил подразнить ее:

– Их следует разделить?

– Для допроса, – сказала она, четко выговаривая каждый слог и сдерживая раздражение.

– Почему бы не допросить их вместе? – поинтересовался он чуть покровительственным тоном. – В этом случае они не будут чувствовать, что их допрашивают.

– Я не намерена их допрашивать, – сообщила ему Райли. – Просто полагала, что можно сравнить их показания и оценить, где между ними нестыковки. Если беседовать с обоими супругами сразу, они будут контролировать друг друга.

Сэм смерил ее долгим взглядом, пытаясь догадаться, о чем она думает. Несмотря на его попытки умилостивить Райли, он видел, что она остается колючей. Быть может, заметила, что он упустил какую-нибудь деталь?

– Ты полагаешь, они имеют основания что-либо скрывать?

– Не знаю, но, возможно, жена хочет избавиться от мужа, а это так называемое «ограбление» дает ей возможность оплатить избавление. Или она узнала о его любовной связи на стороне и хочет свести с ним счеты путем запугивания. Опять же, он мог захотеть… что? – спросила наконец Райли, не в силах выдерживать его взгляда. У нее возникло ощущение, что она устроила для Вьятта утреннее развлечение.

– Работа в отделе убийств, несомненно, оставила на тебе отпечаток, не так ли?

– На мне остался отпечаток желания быть хорошим полицейским, – ответила она. – Ни одна версия не должна быть исключена.

Сэм прокрутил в голове ее предложение.

– Ладно, пусть будет по-твоему. Я встречусь с мужем, ты – с женой. Или ты предпочитаешь беседовать с мужчиной?

– Нет, лучше первый вариант, – помотала она головой. – Госпожа Вильсон, видимо, будет чувствовать себя комфортнее, обсуждая то, что случилось, с женщиной, а не с тем, кто выглядит так, будто только что закончил фотосъемку для журнала «Джентльмен».

– Я мог бы сделать свой облик менее блестящим, если, по-твоему, это поможет.

– Кого теперь следует назвать язвой? – спросила она.

Сэм поднял вверх руки:

– Меня, конечно. А может, отложим беседы и дадим супружеской паре отдохнуть?

– Ты на самом деле думаешь, что они смогут заснуть после случившегося события?

«Происшествие сегодняшнего утра действительно выбило меня из колеи», – подумал Сэм, недовольный собой. Он лишился способности ясно мыслить.

– Думаю, нет, – ворчливо согласился он.

Один из офицеров полиции провел их в гостиную, где они обнаружили супругов в ночном облачении и напуганных ночным кошмаром. Они сидели на дорогом большом диване из желтой кожи, явно утратив желание или способность двигаться. Загнанные в ловушку в собственном доме, они, казалось, не замечали снующих вокруг следователей и полицейских.

По крайней мере, подумала Райли с облегчением, им не требуется медицинская помощь.

– Господин и госпожа Вильсон? – вежливо обратился Вьятт к супругам, застывшим в напряжении. Две пары испуганных темных глаз устремили на него свои взгляды. – Я – детектив Вьятт, а это моя напарница – детектив Макинтайр. Мы снимем с вас показания.

– Мы уже дали показания, – возразила госпожа Вильсон голосом, в котором смешались усталость и негодование.

– Мы знаем, – подтвердила Райли сочувственным тоном, опережая Вьятта. Она все свое внимание обратила на хозяина дома. Не надо было консультироваться с психиатром, чтобы понять, что он совершенно обескуражен происшествием. – Вы утомлены и озлоблены, хотите забыть о том, что случилось. Но для вас было бы лучше вернуться к ночным событиям снова. Может быть, в этот раз вы вспомните то, о чем не упомянули прежде.

Супруги переглянулись, словно хотели спросить друг у друга, что им делать дальше. Мужчина наклонил голову, еще не вполне уверенный, и произнес:

– Хорошо, если вы думаете, это поможет…

– Поможет, – заверила его Райли.

Роберт Вильсон протяжно вздохнул.

– Полагаю, мы сможем вытерпеть еще один допрос, – сказал он более решительно.

– Благодарим за сотрудничество, – произнес Вьятт с таким чувством, будто его слова запоздали. «Эта моя новая напарница, – подумал он, – такой живчик».


Содержание:
 0  Полицейские тоже любят In Bed With The Badge : Мария Феррарелла  1  Глава 2 : Мария Феррарелла
 2  Глава 3 : Мария Феррарелла  3  Глава 4 : Мария Феррарелла
 4  вы читаете: Глава 5 : Мария Феррарелла  5  Глава 6 : Мария Феррарелла
 6  Глава 7 : Мария Феррарелла  7  Глава 8 : Мария Феррарелла
 8  Глава 9 : Мария Феррарелла  9  Глава 10 : Мария Феррарелла
 10  Глава 11 : Мария Феррарелла  11  Глава 12 : Мария Феррарелла
 12  Глава 13 : Мария Феррарелла  13  Глава 14 : Мария Феррарелла
 14  Глава 15 : Мария Феррарелла    



 




sitemap