Детективы и Триллеры : Триллер : 21 : Скотт Фрост

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




21

Казалось, слова Гаррисона высосали весь воздух из комнаты, и стало сложно дышать.

— С вами все в порядке? — спросил он.

Я кивнула, хотя Гаррисон так же хорошо, как я, знал, что хорохорюсь только для отвода глаз. Земля под нашими ногами разлеталась на куски.

— Мне уготована роль террористки-смертницы, — прошептала я.

Я отчаянно хватала воздух ртом, но мое тело сопротивлялось, как будто инстинктивно не хотело быть частью того пространства, в котором мы находились.

— Мы хотели узнать, как он это сделает. Теперь знаем.

Я вздрогнула, представив тяжесть взрывчатки на своих плечах.

— Как говорится, бойтесь мечтать — мечты сбываются.

— Но он никак, черт побери, не сможет заставить вас идти с бомбой по бульвару Колорадо в толпе.

— У него моя дочка… Он может заставить меня сделать все, что угодно.

Гаррисон посмотрел мне в глаза, отчаянно пытаясь не видеть в них нерешительности, плавающей буквально у самой поверхности.

— Но не это.

— Ты же сам говорил, что я должна выбрать Лэйси. Это я и собираюсь сделать.

— Нужно, чтобы на вас был маячок и микрофон, тогда мы всегда будем знать, куда именно вы направляетесь.

Я кивнула.

— Звони Хиксу. Они справятся лучше нас.

Гаррисон достал мобильник и начал набирать номер, но тут ожил мой телефон. Я потянулась за ним.

— Нет! — закричал Гаррисон. — Если это Габриель и он захочет, чтобы вы немедленно куда-то пошли… Нельзя этого допустить, пока на вас нет микрофона.

— Но это может занять полчаса.

— Неважно. Придется подождать.

Я сунула руку в карман, вытащила надрывающийся мобильник, и он продолжил звенеть на моей ладони. Через семь секунд я начала трясти головой. Восьмой звонок показался мне отблеском оружия, нацеленного на мою девочку.

— Я не могу…

— Не берите…

Гаррисон протянул было руку к телефону, но я уже открыла его.

— Делилло.

— Выбирайте, — сказал Габриель.

Это слово показалось мне еще одним ударом двери по лицу. Я взглянула на Гаррисона и кивнула. Он тут же сделал шаг назад и набрал Хикса.

— Сперва я хочу услышать голос дочери, иначе можешь отправляться прямо в ад!

— Интересный выбор слов, лейтенант.

— Дай ей трубку, или все кончено — прямо здесь и сейчас. Ты этого хочешь?

Габриель засмеялся, а потом на другом конце все стихло, хотя трубку и не повесили.

Я посмотрела на Гаррисона, который стоял напротив и, не веря своим ушам, качал головой, и орал в трубку:

— Позовите его к телефону немедленно! У меня нет двух минут! Нет, он не может мне перезвонить! Он нужен сию минуту!!!

Я услышала в трубке странный скрежет, как будто стул тащили по полу. Два коротких вздоха. Я узнала этот звук — такое чувство, что я слушаю биение собственного сердца. Это Лэйси, никаких сомнений. Снова вздохи. Те самые, которые я услышала в первые минуты ее жизни, когда новорожденную положили мне на грудь.

— Лэйси, — сказала я.

Тишина.

— Это я, дорогая.

— Мамочка.

— Я здесь, деточка.

Она что-то залепетала, но ее голос сорвался от переполнявших эмоций.

— Поговори со мной, девочка моя.

— Этот козел гребаный…

Тут Габриель вырвал телефон из ее рук и швырнул на пол.

— Лэйси! Лэйси, ты слышишь меня? Лэйси!

Опять тишина. Я крепче прижала трубку к уху, словно могла каким-то образом приблизиться к дочке.

— Лэйси, ты меня слышишь? — в отчаянии повторяла я. — Я люблю тебя. Все будет в порядке.

Ничего.

— Лэйси.

Я услышала, как что-то снова тащат по полу.

— Лэйси… Лэй…

— Выбирайте.

На секунду у меня перехватило дыхание, словно мне дали под дых.

— Ах ты, мразь, ты же отлично знаешь, что я выберу.

— Скажите вслух.

Он говорил как рассерженный учитель, требующий уважения от ученика.

— Говори! — заорал он, вернее скомандовал, сбившись на «ты».

— Лэйси.

— Будь на углу Орандж-гроув и Алтадены через шесть минут. Если я увижу полицию, услышу шум вертолета или замечу кого-то, якобы прогуливающегося с собачкой, то перережу ей глотку. Не вешать трубку! Оставайся на линии и включи громкую связь, я хочу слышать все, что ты говоришь.

Я повернулась к Гаррисону, приложила палец к губам и жестом попросила бумагу и ручку. Он вытащил из кармана блокнот и карандаш и протянул мне. Я быстро нацарапала несколько слов по дороге к двери.

Хикс слушал?

Гаррисон кивнул и написал ответ.

Через двадцать минут он сможет приехать сюда и прицепить к вам микрофон.

Я покачала головой, мы продолжили передавать блокнот друг другу, пока я шла к машине.

Через шесть минут я должна быть на углу Орандж-гроув и Алтадены.

Я поеду с вами, могу спрятаться сзади…

Я покачала головой, пока Гаррисон продолжал писать.

Нет, вы…

Я вырвала блокнот из его рук.

Читай дневник!!! Я поставила несколько восклицательных знаков. Там должно говориться, где Лэйси — найди ее.

Слова «найди ее» я подчеркнула несколько раз.

Мы дошли до машины, я открыла дверцу, а Гаррисон прикрыл рукой телефон, чтобы Габриель не слышал.

— Как я вас найду? — прошептал он. Наши взгляды на секунду встретились, но тут же разошлись.

— Он же написал, что именно планирует делать, и если мы потеряем связь… ты должен быть на шаг впереди.

Гаррисон неодобрительно покачал головой.

— Это жизнь, а не роман.

— Габриель верит в то, что написал.

Я села в машину и схватила Гаррисона за руку.

— Найди мою дочь.

Затем завела мотор, нажала на газ и помчалась по направлению к Алтадене.


Угол Орандж-гроув и Алтадены выглядел так, словно сюда по ошибке перенесли кусочек какого-то маленького городка. На асфальте аккуратные линии, чтобы все парковались под углом к тротуару и не мешали друг другу. Рядом друг с другом расположились ресторанчик, магазин тканей, комиссионка, торгующая подержанной мебелью, и парикмахерская. Единственный признак того, что мы не в Индиане, — вывески, написанные исключительно на армянском и испанском языках.

Я остановилась. Мимо меня к холмам проехала одинокая машинка. За рулем сидела молодая женщина, глядя строго перед собой, как будто она слегка перебрала и теперь на автопилоте добиралась домой. На противоположном углу время от времени то загорался, то гас от короткого замыкания знак автозаправки. И все. На перекрестке было безлюдно.

Если верить моим часам, прошло пять с половиной минут. Осталось еще тридцать секунд. Я осмотрела улицу, пытаясь предвосхитить действия Габриеля.

Двадцать секунд.

Но ничто не выдавало его присутствия. Если бы я только знала, что написано в дневнике Габриеля. Описал ли он все до мелочей? И мое сидение в машине, мой следующий шаг — это первая ошибка. Но что толку жалеть о том, чего нет под рукой? У меня сейчас есть только то, что передо мной. Или, правильнее будет сказать, за мной — те события, которые, собственно, меня сюда и привели.

Если то, что прочел Гаррисон, правда, то Габриелю нужно схватить меня. Но как? Неужели ловушка прямо у меня под носом? И я сама пойду в нее, сдавшись при виде дочки?

Десять секунд.

Нет, я так не сделаю. Если я увижу Габриеля, то убью его. Это мой единственный шанс. Единственный шанс Лэйси.

Все, последние десять секунд прошли.

— Лейтенант, — сказал Габриель.

Его голос прозвучал как выстрел. Я с неохотой взяла телефон.

— Я здесь.

— У вас есть единственная возможность — следовать моим указаниям. Замешкаетесь, и я убью ее. Рядом с заправкой есть телефонная будка, бросайте ваш телефон в машине и бегите туда, немедленно!

Я услышала через перекресток первый звонок.

Выскочив из машины, я оставила трубку на сиденье, но не стала захлопывать дверцу. Пятьдесят метров через перекресток показались мне смертельно опасными, словно я шла по минному полю. Каждый шаг все дальше и дальше затягивал меня в темный извращенный мир Габриеля, унося от единственной связи с моим миром, оставшейся лежать на сиденье автомобиля. Когда я добралась до телефонной будки, то чувствовала себя незащищенной и уязвимой, как младенец. Он отрезал меня от моего мира, заманил в свои сети. Вот он ужас. Звонящий телефон, пустая улица, не в меру разбушевавшееся воображение.

— Я здесь, — сказала я между вздохами.

— Впереди, примерно в четырех-пяти метрах, увидите коричневую машину. Садитесь в нее и едьте на север по Алтадене. Бегом!

Я швырнула трубку на рычаг и рысью рванула к машине. Старая модель, по крайней мере десятилетней давности, и нуждается в покраске. Кажется, «шевроле-импала». Внутри удушливо пахло дешевым одеколоном и пивом. На заднем сиденье пивные банки и гора нестираного белья. Впереди на полу несколько квитанций за обналиченные чеки. Скорее всего, машина принадлежала какому-то поденщику, наверняка нелегалу. И очень даже вероятно, что он уже мертв. На пассажирском сиденье начал звонить телефон.

Если я отвечу и сделаю так, как Габриель велит мне, то полностью погружусь в кошмар, поглотивший мою девочку. Я посмотрела на свою пустую машину и представила себе, как Гаррисон читает сейчас повествование Габриеля. Я практически слышала его голос, видела, как он качает головой и повторяет: «Нет, лейтенант, только не это».

— Здесь Лэйси, — тихо сказала я, как будто бы обращаясь к Гаррисону. — Я должна.

Я потянулась к телефону, но остановилась, поскольку по моему телу прокатилась волна злости.

— Ах ты, козел гребаный! — закричала я в пустой машине, использовав любимое выражение Лэйси.

Я закрыла лицо руками, стиснула зубы, пытаясь справиться со злостью.

— Лэйси, Лэйси, Лэйси, — шептала я, стараясь утихомирить сердце. Нет, я не могу потерять контроль надо собой, не сейчас. Мне нужна ясная голова. Кроме ясной головы и пистолета, из которого я намеревалась выпустить пулю в сердце чудовища по имени Габриель, у меня больше ничего не было.

Я прошептала дочкино имя еще разок, словно она могла меня слышать, а потом завела машину и взяла телефон.

— Я еду на север по Алтадене.

— Знаю.

— Куда…

— Тихо, — рявкнул Габриель, — Говорить будешь, когда я разрешу. Ты теперь пустое место, не лейтенант, не коп, не мать. Я решаю, кем тебе быть.

— И что ты с этого имеешь?

Короткое, зловещее молчание.

— Твое будущее.

Я посмотрела в зеркало заднего вида, нет ли хвоста, но улица была пуста. Никто не выехал с боковой улицы и не поехал за мной. Габриель обманом заставил меня делать то, что он хочет, а я поддалась. Только что я потеряла остатки контроля над ситуацией.

— Да пошел ты…

Он засмеялся.

— А ты похожа на свою доченьку.

Я попыталась ответить, но не смогла. Никогда не слышала, чтобы это говорили другим матерям. Когда это произносила Лэйси, я сердилась, как будто она меня чем-то обидела. Но почему? Я что, боялась принять и полюбить дочку без сомнений и суждений? Чего я опасалась? Если бы я приняла ее такой, какая она есть, то что узнала бы о себе?

— Ты просто тупая баба, — сказал Габриель.

Приехали. Серийный убийца рассказывает мне, что я из себя представляю.

— Уже нет, — огрызнулась я.

После пересечения с Вашингтон-стрит дорога пошла в гору, и я въехала в более фешенебельный район, раскинувшийся на холмах. С другой стороны она начала вихлять и кружить, словно я ехала по какому-то фантастическому ландшафту. Надо мной вырастали темные махины гор и грозили обрушиться и засыпать все. С каждым кварталом улицы становились все темнее и безлюднее. Впереди, примерно в сотне метров на середину проезжей части вышел койот, и мне пришлось несколько раз крикнуть, чтобы он уступил мне дорогу и растворился в ночи.

— Поверни на Мидвик-драйв. Проедешь полтора квартала и остановись, — велел мне Габриель.

Я повернулась. Свет фар разрезал темноту впереди. На мгновение в нем отразились жуткие красные глаза опоссума, который мелькнул, словно призрак, и нырнул в водосточную канаву. Домов здесь не было, поскольку склоны холмов слишком крутые. Через полтора квартала я съехала на обочину и остановилась. Следующий светофор находился еще в полутора кварталах. Кроме того, я увидела четыре автомобиля, припаркованные в темноте. Думаю, в одном из них Габриель и моя дочка. Так близко. Но что бы он ни задумал, место выбрано идеальное. Я окажусь в кромешной тьме. Огни Лос-Анджелеса внизу с таким же успехом могли бы быть светом Млечного Пути, пользы все равно никакой.

— Заглуши мотор и выключи фары.

Моя рука замерла, не желая подчиниться указаниям, но потом с неохотой выполнила команду. Погружение во тьму было резким, и глаза очень медленно привыкали. Я вертела головой, глядя во все зеркала, но, насколько мне было видно, ничто не двигалось. Я вытащила пистолет из кобуры и положила на колени. Мне казалось, что вокруг меня тишина, но на самом деле это была вовсе не тишина, а равномерный шум воды в расположенном неподалеку ущелье. Вдруг я заметила, как что-то движется по холму за кустами. Я сняла оружие с предохранителя и положила руку на рукоятку, но тут движение прекратилось.

В зеркале заднего вида я увидела луч света, прорезающий темноту вдоль Алтадены. Какая-то машина, доехав до угла, появилась в поле зрения и притормозила посреди улицы. Я покрепче сжала рукоятку и подняла пистолет, приготовившись стрелять, если потребуется. Свет фар непонятной машины скользнул по моему зеркалу и медленно пополз ко мне.

— Что это? — спросил Габриель. В его голосе послышалось напряжение, которого не было всего минуту назад.

— Я не знаю.

— Ты велела им ехать за тобой.

— Нет.

— Если ты лжешь, я убью девчонку прямо сейчас.

— Нет, я не лгу!

— Тогда что это?

— Кто-то возвращается домой с вечеринки, вот и все.

И тут же поняла, что это неправда, поскольку узнала контур мигалок на крыше автомобиля.

— Это полицейский.

— Нет.

— Твоя дочь покойница.

— Нет! — завопила я в трубку. — Это не полицейский, а просто охранник, их еще называют полицейскими по найму. Такие есть в каждом районе. Ничего страшного!

— Полицейский по найму? Это что еще такое?

— Ну, они патрулируют район, но это не полиция.

— Как же не полиция, если ты сама сказала «полицейский по найму»?

— Просто так называется. Им платят семь баксов в час за то, чтобы объезжать окрестности, и всё — больше они ничего не делают.

Я загородилась рукой, чтобы свет фар седана, отраженный в зеркале заднего вида, не слепил меня. Машина постояла позади, затем плавно двинулась с места и поравнялась со мной, причем водитель смотрел в мою сторону, хотя я и не видела в темноте его лица. На боку автомобиля красовалось название охранной фирмы, написанное жирным шрифтом: «ВООРУЖЕННЫЙ ОТПОР».

— Видишь, ничего страшного.

— Но если ты меня обманываешь…

— Я не обманываю.

Чертов полицейский по найму проехал двадцать метров, свернул на обочину и остановился. Стоп-сигнал горел в темноте красным светом, словно глаза хищника. Я с изумлением уставилась на машину. Этого не может быть. Водитель не делал попыток выбраться из автомобиля, он просто сидел и ждал. У меня возникло чувство, что я стою на стеклянном мосту через пропасть, а жизнь моей девочки зависит от того, что этот недополицейский с дипломом о среднем образовании выкинет дальше.

— Уезжай, — прошептала я. — Давай же.

— Почему он остановился? — требовательным тоном спросил Габриель.

— Думает, что я воровка. Он просто делает свою работу, и все.

— Он следит за тобой! — закричал Габриель на грани бешенства.

Стекло под ногами треснуло.

— Нет!

— Я приставил нож к горлу твоей дочери!

— Я сейчас избавлюсь от него.

— Так он все-таки следит за тобой!

— Нет!

— Врешь!

— Нет! — взмолилась я.

Молчание.

— Клянусь, я говорю правду.

Снова ничего.

— Пожалуйста, не трогай ее.

Я закрыла глаза и слышала, как стеклянный мост разбивается вдребезги.

— Пожалуйста…

— Тогда прогони его, немедленно.

Я пулей выскочила из машины, на ходу засовывая пистолет в кобуру, и пошла к седану. Равномерный шум воды внезапно прервал какой-то грохот, напоминающий гром. Я посмотрела на небо, но не увидела ни туч, ни проблесков молний. С каждым шагом по направлению к патрульной машине грохот усиливался, словно я вышла за пределы «глаза бури». Земля под ногами слегка дрожала, а потом грохот стал почти непрерывным, удары следовали друг за другом, сливаясь в один оглушительный водопад. Я поняла, что от горы откололся кусок породы и полетел вниз, сметая все на своем пути и разбиваясь на осколки, каждый величиной с машину.

— Забери его, — то ли шептала, то ли молилась я, или просто надеялась, что Габриеля раздавит булыжником. — Сотри его с лица земли.

Но камнепад прошел стороной, а грохот быстро прекратился, и снова повисла зловещая тишина. Нет, чудес не будет, не сегодня.

До патрульной машины оставалось около шести метров, я увидела, как водитель потянулся поправить зеркало, чтобы получше рассмотреть меня. Я вытащила значок и развернула так, чтобы виден был золотой щит, а то не дай бог, примет еще за оружие. Когда я дошла до заднего бампера, водитель начал опускать окно.

— Я — офицер полиции, — сказала я, не опуская значка. — Мне нужно, чтобы вы немедленно уехали отсюда!

Как только я подошла к дверце, водитель повернулся, и на секунду его лицо мелькнуло в свете звезд. Я видела его глаза достаточно долго, чтобы меня охватило ужасное чувство, — они мне знакомы. Да-да, я их знала, и теперь они мерили меня хищным взглядом.

Из окна высунулся ствол дробовика, который ни с чем не спутаешь. Я потянулась за пистолетом, но было уже слишком поздно. Моя рука успела лишь коснуться холодного пластика рукоятки, как вдруг вспышка осветила темноту словно зарница, и все вокруг меня стало белым.


Содержание:
 0  Дневник Габриеля Run the Risk : Скотт Фрост  1  2 : Скотт Фрост
 2  3 : Скотт Фрост  3  4 : Скотт Фрост
 4  5 : Скотт Фрост  5  6 : Скотт Фрост
 6  7 : Скотт Фрост  7  8 : Скотт Фрост
 8  9 : Скотт Фрост  9  10 : Скотт Фрост
 10  11 : Скотт Фрост  11  12 : Скотт Фрост
 12  13 : Скотт Фрост  13  14 : Скотт Фрост
 14  15 : Скотт Фрост  15  16 : Скотт Фрост
 16  17 : Скотт Фрост  17  18 : Скотт Фрост
 18  19 : Скотт Фрост  19  20 : Скотт Фрост
 20  вы читаете: 21 : Скотт Фрост  21  22 : Скотт Фрост
 22  23 : Скотт Фрост  23  24 : Скотт Фрост
 24  25 : Скотт Фрост  25  26 : Скотт Фрост
 26  27 : Скотт Фрост  27  Использовалась литература : Дневник Габриеля Run the Risk



 




sitemap