Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8 : Мария Феррарелла

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 8

Сэм вернулся домой почти через два часа. Он затруднялся решить, какие именно вещи Лайзы взять и какие оставить. У него не было никакого представления о том, что маленькие девочки считают необходимым для себя. Две коробки, которые девочка привезла с собой, содержали одежды более чем достаточно. Но даже он знал, что маленькие девочки – пусть и не по годам развитые – живут не одной одеждой. Поэтому, когда он наткнулся на потрепанного плюшевого медвежонка под кроватью, подобрал эту мягкую игрушку, выбил из нее пыль и сунул в автокресло Лайзы одной из тех вещей, которые он намеревался увезти с собой с самого начала.

Сэм ходил по квартире не в одиночку. Владелица дома увидела, как он отпирает дверь квартиры Андреа. Поскольку она его не видела прежде, но знала обстоятельства, связанные с последним квартиросъемщиком, а также из-за невероятного любопытства, почтенная особа взяла на себя расследование причин появления неизвестного посетителя.

Заговорив с молодым человеком, когда он входил в дверь, Мэвис Паттерсон быстро сменила подозрения на сочувствие, когда обнаружила, что посетитель взял под свою опеку Лайзу и пришел забрать ее вещи.

Ставшая вдовой более десяти лет назад, грузная женщина настояла на том, чтобы помочь. Она даже принесла из конторы несколько коробок, чтобы упаковать вещи, и вызвалась донести кое-что к его машине.

С видом знатока она наблюдала за тем, как он отбирает вещи.

– Я смотрю на здешних жильцов как на одну семью, – говорила Сэму госпожа Паттерсон, следуя за ним по пятам, когда он совершал последнюю ходку от квартиры до машины. – Без некоторых членов семьи можно обойтись, – продолжала она, – но Андреа был особенным. Всегда находила доброе слово для человека в конце разговора, – похвалила Мэвис мать Лайзы. – Забот у нее было выше крыши. – Затем она сменила тему: – Она, конечно, гордилась своей малышкой. Очень сообразительная девочка. Умнее многих из тех, что здесь живут, – сказала Мэвис доверительным тоном, понизив голос. – Если вам что-нибудь нужно, дайте мне знать, – произнесла она торжественно. – И даже в конце месяца. В это время операции по аренде прекращаются, – наставляла она его, – но я остаюсь на месте. – Она похлопала Сэма по руке, когда он загрузил последнюю коробку в багажник. – Скажите Лайзе, что госпожа Паттерсон передает ей привет.

– Обязательно скажу, – пообещал Вьятт.

Госпожа Паттерсон наблюдала со стороны, как он вывел машину с крытой парковки, а затем поехал дальше. Она махала рукой, пока он не скрылся из вида.

Выезжая из жилого комплекса, Сэм гадал, сможет ли он немного отсрочить время своего возвращения домой.

Через мгновение в нем стало нарастать раздражение против самого себя. Когда же он стал трусом? Черт, он усмирял вооруженных преступников. Почему же прибытие в его дом дочери вызвало вдруг холодок оцепенения на его спине?

Его дочь.

Это слово пока не звучало для него должным образом. Привыкание к тому, что у него есть ребенок, о котором следует заботиться, еще займет некоторое время. Чертовски много времени.

Ведя машину, он взглянул на часы. Проклятие, Райли не обрадуется его долгому отсутствию. Он понимал ее.

Но как раз это ему было нужно. Видеть двух женщин, а не одну.

Он полагал, что могло быть хуже. Могло быть три женщины.

* * *

Сэм подошел к входной двери своей квартиры на первом этаже и сунул руку в карман. Только тогда он осознал, что не сможет открыть ее. У него не было ключа.

Подавив вздох, Сэм понял, что должен постучаться в собственную дверь, чтобы войти. И все это, чтобы просто оказаться в своей квартире.

Он постучал. Несколько минут подождал. За дверью не было слышно звуков, свидетельствующих о пребывании людей. Никто явно не собирался открывать дверь. Неужели Райли куда-нибудь пошла с Лайзой?

Напрашивались разные сценарии событий. И в этом состоит отцовство? В том, что в голову заползают разные опасения?

Сэм поднял было руку, чтобы постучать снова, когда дверь наконец открылась.

Райли устало улыбнулась.

– Я думала, что ты заблудился, – сказала она, раскрывая дверь шире, чтобы он прошел внутрь.

– Я не сразу определился с тем, что ей надо, – пробормотал он, ставя коробку, которую нес, на диван.

Обернувшись, чтобы продолжить объяснения, Сэм увидел кухню и стол. Коробка пиццы, дно которой было пропитано оливковым маслом, занимала почти половину стола. Осталось более половины пиццы. Но это была не та ароматная пицца, которая влекла его к себе, раздражая слюнные железы.

– Ты взял автокресло? – спросила Райли.

– Да, оно в машине, – ответил он резко, затем сказал про себя, что не имеет права раздражаться в ее присутствии. Райли оказывала ему услугу, по-другому к ней относиться нельзя. – Я чуть не забыл… – продолжил он. – Когда собрался войти в квартиру Андреа, пришла владелица дома проверить, что я делаю, может, убедиться в том, что не пытаюсь вломиться в пустую квартиру. – Затем он вздохнул. – Когда она узнала, что я отец Лайзы, не могла сдержать поток слов.

Уголки рта Райли изогнулись в удивлении.

– Значит, ты опоздал потому, что не мог определить, что взять с собой, и потому, что владелица дома слишком много разговаривала?

– Что-то в этом роде, – проворчал он.

– И пока ты где-то слонялся, мысли о Лайзе не поторопили тебя вернуться домой? – сказала Райли.

Его возмутили ее предположения – пусть в них и имелась изрядная доля правды.

– Ты что, репетируешь прием у психиатра отдела?

– События ошеломили тебя. Потому ты и нервничаешь. Вот почему я вызвалась побыть с ней.

Сэм огляделся:

– Где, между прочим, Лайза?

– В гостиной. Спит. – Райли посчитала излишним добавлять, что понадобилось рассказать Лайзе две сказки, чтобы девочка стала клевать носом и наконец заснула. – Испытание вымотало бедняжку.

– Она в этом не одинока, – процедил Сэм сквозь зубы.

Сунув руки в карманы, он нетерпеливо прохаживался по гостиной. Он чувствовал себя припертым к стенке, и это ему не нравилось.

– Что мне делать с ней? – спросил он без надежды в голосе, понизив его, когда повернулся к Райли.

– Любить ее, – просто ответила она. – Ты знаешь, что это твоя дочь. Не ошибешься, если будешь ее любить, – заверила она его и добавила: – У меня, моих братьев и сестры было суровое детство. Но при всем этом мы знали, что мать любит нас всем сердцем. – Отец тоже любил их по-своему, но это не оправдывает его поведения в отношении детей и матери. – В конце концов эта любовь помогла нам многое пережить. Она действительно смягчила горечь от тех неприятностей, через которые мы прошли. Любовь – сильное и необходимое чувство.

Райли казалось, что она проняла его. Сэм вздохнул.

– Она обо мне что-нибудь говорила? – Вопрос прозвучал неубедительно. Сэм не был уверен, что нуждается в ответе.

Райли кивнула:

– Она говорила кое-что о тебе.

В нем проснулось любопытство.

– И что же она говорила?

Перед тем как прозвучал ответ, глаза Райли повеселели, создавая вокруг нее теплую ауру, которая поразительным образом передавалась ему.

– Лайза говорила, что ты хорошо выглядишь и она понимает, почему ее мама «запала» на тебя. Судя по ее словам, она имела в виду именно это, – засмеялась Райли. – Эта твоя малышка очень сообразительна. Она еще поставит тебя на уши.

Ему не хотелось иметь ребенка, который поставит его на уши, будет постоянно держать его в психологическом напряжении.

– Это как раз то, что отнимает мои силы на работе, – сказал он Райли. – Когда я прихожу домой, то хочу больше всего пустить все побоку и расслабиться.

– Дети тоже в состоянии это делать, – заверила его Райли, прибавив: – Девочка не собирается требовать морального поощрения от агента 24/7.

У Сэма все еще оставались сомнения. Он провел рукой по волосам с ощущением, будто пробирается через зыбучие пески.

– Я должен это переварить.

– Больше веры в себя, Вьятт. Каждый новоиспеченный папа полагает вначале, что его ждет полная катастрофа. Пока все для тебя ново. – Разве об этом уже не говорилось? Ей казалось, что Вьятт нуждался в том, чтобы вновь услышать пройденное. И возможно, еще раз как следует вникнуть. – Ты привыкнешь.

Сэм искренне сомневался в этом. Одного желания мало, не каждый человек – мужчина или женщина – подойдет на роль родителя.

– Я даже не помню, когда был ребенком, не говоря уже о знании того, как обращаться с ним или строить отношения.

– Навык формирует мастера, – ободрила его Райли. – Кроме того, эта девочка взрослее, чем некоторые известные мне люди. С ней тебе будет легче, чем с заурядным ребенком. – Райли похлопала его по плечу. – В будущем году в это же время ты будешь сожалеть, что вел такие речи и обнаружил свою слабость. – Она заметила в его глазах некоторое недоверие и улыбнулась. – Поверь, я знаю. Я выросла с двумя мини-мачо. Между прочим, – добавила она шепотом, – ничего дурного нет в том, чтобы иметь безобидную слабость.

Сэм все еще качал головой.

– Не та ситуация, в которую я хотел бы попасть.

– Это не всегда легко, Вьятт. Иногда обстоятельства диктуют свои условия. – Она вспомнила, какие эмоции переполняли ее, когда она смотрела на бездыханное тело своего бывшего напарника.

В этот момент она осознала, что ни разу в течение дня не подумала о Диего, с тех пор как зашла в квартиру Вьятта и обнаружила причину его отсутствия в полицейском участке.

Эта мысль заставила ее пережить как вину, так и надежду. Может, она наконец преодолела самое худшее. Может, если повезет, вернется на белый свет из всепоглощающей тьмы.

Оптимизм вернулся к ней без помощи психиатра, с которым хотел свести ее Брайан. Первое, что она сделает, это поговорит с Брайаном о целесообразности его решения направить ее к психиатру. Она увидела свет в конце тоннеля без этого.

Сделав глубокий жизнеутверждающий вдох, она взглянула на напарника и спросила:

– Голоден?

Вопрос застал его врасплох и потребовал от него секундного раздумья. Он сразу почувствовал, как у него в желудке скребут кошки.

– Да, – ответил он. – Полагаю, что да.

– Отлично, тогда угощайся, – пригласила она его, указывая на остаток пиццы. – Я потому и заказала большую.

– Перво-наперво – долг. – Перед тем как сесть за еду, он полез в карман за бумажником. – Сколько я тебе должен?

– Ничего – по крайней мере, в денежном смысле, – сказала она со смешинками в глазах. Когда он все-таки вытащил несколько банкнотов, она отмахнулась от них. – Не беспокойся, я в состоянии потратиться на пиццу. Кроме того, тебе не нужно проявлять галантность в этом отношении. Мы ведь не на свидании.

– Не на свидании? – машинально повторил он.

Когда Сэм услышал это слово, в его сознании всплыли далекие смутные ассоциации. Когда он и Райли учились в академии, они встречались несколько раз, но вокруг всегда были другие салаги. Им не удавалось остаться один на один.

– Да, не на свидании, – подтвердила Райли, все больше забавляясь. Мысль о свидании с ней явно его смущала. – Если мы когда-нибудь решимся на свидание, я позволю тебе платить за себя, – пообещала она.

Он просто кивнул, стремясь расположить в правильной перспективе все свои впечатления, включая мириады ощущений. Однако не мог сосредоточиться.

– Послушай, что же будет завтра…

– Завтра ты отведешь Лайзу в школу, представишься ее учителям в качестве отца. Держись по возможности естественней. Я постараюсь прикрыть тебя перед Баркером, хотя не уверена в успехе, – призналась она.

Райли не могла определить, был ли Баркер приличным парнем, склонным побрюзжать, или идиотом, который любит демонстрировать свою власть. Она считала, что еще не настало время для окончательных выводов.

– Мы можем заключить сделку, – предложил Вьятт, взяв кусок пиццы и положив его на бумажную тарелку. – Ты завтра отведешь Лайзу в школу, а я прикрою тебя от лейтенанта.

Райли покачала головой:

– Так не пойдет. Тебе нужно наладить отношения с дочерью, а мне показать Баркеру, что он не сможет меня запугать. – Она надеялась, что лейтенант предпочитает людей, которые не склонны поддаваться испугу, и не считает их угрозой своему авторитету.

– Он огорчился бы, если бы услышал твои слова, – сказал Сэм с приглушенным смехом. – Он предпочитает вселять в людей страх Божий.

– Бог может внушить такой страх, – согласилась Райли. – Но Баркер – никогда, – добавила она, наблюдая, как Сэм отправляет в рот приличный кусок пиццы. – Между прочим, я просмотрела весь буфет, но нашла лишь бумажные тарелки.

Прежде чем ответить, Сэм вновь откусил изрядный кусок пиццы.

– Мне так удобно. Заканчивая еду, я просто выбрасываю их. Меня не устраивает, когда в мойке громоздится гора немытых тарелок.

– Тогда не позволяй им громоздиться, – просто посоветовала она. – Тарелки нужны тебе, Вьятт. Раз у тебя есть дочь, значит, тебе нужны тарелки. – Поскольку он бросил в ее сторону скептический взгляд, Райли добавила: – Детям требуется ощущение стабильности.

Он не стал спорить с этим, лишь ее аргументация показалась ему несколько странной.

– И обладание тарелками дает такое ощущение?

– Для новичков, – сказала она доверительным тоном. – Бумажные тарелки предназначены для временного пользования, настоящие тарелки – нет. Они как бы говорят: «Мы не сойдем с места». – Райли улыбнулась. – Я дам тебе много советов за время нашего сотрудничества.

Положим, она женщина, но это вовсе не значит, что она опытнее его в таких вопросах.

– У тебя есть дети?

– Нет. – Она понимала, куда он клонит, или полагала, что понимает. – Я не была замужем.

– Не надо состоять в браке, чтобы иметь ребенка, – напомнил он ей. – Кажется, я живое свидетельство этому. Но если у тебя нет детей, то что побуждает тебя считать себя экспертом в этих вопросах?

Райли не поняла, хочет ли Вьятт поспорить или просто проявляет любопытство. Вероятно, он сильно подавлен неожиданным поворотом событий в своей жизни, поэтому она позволила ему сомневаться.

– Лишь одно. – Она широко улыбнулась. – Просто я мастер на все руки.

– Верно. Мне следовало бы это понять. – Он знал ее достаточно хорошо, чтобы сообразить, что она шутит. – Послушай, Макинтайр, – окликнул он ее, когда Райли отправилась в гостиную и взяла с дивана свой кошелек.

На пути к входной двери она остановилась и взглянула на него через плечо:

– Да?

Оттолкнув от стола стул, Сэм поднялся и подошел к ней.

– Спасибо, – искренне поблагодарил он ее, – спасибо за все.

Райли пожала плечами в знак того, что не придает своим заслугам большого значения, хотя отметила, что его благодарность ей приятна.

– Напарники не могут поступать иначе.

Сэма вдруг повлекло к ней с ошеломляющей силой. Она стояла так близко, что он ощущал ее дыхание. Может, из чувства благодарности, может, под воздействием инстинктивного порыва в нем возникло желание поцеловать ее.

Однако здравый смысл возобладал и удержал его.

– До завтра.

Райли абсолютно не представляла себе, почему ее тело охватил внезапный жар, почему ей показалось, что пространство между ни ми сократилось, хотя ни один из них не двинулся с места. Она решила, что ей нужно охладиться на свежем воздухе.

Немедленно.

– До завтра, – отозвалась Райли. Лицом к нему она отступила назад и открыла дверь. В следующее мгновение она обратилась в бегство. Честно говоря, ее уход нельзя было назвать иначе.


Ему показалось, что шум доносился откуда-то снаружи.

Мгновением раньше он спал, но звук пробивался сквозь тьму в его спальню, все больше настораживая его по мере того, как он старался угадать его источник.

Что это?

Приподнявшись на локтях, Сэм поднял голову и прислушался. Его квартира располагалась не так далеко от общественного бассейна. Кажется, кто-то закатывал там вечеринки. Они продолжались до ночи и становились шумнее с каждым часом. В эти теплые октябрьские ночи многим людям хотелось освежиться купанием в бассейне.

Но в данном случае шум не был похож на тот, что исходит от веселой вечеринки. Он больше напоминал плач. Детский плач.

И звук доносился не снаружи, а изнутри квартиры.

Сэм вытянулся в струнку.

Лайза.

Он двинулся к месту, где она лежала, до того, как его рассудок заработал в полную силу. До того, как его желание отстраниться от отцовства удержало его в своей комнате в надежде, что она выйдет сама.

Он мог распахнуть дверь гостиной, но боялся, что испугает ее, поэтому постучался. Реакции на стук не было, даже после того, как он постучался еще раз. Однако он слышал плач.

– Будь что будет, – пробормотал Сэм под нос. Повернув ручку, он приоткрыл дверь гостиной.

Лайза была на месте, белокурая, похожая на привидение, утопавшая в двуспальной кровати.

Инстинктивно у него возникло желание тихонько вернуться в свою комнату. Но в следующее мгновение Сэм отбросил эту мысль и вошел в комнату.

– Лайза?

Девочка не ответила. Ее рыдания, раздирающие душу, продолжались. Он не мог оставить ее в таком состоянии.

Затаив дыхание он вновь ее окликнул. Когда девочка не отозвалась и в этот раз, он склонился над кроватью и осторожно потряс ее плечо.

– Лайза?

Она раскрыла глаза.

Напуганная, смущенная и почти немедленно застеснявшаяся, Лайза зарылась лицом в подушку, стараясь прекратить всхлипывания. Ее тельце дрожало.

Сэм присел на край кровати.

– Тише, – успокаивал он девочку, – все хорошо. – Он произносил эти слова, чтобы успокоить ее и себя. Нежно, как если бы подхватывал снежинку, Сэм взял малышку на руки.

Испуганная и все еще стесняясь, Лайза попыталась в первый момент сопротивляться. Однако она была слишком огорчена и уступила, расслабившись в его объятиях.

– Я соскучилась по маме, – всхлипывала она на его плече.

Непроизвольно он начал ее качать.

– Понимаю, милая, – нежно произнес он. – Понимаю, но все будет хорошо.

Хотя он мог поклясться собственной жизнью, что в данный момент не представлял, как это случится.

Девочка прижалась к Сэму, чему он не препятствовал. Это было самое малое, что он мог сделать для нее.

И самое большее.

Сэм носил дочь на руках довольно продолжительное время. Пока она наконец не заснула снова.

И после этого он держал ее некоторое время в своих объятиях.


Содержание:
 0  Полицейские тоже любят In Bed With The Badge : Мария Феррарелла  1  Глава 2 : Мария Феррарелла
 2  Глава 3 : Мария Феррарелла  3  Глава 4 : Мария Феррарелла
 4  Глава 5 : Мария Феррарелла  5  Глава 6 : Мария Феррарелла
 6  Глава 7 : Мария Феррарелла  7  вы читаете: Глава 8 : Мария Феррарелла
 8  Глава 9 : Мария Феррарелла  9  Глава 10 : Мария Феррарелла
 10  Глава 11 : Мария Феррарелла  11  Глава 12 : Мария Феррарелла
 12  Глава 13 : Мария Феррарелла  13  Глава 14 : Мария Феррарелла
 14  Глава 15 : Мария Феррарелла    



 




sitemap