Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 19 : Дональд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Глава 19

Они не создали мне никаких препятствий. Изобел сидела и ждала меня, где ей было ведено. Пресман нес вахту на боковой террасе, как и прежде. Никаких особых предосторожностей с его стороны я не заметил. Я убедился в этом, использовав несколько разных наблюдательных пунктов в отеле.

Что ж, они не видели причин проявлять излишнюю осторожность. Я посвятил их в план своих действий и пока неукоснительно ему следовал.

Я доехал до Лахаины, по пути избавился от хвоста, как и обещал. Правда, появились еще кое-какие детали, но они были не в счет. Опять-таки я нанял катер в Лахаине, оговорив с владельцем наличие двух пассажиров – мужчины и женщины. Теперь же я вернулся, чтобы переодеться, забрать свою даму и вывести из игры Пресмана так, чтобы он не помешал нам совершить морскую прогулку. Конечно, последнее не устраивало Пресмана, но Изобел явно убедила его, что ему будет сделан укол, который усыпит его на пару часиков, и потому он согласился принять участие в игре. Тем .временем его подручный-пират в Лахаине готовился подхватить нас, когда мы появимся у причала.

Мне опять стало грустно. Пресман, похоже, был достаточно компетентным сотрудником, как и Ханохано. Но они плохо прочитали мое досье. Они должны были знать, что я не стану играть по правилам в игру, в которой нет правил. Монах, конечно, не совершил бы подобной ошибки, но его с ними не было и некому было их предупредить.

Я продолжил наблюдение.

Торопиться мне было некуда. Рядом с Пресманом был занят лишь один столик. Но вскоре парочка, сидевшая там, поднялась и ушла. Это было мне на руку. Когда я прошел через распахнутые двери, Пресман даже не повернул головы в мою сторону. Его человек из Лахаины, разумеется, предупредил, что я возвращаюсь, но откуда ему было знать, что у меня на уме? Он ожидал, что я появлюсь внизу у бокового столика, где стройная дама в нарядном платье нервным движением подносила зажигалку к сигарете, всем своим видом давая понять, что она покинута и терпению ее приходит конец, равно как и возможности потреблять спиртное.

– Эй, Пресман, – окликнул я крючконосого. Он быстро оглянулся, начал было подниматься со стула, но опять упал на него. Он сидел, не шелохнувшись, и глядел на короткоствольный револьвер, который я прижимал к своему боку.

– Эрик, – тихо сказал он. – Что тебе надо?

– Твой гавайский мальчик был неплох, Пресман, – пробормотал я, – но все-таки он проиграл. Может, ты теперь хочешь попробовать?

Пресман был профессионалом, и мой вопрос вызвал у него улыбку.

– Нет, конечно, – сказал он. – Считай, что я испугался, приятель. Револьверы вызывают у меня страх. Видишь, я весь дрожу? Ну ладно, что мы хотим?

– Мы встаем – очень спокойно, потом возвращаемся в отель. В наш номер. То бишь в твой. И ручки держим на виду. Потому что, как только одна куда-нибудь денется, мы сразу умрем.

Он посмотрел на меня, пытаясь, похоже, понять, означает ли изменение моей программы в смысле неожиданного появления не там, где предполагала Изобел, перестановку и в других ее пунктах. Затем он покорно пожал плечами и встал. Путешествие до его номера показалось мне очень долгим. Может быть, ему тоже. У двери он вопросительно посмотрел на меня. Я кивнул. Он осторожно сунул руку в карман, вынул ключ и отпер дверь. Первым зашел я, включил свет. Ничего не произошло. Тогда я вышел, жестом велел ему входить, вошел следом и запер дверь.

– На кровать лицом вниз, – распорядился я. Он стоял спиной ко мне и колебался. Ему явно хотелось посмотреть на меня, прежде чем полностью отдаться мне в руки. Но пытаться расшифровать выражение лица оппонента – занятие для дилетантов. Он же был профессионалом. Поэтому он снова пожал плечами, а потом улегся на кровать, как ему было ведено. Я сделал три быстрых шага и прижал его голову одной рукой, а другой вытащил шприц и всадил его в затылок, туда, где волосы могли скрыть след от укола.

Он понял, что его ожидает вовсе не короткий сон, а нечто более длительное. Он сделал запоздалую попытку освободиться. Он стал барахтаться, но я крепко держал его, и понадобилось несколько секунд, чтобы “лекарство” достигло мозга или сердца, где оно и сделало свое черное дело.

Я извлек иглу, а шприц положил назад в аптечку. Затем я пошел в ванную, взял салфетку и аккуратно вытер капельку крови, которая могла бы привлечь внимание к уколу на шее. Сам по себе яд практически невозможно распознать, а симптомы очень похожи на сердечный тромб – по крайней мере, так нам объяснили ребята, которые снабжали нас этим зельем. Они очень гордились своим изобретением. Что ж, мы скоро узнаем, насколько обоснована их гордость. Затем я бросил салфетку в унитаз и спустил воду, пользуясь носовым платком, чтобы не оставлять отпечатков пальцев на ручке. “Группа уборки” Мака не будет заниматься этим клиентом. Пусть его найдут те, кто должен знать, что я настроен решительно. Стало быть, покойник должен выглядеть так, чтобы полиция не смогла ничего понять.

Прежде чем уйти, я еще раз взглянул на покойника. Так уж я устроен. Я терпеть не могу тонкие натуры, которые способны уничтожать тысячи людей нажатием кнопки, но не в состоянии взглянуть в лицо своей жертве. Да, я совершил мерзкое, хладнокровное убийство, но другого выбора у меня не было. Безобидное снадобье в наших аптечках дает всего два часа сна, а если верить Фрэнсису, то его доза оказалась даже слабее. Он сказал, что проснулся гораздо раньше.

Мне же требовалось больше, чем два часа. Кроме того, надо было, чтоб все выглядело правдоподобно: я старался всеми мыслимыми и немыслимыми способами расчистить себе дорогу. Если я заявлюсь как ни в чем не бывало на базу, , Монах живо смекнет, что я рассчитываю на помощь кого-то из его людей.

Конечно, мистеру Пресману не позавидуешь, но иного выхода у меня не было. От этого зависел успех операции. Ну, и еще от того, как сложится обстановка на базе, если я туда попаду.

Я взял револьвер и вытряс из барабана боевые патроны, которые вставил из уважения к Пресману. Одно дело сильный мужчина, другое – слабая – относительно – женщина, которая скорее всего не вооружена. Против нее ни к чему применять огнестрельное оружие – и вовсе уж незачем предоставлять ей шанс использовать твой же револьвер против тебя. Но сам по себе револьвер может спровоцировать ее и окончательно выдать себя и свои намерения. Я пошел к Изобел.

Когда я появился на террасе, она подписывала очередной счет.

– Сколько же можно пропадать? – фыркнула она, когда я уселся на стул рядом. Я вспомнил, что велел ей встретить меня в штыки по возвращении. Она продолжала с весьма правдоподобной злостью: – Ты знаешь, сколько я здесь сижу? Если ты думаешь, что я прилетела сюда из Гонолулу, чтобы просто…

– Пресман умер, герцогиня, – тихо сказал я. Даже темные очки не могли скрыть от меня удивление и испуг в ее глазах. Я также заметил, как она украдкой посмотрела на верхнюю террасу. Она облизала губы и заговорила. Злость в ее голосе как ветром сдуло.

– Я… я не понимаю, о чем ты, Мэтт. Кто умер?

– Хватит, – оборвал я ее. – Не надо притворяться. Его нет в живых. Я только что прикончил его. Давайте прогуляемся к морю, и я расскажу все подробнее. – Она не двигалась до тех пор, пока я, поднявшись со стула, не сделал ей резкий знак рукой. Она стала выбираться из-за стола довольно неуверенно, и я решил помочь ей, вложив ей в руку белую сумочку.

– Спокойней! – сказал я. – И надо меньше пить, герцогиня. Вы неважно выглядите.

Эта реплика разозлила ее так, что она волей-неволей пришла в себя – резко выдернула свою руку и бросила на меня взгляд, где страх и ярость смешались воедино. Она пошла вперед, уже не шатаясь. Я за ней. Когда мы оказались в темной аллее, я поравнялся с ней и взял ее под руку, поскольку ей было непросто идти по песку на высоких каблуках. На сей раз она не вырвала руку, только странно усмехнулась.

– Что смешного? – спросил я.

– Ох уж эти рекламы тропических курортов. Там всегда изображены мужчина и женщина в шикарном платье на ночном берегу. Ничего приятного в такой прогулке нет, только песок набивается в туфли. Не ходить же в одних чулках!

– Ни в коем случае. Этого не будет. Она подозрительно покосилась на меня.

– Вы хотите и меня убить, Мэтт? – спросила она, поколебавшись.

– Пока не решил, – сказал я. – Давайте присядем и спокойно обсудим ситуацию. Присаживайтесь на эту лодку.

Изобел провела рукой, чтобы удостовериться, что лодка чистая, и села. Я сел рядом. Она с подчеркнутой тщательностью стала выколачивать песок из туфель. Ветра, по сути дела, не было, лишь изредка налетал легкий бриз. На берегу в ряд отдыхало шесть парусных лодок, их мачты четко вырисовывались на фоне светлого песка. Выше светились огнями отель и терраса, на которой мы еще недавно сидели. Казалось, это был совсем иной мир. Изобел снова издала странный нервный смешок.

– Я не верю, что вы способны убить меня, мой милый Мэтт, – сказала она. – И мистера Пресмана вы тоже не убивали. Это вы просто пошутили.

– Ну да, – сказал я. – Я всегда так шучу. Нет ничего потешнее убийства. Вы бы посмотрели на него, то-то посмеялись бы. Лежит на кровати с каменным лицом, а на затылке след от укола. Он-то думал, что я просто усыплю его ненадолго. Умора! Вы не знаете, откуда у него возникли такие странные идеи, герцогиня?

– Может, я… – начала Изобел. Но я не дал ей продолжить.

– Вы бы просто померли со смеха, если бы увидели, как он переполошился, когда понял, что отдает Богу душу. В жизни не видел ничего подобного – последний раз я так смеялся, когда дядя Гектор упал с сенокосилки и она искромсала его в клочья.

– Мэтт, пожалуйста…

– А если покойники вас приводят в веселое настроение, чего стоит Ханохано. Тот, который прицепился к нам в аэропорту. Лежит в сахарном тростнике с двумя дырками в груди. Это я его немножко порезал ножиком. Всюду кровь! Очень смешно. Отличная шутка получилась. Жаль, вас там не было. Вы бы потешились на славу. – Я вздохнул и продолжал: – Но вообще-то мне жаль Ханохано. Как известно, на Гавайях живет три четверти миллиона человек, но всего десять тысяч из них коренные гавайцы. Еще немного, и от них не останется и следа. У меня теперь такое чувство, словно я застрелил редкого зверя из Красной книги. Но самое смешное не это. Когда я прибыл в Лахаину, там, у причалов, меня уже поджидал человек, который проявил ко мне огромный интерес. Он явно знал, что я там должен появиться. Но только откуда? Ведь об этом не знала ни одна живая душа, кроме вас.

– Мэтт, вы просто не понимаете, – с отчаянием начала она.

– Вы продали меня, Изобел, – сказал я другим, более жестким тоном. – Или вы с самого начала работали на Монаха? Ладно, это неважно. Короче, сегодня вы пошалили со мной в постели, потом заставили разговориться за выпивкой, – и продали с потрохами врагам. Я толком не знаю, кто вы, какую роль играете во всем этом и сколько вам удалось узнать, но вы не настолько глупы, чтобы не понимать, какое наказание грозит тому, кого застали вот так, на месте преступления…

– Позвольте мне объяснить…

– А что тут объяснять. Я убил двоих мужчин, против которых не имел ровным счетом ничего. Но они стояли на моем пути. Из-за этого у меня на душе легкая тяжесть. Повторяю, легкая. С вами я расправлюсь, и глазом не моргнув. Гавайцев сейчас на планете раз-два и обчелся, но зато лживых стерв хоть отбавляй. Как воробьи и голуби, они будут с нами всегда. Так что, киса, никто не станет горевать, если одной стервой сделается меньше. – Я помолчал, затем медленно продолжил: – С другой стороны, от вас мне может быть незначительная, но польза. Может, я рискну сохранить вам жизнь – на какое-то время, если вы будете молчать, если вы не дадите мне повода для беспокойства, если вы будете беспрекословно выполнять то, что я вам скажу. Никаких фокусов, никаких дискуссий. Ну, что скажете?

– Как же вы собираетесь меня использовать, Мэтт? – спросила Изобел. – Что вы со мной хотите сделать?

– Скажу, когда настанет время.

После недолгого молчания Изобел тяжело вздохнула:

– У меня невелик выбор. Ладно, я сделаю все, что вы мне скажете, Мэтт.

Я бросил на нее короткий взгляд и встал с лодки.

– Договорились. Теперь беритесь за один борт, а я за другой. Спустим ее на воду.

– Кого ее?

– Лодку! Какая непонятливая! Неужели, по-вашему, я и правда собирался возвращаться в Лахаину, где меня ждут люди по вашей наводке. Ну, давайте пошевеливайтесь. Мы плывем на Молокаи.

– Но это же безумие! До Молокаи много миль. Мы не доберемся до него в такой скорлупке.

– Ничего, – возразил я. – Полинезийцы приплыли сюда в выдолбленных бревнах из южной части Тихого океана. Если я не смогу доплыть на этом непотопляемом фибергласовом судне по проливу длиной в десять миль в хорошую летнюю погоду, мои предки-викинги отрекутся от меня.

Изобел поглядела на воду, потом на маленькое суденышко у наших ног. Плавать на нем было не намного сподручнее, чем на доске для серфинга. У шлюпки, правда, имелись мачта, руль, опускной киль, а также крошечный кокпит, куда можно было сунуть ноги, оставаясь на открытой палубе в буквально считанных дюймах от воды. На лице Изобел медленно стала появляться улыбка. Я совсем позабыл о том, что в ней жило озорство, которое и раньше порой давало о себе знать. Она закинула голову назад и рассмеялась.

– Вы сошли с ума, мой милый. Рехнулись. – От меня комментариев не требовалось, и я промолчал. Затем она сказала полувопросительно: – Я полагаю, переодеваться мне не придется.

Это также не требовало ответа, и я снова промолчал. Независимо от того, что я планировал – или говорил, что планирую, я ни за что не стал бы трудиться и отводить ее к лодкам незаметно для окружающих с тем, чтобы позволить ей вернуться к себе в номер, где вполне мог находиться кто-то еще, не говоря уже о фокусах, которые она могла выкинуть по пути. Она не дала мне повода проявлять излишнюю заботу о ней или ее туалетах, да и в конце концов, одежда была необходима в это время года? Ведь мы не собирались в арктическую экспедицию!

Изобел задумчиво оглядела себя, словно пытаясь понять, как она будет выглядеть пару часов спустя. Резким движением она бросила сумочку в лодку и наклонилась, подняв юбку так, что показались резинки от пояса. Правда, учитывая нынешнюю моду, слишком уж задирать юбку не пришлось. Вскоре она уже стояла и держала в руках чулки и туфли, избавившись от тех и других с быстротой неожиданной для дамы, которая совсем недавно сетовала на то, как трудно ходить по песку в чулках и на высоких каблуках.

Улыбочка, блуждавшая на се лице, говорила, что она еще мне покажет. К черту туалеты, говорила эта улыбка. Ты безумен, но я еще безумнее. У меня появилось странное ощущение, что она меня победила, только как и в чем, я не мог сказать.

– Я готова, шкипер, – сказала она.

– Бросьте ваши причиндалы в кокпит и за дело! Вдвоем мы стащили лодку в воду и стали толкать ее от берега. Я увидел, как поморщилась Изобел, когда первая же волна окатила ее до пояса. После этого она уже вела себя так, словно на ней бикини. Мы проверили руль, поставили на место опускной киль, приладили парус и забрались в лодку. Затем лодка тихо заскользила от берега, оставляя позади пять своих спящих сестричек. Впрочем, я был уверен, что до утра никто не заметит пропажу одной лодки. Люди Монаха вряд ли предположат, что кто-то осмелился поплыть на такой скорлупке. Скорее всего, они лишь доложат, что умер Пресман, а мы с Изобел бесследно исчезли.

Рядом со мной зашевелилась Изобел.

– Уф! Если что-то липнет к телу сильнее, чем мокрый купальник, так это мокрый пояс. Мэтт!

– Да?

– Я все равно вас ненавижу и презираю. Просто у меня слабость к безумным людям и безумным планам. Понятно?

– Да. Постараюсь не очень-то полагаться на эту вашу слабость, мэм, хотя ничего гарантировать не могу. А пока что было бы хорошо, если бы вы немного сдвинули ваш мокрый пояс чуть по ветру, для лучшего равновесия. В море будет качка.


Содержание:
 0  Предатели : Дональд Гамильтон  1  Глава 1 : Дональд Гамильтон
 2  Глава 2 : Дональд Гамильтон  3  Глава 3 : Дональд Гамильтон
 4  Глава 4 : Дональд Гамильтон  5  Глава 5 : Дональд Гамильтон
 6  Глава 6 : Дональд Гамильтон  7  Глава 7 : Дональд Гамильтон
 8  Глава 8 : Дональд Гамильтон  9  Глава 9 : Дональд Гамильтон
 10  Глава 10 : Дональд Гамильтон  11  Глава 11 : Дональд Гамильтон
 12  Глава 12 : Дональд Гамильтон  13  Глава 13 : Дональд Гамильтон
 14  Глава 14 : Дональд Гамильтон  15  Глава 15 : Дональд Гамильтон
 16  Глава 16 : Дональд Гамильтон  17  Глава 17 : Дональд Гамильтон
 18  Глава 18 : Дональд Гамильтон  19  вы читаете: Глава 19 : Дональд Гамильтон
 20  Глава 20 : Дональд Гамильтон  21  Глава 21 : Дональд Гамильтон
 22  Глава 22 : Дональд Гамильтон  23  Глава 23 : Дональд Гамильтон
 24  Глава 24 : Дональд Гамильтон  25  Глава 25 : Дональд Гамильтон
 26  Глава 26 : Дональд Гамильтон  27  Глава 27 : Дональд Гамильтон



 




sitemap