Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 13 : Дональд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Глава 13

Нам удалось взять билеты на рейс до Кахулуи за несколько минут до отлета – и даже места наши оказались рядом. При взлете хорошо были видны гавань Гонолулу и даже военные установки Перл-Харбора на западе. Мне хотелось получше рассмотреть что там сейчас находится. Ведь именно Перл-Харбор стал мишенью для японских самолетов в 1941 году. Не исключено, что китайцы решили продолжить славную восточную традицию с помощью Монаха. Самолет набрал высоту и двинулся мимо Вайкики и Алмазной Головы на восток. Алмазная Голова, с земли казавшаяся основательной горой, с высоты выглядела самым обычным потухшим вулканом с кратером. Водную гладь бороздило больше судов, чем утром, но все же судоходство возле Оаху нельзя было назвать сверхоживденным.

– Мэтт! – окликнула меня Изобел. По ее интонациям я понял, что, посердившись на меня, она решила сменить гнев на милость. Я отвернулся от иллюминатора, напомнив себе, что у меня есть роль. Впрочем, моя легенда провинившегося агента пока не произвела впечатления на тех, кому предназначалась, – по-моему, тот, кто придумал ее, не был великим сценаристом, но так или иначе, я не мог сменить амплуа, не заставив неприятеля задуматься, подозревать что-то и вовсе хитроумное. Однако как джентльмен, вынужденно оказавшийся на отдыхе, я имел право провести пару великолепных гавайских дней и ночей в обществе привлекательной дамы.

– Мэтт, ну что, нам это удалось?

– Что удалось? – нахмурился я.

– То, что мы собирались сделать. Оторваться от преследования. Иначе для чего было усыплять того мальчика и нестись на самолет…

– Изобел, вы большая оптимистка, – вздохнул я. Неужели вы думаете, что, кроме того мальчика, за нами никто не следил? Не сочтите, что у меня мания величия, но когда речь идет о таком старом волке как ваш покорный слуга, бывает мало даже двоих, а то и троих охотников.

– По-вашему, есть кто-то еще?..

– Через три ряда, сзади, расположился тип с крючковатым носом. В темном деловом костюме и с портфелем. Утром в отеле я видел, как он прилежно вглядывается в даль с помощью бинокля. Он явно принял эстафету от нашего задремавшего приятеля. И можете быть уверены, что в Кахулуи к нам будет приставлен новый хвост, если мы сумеем отделаться от этого. – Так какого черта тогда было… – Изобел осеклась и вскинула руку. – Все, все! Не кусайтесь. Я снимаю вопрос. Приказывайте, хозяин, и все будет сделано. Но могу ли я по крайней мере спросить, где находится Кахулуи? Ведь когда мы приземлимся, я так или иначе буду это знать…

– Остров Мауи, – пояснил я. Изобел промолчала, и я, усмехнувшись, продолжал: – Вам следовало бы немножко подготовиться. Мауи – это второй остров от Оаху, сразу за Молокаи. Помимо Кахулуи, где находится аэропорт, и ряда других населенных пунктов там есть старый город Лахаина, Моряки с китобойцев обычно вставали там на рейде и отправлялись в город – напиваться и вступать в половые отношения – я цитирую из брошюры – с местными девушками, которые, судя по всему, отличались пригожестью и доступностью. Но затем появились миссионеры и все испортили. Теперь на побережье есть несколько шикарных отелей. С выпивкой там по-прежнему неплохо, но вот женщин лучше привозить с собой.

– А в одном из этих отелей у нас, значит, забронирован номер? – спросила Изобел, чуть прищурясь.

– В общем-то да, мэм. Пока вы собирались, я позвонил и нашел отель со свободными номерами. Но только все во множественном числе. Номера забронированы. Все очень целомудренно.

Она посмотрела на меня, и на лице ее медленно появилась улыбка.

– Ладно, Мэтт, спасибо. Я не хочу вредничать, но все же… Я, конечно, сказала, что готова на все, но в этом отношении я не люблю, когда меня просто ставят в известность.

– Я буду действовать исключительно с вашего согласия, – отозвался я. – Если до этого дойдет дело, то можете не сомневаться: я задам вам все необходимые вопросы. Но независимо от того, кто будет спать в какой кровати на самом деле, я бы хотел представить миру несколько аморальный облик нашей пары. Надеюсь, вы не станете возражать.

– Я, конечно, вовсе не светская шлюха, что бы там ни говорил мой супруг, когда он начинает перечислять все свои несчастья. С другой стороны, я и не весталка, поддерживающая священный огонь, или чем там они еще занимались. Но, так или иначе, я готова отдать на растерзание остатки своей репутации.

При ближайшем знакомстве оказалось, что в ней есть ироническая откровенность, которая вытеснила первоначальное впечатление надменности и отстраненности. Не без раздражения я отметил, что она начинает мне нравиться. Пора бы, напомнил я себе, научиться держать под контролем свою влюбчивую натуру. Я как-никак агент, выполняющий секретное задание, а не зеленый юнец на пикнике. Но вместе с тем я решил, что небольшой инструктаж ей не только не повредит, но может и помочь.

– Одно предложение, – сказал я. – Или, если угодно, предупреждение. Не знаю, как все повернется, но может случиться, что вы окажетесь в ситуации, когда разные люди будут задавать вам разные вопросы. Я повторяю: это лишь мое предположение. Думаю, лучше всего выдать им вариант “родственницы” без узоров.

– А что мне сказать про вас, если спросят? – спокойно осведомилась Изобел.

– Все, что угодно. Все, что вам известно.

– Очень мило с вашей стороны, – рассмеялась она. – Особенно если учесть, что я, по сути дела, не знаю ничего.

– И скажите спасибо. Чем меньше вы знаете – или по крайней мере, чем меньше вы якобы знаете, – тем проще вам будет жить. В качестве образца предлагаю такую легенду: вы прибыли на Гавайи отыскать нового наследника марнеровских миллионов – или миллиона. Ваш муж не знает, что вы здесь, но вы пошли на этот отчаянный шаг, ибо не в силах вынести тиски нищеты, готовые сокрушить вас и Кеннета. Вы надеялись убедить вашего родственника поделиться унаследованным состоянием. Оказалось, что он не прочь пойти на это, выдвинув контрпредложения эротического свойства. То, чего ваш муж не знает, не может его огорчить, а если перефразировать ваши собственные слова, то за четверть миллиона долларов вы готовы провести две недели с самим дьяволом в наиболее горячем месте преисподней. Вот ваша легенда. Придерживайтесь ее и не особенно вдавайтесь в детали.

– Запомнить нетрудно, – кивнула головой Изобел. – Все просто.

– Не занимайтесь самообманом. Когда вас допрашивают, все становится непросто. Главное, не забывайте одно: вы и понятия не имеете, что творится нечто загадочное. Вам известно лишь то, что я грубый тип, который женился на невыносимой сестричке вашего мужа, вкусы которой в смысле мужчин всегда оставляли желать лучшего. Но теперь, к счастью, ее нет в живых, а стало быть, поубавилось и хлопот. Вы и не подозреваете, зачем я мог доставить вас на Мауи – кроме, похоже, желания получить обещанное в более интимной обстановке, чем в Гонолулу. Вы даже немного обидитесь, если кто-то предположит, что у вас могли иметься какие-то высшие соображения. Ясно?

– Иначе говоря, мне предстоит разыгрывать дурочку, – сказала она и, поколебавшись, спросила: – Они способны применить… насилие?

– Могут высечь розгами, – весело сказал я. – Это неплохое лекарство от скуки, герцогиня. Вы, кажется, жаловались, что умираете со скуки.

– Это было так давно, Мэтт, – улыбнулась Изобел. – Но я хочу задать вам один вопрос. Если я продолжу эту игру и сделаю все, что вы мне скажете…

– Вы хотите знать насчет вознаграждения? Ну, я не знаю, как придать этому официальный вид, но если что-то там составите, я охотно подпишу.

В ее глазах вспыхнул сердитый огонек.

– Я имела в виду кое-что другое, Мэтт. Я вовсе не думаю только о деньгах. Я неплохо разбираюсь в мужчинах, – я ошиблась всего один раз – и мне кажется, вы сдержите слово насчет наследства даже без каких-либо письменных обязательств, от которых, впрочем, в суде толку не будет.

– Спасибо, – отозвался я. – Так что же вас гложет?

– Я хочу знать другое: если я выполню все ваши просьбы, не стану ли я изменницей родины? Ведь у меня до сих пор нет никаких доказательств того, на чьей стороне вы играете.

Я посмотрел на нее, но лицо ее осталось непроницаемым.

– Решайте сами, Изобел, – сказал я. – Если вы действительно хорошо разбираетесь в мужчинах… Она покачала головой и сказала:

– Когда дело касается политики, возникают осложнения. Человек может быть вполне порядочным сам по себе, но если вобьет себе в голову, что спасает человечество, то способен наломать дров.

– Тем не менее ваш вопрос нелеп, и мне просто стыдно было вас слушать.

– Почему нелеп? По-моему, как раз очень разумен. Конечно, я не патриотка-фанатичка, но все же…

– Но кого вы спрашиваете? Как вы сможете поверить мне, что бы я вам ни сказал? Вы просто хотите получить от меня снотворное для вашей совести вместо того, чтобы пристально вглядеться в меня и решить, кто же я, славный Патрик Генри или мерзкий Бенедикт Арнольд. Нет, увольте, герцогиня. Сами общайтесь с вашей совестью. Скажите ей то, что она хочет услышать.

– От вас немного помощи, – резко заметила Изобел.

– Мне нечем вам помочь, и вы это отлично знаете. Ну, предположим, я сообщу, что от успеха нашей операции зависит судьба Америки, и если мы хорошо выполним задание, то вы станете национальной героиней и ваши портреты будут на почтовых марках. Ведь именно это вы хотите услышать, так? А если я и правда скажу нечто в этом роде, то вы сразу поверите? Если так, то вы умеете лучше обманывать себя, чем я думал.

Она немного помолчала, потом рассмеялась и сказала:

– Вы либо очень честный, либо удивительно коварный человек.

– А разве нельзя сочетать в себе оба эти свойства? – обиженно спросил я. Снова наступило молчание, и тема угасла сама собой. Вскоре я показал на иллюминатор:

– Глядите, вон там Молокаи.

– Там колония прокаженных?

– Теперь так нельзя называть это заболевание, – машинально ответил я. – Сейчас ее именуют болезнью Хансена. Так звучит респектабельнее.

Мы смотрели на приближавшийся к нам остров. Внизу катер лихо шел навстречу пассату, оставляя за собой глубокий след. Это вполне мог быть катер Монаха, хотя обычно он пускался в свои вояжи по ночам. А на борту катера вполне могла находиться Джилл, и если бы все это было в кино, то у нее имелся бы электронный передатчик, и я мог бы следить за ее перемещениями из маленькой субмарины, если бы у меня таковая имелась.

К сожалению, нашим противником был опытный и изобретательный человек, а не персонаж из телесериала. Попросить Джилл приставить к Монаху электронного шпиона было бы равносильно просьбе совершить самоубийство. Он явно просчитал и такие варианты и был к ним готов. Я знал, что электроникой Монаха не победить. Учитывая его опыт работы со взрывчаткой и прочими штучками, в технике он смыслил больше, чем я.

Единственным способом победить его было сделать нечто не имеющее никакого отношения к технике и совершенно нелогичное. Оставалось только придумать, что именно.


Содержание:
 0  Предатели : Дональд Гамильтон  1  Глава 1 : Дональд Гамильтон
 2  Глава 2 : Дональд Гамильтон  3  Глава 3 : Дональд Гамильтон
 4  Глава 4 : Дональд Гамильтон  5  Глава 5 : Дональд Гамильтон
 6  Глава 6 : Дональд Гамильтон  7  Глава 7 : Дональд Гамильтон
 8  Глава 8 : Дональд Гамильтон  9  Глава 9 : Дональд Гамильтон
 10  Глава 10 : Дональд Гамильтон  11  Глава 11 : Дональд Гамильтон
 12  Глава 12 : Дональд Гамильтон  13  вы читаете: Глава 13 : Дональд Гамильтон
 14  Глава 14 : Дональд Гамильтон  15  Глава 15 : Дональд Гамильтон
 16  Глава 16 : Дональд Гамильтон  17  Глава 17 : Дональд Гамильтон
 18  Глава 18 : Дональд Гамильтон  19  Глава 19 : Дональд Гамильтон
 20  Глава 20 : Дональд Гамильтон  21  Глава 21 : Дональд Гамильтон
 22  Глава 22 : Дональд Гамильтон  23  Глава 23 : Дональд Гамильтон
 24  Глава 24 : Дональд Гамильтон  25  Глава 25 : Дональд Гамильтон
 26  Глава 26 : Дональд Гамильтон  27  Глава 27 : Дональд Гамильтон



 




sitemap