Детективы и Триллеры : Триллер : ГЛАВА 33 : Роберт Финн

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




ГЛАВА 33

Два дня спустя

Среда, 30 апреля


— Кажется, я ее вижу, — сказала Сьюзен.

Прозрачная стена отделяла зону безопасности от магазинчиков и кресел в зале вылета. Сьюзен и Дэвид смотрели сквозь стекло на пассажиров, выстроившихся в три очереди перед металлоискателями. Рядом с каждым устройством стоял рентгеновский аппарат.

Женщина, о которой говорила Сьюзен, что-то сказала своему спутнику и повернулась к ним липом. Это была не Ди.

— Знаешь, что мне нравится в визитах к стоматологу? — неожиданно спросил Дэвид.

Американка перевела на него взгляд. Она была признательна ему за то, что он пытается ее отвлечь, но немного удивилась вопросу.

— А тебе нравится ходить к стоматологу?

— Ты что, первый день в Британии? Это ирония. Я терпеть не могу дантистов. — Дэвид преувеличенно выпятил грудь и расправил плечи. — Нет, конечно, мне наплевать на боль, просто не люблю чувствовать себя беспомощным. Дурацкое ощущение. Меня всегда забавляет, как врачи стараются удрать из комнаты, где делают рентген зубов. Я хочу сказать — для меня-то это абсолютно безопасно, а они разбегаются как кролики.

Он нахмурился, усомнившись в удачности своего сравнения.

Взгляд Сьюзен продолжал скользить по пассажирам, проверяя всех входивших в зону безопасности. Она пробормотала:

— Разница в том, что ты делаешь это всего дважды в год, а они — по двадцать раз за день.

— Ну да, — вяло согласился Дэвид. — Интересно, как тогда чувствуют себя эти ребята? — Он кивнул на одного из операторов пропускного пункта. — Они весь день торчат рядом с мощным рентгеном, который просвечивает даже металлические кейсы.

Американка хмыкнула и сказала:

— Вот она.

Дэвид, следивший за соседней очередью, повернул голову и увидел, как в зал вошла высокая худощавая девушка с темными волосами — Ди Милтон. На ней были черный мохеровый джемпер и белые джинсы; Сьюзен уже издалека заметила, что они сильно испачканы. Ди шла, слегка покачиваясь, и опиралась на руку своей спутницы, которая была гораздо ниже ее ростом.

Вторая девушка оказалась смуглокожей и черноволосой. Внешностью она напоминала индианку, чего нельзя было сказать о ее костюме, который состоял из туго обтягивающих фиолетовых брюк из искусственного шелка, ослепительных серебристых туфель и эластичной розовой футболки, слишком тесной даже для ее щуплой фигуры. Поперек груди серебряными буквами было написано: «Крошка». В таком наряде молодые легкомысленные девушки ходят на вечеринки, если не могут позволить себе ничего более стоящего, но в помещении аэропорта он выглядел абсолютно неуместным, особенно по контрасту с измученным видом его хозяйки. Черные круги под глазами девушки говорили о чем угодно, только не о беззаботной жизни. Казалось, она чем-то до смерти напугана.

Индианка подтолкнула Ди, и та шагнула ближе к арке металлоискателя. Несмотря на шаткую походку и заторможенный вид, она выглядела гораздо более крепкой и здоровой, чем ее соседка.

Дэвид пробормотал:

— Что-то она не очень похожа на адепта, как ты думаешь? Сьюзен удивленно покачала головой.

— Скорее на наркоманку. Я видела таких девушек, когда работала добровольцем в клинике. Больше всего она смахивает на уличную проститутку — из тех, что подешевле.

Дэвид внимательно вглядывался в приближавшуюся пару.

— Теперь я понимаю, что имел в виду Джан, говоря про одежду, под которой нельзя спрятать оружие, — заметил он без тени иронии.

— Все равно расслабляться не стоит, — отозвалась Сьюзен. — Подождем, пока они пройдут через детекторы, и отойдем подальше.

Ди и ее спутница благополучно миновали рамку металлоискателя. У них не было никакого багажа, кроме мобильных телефонов и дамской сумочки американки.

— Будет лучше, если она не увидит нас вдвоем, — прошептала Сьюзен.

Дэвид кивнул и отошел к стойке с таксофонами. Снял трубку с одного из аппаратов и начал что-то бормотать, изображая оживленный разговор. Его глаза как бы случайно останавливались то на Сьюзен, то на подходивших к ней девушках.

Сьюзен держала в одной руке большую сумку, а в другой — открытую бутылку с минералкой. Из сумки торчала прозрачная папка, в которой лежала пачка белой бумаги с распечатанным на принтере текстом. Американка неподвижно стояла посреди зала на виду у всех, кто выходил из зоны безопасности.

Увидев сестру, Ди с трудом улыбнулась, словно была слишком пьяна, чтобы отдавать себе полный отчет в происходящем. Лицо Сьюзен превратилось в застывшую маску.

— Вы Сати? — спросила она у индианки.

Девушка поморщилась.

— Нет, я Прайя. Это он так меня зовет. Вроде как в шутку. — Ее слова звучали искаженно из-за резкого акцента.

Сьюзен бросила быстрый взгляд на Ди.

— Вы ее не трогали? — спросила она.

— Я вообще никого не трогаю, — глухо произнесла девушка, и из ее груди вырвался тяжелый вздох.

— А Джан? — продолжала допытываться Сьюзен. — Вы ведь на него работаете?

Азиатка мрачно рассмеялась.

— Вы должны отдать мне какие-то бумаги, — напомнила она. — Без них я не вернусь.

Сьюзен колебалась.

— Он вам угрожал? — В ее голосе прозвучала нотка невольного сочувствия.

— А вы как думаете? — ответила Прайя раздраженным и усталым тоном, словно каждое слово давалось ей с большим трудом.

Она молча протянула руку. Американка посмотрела на нее в замешательстве, словно не решаясь подать в ответ свою, но потом сообразила, что значит ее жест, и вынула папку с документами.

Индианка схватила бумаги и слегка подтолкнула свою спутницу к сестре. Ди сделала пару неуверенных шагов и почти упала в объятия Сьюзен.

Прайя процедила сквозь зубы: «Надеюсь, с ней все будет в порядке», — и направилась в другую сторону, прежде чем Сьюзен успела добавить хоть слово.

Как только Прайя исчезла, Дэвид подошел к Ди и помог отвести ее к ближайшим креслам.

— Никто за нами не следил, — сообщил он. — Она пришла одна.

Они сели вместе, и Сьюзен стала поглаживать сестру по волосам. Ди привалилась к ее плечу.

— Похоже, эта девушка — такая же жертва, как и мы, — сказала Сьюзен. — Одному Богу известно, чем он привязал ее к себе.

Дэвид взглянул на грязную одежду Ди и ее обмякшее лицо.

— Как она? — спросил он.

Сьюзен взяла сестру за подбородок и заглянула ей в глаза. Та ответила расслабленной улыбкой.

— Они ее чем-то напоили, но, кажется, на теле нет ни царапины. Если это просто валиум, все пройдет через несколько часов.

Сьюзен обняла Ди и нежно прижала к себе, слегка покачиваясь. Сестра не сопротивлялась.

Потом Сьюзен попросила:

— Помоги мне отвести ее на посадку.

Ее лицо выражало твердую решимость по-прежнему быть во всеоружии и держаться начеку. Вид у нее был таким же озабоченным, как и час назад.

Часа через полтора они уже летели. Ди сидела у окна, по-прежнему сонная и молчаливая, но уже не такая отрешенная и вялая, как раньше. Сьюзен заняла место посередине, а Дэвиду досталось кресло с краю.

Когда на панели погасла надпись «Пристегнуть ремни», Сьюзен повернулась к нему.

— Что произошло? — спросила она. — Мы и вправду это сделали? У нас все получилось?

— Ты уже два часа задерживаешь дыхание, — заметил Дэвид.

Сьюзен нервно улыбнулась:

— Надо же.

— Все в порядке. — Он окинул взглядом своих спутниц. — Ты, я и Ди снова вместе. По-моему, это очень обнадеживает.

— Значит, мне уже можно перевести дух?

Дэвид наклонился вперед и взял ее за руку. Он утвердительно кивнул.

— Спасибо, — пробормотала Сьюзен. — Я знаю, как тебе было трудно отдать инициативу в мои руки и уйти на вторые роли. Но ты себя переборол. Поверь, я очень это ценю.

Дэвид пожал плечами.

— Ты все хорошо обдумала и составила отличный план, — объяснил он. — В любом случае я бы не придумал ничего лучше. И потом, мы…

Он замолчал.

— В чем дело? — спросила она, подбодрив его улыбкой.

— Я просто подумал, почему бы нам не поговорить обо всех этих проблемах?

— О каких вещах? Мне нечего сказать, кроме огромного

«спасибо».

— Нет, я имел в виду то… — Дэвид запнулся. — Ну, ту тему, которую мы обсуждали раньше. Помнишь? Про доверие друг к другу. — Он помолчал. — Я, конечно, понимаю, что время сейчас неподходящее, но у нас уже давно не было возможности все обсудить, а нам придется это сделать, рано или поздно.

Американка напряглась, но ничего не ответила.

— Сьюзен, я знаю, что у тебя есть ко мне какие-то чувства. — Дэвид перевел дух. — Не важно, как ты их называешь. А у меня… я хочу сказать, ты знаешь… в общем, тебе известно, какие чувства я испытываю к тебе. — Он улыбнулся. — Я просто хочу все это обговорить и выяснить, почему мы не можем — или что нам мешает — быть абсолютно искренними друг с другом. — Он наконец перешел прямо к делу. — Я надеюсь, уже пришло время, когда ты можешь полностью мне доверять.

Девушка неловко заерзала на месте.

— Все не так просто, — пробормотала она после паузы.

— Ладно. Допустим, — согласился Дэвид. — Но я хочу об этом поговорить.

— Ты уверен?

Вопрос Сьюзен прозвучал так, словно она надеялась услышать «нет».

— Мне кажется, я уже достаточно сделал — достаточно рисковал собой, — чтобы заслужить честный ответ, — сдержанно ответил Дэвид. Его слова прозвучали мягко, но в них чувствовался скрытый вызов.

Сьюзен глубоко вздохнула.

— Ладно. Раз уж ты так уверен, что тебе нужен этот разговор…

Она попыталась собраться с мыслями. На ее лице было написано, что, хотя все это ей не очень нравится, она выполнит свой долг.

— Дело не в том, доверяю я тебе или нет; дело в том, что ты не доверяешь мне — причем как раз там, где мне это особенно нужно. — Сьюзен задумалась. — Я тебя не виню — так уж ты устроен. Но с тех пор как мы познакомились, мне это очевидно. Ты не из тех людей, кто слушает чужие советы или легко распахивает душу настежь. Конечно, ты можешь попытаться это сделать, но тебе придется слишком напрягаться, и в конце концов ты вернешься к тому, что свойственно твой натуре: думать и действовать самостоятельно, без оглядки на других.

Она положила руку на его ладонь.

— Ты понимаешь, что я тебя не критикую? Таков твой характер. Ты ничего не можешь с ним поделать — так же как я ничего не могу поделать с тем, что меня это не устраивает. Наверняка найдутся миллионы девушек, которые будут в восторге от твоей заботы и опеки. Но я к ним не отношусь. Это не для меня.

Дэвид пробормотал:

— Но я не… мы же не…

Предложение повисло в воздухе.

— Вот почему я всегда так бесилась, когда ты принимал решения, не посоветовавшись со мной. Дело даже не в том, что порой ты вел себя слишком безответственно; просто каждый раз передо мной вставал тяжелый выбор — либо позволить тебе вытереть об меня ноги, либо послать тебя к черту. А мне было нужно только честное партнерство. Я не хочу чужого покровительства за счет отказа от самой себя. Так поступала моя мать — и ничего хорошего из этого не вышло. Она жила с моим отцом, который все решал за нее, и всю жизнь чувствовала себя несчастной. Наверно, по-другому их брак бы просто не существовал, но все равно это было неправильно. Когда я вижу, как сложилась ее судьба, мне хочется только одного — самостоятельности.

На глаза американки навернулись слезы.

Дэвид продолжал молчать, стараясь подыскать нужные слова. Ему хотелось опровергнуть все, что сказала Сьюзен, убедительно доказать, что она ошиблась.

— Это неправда, — произнес он наконец. — Может быть, в прошлом так и было, но с тех пор все изменилось. Я никого не уважал так сильно, как тебя. Когда ты решила спасать Ди, я сделал все, как ты хотела, даже слова не сказал — помнишь?

Сьюзен кивнула:

— Да, но тебя это почти убило. Я видела, как ты мучился. Именно поэтому я тебе так благодарна.

— Чепуха! Немного помял перышки, только и всего. Ты права в одном — раньше я никому так не доверял. Верно, меня тошнит, когда кто-то лезет в мои мысли. Но с тобой — другое дело. Я тебе верю. Поначалу это было трудно, но я привык. Господи, Сьюзен, тебе совсем не нужно мне уступать! Тем более — отказываться от себя. Ты мне нравишься такой, какая ты есть. — Он замолчал, смущенно потупив голову, и добавил изменившимся голосом: — Точнее, я люблю тебя такой, какая ты есть.

Сьюзен плакала уже в открытую — и не столько от огорчения или боли, сколько от избытка чувств.

— Как бы я хотела в это поверить, — прошептала она, всхлипнув. — Я хочу этого больше всего на свете. Я стараюсь изо всех сил, но ты… ты должен понимать, с кем имеешь дело. — Она взглянула на шевельнувшуюся в кресле Ди и понизила голос. — Когда мы были детьми, родители все время на меня давили. Они были счастливы, только если я чего-то добивалась. А Ди… ей достаточно было просто существовать. Где бы мы ни появлялись, она быстро заводила друзей. Ей ничего не приходилось делать — она была самой собой, и люди к ней тянулись. Но я не могла себе этого позволить. Для меня всегда был важен успех и результат. Без этого я чувствовала себя несчастной и… нелюбимой. Мне и теперь недостаточно самой себя — я должна что-то делать, и делать хорошо. Я не из тех людей, кого любят только за то, что они есть. Я — это то, чем я занимаюсь. Вот почему я не пошла по стопам своей матери. Мне часто хотелось быть такой, как Ди, но это невозможно.

Сьюзен замолчала, услышав в соседнем кресле какой-то шум. Американка быстро обернулась и увидела, что Ди уже не спит. Она сидела у окна и смеялась. Это был негромкий, но глубокий и искренний смех.

Сьюзен озабоченно взглянула на сестру.

— Ди, с тобой все в порядке?

Ди продолжала смеяться, качая головой.

— Четыре года и восемьдесят восемь штук, — пробормотала она через некоторое время

Ее снова разобрал хохот, и она никак не могла остановиться.

Дэвид и Сьюзен молча смотрели на девушку, радуясь, что она пришла в себя и заговорила, но немного напуганные ее странным поведением.

Наконец Ди взяла себя в руки и сказала:

— Четыре года я каждую неделю ходила к психотерапевту, чтобы говорить о том, как я замечательна и как хороша собой. Сколько это получится часов? Бог его знает. Но мне ни разу не пришло в голову, до чего же я, оказывается, везучая!

Она выпрямилась в кресле и повернулась к Сьюзен.

— Ты права, мама и папа почти не занимались моим воспитанием: они не орали на меня, если я получала плохие отметки, не заставляли учить уроки и ходить в кружки, им было наплевать, возьмут ли меня в школьную команду. Их не волновало, что я делаю, с кем хожу гулять и где провожу время. Перед тем как покинуть дом, я мечтала только об одном — заставить их хоть на минуту забыть о своей любимой дочурке и обратить внимание на меня. И что ты думаешь? Мне это ни разу не удалось. Поэтому я и уехала. Я оставила им их бесценное сокровище, чтобы они продолжали пестовать его и дальше.

Ди снова засмеялась.

— А теперь что же получается? Оказывается, ты тоже боялась, что тебя не любят! Ты, их обожаемое дитя, с которого мама разве что пылинки не сдувала, считала себя нелюбимой дочерью!

Сьюзен подавленно молчала.

— Я понятия не имела, — пробормотала она

— Ну еще бы. — Ди пожала плечами. — Это не тема для веселой болтовни. «Как, сестричка, ты думаешь, что тебя не любят? Черт, у меня то же самое!» — Девушка немного помолчала. — В прошлом году я была у мамы. Мой врач сказал, что это мне поможет. Наверно, так оно и вышло. Я не изменила отношения к себе, зато перестала ненавидеть мать. — Сьюзен вся превратилась в слух, и Ди продолжала: — Рассказать тебе, что я от нее услышала? Она усадила меня перед собой, словно я все еще ребенок, и заявила: «Но, Ди, дорогая, мы не могли обращаться с тобой также, как со Сьюзен, потому что ты на нее совершенно не похожа. В детстве я старалась быть послушной дочерью, а твой отец — послушным сыном. Никто не спрашивал, кем мы хотим быть, — существовали определенные правила, которые мы должны были выполнять, и принципы, по которым нас воспитывали. Однако мы с отцом решили, что с нашими детьми все будет по-другому. Для нас ты и Сьюзен были самостоятельными личностями, каждая со своим характером и способностями, и мы старались их поддерживать и развивать, а не приспосабливать под собственные вкусы. Мы не требовали от тебя столько же, сколько от Сьюзен, потому что видели, что ты и так готова к жизни. А Сьюзен приходилось все время подталкивать и заставлять, потому что иначе она не смогла бы реализовать свой потенциал, и это сделало бы ее несчастной». Сьюзен снова всхлипнула.

— Она так сказала?

Ди кивнула.

— Не могу ручаться за каждое слово, но общий смысл был таков. Не обязательно быть журналисткой, чтобы запомнить подобный разговор.

— Господи, а я думала, она хочет навязать мне свои взгляды! — воскликнула Сьюзен. — Чтобы я прожила ее жизнь вместо нее.

— Кто знает? — вздохнула младшая сестра. — Я просто передала тебе мамину версию; но я ей верю, потому что видела ее глаза. Мама искренне считала, что ты должна стараться изо всех сил, чтобы не повторить ее ошибок и не остаться человеком с неудовлетворенными амбициями. Она хотела избавить тебя от этой участи.

Сьюзен плакала все сильнее, и на Ди это подействовало заразительно. Наконец старшая сестра повернулась и заключила ее в объятия. Ди ответила ей тем же.

Боже милостивый! — Дэвид скорчил шутливую гримасу. — Не забывайте, что вы в Англии. Здесь не принято бросаться друг другу на шею.

— Заткнись, — буркнула Сьюзен и, высвободив руку, привлекла к себе и Дэвида.

Дэвид не сопротивлялся. Минуту они сидели, сбившись в тесную кучку и не говоря ни слова; Сьюзен и Ди регулярно всхлипывали и обменивались счастливыми улыбками. Проходившая мимо стюардесса остановилась и спросила, все ли у них в порядке.

Дэвид отодвинулся от общей группы.

— Семейный праздник, — объяснил он, кивнув на залитых слезами девушек^ — У вас, случайно, нет шампанского?

— Да, сэр; сейчас принесу.

Стюардесса снова засеменила по узкому проходу.

— Я — пас. — Ди отпустила Сьюзен и схватилась за голову. — Так плохо мне было только после моего двадцать первого дня рождения. Отпразднуйте мое спасение вместо меня, ладно? А потом расскажете, что произошло, пока я витала в облаках. За последние дни я не помню абсолютно ниче… о Господи!

Сьюзен и Дэвид завертели головами, не понимая, что так испугало Ди. Она смотрела на свои неряшливые джинсы.йИ

— Что это на мне надето?



Содержание:
 0  Адепт : Роберт Финн  1  ГЛАВА 2 : Роберт Финн
 2  ГЛАВА 3 : Роберт Финн  3  ГЛАВА 4 : Роберт Финн
 4  ГЛАВА 5 : Роберт Финн  5  ГЛАВА 6 : Роберт Финн
 6  ГЛАВА 7 : Роберт Финн  7  ГЛАВА 8 : Роберт Финн
 8  ГЛАВА 9 : Роберт Финн  9  ГЛАВА 10 : Роберт Финн
 10  ГЛАВА 11 : Роберт Финн  11  ГЛАВА 12 : Роберт Финн
 12  ГЛАВА 13 : Роберт Финн  13  ГЛАВА 14 : Роберт Финн
 14  ГЛАВА 15 : Роберт Финн  15  ГЛАВА 16 : Роберт Финн
 16  ГЛАВА 17 : Роберт Финн  17  ГЛАВА 18 : Роберт Финн
 18  ГЛАВА 19 : Роберт Финн  19  ГЛАВА 20 : Роберт Финн
 20  ГЛАВА 21 : Роберт Финн  21  ГЛАВА 22 : Роберт Финн
 22  ГЛАВА 23 : Роберт Финн  23  ГЛАВА 24 : Роберт Финн
 24  ГЛАВА 25 : Роберт Финн  25  ГЛАВА 26 : Роберт Финн
 26  ГЛАВА 27 : Роберт Финн  27  ГЛАВА 28 : Роберт Финн
 28  ГЛАВА 29 : Роберт Финн  29  ГЛАВА 30 : Роберт Финн
 30  ГЛАВА 31 : Роберт Финн  31  ГЛАВА 32 : Роберт Финн
 32  вы читаете: ГЛАВА 33 : Роберт Финн  33  ГЛАВА 34 : Роберт Финн
 34  ГЛАВА 35 : Роберт Финн  35  ГЛАВА 36 : Роберт Финн
 36  ГЛАВА 37 : Роберт Финн  37  Использовалась литература : Адепт



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.