Детективы и Триллеры : Триллер : 7 : Скотт Фрост

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




7

Директору Парксу было под пятьдесят. Он, в отличие от большинства учителей, предпочитал консервативные рубашки с пристегивающимися воротничками, а не свободный стиль. Стоило мне зайти в кабинет, весь его напыщенный вид испарился — он увидел синяки на моем лице и кровь на воротнике. Ничто не может испортить вечеринку лучше, чем кровь.

Несколько секунд он ошарашенно взирал на мой живописный вид.

— Вы попали в ДТП? — спросил он.

— О да, столкнулась с дверью.

Казалось, до Паркса с трудом доходит смысл сказанного. Полагаю, это первый случай за всю историю его встреч с родителями учеников.

— С тяжелой такой дверью в ремесленном стиле, — пояснила я более доходчиво.

Он некоторое время сидел молча, а потом, по-видимому, произошел прорыв:

— А мне больше нравится игорный дом Грина & Грина, — заметил он, словно мы участвовали в пешеходной экскурсии по Пасадене с целью познакомиться с самыми выдающимися зданиями «Искусств и ремесел», и он пытался убить меня наповал своими знаниями о двух выдающихся архитекторах. Но через секунду до Паркса дошла абсурдность его замечания, и он поспешил добавить: — Если вы предпочитаете встретиться в другой раз…

— Другого раза не будет, — отрезала я.

Его взгляд умолял меня покинуть кабинет, пока не стало ясно, что я никуда не уйду.

— Вы привели с собой Лэйси?

— С тех пор, как вы отправили мою дочь домой, ее никто не видел, — сухо сказала я.

— Я не понимаю вас.

— Какую часть фразы «ее никто не видел» вы не понимаете?

Он нервно поерзал в кресле.

— Я уверен, тут какая-то ошибка.

Больше всего на свете мне хотелось с ним согласиться.

— А я не уверена, — ответила я.

Паркс уставился на меня как человек, который изучал карту, не имея при этом ни малейшего представления, куда направляется. Пока мы ждали Лэйси, он сидел как мышка, перебирая какие-то бумажки на своем столе и время от времени косясь на мой пистолет.

Через десять минут Паркс наконец подал голос.

— Она часто опаздывает? — нервно спросил он.

Честно говоря, она хронически опаздывала, но только не в этот раз, несмотря на все мои надежды.

— Нет.

Мое воображение начало рисовать ужасные картины, обгоняя реальность и ведя меня теми тропками, на которых любая мать побывала в своих кошмарах, но, к счастью, лишь немногие в действительности.

Почему я слышала ее голос в тот момент, когда металась между сознанием и забытьём в доме Финли? Она действительно в тот момент обращалась ко мне? Пыталась позвать меня на помощь? Я исступленно искала смысл там, где его не было. Я воспроизвела наш телефонный разговор, изучая, что стоит за каждым словом. Я пыталась представить, сколько бензина в ее баке, в чем она сегодня одета, какой кофе заказала себе в «Старбакс», словно ответы на эти вопросы могли по мановению волшебной палочки заставить ее войти сейчас в кабинет директора.

Прошло еще пять минут. Паркс начал посматривать на часы. Еще через две минуты он откашлялся и неуверенно предложил:

— Может, мы начнем без нее, а она подойдет позже.

Лэйси опаздывала почти на двадцать минут. Впервые.

— Она не придет. — Слова сорвались с моего языка практически самостоятельно. И напугали меня, словно их произнес кто-то другой. Теперь в мозгу бился только вопрос «почему?». Почему она не приехала. Коп тут же предположил самое плохое. Но я сейчас в большей мере была матерью и цеплялась за любое возможное объяснение. Нет, это невероятно. Я достала мобильник и набрала дом. После каждого гудка я повторяла словно мантру: «Сними трубку, детка, сними трубку, детка, сними трубку».

Включился автоответчик.

— Доченька, если ты дома, подойди к телефону. Лэйси, сними трубку, это я…

Я подождала, пока в автоответчике не кончилась кассета, затем проверила входящие сообщения на случай, если она звонила Еще три звонка от репортеров. Но потом раздался голос, от которого у меня побежали мурашки.

— Твоя дочь сука.

Судя по голосу, звонил белый, средних лет, но определить национальность не удалось. Остатки тумана, окутывавшие мое сознание с тех пор, как меня стукнули дверью, сию секунду развеялись. Я повесила трубку. Надо отдать должное Парксу, он сразу почувствовал, что мне не сказали ничего хорошего.

— Может, вам стоит поговорить с ее друзьями, возможно, перед уходом она что-то кому-то говорила.

Я посмотрела на него и поняла, что не слышала ни слова.

— Простите…

— Ее друзья… Почему бы нам не пообщаться с ними?

Я кивнула. Да, хорошая идея. Лэйси наверняка что-нибудь им говорила. Она всегда отличалась болтливостью.

— Вы знаете, кому из друзей она могла бы открыться?

Хорошая идея с треском провалилась.

Я посмотрела на Паркса и покачала головой. Только что я снова подвела свою девочку.

— Я вообще не знаю никого из ее друзей… Должна, но не знаю…

Тут за дело взялся Паркс.

— Может быть, только имя? Остальное мы вычислим.

Я взглянула на него и поняла, что ему не впервой вести разговор с родителями, которые только что обнаружили, что совершенно не знают собственного ребенка. Я почувствовала себя жалкой. Нет мне оправдания.

Я исступленно рылась во всех уголках памяти и наконец случайно нашла имя.

— Кэрри, — сказала я. — У нее есть знакомая по имени Кэрри.

Паркс соединился с приемной, и через секунду в кабинет вошла секретарша.

— Карен, нужно найти среди наших учащихся девочку по имени Кэрри. Выпускной класс, ну, или на год младше.

— У нас учатся три девочки с таким именем. Но в выпускном классе только одна — Кэрри Якобсон.

— Ты не могла бы посмотреть, на каком она сейчас уроке, и пригласить ее ко мне?

Когда секретарша ушла, я позвонила офицеру Джеймс и сообщила, что Лэйси не пришла на встречу с директором.

— Я разошлю в другие отделения ориентировку на ее машину, — отозвалась она.

Затем она попыталась как-то ободрить меня:

— Вы же знаете этих деток, лейтенант. Скорее всего, Лэйси сейчас в кино.

— На моем автоответчике сообщение с угрозой.

Короткая пауза, Джеймс не могла придумать, чем еще меня утешить.

— Ну, если что, запись нам пригодится, но пока…

— Офицер, не забывайте, я сама полицейский.

— Но… вы еще и мать.

Я повесила трубку, и в этот момент в кабинет директора ввели Кэрри Якобсон. Я думала, что одного взгляда на девочку будет достаточно, чтобы понять, дружила ли с ней моя дочь, но быстро поняла, что снова не знаю ответа. Никакой косметики, два колечка в левом ухе, белокурые волосы, в которые затесалась одна желто-зеленая прядь цвета лайма. Ботинки на десятисантиметровой платформе.

Паркс хотел было представить нас друг другу, но я его перебила.

— Ты дружишь с Лэйси?

Кэрри переводила взгляд с меня на директора и обратно. Представляю, что Лэйси рассказывала ей обо мне. Мамочка-коп. Самый ужасный кошмар подростков. Затем ее взгляд замер на кровавом пятне на рубашке, а потом с неохотой скользнул по синякам, украшавшим мое лицо, словно ей не хотелось видеть, откуда, собственно, взялась кровь.

— Господи, что-то случилось? — спросила она дрожащим голосом.

Паркс вопросительно посмотрел на меня, не зная, что ответить. Я пододвинулась поближе к Кэрри, пытаясь вести себя как мама, а не как коп. Что крайне трудно, когда у тебя вся морда в крови. Кроме того, я давно не практиковалась.

— Да, у меня были неприятности, но они никак не связаны с Лэйси. — Пока что это правда, по крайней мере я надеялась и молила Бога. — Ты ведь ее подруга, я слышала твое имя.

Кэрри взволнованно закивала.

— Ты разговаривала с Лэйси сегодня перед ее уходом?

Она покачала головой.

— Лэйси попала в беду?

— Возможно, ей угрожает опасность, и мне нужно ее найти. Она говорила тебе или кому-то из ребят, куда поедет?

— О какой опасности вы говорите?

— Кто-то может попытаться… обидеть ее.

Я увидела замешательство в ее глазах, словно первым делом она подумала о предательстве.

— Кто-то ей угрожает, возможно, кто-то очень опасный.

Плечи Кэрри обмякли, и она побледнела, как стена.

— Лэйси сказала только… — она метнула взгляд в сторону Паркса, — «вот ведь козлы гребаные»… и все… С ней все будет в порядке?

Я посмотрела на Паркса. Моя злость вновь забурлила и начала подниматься на поверхность. Я стиснула зубы, изо всех сил пытаясь сдержаться и не ляпнуть лишнего, о чем впоследствии, скорее всего, пожалею, и повернулась к девочке.

— Она говорила о директоре Парксе?

— Ага, — ответила Кэрри таким тоном, словно ее взбесило, что я не понимаю очевидных вещей. — Она вернулась из его кабинета ужасно злющая. Я хочу сказать, Лэйси всего лишь сделала политическое заявление, а администрация школы выкидывает ее на улицу, словно в угоду недовольным ее поступком.

— Хватит, юная леди, — рассердился Паркс.

Я посмотрела на него.

— У мистера Паркса еще будет время объясниться, пока что меня беспокоит только безопасность Лэйси.

Кэрри кивнула.

— Она упоминала кого-то еще?

Кэрри отрывисто вздохнула и снова кивнула.

— Кого?

Кэрри посмотрела мне прямо в глаза:

— Вас.

— И что она сказала?

Кэрри даже не поморщилась:

— Она сказала: «Ага, как будто мать может как-то на меня повлиять».

И тут я поняла, что мне странным образом нравится это поколение. Если моя дочь и эта девочка — примеры силы их характера, то беспокоиться не о чем. Они пережили пирсинг, тату и волосы немыслимых оттенков. С другой стороны, их родители, поколение людей, занятых исключительно своими мыслями, кажутся мне совершенно беспомощными. Уж кто-кто, а в этом вопросе я эксперт.

— А Лэйси никого не упоминала в связи с тем, что устроила на конкурсе? Ну, кого-то, о ком ты раньше не слышала?

Кэрри покачала головой.

— Вообще-то я даже не знала, что она задумала.

При этих словах она улыбнулась. Кэрри не обманывала. Она гордилась тем, что подруга смогла сохранить свой план в секрете. И вдруг я поняла, что тоже чувствую гордость.

Кэрри с вызовом посмотрела на Паркса.

— И я считаю, Лэйси — молодец.

— Я тоже так считаю, — заверила я девочку.

Но способность моей дочери вдохновить подругу лишь усилила мое отчаяние. Я почувствовала, как в голове часы начали отсчет секунд. Ситуация выходила из-под контроля, а я, черт побери, ничегошеньки не могла поделать.

— Куда могла поехать Лэйси? Есть такое место?

Кэрри задумалась, все еще не понимая до конца, можно ли мне доверять.

— Прошу тебя, Кэрри, мне нужна твоя помощь.

Она кивнула. Через мое тело прокатилась волна облегчения.

— «Старбакс».

У меня упало сердце. Одно слово перечеркнуло все мои надежды.

— Черт, — вырвалось у меня.

Кэрри ужасно удивила моя реакция, но зато она поняла, что Лэйси действительно в опасности.

— Простите, — прошептала она.

— Если вспомнишь что-то еще или она тебе позвонит, набери меня. — Я протянула ей визитку.

Пальцы Кэрри попытались ускользнуть от моей ладони, как колибри от цветка, но я опередила ее и осторожно взяла за руку. Посмотрела на нежную, безупречную кожу. Никакой морщинки или трещинки. Время еще не коснулось ее. Я держала Кэрри за руку, как будто это была рука моей дочери.

— Больше никаких секретов, хорошо?

Кэрри какое-то время смотрела на мою руку, а потом заглянула мне в глаза:

— Лэйси умная девочка. С ней все будет в порядке.

Я хотела было ответить, но слова застряли в горле, и мне удалось лишь слабо кивнуть.

— Можешь возвращаться на урок, — велел Паркс.

Кэрри вопросительно посмотрела на меня, и я кивнула.

Почти незаметно ее пальчики выскользнули из моей руки, и девочка вышла из кабинета. Несколько секунд я сидела не шевелясь и не могла сконцентрироваться mi на чем. Такое же ощущение я испытала, когда похоронила своего бывшего мужа. Неверие, ужасное чувство, что мне никто не поможет. Я увидела, как Гаррисон подошел к стеклянной двери с другой стороны и постучал. Его присутствие напомнило мне, что я не только мать, но и коп, а где-то в Пасадене скрывается сумасшедший с бомбой.

— Вам звонят, — сказал Гаррисон, протягивая мне телефон.

Я посмотрела на телефон, как на какой-то совершенно незнакомый мне предмет. Гаррисон увидел мое замешательство.

— Думаю, вам лучше ответить, — сказал он, и, судя по его тону, дело не терпело отлагательств.

Я посмотрела на Паркса, хотела сказать, но поняла, что ни одно из известных мне слов не способно передать мои чувства.

— Миссис Делилло… — начал Паркс.

При звуках его голоса я вспомнила, что хотела сказать. Подойдя к двери, я повернулась:

— Если с моей девочкой что-то случится, — сообщила я Парксу, глядя прямо в глаза, — я вас по судам затаскаю.

Я видела, как все краски схлынули с его лица. Казалось, он сморщился внутри своей рубашки, словно она была на пару размеров велика ему. Я несколько секунд смотрела на него, а потом вышла в коридор и встала рядом с полкой, где были разложены кубки и призы, завоеванные учениками школы.

— Это детектив Фрейзер, — сказал Гаррисон, снова протянув мне телефон.

Я взяла трубку.

— Делилло.

— Вам это не понравится, лейтенант. По крайней мере, мне не понравилось.

У меня не было настроения отгадывать загадки.

— Просто скажите, что вы там нашли, Фрейзер, черт побери.

— Мы проверили звонки, сделанные с телефона Брима. Так вот, он трижды звонил вам домой.

Я услышала, что он сказал, но смысл сказанного все еще казался мне невероятным.

— Мне домой? — переспросила я только, чтобы убедиться, что я правильно расслышала.

— Да, причем последний звонок сделан в тот вечер, когда застрелили Финли.

Слова стукнули меня больнее, чем дверь, от удара которой я потеряла сознание пару часов назад. Телефонные звонки только что связали мою девочку с партнером Дэниела Финли, которому выпустили пулю в затылок. Не знаю как, но линия подошла к очередной точке. Я быстро попробовала придумать, зачем моей девочке говорить с Бримом. Ей должны были позвонить из цветочного магазина по поводу букетика, который все конкурсантки прикалывали к корсажу. Может, больше ничего и не было, если забыть о том, что в нашем деле совпадений не бывает. Но даже если я куплюсь на это, хотя я, разумеется, не куплюсь, данная версия не объясняет зачем Брим звонил ей в день убийства. Как же зеленая революция и баллончик с гербицидом оказались связанными с несколькими убийствами?

В моем мозгу закопошились разные версии, причем одна прилипла больше других. Если действительно связь между моей девочкой и убийством Финли существует, пусть даже почти эфемерная, тогда угрозы в адрес Лэйси никак не связаны с тем, что она сорвала конкурс. Нет никакого немолодого белого мужчины, пышущего яростью, по крайней мере представляющего реальную угрозу. Если Лэйси и грозит опасность, то она исходит от человека, уже убившего двоих и, скорее всего, готового пойти на убийство еще раз.

— А где Брим? — спросила я.

Фрейзер не ответил.

— Вы задержали Брима? — нетерпеливо повторила я.

— Нет, — вздохнул Фрейзер.

— Почему?

Фрейзер что-то пробормотал себе под нос, и мне показалось, это слово «черт».

— Его жена сказала, что он ушел из дома рано утром. Но мы не знаем, где он сейчас. — Он замешкался. — А вы не хотите сказать мне, почему подозреваемый в убийстве трижды звонил вам домой?

Мне Фрейзер никогда не нравился. В полиции он занимал такое же место, как готовый ужин с гамбургером[14] в пищевой пирамиде. Из тех, к чьей помощи прибегаешь, когда иссякла фантазия. Я проигнорировала его вопрос, хотя задавала точно такой же себе самой.

— Проверьте, звонил ли он другим участницам конкурса красоты, — распорядилась я.

Я практически слышала, как прокручиваются шестеренки у него в мозгу, перемалывая мои слова.

— Ваша дочь? Ваша дочь участвовала…

— Моя дочь пропала.

Я повесила трубку и повернулась к Гаррисону, стоявшему перед витриной с призами. И только тут заметила фотографию 8x10 рядом с небольшим золотым кубком, выполненным в отличие от других не в форме ракетки или мяча, а в форме книги. Приз за победу в городских дебатах школьников. Лэйси вторая справа, криво улыбается в камеру, словно ей известен какой-то секрет. Она вступила в команду примерно в то же время, когда решила принять участие в конкурсе. Я пропустила финал, потому что расследовала смерть какого-то бродяги, наступившую от побоев.

Гаррисон заметил, что я смотрю на этот кубок, но не понял почему.

— Это моя дочь, вторая справа, — объяснила я.

Он несколько секунд рассматривал фотографию, его глаза изучали каждый сантиметр, словно устройство бомбы.

— Вы похожи, — сказал Гаррисон.

— Нет, она красивая.

И тут зазвонил мобильник.

— Делилло.

— Это Джеймс, лейтенант.

Пауза.

— Мы нашли ее машину.

Я ждала, что за этим последует что-то еще, но тщетно.

— Только машину? — уточнила я.

— Да.

— Что еще? — Я ощутила первый укол паники.

— Двери заблокированы, ключи все еще в замке зажигания… окно выбито.

Я попыталась вести себя как коп, хотя моя рука задрожала.

— С какой стороны?

— Со стороны водителя, — без особого выражения сказала Джеймс.

— Где?

Джеймс начала рассказывать, но тут моя рука обвисла как плеть, телефон выскользнул и упал на пол. Я зажала рот ладонью, чтобы подавить рвотный позыв. Колени подгибались. Для меня не было сейчас ни верха, ни низа, единственное, что корректировало мое положение на планете, только что вырвали из моих рук. Ни одна дверь не могла ударить меня с такой силой, как только что произнесенные слова. Я уже практически осела на пол, но тут Гаррисон схватил меня за руку и не дал упасть.

— Ох, Лэйси, — прошептала я.

— Что случилось? — спросил Гаррисон, но слова проплыли мимо, я не понимала, о чем он спрашивает.

Ухватившись за его руку, я удержала равновесие.

— Что случилось? — повторил Гаррисон.

— Нашли ее машину.


Содержание:
 0  Дневник Габриеля Run the Risk : Скотт Фрост  1  2 : Скотт Фрост
 2  3 : Скотт Фрост  3  4 : Скотт Фрост
 4  5 : Скотт Фрост  5  6 : Скотт Фрост
 6  вы читаете: 7 : Скотт Фрост  7  8 : Скотт Фрост
 8  9 : Скотт Фрост  9  10 : Скотт Фрост
 10  11 : Скотт Фрост  11  12 : Скотт Фрост
 12  13 : Скотт Фрост  13  14 : Скотт Фрост
 14  15 : Скотт Фрост  15  16 : Скотт Фрост
 16  17 : Скотт Фрост  17  18 : Скотт Фрост
 18  19 : Скотт Фрост  19  20 : Скотт Фрост
 20  21 : Скотт Фрост  21  22 : Скотт Фрост
 22  23 : Скотт Фрост  23  24 : Скотт Фрост
 24  25 : Скотт Фрост  25  26 : Скотт Фрост
 26  27 : Скотт Фрост  27  Использовалась литература : Дневник Габриеля Run the Risk



 




sitemap