Детективы и Триллеры : Триллер : 42 : Кен Фоллет

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  79  80  81  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  121  122

вы читаете книгу




42

Ко времени, когда они оказались в кампусе Джонс-Фоллз, на улице начало смеркаться.

– Жаль, что другой машины у нас нет, – сказал отец. – Эта уж больно приметная.

Джинни оставила свой красный «мерседес» на студенческой стоянке.

– Вот «форд-таурус» или там «бьюик-регал» были бы в самый раз, – не унимался отец. – За день штук пятьдесят таких на дороге можно увидеть, никто бы и не запомнил.

Он вылез из машины с потрепанным кожаным портфелем в руке. Клетчатая рубашка, неглаженые брюки, длинные неопрятные пряди волос и старые ботинки – ну точь-в-точь какой-нибудь профессор.

У Джинни возникло странное ощущение. Она, на протяжении многих лет знавшая, что отец ее вор, сама ни разу в жизни не совершила ни одного противозаконного поступка, если не считать превышения скорости. И вот теперь она собирается проникнуть в здание, куда доступ ей закрыт. Этим поступком она как бы перечеркивает всю свою прежнюю жизнь. При этом она вовсе не чувствовала себя виноватой. Все же что-то в ней изменилось. Она всегда считала себя законопослушным человеком. А все преступники, в том числе и отец, казалось, принадлежали к какому-то другому виду. И вот теперь она с ними заодно.

Почти все студенты и преподаватели разошлись по домам, но люди в кампусе еще были: ученые, заработавшиеся допоздна, студенты, торопившиеся на свидания или вечеринки. Уборщики собирали мусор и запирали двери, охранники патрулировали территорию. Джинни оставалось только надеяться, что она не встретит кого-то из знакомых.

Она была напряжена до предела – точно гитарная струна, готовая лопнуть. Она боялась за отца больше, чем за себя. Если их поймают, ее ждет стыд и позор, но не более того. Ее не посадят в тюрьму за то, что она проникла в собственный кабинет и забрала оттуда дискету. А вот отца, с его прошлым, упекут за решетку на долгие годы. И выйдет он оттуда дряхлым стариком.

Загорелись уличные фонари, в нескольких окнах вспыхнул свет. Джинни с отцом прошли мимо теннисного корта, где в свете прожекторов играли две женщины. Джинни вспомнила: впервые Стив заговорил с ней именно здесь, в воскресенье, сразу после игры. Едва бросив на него взгляд, она тут же решила отшить его: слишком уж самоуверенным и довольным собой он ей показался. Как же она заблуждалась!…

Она кивком указала на здание психологического факультета.

– Здесь, – сказала она. – Все называют его Дурдомом.

– Иди дальше, не останавливайся, – шепнул он. – Как открывается главная входная дверь?

– С помощью пластиковой карточки, той же самой, что открывала дверь и в мой кабинет. Но теперь она не работает. Надо было взять у кого-нибудь.

– Это не обязательно. Ненавижу всякие осложнения. А как пройти к заднему входу?

– Сейчас покажу.

Дурдом огибала тропинка, ведущая к гостевой автостоянке. Джинни пошла по ней, затем резко свернула за угол, и они оказались в маленьком, вымощенном плиткой заднем дворике. Отец профессиональным взглядом окинул стену здания.

– А это что за дверь? – указал он пальцем.

– Кажется, пожарный вход.

Он кивнул:

– Наверное, на уровне груди там есть такая распорка. Если налечь всем телом, дверь откроется.

– Наверное. Так мы через нее войдем?

– Ага.

Тут Джинни вспомнила, что с обратной стороны двери висит табличка с надписью «ДВЕРЬ НА СИГНАЛИЗАЦИИ».

– Тебе придется сначала отключить сигнализацию, – сказала она отцу.

– Не придется, – ответил тот и огляделся. – Лучше скажи, тут много людей шастает?

– Нет. Особенно по ночам.

– Вот и хорошо. Ладно, давай за работу. – Он поставил портфель на землю, открыл его и достал небольшую пластиковую коробочку со шкалой. Нажал на кнопку и начал водить коробочкой вокруг двери, не отрывая при этом от шкалы глаз. Вот стрелка резко скакнула в правый верхний угол. Отец довольно хмыкнул, положил коробочку обратно в портфель, затем извлек из него какой-то другой инструмент, а также катушку с электрическим проводом. Постучал инструментом по верхнему правому углу дверной рамы и щелкнул переключателем. Коробочка издала тихий гул. – Это запутает систему сигнализации, – коротко объяснил он.

Затем он отмотал довольно длинный кусок провода, согнул его, ловко и аккуратно скрутил и вставил изогнутый конец в щелочку в двери. Поводил им несколько секунд, затем толкнул дверь плечом.

Дверь отворилась. Сигнализация не сработала. Он подхватил портфель и шагнул внутрь.

– Погоди, – сказала вдруг Джинни. – Знаешь, нехорошо это. Закрой дверь и пошли домой.

– Да перестань ты. Не надо бояться.

– Я не могу с тобой так поступить. Если тебя поймают, ты выйдешь из тюрьмы лет в семьдесят, не раньше.

– Но, Джинни, я хочу это сделать. Я всегда был плохим отцом. Вот и хочу хоть чем-то помочь своей дочке, хотя бы для разнообразия. Это для меня важно. Пошли! Прошу тебя, пожалуйста.

Джинни шагнула следом за ним. Он затворил дверь.

– Показывай дорогу.

Она провела его по пожарной лестнице на второй этаж, а потом, по коридору, к двери своего кабинета. Отец шел за ней по пятам. Она указала на дверь.

Он достал из портфеля еще какой-то электрический инструмент. На сей раз это была небольшая металлическая пластина с подведенными к ней проводками. Отец вставил пластину в щель для карты, нажал какую-то кнопку.

– Сейчас перепробует все возможные комбинации, – пояснил он.

Джинни была просто потрясена легкостью, с какой удалось проникнуть в здание, оснащенное современными средствами охраны.

– Знаешь что? – шепнул отец. – А мне ни чуточки не страшно.

– А я ужасно боюсь, – призналась Джинни.

– Нет, серьезно. И кураж вернулся. Наверное, потому, что ты со мной. – Он усмехнулся. – Из нас получилась бы неплохая команда!…

Джинни покачала головой:

– Даже думать не смей. Я просто умираю от страха.

И тут вдруг ей пришло в голову, что Беррингтон вполне мог побывать в ее кабинете и забрать компьютер и все дискетки. Тогда, выходит, они рискуют напрасно?…

– Сколько времени это займет? – спросила она.

– Секунду.

И вот дверь бесшумно приоткрылась.

– Ну, что ж ты не заходишь? – В голосе отца звучала гордость.

Она вошла и включила свет. Компьютер на своем месте, стоит на столе. Джинни выдвинула ящик. И коробочка с дискетами, слава Богу, на месте. Она пошарила в ней, достала дискету с надписью «Список покупок».

– Слава тебе, Господи!…

Теперь, когда дискета была у нее в руках, ей не терпелось прочесть записанную на ней информацию. И хотя она понимала, что надо как можно скорее выбраться из Дурдома, искушение оказалось слишком сильным. Надо взглянуть на файл прямо здесь и сейчас. Ведь дома теперь компьютера у нее нет – отец украл и продал. И она решила воспользоваться представившейся возможностью.

Включила стоявший на столе компьютер и стала ждать, пока он загрузится.

– Ты что делаешь? – спросил отец.

– Хочу посмотреть этот файл.

– Неужели это нельзя сделать дома?

– Ты что, забыл, папа? Дома компьютера у меня больше нет. Украли.

Он пропустил этот выпад мимо ушей.

– Нам надо спешить. – Он подошел к окну и выглянул.

Экран замерцал голубоватым светом. Джинни вставила дискету в дисковод и включила принтер. И сразу же заверещала сигнализация.

Сердце у Джинни остановилось. Звук показался оглушительным.

– Что случилось? – вскрикнула она.

Отец побелел от страха.

– Должно быть, этот чертов излучатель подвел или кто-то снял его с двери! – крикнул он. – Нам конец, Джинни! Бежим!

Джинни уже собралась было выхватить дискету из компьютера и последовать совету отца, но что-то ее остановило. Она пыталась рассуждать спокойно. Если их сейчас схватят, а дискету отберут, она потеряет все. Надо воспользоваться моментом и взглянуть на список. Она схватила отца за руку.

– Сейчас! Еще несколько секунд!

Он снова выглянул из окна.

– Черт!… Похоже, охранники!

– Мне надо сделать распечатку! Подожди!…

Он дрожал, как осиновый лист.

– Не могу, Джинни! Не могу. Ты уж прости! – С этими словами отец схватил свой портфель и выбежал из комнаты.

Джинни почувствовала к нему жалость, но руки продолжали делать свое дело. Она выделила «мышкой» файл ФБР, затем дала команду «Печать».

Ничего не произошло. Видно, принтер еще только разогревался. Она тихо чертыхнулась и подошла к окну. Двое охранников входили в здание. Она заперла дверь в свой кабинет и опять вернулась к принтеру.

– Давай! Ну давай же!…

Мигнула лампочка, принтер тихо заурчал и начал всасывать первый лист бумаги. Она выхватила дискету из дисковода и сунула ее в карман своего ярко-синего жакета. Принтер заглотил четыре листа бумаги, затем остановился. С бешено бьющимся сердцем Джинни выхватила странички из держателя и пробежала их глазами.

Там было тридцать или сорок пар имен и фамилий. По большей части мужчины, что неудивительно: ведь почти все преступления совершаются мужчинами. Кое-где вместо домашнего указан адрес тюрьмы. Именно такой список мечтала она получить для своих исследований. Но сейчас ей нужно было нечто большее. Она вновь пробежала глазами страницы в поисках имен «Стивен Логан» или «Деннис Пинкер».

Оба были в списке. И от них шла стрелочка к третьему: «Уэйн Стэттнер».

– Есть! – возбужденно воскликнула Джинни.

И адрес тоже имелся: этот человек проживал в Нью-Йорке. И телефон был указан, и начинался он с кода «212».

Она не сводила глаз с этих двух слов. Уэйн Стэттнер. Тот самый парень, который изнасиловал Лизу в спортивном зале, который напал на Джинни в Филадельфии.

– Ах ты, ублюдок! – злобно прошептала она. – Ничего, мы тебя из-под земли достанем!

Но прежде надо было убежать и унести с собой полученную информацию. Она сунула бумаги в карман, выключила свет и отперла дверь.

В коридоре слышались чьи-то голоса, сирена продолжала завывать. Слишком поздно!…

Джинни осторожно притворила дверь. Колени у нее дрожали, она привалилась к косяку и прислушалась.

И различила мужской голос:

– Уверен, что видел свет в одном из них!

Ему ответил другой голос:

– Тогда будем проверять все по очереди.

Джинни в панике оглядела кабинет. Спрятаться было негде. Осторожно приоткрыла дверь. Никого не видно и не слышно. Она выглянула. В дальнем конце коридора из распахнутой двери падал свет. Она выжидала. Увидела, как охранники оттуда вышли, выключили свет, закрыли дверь и двинулись к следующей. Это была дверь в лабораторию. Помещение просторное, так что на обыск уйдет минуты две, не меньше. Может, ей удастся за это время проскользнуть мимо незамеченной?

Джинни шагнула в коридор и дрожащей рукой затворила за собой дверь.

И пошла по коридору, стараясь ступать как можно тише и сдерживаясь изо всех сил, чтобы не побежать.

А вот и лаборатория. Не в силах преодолеть искушения, она заглянула в приоткрытую дверь. Оба охранника стояли к ней спиной, один заглядывал в вытяжной шкаф, другой рассматривал ряды пробирок в штативах на столе с подсветкой. Они ее не заметили.

Ну вот, почти дошла.

Она достигла конца коридора и открыла дверь. Но не успела она сделать и шага, как ее окликнул чей-то голос:

– Эй, вы! Стойте!

Она подавила желание бежать сломя голову, притворила дверь и обернулась, изобразив на лице улыбку.

С другого конца коридора к ней бежали два охранника. Пожилые, обоим под шестьдесят, видно, из отставных полицейских.

В горле у Джинни стоял ком, во рту пересохло, но она сделала над собой усилие.

– Добрый вечер, – сказала она. – Чем могу помочь, джентльмены? – Дрожи в ее голосе они не услышали, все перекрывал вой сирены.

– Да сигнализация в здании сработала, – сказал один из охранников.

– Думаете, сюда забрался кто-то из посторонних? – Глупо, но лучшего она не смогла придумать.

– Наверное. Скажите, профессор, вы не видели или не слышали ничего подозрительного?

Стало быть, охранники признали в ней свою. Уже хорошо.

– Вообще-то слышала. Показалось, что где-то разбили стекло. Но вроде бы шум был этажом выше, хотя точно не скажу, не уверена.

Охранники переглянулись.

– Пошли проверим, – сказал один из них. Другой оказался более бдительным.

– Могу я спросить, что у вас в карманах, мэм?

– Бумаги.

– Ну, это понятно. Нельзя ли взглянуть на них?

Джинни не собиралась отдавать эти листки кому бы то ни было, слишком уж дорогой ценой достались они ей и слишком много значили. И она сделала вид, что не против, а затем будто бы передумала.

– Да, конечно, – сказала она и достала распечатку из кармана. Потом сложила пополам и снова убрала в карман. – Хотя, пожалуй, нет… Знаете ли, здесь сугубо личная информация.

– Но я настаиваю. На инструктаже нам говорили, что бумаги в таком месте, как это, могут представлять огромную ценность.

– К сожалению, я не могу позволить вам заглядывать в мою частную корреспонденцию на том лишь основании, что в здании, видите ли, сработала сигнализация.

– В таком случае я вынужден просить вас пройти с нами в офис нашего начальства, там и разберемся.

– Хорошо, – сказала Джинни. – Буду ждать вас на выходе. – И, скользнув за дверь, начала спускаться по ступенькам.

Охранники бросились следом.

– Стойте! Погодите!

Они догнали ее только в вестибюле первого этажа. Один взял ее под руку, другой открыл дверь. Они вышли на улицу.

– Незачем меня держать, – сказала Джинни.

– Уж лучше подержу, – ответил охранник. Он тяжело дышал, совсем запыхался, пока догонял ее.

Видали мы такое и прежде, подумала Джинни. Впилась в его руку пальцами, крепко сдавила. Охранник тихо ойкнул и отпустил ее.

И Джинни побежала.

– Эй! Ах ты, сучка, а ну стой!

Но шансов у них не было. Джинни была на двадцать пять лет моложе и бегала, как скаковая лошадь. Она убегала от охранников все дальше, и страх постепенно отпускал ее. Она мчалась как ветер и громко хохотала. Они пробежали за ней еще несколько ярдов, потом, окончательно отстав, махнули рукой. Джинни обернулась: ее преследователи стояли посреди дорожки и пытались отдышаться.

А вот и автостоянка. Отец ждал ее рядом с машиной. Она отперла дверцу, они оба уселись. Джинни выехала со стоянки с выключенными фарами.

– Ты уж извини, Джинни, – сказал отец. – Я думал, раз могу делать это для себя, почему бы не сделать и для родной дочки. Но, видно, проку от меня больше нет. Утратил мастерство. Больше никогда не пойду на грабеж.

– Что ж, хорошая новость! – весело ответила она. – И я получила то, что хотела!

– Жаль, что я не был для тебя хорошим отцом. Теперь, видно, уже поздно начинать.

Она выехала с территории кампуса на улицу и включила фары.

– Начинать никогда не поздно, папа. Правда.

– Ну, не знаю. Может быть. Но я очень старался, ты уж поверь.

– Еще как! И у тебя получилось. Без тебя я ни за что бы не справилась!

– Да, вот тут ты точно права.

Она ехала быстро, спешила домой. Ей не терпелось проверить тот телефонный номер в распечатке. Что, если он старый? Тогда будут проблемы. Ей до смерти хотелось услышать голос Уэйна Стэттнера.

Они вошли в квартиру, и она тут же бросилась к телефону. Набрала номер.

Долгие гудки. Потом ответил мужской голос.

– Алло?

От волнения Джинни не могла вымолвить ни слова. Потом взяла себя в руки.

– Нельзя ли поговорить с Уэйном Стэттнером?

– Я слушаю. Кто это?

Да, голос похож на голос Стива. Ах ты, тварь эдакая, мерзавец! Она подавила отвращение и гнев.

– Мистер Стэттнер, я представляю маркетинговую компанию. Ваш телефон был выбран компьютером, и мы хотим сделать вам одно весьма заманчивое предложение…

– Да пошла ты к черту! – рявкнул он и повесил трубку.

– Это он, – сказала Джинни отцу. – Голос в точности как у Стива, только Стив гораздо воспитаннее.

И она вкратце рассказала отцу о событиях этой недели. Тот слушал, разинув рот, на лице его отражалось замешательство.

– Ну и что ты будешь теперь делать? – спросил он, когда Джинни закончила.

– Позвоню в полицию. – Она набрала номер и попросила подозвать сержанта Делавер.

Отец сокрушенно покачал головой:

– Это ж надо, до чего докатился! Работаю с полицией. Остается надеяться, что этот сержант Делавер все же отличается от копов, с которыми мне доводилось сталкиваться.

– Отличается, я почти уверена, – поспешила успокоить его Джинни.

Она не рассчитывала застать Миш на работе, было уже девять вечера. Думала, что придется оставить ей послание на автоответчике. Но, к счастью, та оказалась на месте.

– Вожусь тут с разными бумагами, – сказала она. – Что случилось?

– Стив Логан и Деннис Пинкер не двойняшки.

– Но как же в таком…

– Они тройняшки.

В трубке повисла тишина. Затем Миш заговорила снова:

– С чего вы это взяли?

– Помните, я рассказывала вам, как нашла Стива и Денниса? С использованием базы данных дантистов…

– Да.

– На этой неделе я получила данные ФБР по отпечаткам пальцев. Поиск был направлен на выявление схожих отпечатков. И вот программа выдала Стива, Денниса и еще одного мужчину.

– И у них одинаковые отпечатки пальцев?

– Не одинаковые, но схожие. Я только что позвонила этому человеку. Голос в точности, как у Стива. Готова спорить на что угодно, Миш, внешне они похожи, как две капли воды, можете мне поверить.

– Адрес у вас есть?

– Да. Он живет в Нью-Йорке.

– Диктуйте.

– Есть одно условие.

– Это полиция, Джинни! – В голосе Миш зазвучали жесткие нотки. – И вы не вправе ставить какие-либо условия, вы просто должны отвечать на вопросы. Диктуйте адрес.

– Я хочу, чтобы мы поехали к нему вместе. Завтра.

– Вы, наверное, хотите совсем другого. Отправиться в тюрьму за отказ сотрудничать с полицией. Давайте адрес!

– Только при условии, что мы едем туда завтра и вместе.

Снова пауза.

– Нет, ей-богу, я должна была бы отправить вас за решетку и…

– Мы можем вылететь в Нью-Йорк первым же самолетом.

– Ладно, договорились.


Содержание:
 0  Третий близнец : Кен Фоллет  1  1 : Кен Фоллет
 4  4 : Кен Фоллет  8  8 : Кен Фоллет
 12  12 : Кен Фоллет  16  6 : Кен Фоллет
 20  10 : Кен Фоллет  24  14 : Кен Фоллет
 28  18 : Кен Фоллет  32  16 : Кен Фоллет
 36  20 : Кен Фоллет  40  24 : Кен Фоллет
 44  28 : Кен Фоллет  48  23 : Кен Фоллет
 52  27 : Кен Фоллет  56  31 : Кен Фоллет
 60  35 : Кен Фоллет  64  31 : Кен Фоллет
 68  35 : Кен Фоллет  72  39 : Кен Фоллет
 76  38 : Кен Фоллет  79  41 : Кен Фоллет
 80  вы читаете: 42 : Кен Фоллет  81  Суббота : Кен Фоллет
 84  46 : Кен Фоллет  88  50 : Кен Фоллет
 92  45 : Кен Фоллет  96  49 : Кен Фоллет
 100  53 : Кен Фоллет  104  57 : Кен Фоллет
 108  61 : Кен Фоллет  112  55 : Кен Фоллет
 116  59 : Кен Фоллет  120  62 : Кен Фоллет
 121  Через год Июнь : Кен Фоллет  122  Использовалась литература : Третий близнец



 




sitemap