Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 26 : Дональд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Глава 26

Задача была непростая. Линзы оказались, слава Богу, стеклянными, но вынуть их из оправы и так разломить, чтобы получились режущие инструменты, было очень непросто. Катер качало, да и Монах мог в любой момент сунуть нос в каюту. Для этого ему даже не нужно было вставать.

К счастью, он этого не делал, пока я готовил инструмент и присматривался, как бы его лучше держать. Я посмотрел на мистера Су. Разумеется, от него не скрылись мои манипуляции, и когда я показал ему стеклянный полумесяц, он кивнул. Нам пришлось немного повозиться на наших лавках, но кабинка оказалась крошечной, и далеко тянуться было незачем, Су осторожно взял стекло. Увидев в его глазах вопрос, я понял, что его волнует. Тот, кто освободится первым, получает явное преимущество.

Су не сказал ни слова. Он был реалист. На катере имелся вооруженный противник, а разбираться с вооруженными противниками было моей специальностью, а не его, мистера Су. Он не был настолько наивен, чтобы вытягивать из меня бессмысленные обещания. Он лишь уперся поудобнее и заработал импровизированным лезвием. К счастью, они воспользовались рыболовной леской. С веревкой справиться нам было бы гораздо сложнее. Впрочем, мы и так сломали два полумесяца и пустили в ход третий, пока прочная леска не была перерезана.

Я перекатился обратно на свою лавку, чтобы освободить запястья от пут Ирины. Я сделал это вовремя. Монах вдруг выругался, и катер резко свернул. Затем дверь каюты распахнулась, и в проеме показался Монах. В левой руке он держал сверкающий револьвер, а правая была по-прежнему занята штурвалом. Его бледное лицо было искажено гневом. Сначала я решил, что он увидел перерезанную леску, потом я сообразил, что его встревожило нечто совсем иное.

– Сволочь! – крикнул он. – Как ты ухитрился это сделать? Как ты дал им знать, Эрик? Корабль поворачивает. Чертов транспорт идет назад, ты понимаешь? Как ты это сделал? – Он нацелил револьвер на меня и продолжал: – Ну, давай улыбайся, торжествуй. У тебя осталась последняя улыбочка! Одна-единственная.

Нечего было и думать атаковать Монаха. Руки у меня были все еще в леске, не говоря уже о ногах. Я глядел на него и думал, что Изобел выполнила мое поручение. Несмотря на рану и штиль, эта невозможная женщина сделала свое дело. Она передала необходимую информацию. Нет, она зря тратила время на коктейлях. Она была секретным агентом неплохого класса. По крайней мере, эту роль она играла лучше, чем иные наши сотрудники.

Я уставился на блестящий револьвер, на палец, который, казалось, вот-вот нажмет на спуск. Но Монах усмехнулся и опустил пушку.

– О`кей, Эрик, один – ноль в твою пользу. Значит, это та женщина… Зря я поверил Ирине. Тоже мне стрелок. Когда они научатся добивать раненых? Но ты напрасно радуешься. Мало что изменилось, приятель. Фейерверк не отменяется. Мы взорвем корабль не на выходе, а на входе в порт. – Сунув револьвер за пояс, Монах добавил: – Отдыхай, старина, и гляди в оба. Скоро будет красиво.

Он хлопнул дверью и исчез из вида. Ирина постаралась на славу, а узлы на леске распутывать труднее, чем на веревке. Я уже хотел было пустить в ход остатки очков, как вдруг подцепил ногтем нужную петлю, и вскоре ноги мои обрели свободу.

Увидев устремленный на меня взгляд Су, я послал китайцу дружескую улыбку. Освобождать его я не стал. Сражение с Монахом предстояло нешуточное, и мне ни к чему было иметь у себя в тылу воина отнюдь не из моей армии. Я лежал, пытаясь понять, что там, за бортом. Мимо, похоже, проходили другие суда: время от времени наш катер начинало сильно качать.

Затем качка прекратилась, и мы стали забирать влево. Внезапно над нами показался корабль – и стал стремительно отступать назад. В проеме я увидел серый борт и даже лица солдат, глядевших на нас с верхней палубы. Мне даже показалось, что я слышу приветственные крики и свист, но шум мотора катера, гулким эхом отдаваясь от борта корабля, заглушал все остальное.

Уловив какое-то движение на катере, я снова затих, потом увидел, как Монах наклонился влево к тому самому прибору. Сначала я не понял его намерения: мне показалось, что он просто хочет проверить, как там поживаем мы в кабине. Но затем я услышал характерный щелчок, который не смог заглушить даже общий грохот.

– Это значит, что устройство приведено в состояние готовности, мистер Хелм, – сказал мистер Су. – Красная лампочка означает, что система в рабочем положении. Когда будет нажата кнопка “пуск”, произойдет взрыв.

– На каком максимальном расстоянии действует ваше приспособление?

– Сейчас примерно на милю. Теоретически оно может приводить в действие заряды и с расстояния десять и даже более миль, но тут требуется соблюдение ряда условий.

Корабль остался позади. Я начал считать секунды. Монах сказал, что нажмет кнопку, когда они отойдут на четверть мили. Поскольку корабль шел в одну сторону, а катер в другую, скорость расхождения между ними составляла около сорока миль в час – точнее можно было сказать, зная угол расхождения. Значит, требовалось примерно полторы минуты, или девяносто секунд, чтобы разойтись на милю, и около двадцати секунд – на четверть мили, Я решил сделать маленький допуск и, досчитав до пятнадцати, вышел из каюты.

Он был еще за штурвалом, держал его двумя руками. Мне повезло. В этот момент он обернулся, глядя назад, на корабль и Ирину. Корабль был за кормой, и Ирина тоже: стройная загорелая фигурка в белом бикини лихо мчалась на лыжах за стремительным катером.

Но мне некогда было долго на это любоваться. Монах уже успел обернуться ко мне, и я успел первым ударить, отчего он свалился с сиденья. Затем, опершись о стенку каюты, я ударил его ногой так, что он отлетел к корме, подальше от чертова ящика у моего правого локтя, на котором по-прежнему горела красная лампочка. Мне надо было много чего успеть. Левой рукой я крутанул руль, отправив катер в открытое море. Затем глянул на прибор справа. На нем было слишком много разных кнопок и рычажков. Я побоялся их трогать, по крайней мере, пока мы были в зоне взрыва. Неверный ход, и тогда жди беды.

Монах, слегка оглушенный, присел на корточки, затем в руке его блеснул револьвер, но я был начеку, и ударом ноги выбил железку за борт.

Монах обнажил зубы в злобной ухмылке.

– Значит, все, по-старому, Эрик? Ногами ты дерешься неплохо, а вот как насчет рукопашной? Не боишься?

Он был, конечно, прав. В ближнем бою преимущество было на его стороне. В кокпите, заставленном скамейками, негде было развернуться и поработать ногами, да и мои длинные руки тоже не создавали мне перевеса. Монах опустил голову и пошел в атаку. Я застыл в ожидании. Больше мне, собственно, ничего не оставалось делать. Я был Горацием на мосту: мне приходилось стоять насмерть между ним и этой красной лампочкой. Я слишком хорошо знал его и не сомневался, что при первой возможности он рванется к прибору и нажмет пусковую кнопку.

Поэтому я стоял и ждал его. Он не замедлил явиться. Для начала мы вспомнили старые приемы – ребром ладони по горлу, прямыми пальцами в глаза, но все это никому из нас удачи не принесло. Мы оба хорошо освоили эту технику. Но время было не на его стороне. Корабль возвращался в гавань, а мы, напротив, на хорошей скорости неслись в открытое море. Пока еще у него был шанс успеть нажать кнопку. Или же, избавившись от меня, развернуться и сделать еще один заход. Только вот сначала все-таки надо было избавиться от меня. И побыстрее.

Он кинулся на меня с кулаками. Я парировал пару ударов, еще пару пропустил, но не освободил ему проход. Он судорожно оглянулся и снова бросился на меня, пытаясь обхватить своими ручищами и смять в лепешку. Он был силен, как горилла, и хотя мне удалось отбить эту атаку, получилось это с огромным трудом. Я посмотрел мимо него и сказал:

– Твоя подружка-то пропала. Упустила трос.

– Старый прием, приятель, – с трудом выдохнул Монах. – Меня не проведешь.

Я только пожал плечами. Собственно, я сказал ему правду. За лодкой только волочился трос. Еще дальше виднелись лыжи и голова лыжницы. Монах быстро оглянулся и увидел эту картину. Может, между ними все же что-то такое было, кто знает… С утроенной энергией он ринулся вперед, на сей раз пытаясь протиснуться мимо меня к прибору или к штурвалу, чтобы развернуться.

В спешке он оступился и упал на колено, я же заехал ему коленом в подбородок, а потом, упершись в лавку, ударил его ногой так, что он отлетел к корме. Это позволило мне еще раз осмотреть приборы. Надеясь, что мистер Су не ошибся насчет дистанции в одну милю, я перевел рычажок из “вкл” в “выкл”. Никаких чудес пиротехники в гавани не последовало. Только погасла красная лампочка на приборе.

Услышав хриплый вопль Монаха, я обернулся в его сторону. Он вытащил из кармана руку, и в ней был очень знакомый мне револьвер. Не сверкающая игрушка из нержавейки, которыми он кидался направо и налево, но старый добрый ствол вороненой стали. Я вспомнил, как Ирина бросила ему этот револьвер, когда взяла меня в плен. Я не мог сказать, то ли Монах забыл о его существовании, то ли надеялся справиться со мной в рукопашной. Но так или иначе, сейчас он нацелил на меня мой же револьвер.

Итак, я стоял под дулом револьвера. Схема была выведена из рабочего состояния, и я мог позволить себе оставить свой пост. Я стал надвигаться на него, прикрыв глаза рукой. Я не знал, что может вылететь из револьвера, с которым я в свое время так поработал. Я услышал два щелчка, словно ребенок выстрелил из игрушечного пистолетика с пистонами. Монах выстрелил третий раз, и револьвер взорвался у него в руке.

Взорвался, словно граната. Я почувствовал, как что-то тяжелое ударило меня в бедро, грудь, руку и лицо осыпало порохом и мельчайшими осколками раскаленного металла. Все правильно. Как я уже говорил, если начнешь фокусничать с огнестрельным оружием, результат будет непредсказуем.

Я вспомнил, как перезаряжал револьвер боевыми патронами, когда собирался разбираться с Пресманом, а потом снова поставил пустышки. Но в запасной обойме было шесть патронов, а револьвер вмещает пять. Какое-то время у меня в кармане настоящий патрон лежал вместе с пустыми, и его-то я ненароком и засунул в револьвер. Когда Монах выстрелил первые два раза, патроны, снабженные лишь капсюлями, застряли в стволе. Когда же в ход пошел третий, уже настоящий заряд, блокированный ствол не пустил его, и в результате револьвер разнесло в клочья.

Я сделал шаг вперед, но нога плохо слушалась. Я ухватился за одну из лавок и посмотрел на Монаха. Он по-прежнему стоял в проходе, но полностью потерял ко мне интерес. По его лицу обильно текла кровь, и он пытался вытирать ее изувеченной рукой.

После стольких лет ненависти и борьбы все кончилось слишком просто. Я понял, что нога какое-то время еще будет действовать, а потому двинулся вперед довести до конца то, для чего был прислан на Гавайи.


Содержание:
 0  Предатели : Дональд Гамильтон  1  Глава 1 : Дональд Гамильтон
 2  Глава 2 : Дональд Гамильтон  3  Глава 3 : Дональд Гамильтон
 4  Глава 4 : Дональд Гамильтон  5  Глава 5 : Дональд Гамильтон
 6  Глава 6 : Дональд Гамильтон  7  Глава 7 : Дональд Гамильтон
 8  Глава 8 : Дональд Гамильтон  9  Глава 9 : Дональд Гамильтон
 10  Глава 10 : Дональд Гамильтон  11  Глава 11 : Дональд Гамильтон
 12  Глава 12 : Дональд Гамильтон  13  Глава 13 : Дональд Гамильтон
 14  Глава 14 : Дональд Гамильтон  15  Глава 15 : Дональд Гамильтон
 16  Глава 16 : Дональд Гамильтон  17  Глава 17 : Дональд Гамильтон
 18  Глава 18 : Дональд Гамильтон  19  Глава 19 : Дональд Гамильтон
 20  Глава 20 : Дональд Гамильтон  21  Глава 21 : Дональд Гамильтон
 22  Глава 22 : Дональд Гамильтон  23  Глава 23 : Дональд Гамильтон
 24  Глава 24 : Дональд Гамильтон  25  Глава 25 : Дональд Гамильтон
 26  вы читаете: Глава 26 : Дональд Гамильтон  27  Глава 27 : Дональд Гамильтон



 




sitemap