Детективы и Триллеры : Триллер : 39 : Аллан Фоллсом

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  5  10  15  20  25  30  35  39  40  41  45  50  55  60  65  70  75  80  85  90  95  100  105  110  115  120  125  130  135  140  145  150  155  160  161

вы читаете книгу




39

Роскани бежал рысцой вдоль рельсов. Скала и Кастеллетти следовали за ним. Горели лампы дежурного освещения. Повсюду торчали полицейские в бронежилетах поверх формы и с автоматами. Тут же были и начальники метрополитена, и машинист поезда, который чуть не сшиб беглеца.

— Их было двое. Этот самый американец и еще маленький человечек на костылях. Может быть, лилипут.

Роскани позвонили, когда он отъезжал от железнодорожного вокзала и направлялся в Questura. К тому времени с момента, когда в метро видели людей, прошел почти час. «Впустую потерянное время!» — сокрушался машинист. Испугавшись, что задавил человека, он остановил поезд, вернулся назад, но ничего и никого там не нашел. Потом он доложил о случившемся диспетчеру и выкинул было событие из головы. Только потом, отправившись на перерыв, он увидел фотографию Гарри в «Мессаджеро» и понял, что, пожалуй, именно на этого человека едва не наехал в туннеле.

— Вы уверены, что это был он? — допрашивал машиниста Роскани.

— Я видел его лишь секунду-другую — в свете прожекторов. Но… да, я почти уверен. И еще, у него на голове была повязка или что-то в этом роде.

— И куда они могли пойти? — Роскани обернулся к одному из представителей руководства метрополитена, высокому усачу.

— Куда угодно. На этом участке множество старых туннелей, которые по тем или иным причинам больше не используются.

Роскани задумался. Пассажиров со станций по обеим сторонам перекрытого туннеля под пристальным надзором многочисленных отрядов полицейских выводили и рассаживали по специально выделенным автобусам. Но это была лишь полумера, и довольно скоро следовало ожидать, что метро начнет задыхаться от создавшейся пробки.

— У вас есть схемы туннелей?

— Да.

— Добудьте их. — Роскани повернулся к Скале. — Отправляйся в гостиницу, где останавливался мистер Аддисон. Найди что-нибудь такое, что он недавно носил, только нестираное. И принеси сюда. Давай поживее.

Скала вопросительно взглянул на него.

— Ты хочешь пустить собаку?

— Да.

* * *

Гарри быстро шел по тротуару. Было жарко, он уже начал потеть. Отойдя подальше от кафе, он понял, что это не решит проблемы. Его лицо смотрело с обложек газет в каждом киоске, мимо которого он проходил. Это было не просто страшно, но противоестественно и дико, как будто его вдруг перенесло на другую планету, где все до одного с любопытством разглядывали чужака. Внезапно он резко остановился: его, как удар грома, поразил звук собственного голоса. Он проходил мимо магазина электроники и видеооборудования. В витрине было установлено множество телевизоров. От огромных до крохотных.

И на каждом из них показывали его самого, он сидел на стуле, в черных очках, в спортивной куртке, той самой, которую бросил в подземелье, когда расстался с Геркулесом. А голос раздавался из динамика, установленного над входной дверью в магазин.

«Дэнни, умоляю тебя, перестань прятаться… Сдайся… Им все известно… Прошу тебя, ради меня… Сдайся… Прошу тебя… Умоляю…»

В следующую секунду на экранах возникла телестудия. Мужчина-диктор, сидевший за столом, говорил по-итальянски. Гарри услышал свое имя, имя Дэнни. Затем пошла видеозапись убийства кардинала-викария Рима. Множество полицейских, кареты «скорой помощи», мельком появился Фарел, затем камера проводила удалявшийся от места трагедии «мерседес» Папы Римского.

Лишь в этот момент Гарри осознал, что стоит среди множества людей, которые так же, как и он, смотрят то же самое телеизображение. Повернувшись, он пошел прочь. Он был совершенно ошарашен. Каким образом могли сделать эту запись? И тут его осенило: ему же на голову надели небольшие наушники, из которых звучал какой-то голос. И из памяти понемногу выплыло, как он повторял то, что говорил этот голос, как до него дошло, что здесь что-то не так и он попытался возразить. Но тут же на него обрушился страшный удар, и больше он ничего не помнил. Только теперь он понял, что же тогда произошло. Его пытали, чтобы он сказал, где прячется Дэнни, а когда убедились, что он и на самом деле этого не знает, заставили произнести эти самые слова, а потом вытащили, чтобы убить.

Сойдя с тротуара, он пропустил ближайший автомобиль и перешел через улицу. Мало того что его фотографии напечатали в газетах, так теперь его еще и показывают по телевизору на всю страну. А может быть, и на весь мир. Слава богу, на нем, когда его снимали, были черные очки. Они помогут ему маскироваться. Ну хоть немного.

Прямо перед ним оказалась древняя стена с арочным порталом. И Гарри вспомнил, что очень похожую стену он видел, когда ехал на ватиканской машине с водителем на встречу с главным полицейским Ватикана. И еще подумал, что если стена та самая, то он находится где-то совсем рядом с Ватиканом. Он совсем не знал Рима; попросту выбрался из метро на первой попавшейся станции и пошел пешком наугад. Ничего хорошего он от этого не ждал, тем более что когда-то слышал, будто заблудившийся человек начинает кружить по одним и тем же местам.

Неожиданно для самого себя он вошел в густую тень под аркой. Хоть ненадолго отдохнуть от ослепительного солнца и изнуряющей июльской жары. Постояв несколько секунд, он перешел на другую сторону улицы и вновь оказался на солнце. И, вторично за несколько последних минут, застыл, оторопев.

В какой-нибудь половине квартала от него стояло несколько полицейских машин. Конные полицейские образовали барьер и оттесняли толпу. Чуть поодаль виднелось несколько машин «скорой помощи» и автомобили с эмблемами разных СМИ, в том числе пара больших грузовиков с оборудованием.

В этот момент толпа устремилась мимо него к месту происшествия, а он отступил назад. Нужно было понять, где он находится. Но он не мог этого сделать. Он находился возле маленькой площади, куда выходило четыре улицы. Виа ла Специя. Виа Саннио. Виа Манья-Греция. И виа Аппиа-Нуова, на которой он и стоял.

— Святой отец, что случилось? — Говорил кто-то молодой, по-английски, с ярко выраженным нью-йоркским акцентом.

Гарри обернулся. Рядом с ним стоял совсем юный парень, почти подросток в футболке с надписью «Смерти конец» на фоне портрета Джерри Гарсиа. Рядом с ним стояла столь же юная круглолицая подружка. Оба смотрели не столько на него, сколько на происходящую в отдалении суматоху.

— Я не знаю. Извините, — коротко ответил Гарри и, повернувшись, пошел дальше. На самом деле он очень даже хорошо знал, что там происходило. Полицейские искали его.

Ощущая, как в груди гулко бьется сердце, он прибавил шагу, чтобы не слишком выделяться среди прохожих, большинство из которых обгоняли его. Слева от себя, на другой стороне улицы, он увидел просторный зеленый газон, а за ним большую и, по-видимому, очень древнюю церковь.

Он быстро перешел через улицу и направился по площади к храму. В это время мимо, воя сиренами, почти вплотную одна к другой промчались две полицейские машины. Гарри шел не останавливаясь, не оглядываясь.

Перед ним возвышалась церковь. Огромная, древняя, зовущая к себе. Убежище от творившегося за его спиной хаоса. На ступеньках толпился народ, судя по всему туристы. Кое-кто оборачивался туда, откуда шел Гарри, пытаясь рассмотреть, что же происходит вдали. А кое-кто разглядывал церковь. Так ведь это большой город, чего же еще ожидать. Люди повсюду. Нужно попытаться, вдруг удастся смешаться с толпой и выиграть время, еще немного остаться неузнанным.

Он пересек вымощенную брусчаткой дорожку, поднялся по ступенькам и присоединился к толпе. Вряд ли кто-то обратил внимание еще на одного человека, который протиснулся между туристами, чтобы войти в высокие бронзовые двери.

Ему показалось, что внутри очень тихо, несмотря на жужжание множества голосов. Возле двери Гарри остановился, как и все остальные: священник-экскурсант, восхищенный открывшимся зрелищем. Лежащий прямо перед ним центральный неф имел в ширину добрых пятьдесят футов, а в длину — в пять, а то и в шесть раз больше. Покрытый позолоченной лепниной потолок вздымался на девяносто, если не больше, футов от украшенного сложным мозаичным узором каменного пола. Сквозь прорезанные под самым потолком окна вливался и падал вниз почти материальными столбами солнечный свет. Вдоль расписанных фресками стен располагались двенадцать огромных фигур, изображавших апостолов; их окружали другие статуи, тоже чрезвычайно искусной работы. Убежище, избранное Гарри, было, похоже, не просто церковью, а большим собором.

Слева от него двигалась вдоль стены группа туристов из Австралии, направлявшаяся к громадному алтарю в дальнем конце собора. Гарри поспешно пристроился к ним и шел так же неторопливо, как и они, рассматривая действительно замечательные произведения искусства. За все это время он заметил лишь одного человека, который разглядывал его, да и то это оказалась пожилая женщина, смотревшая не на самого Гарри, а на нашлепку пластыря у него на лбу.

Пока все шло нормально. Перепуганный, растерянный, измученный, Гарри отдался на волю движения толпы; он ощущал исходящую от стен эманацию многих столетий и думал о том, кто и когда мог проходить здесь по тому пути, каким двигался сегодня он, и при каких обстоятельствах.

Заставив себя вернуться мыслями к действительности, он заметил, что группа остановилась подле алтаря и некоторые из австралийцев опустились на колени на стоявшие перед ними скамеечки и, перекрестившись, склонили головы в молитве.

Гарри последовал их примеру. И сразу же его охватили эмоции. К глазам подступили слезы, и ему пришлось напрячь всю свою волю, чтобы сдержать рыдания. Никогда в жизни он не испытывал такого страха и такого чувства одиночества, как сейчас. Он не имел никакого представления о том, куда можно пойти и что делать в следующую минуту. Внезапно ему чертовски захотелось вернуться к Геркулесу и остаться с ним.

Все еще стоя на коленях, Гарри повернул голову и бросил взгляд через плечо. Австралийская группа уже двинулась дальше, а на ее место подходили другие туристы. А с ними шли двое охранников в форме швейцарской гвардии и внимательно рассматривали посетителей. И держались они так, чтобы их присутствие было всем заметно. На них были белые рубахи с эполетами и темные брюки. Гарри не мог точно сказать издалека, но ему показалось, что на поясе у каждого висел чехол с рацией.

Гарри вновь повернулся к алтарю. Стой, где стоишь, приказал он себе. Если не суетиться и не делать резких движений, они не подойдут.

Пользуйся моментом, раз уж он выдался. Подумай. Куда идти, что делать.

Думай.


Содержание:
 0  День исповеди Day of Confession : Аллан Фоллсом  1  Пролог : Аллан Фоллсом
 5  4 : Аллан Фоллсом  10  9 : Аллан Фоллсом
 15  14 : Аллан Фоллсом  20  19 : Аллан Фоллсом
 25  24 : Аллан Фоллсом  30  29 : Аллан Фоллсом
 35  34 : Аллан Фоллсом  39  38 : Аллан Фоллсом
 40  вы читаете: 39 : Аллан Фоллсом  41  40 : Аллан Фоллсом
 45  44 : Аллан Фоллсом  50  49 : Аллан Фоллсом
 55  54 : Аллан Фоллсом  60  60 : Аллан Фоллсом
 65  65 : Аллан Фоллсом  70  70 : Аллан Фоллсом
 75  75 : Аллан Фоллсом  80  80 : Аллан Фоллсом
 85  87 : Аллан Фоллсом  90  93 : Аллан Фоллсом
 95  98 : Аллан Фоллсом  100  103 : Аллан Фоллсом
 105  108 : Аллан Фоллсом  110  113 : Аллан Фоллсом
 115  118 : Аллан Фоллсом  120  123 : Аллан Фоллсом
 125  128 : Аллан Фоллсом  130  133 : Аллан Фоллсом
 135  138 : Аллан Фоллсом  140  143 : Аллан Фоллсом
 145  148 : Аллан Фоллсом  150  154 : Аллан Фоллсом
 155  160 : Аллан Фоллсом  160  И еще кое-что… : Аллан Фоллсом
 161  Использовалась литература : День исповеди Day of Confession    



 




sitemap