Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 6 : Дональд Гамильтон

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27

вы читаете книгу




Глава 6

Я проверил патроны в короткоствольном пятизарядном револьвере 38-го калибра, который мне выдали в Вашингтоне, а также проверил запасные патроны в хитрой маленькой обоймочке. Она предназначена для полицейских, и в ней шесть патронов. Полицейские стреляют шесть раз. Но мне никогда не требовалось такое огромное количество боеприпасов. Впрочем, я не полицейский.

Я вынул из кармана нож и удостоверился, что в случае необходимости он откроется легко и без помех. Он выглядел почти как самый обычный нож, может, чуть побольше, но у него есть свои особенности. Например, занимая рабочее положение, лезвие фиксируется, а потому нет опасности, что когда он заденет кость, то сложится и порежет тебе пальцы. Я проверил, надел ли я свой новый ремень – у него тоже имелись кое-какие приспособления, а затем я сунул в карман особую “аптечку”.

Может показаться, что я слишком уж тщательно готовился к визиту, но я с подозрением отношусь к отчаянным телефонным звонкам среди ночи от перепуганных женщин.

Уже уходя, я обернулся и обратил внимание на гирлянду из орхидей, которую носила Джилл. Она по-прежнему лежала на стуле. Я подобрал орхидеи, размышляя, как бы их ей вернуть, но решил, что такое проявление заботы о ее собственности покажется ей подозрительным. Слишком уж мрачным и раздражительным субъектом я ей запомнился. К тому же на острове орхидей было хоть отбавляй. Если захочет, то найдет себе новую гирлянду. Я скорчил рожу орхидеям и отправил их в мусорную корзину, потом выключил свет и вышел из номера.

Дальше по коридору я увидел наружную лестницу. Я стал по ней спускаться, сунув руку в карман пиджака и сжимая рукоятку револьвера. Оказавшись в потемках сада, я вытащил револьвер.

Лучшего места для грязной работы ночью трудно было придумать. Кое-где стояли фонари, но их свет плохо проникал через густую листву. Тропинка превратилась в тоннель между гигантских папоротников и пальм, не говоря уже о таких диковинках, как райские деревья с цветами, похожими на сверкающих птиц. Разумеется, я не мог бы понять, что это за деревья – в такой-то тьме! – но днем, возвращаясь с пляжа, я все как следует разглядел. Кроме того, тогда же я приметил и указанный корт, скрывавшийся в зелени, где играли не в теннис, а в какую-то пародию на него сильно увеличенными пинг-понговыми ракетками. Никогда не знаешь, когда может пригодиться хорошее знание местной географии.

На корте сейчас не было ни души. В темноте зонтики над столиками для зрителей походили на гигантские грибы-поганки. В ближайшем к корту домике свет не горел, зато горел фонарь снаружи, и в его свете мне удалось прочитать на одной из дверей цифры “1б – 2”. Двинувшись туда, я задел ногой какой-то предмет, который отлетел по дорожке с легким шорохом. Я нагнулся, поднял темные очки, показавшиеся мне знакомыми.Они были в целости и сохранности. Интересно, можно ли сказать то же самое об их хозяйке?

Дверь представляла собой хрупкое сооружение – вместо сплошных досок были рейки с зазорами для вентиляции. Когда я повернул ручку, дверь бесшумно отворилась, и я оказался в темном ланаи, очень похожем на мой собственный. На стенах были полосы света от дверей и опущенных жалюзи. Дальше был вход в спальню. Там было темно.

Я и так сильно рисковал, появившись здесь, а потому можно было рискнуть еще немного и продолжить осмотр помещения. Если бы я действительно захотел избежать ловушки, я бы остался у себя в номере. Можно немало узнать о людях по тем ловушкам, которые они тебе устраивают – если, конечно, удается выжить в эксперименте.

Я двинулся в темноту и споткнулся обо что-то мягкое на полу. Зажегся свет, и голос Изобел Маклейн произнес:

– Спасибо, мистер Хелм, что вы так быстро откликнулись на мой звонок.

Я обернулся на голос. Изобел Маклейн сидела на одной из больших кроватей у стены слева. Она была не вооружена и не одета – если не считать одеждой легкую ночную рубашку цвета кофе с молоком, отчего по контрасту кожа кажется особенно белой. У нее были неплохие плечи. Это было приятной частью сцены.

Неприятная заключалась в том, что она прикладывала к голове полотенце. И на полотенце, и на ее руке алела кровь. Волосы с этого бока были спутаны. Лицо ее блестело, и она морщилась от боли.

– Нет, мистер Хелм, – запальчиво выговорила она, словно я успел что-то сказать, – я не упала спьяну и не набила шишку. Посмотрите на комнату.

Я так и сделал. В ней царил разгром. Двери были распахнуты настежь, равно как и дверцы шкафов. По всей комнате валялись разные предметы женского туалета. У моих ног лежало мятой кучкой то черное платье, в котором Изобел Маклейн красовалась на приеме. Его-то я и задел в темноте. С тех пор как я его видел в последний раз, оно сильно запылилось и испачкалось кровью. Рядом с платьем валялась сумочка. Дальше, возле ванной, были разбросаны туфли, чулки и предметы нижнего белья.

Я не мог не отметить, что сегодня ночью женщинам в Гонолулу было очень трудно заставить себя оставаться одетыми. По крайней мере, мой опыт тому был порукой. Что ж, возможно, не последнюю роль играл здешний климат. Риск схватить воспаление легких был минимален.

Обернувшись к кровати и Изобел Маклейн, я спросил, подавая ей подобранные мною очки:

– Это не вы их обронили? Кажется, с ними все в порядке. – Положив их на столик, я осведомился: – Что же произошло, миссис Маклейн?

– Двое мужчин, – пробормотала она. – Один, наверное, прятался в кустах, поджидал моего прихода. Он, похоже, ударил меня по голове, пока я стояла у двери и искала в сумочке ключ. Я говорю “похоже”, потому что точно не знаю, что произошло. Я вдруг упала на четвереньки, голову пронзила острая боль, и что-то теплое потекло по шее. Самое глупое во всем этом, что первой мыслью было: как жаль, что я порвала чулки о бетонные плиты – я почувствовала, как они поехали. И еще я подумала, что у меня нелепый, неприличный вид. Это нормальная реакция, мистер Хелм?

На это я только пожал плечами.

– Я давно не носил нейлоновых чулок, мэм, – и не задавался мыслью о том, достойно или недостойно выгляжу.

Она тихо рассмеялась и поморщилась.

– Не надо меня смешить. От этого голове больно. Ну вот, а не успела я прийти в себя, как увидела рядом человека, и я так испугалась, что он меня еще раз ударит, что притворилась, что потеряла сознание. Он же втащил меня сюда и сказал своему напарнику поскорее все заканчивать и не тратить время на то, чтобы запихать все обратно. Потом я услышала, как второй, сказал: “Все без толку, стерва нас перехитрила, нет никаких улик ее связи с Хелмом, хотя их и видели вместе”. Вернее, он сказал: “видели, как они осуществили контакт”. Разве мы с вами осуществили контакт, мистер Хелм?

– Мне про это ничего не известно. Во всяком случае, в официальном смысле слова. Но со стороны это вполне могло кому-то показаться.

– Когда у меня не будет так болеть голова, вы мне подробнее расскажете про то, как осуществляются контакты, – сказала она. – Короче, вскоре они ушли. Когда я поняла, что они не собираются возвращаться, то кое-как сняла с себя все это, переоделась в ночную рубашку и позвонила вам. – Она выдавила из себя улыбку. – В конце концов, нельзя же принимать у себя Джентльмена в грязном платье и порванных чулках.

– Может быть, – ухмыльнулся я. – Но и больная голова у вас неплохо соображает. Почему вы позвали меня, а не, скажем, полицию?

– А что может полиция? Только создать всем неприятности, в том числе и мне! Я приехала в Гонолулу, мистер Хелм, немного отдохнуть и развеяться, а не отвечать на глупые вопросы подозрительных полицейских. Меня, кажется, не ограбили, и полиция не может вернуть мне то, чего я не теряла. Но я понесла определенный ущерб. Я позвала вас, потому что слышала, как эти люди упоминали ваше имя. Я решила, что, может, вам не захочется, чтобы я пересказывала этот разговор властям.

Я пристально посмотрел на нее. Я впервые видел ее без темных очков. В ее серых глазах было легкое лукавство. Оно как-то не подходило женщине, которая произнесла только что эту реплику. Даже если бы она не держала у головы полотенце.

– Это называется шантаж, миссис Маклейн, – сказал я, проверяя ее на прочность.

На сей раз она улыбнулась гораздо отчетливей.

– Разумеется, мистер Хелм. А чего еще вы ожидали?

– Что вам угодно? Она тихо рассмеялась.

– Во-первых, мой дорогой, я хочу, чтобы вы ликвидировали этот погром, раз уж вы косвенно к нему причастны. Во-вторых, я хочу, чтобы вы осмотрели шишку на моей голове и сказали, нужен ли мне доктор. А если нужен, то отвезите меня к такому, который умел бы держать язык за зубами.

– А в чем дело?

– В том, что я приехала на Гавайи вовсе не для того, чтобы обо мне трубили во все трубы. Мой муж живот надорвет со смеху. Он скажет, что так мне и надо: нечего отдыхать одной.

Доводы показались мне слабоватыми, на я не стал спорить. Вместо этого я спросил:

– Почему вы уверены, что я смогу найти вам доктора, умеющего держать язык за зубами?

Она поглядела на мой револьвер и сказала:

– Потому что человек, который разгуливает с подобными игрушками, обычно умеет неплохо ориентироваться в этом мире.

– Больше вам ничего от меня не надо? – спросил я, убирая револьвер в карман.

– По-моему, вы вращаетесь в дурном обществе, – улыбнулась она. – Вы думаете, что я потребую от вас денег?

– Кое-кто пробовал это. И многое другое.

– Но я не сомневаюсь, что вы устраивали вымогателю очень нелегкую жизнь. Такой уж у вас вид. Но, по-моему, я не прошу ничего сверхъестественного, ведь, судя по всему, меня удостоили этим визитом, а может, лучше сказать, налетом, именно из-за вас. – Она нахмурилась и продолжала: – Я, со своей стороны, постараюсь не совать нос в ваши дела. По крайней мере, в ближайшее время. Здравый смысл подсказывает мне не задавать лишних вопросов человеку с таким большим, и наверное, и заряженным пистолетом. Но может, вы все-таки поделитесь со мной кое-какой информацией? Например, каждая ли дама, с которой вы коротко общаетесь на коктейле, привлекает к себе подобное внимание третьих лиц? Если это так, то на вашу репутацию светского человека может упасть тень.

– Боюсь, вам просто не повезло, – сказал я. – Похоже, кое-кто пришел к неверным выводам.

– Ясно. Знаете ли вы, мистер Хелм, человека по имени Лоуренс Рат?

– Если и знаю, то под каким-то другим именем. А в чем дело?

– Я сказала вам, что в налете участвовало двое. Теперь мне кажется, что был и третий. В баре или коктейль-холле, назовите как угодно, ко мне подошел некто и постарался завязать знакомство. Он очень настоятельно пытался угостить меня выпивкой. Тогда я решила, что ему это нужно по обычным мотивам. Я сочла, что он ведет себя слишком уж прямолинейно, мне стало скучно, и я его покинула. Теперь я думаю: а может, он просто хотел не дать мне вернуться к себе, пока у меня шел обыск? – Она пристально посмотрела на меня. – Вы уверены, что не знаете этого человека? У него необычная наружность. Плечищи как у гориллы, а лицо как у падшего ангела.

Что ж, Монах, выходит, решил напомнить миру о себе не только по телефону. Он вышел на сцену собственной персоной.

– Описание поэтическое, мэм, – отозвался я, – но оно не очень-то помогает. Как мне кажется, среди моих знакомых нет ангелов – ни небесных, ни падших. Вот гориллы – это другое дело.

– Вы сказали много слов, мистер Хелм, – отозвалась Изобел Маклейн, – но ни разу не сказали “нет”. Вы явно знаете этого человека. – Она пожала плечами. – Ну ладно. Приберите тут так, чтобы я могла лечь спать, а утром горничную не хватил удар.

Я подошел к кровати со словами:

– Сначала я посмотрю, что у вас с головой. Кстати, вы не заметили, как выглядели те двое?

– Переоцениваете мою храбрость. Я зажмурилась и, как могла, разыгрывала из себя бездыханное тело.

– Виноват, – сказал я, наклоняясь и раздвигая волосы у нее над ухом. Я не знал, можно ли верить в рассказанную ею историю, но кровь была настоящая.

– У вас небольшая рана, примерно в четверть дюйма, – сообщил я пострадавшей.

– Правда? Судя по количеству крови, я решила, что мне пробили череп.

– При ранениях головы всегда бывает много крови. Вряд ли вам необходим доктор. Рана слишком маленькая, чтобы ее зашивать. Правда, я не знаю, что там, внутри. У вас вполне может быть или сотрясение мозга, или травма черепа.

– Но если бы было что-то серьезное, разве я не потеряла бы сознание?

– Вовсе не обязательно.

– Значит, на моем месте вы бы не стали обращаться к доктору?

– Вопрос некорректен, – отозвался я. – О своем черепе я уже знаю, что он достаточно прочен.

– Тогда, пожалуй, денек я просто проведу спокойно, а потом, если у меня вдруг начнет двоиться в глазах, кружиться голова или отнимется речь, мы навестим доктора. А пока принесите мне губку: я хочу смыть всю эту кровь. Кое-что я уже смыла, но у меня просто не было сил довести дело до конца. И дайте мне выпить. Там, на туалетном столике есть скотч.

– Пить не надо, – отрезал я. – Если есть подозрение на сотрясение мозга, лучше не рисковать.

– Мистер Хелм, – не без раздражения отозвалась она. – Если бы мне потребовалась настоящая медицинская консультация, я бы обратилась к врачу-профессионалу. Так что будьте послушным мальчиком и дайте мне выпить, а если от этого у меня мозги окажутся набекрень, я постараюсь не забыть, что вы мне пить не советовали. Договорились?

– Да, мэм, – кивнул головой я.

– И принесите мне мое снотворное. Я хочу, чтобы все было под рукой. Таблетки в аптечке в ванной.

– О чем речь, – сказал я, – это ваша жизнь, миссис Маклейн. Если вы настаиваете, чтобы она сегодня окончилась, какое я имею право становиться вам поперек дороги.

– Что вы хотите этим сказать?

– Многие отправлялись на тот свет, смешивая алкоголь с барбитуратами. Ну, а если еще добавить шишку на голове, то результаты могут оказаться фантастическими. Где, вы говорите, снотворное?

– Господи, – вздохнула она. – Вы просто кладезь полезных сведений. Ладно, обойдусь скотчем. Льда не надо. Плесните немножко воды. Скажите мне, мистер Хелм, кто вы? Человек с пистолетом может быть либо преступником, либо полицейским, либо секретным агентом. Так кто же вы?

– Разве я не могу просто быть человеком с револьвером? Нет? Ладно. Тогда я секретный агент.

– Как легко вы признались. Ну, а чей вы агент?

– Разумеется, американского правительства. Неужели, по-вашему, я бы признался, что работаю на русских или китайцев, даже если бы это так и было?

– Если вы говорите правду – это не значит, что я вам верю – означает ли, что те люди как раз работают на русских или китайцев?

– Это вполне возможно, – коротко отозвался я, решив, что сейчас не время и не место для длительных объяснений. Мне показалось, что она из тех, кого можно заинтриговать, напустив туману, а потому я продолжал так: – Боюсь, это все, что я могу пока вам сообщить, миссис Маклейн.

– Ясно, – сказала она, пожимая своими красивыми плечами. – Что-то вы не торопитесь с выпивкой. А, спасибо. – Я подал ей стакан, а когда вернулся из ванной с губкой, он был уже наполовину пуст. Я смыл кровь с ее пальцев, а также с лица и шеи. Почти все это время она держала глаза закрытыми, но в один момент вдруг открыла их и спросила не без злорадства в голосе:

– Ну, как вы себя чувствуете, мистер Хелм? ( Я не стал делать вид, что не понял подтекста.

– Огорчен, – сказал я. – Как джентльмен, я не могу воспользоваться затруднительным положением дамы с сотрясением мозга. Но вы могли бы выбрать рубашку поскромнее, мэм.

– Неплохо сказано, – усмехнулась она. – Я казалась себе такой малопривлекательной, но вы вселили в меня надежду. Ну, а теперь попробуйте немного прибрать б комнате. Вы были женаты?

– Был, – сказал я.

– Это видно. В таком случае вам не составит труда положить мои вещи так, чтобы я потом могла в них разобраться. Вы ведь знаете, как женщины любят свои тряпки. А завтра вы пригласите меня на ланч и расскажете все о себе и вашем тайном мире. Мы можем отправиться в “Ройал Гавайен”. Да, пожалуй, там лучше всего. В этом месте бывает роскошная публика, выставляющаяся напоказ друг перед другом. Я и в мыслях не держу, чтобы вы ставили под удар ваши истинные цели. Просто я хочу, чтобы на мои настырные вопросы вы давали восхитительно лживые ответы. А затем мы выберем, где пообедать. Договорились, мистер Хелм?

– Бросьте, буркнул я. – Вы не настолько юны, чтобы не понимать, что к чему…

– Увы, это правда, хотя и не очень радостно ее сознавать, – отозвалась Изобел Маклейн с медленной улыбкой. – И опять же, я не настолько юна, чтобы не понимать: продолжение наших отношений может поставить меня в положение еще более затруднительное, чем это. Насколько я понимаю, вы об этом хотели мне напомнить?

– Да.

– Мистер Хелм, я вполне отдаю себе в этом отчет. И это меня даже вдохновляет. Все то время, что нахожусь в Гонолулу, я помираю от скуки. Если есть что-то более утомительное, чем отдыхающие, разгуливающие в глупых пляжных костюмах, так это туристы, щеголяющие в идиотских национальных нарядах. На большинстве курортов вас ожидает одна из этих приятных перспектив. Здесь же они соединились. В общем, всю эту неделю я чахла от тоски, а потом случилось удивительное. У меня раскалывается голова, мой номер превращен Бог знает во что, я порвала пару новых нейлоновых чулок, закапала кровью дорогое платье, но скуку как ветром сдуло. Итак, завтра вы берете меня на ланч, мистер Хелм. И пожалуйста, захватите ваше оружие. Мне никогда не приходилось есть в ресторане с человеком, у которого имеется при себе пистолет. А теперь, пожалуйста, дайте мне еще выпить, приберите это крысиное гнездо и идите, а я лягу спать.

– Слушаюсь, мэм. Я принялся за работу, а она смотрела на меня с задумчивостью фермера, который купил лошадь и теперь пытается понять, не прогадал ли. Кто бы она ни была, мне она понравилась. Если, как она намекала, она была пьющая светская женщина, ищущая острых ощущений, следовало признать, что у нее с избытком хватило отваги вынести сегодняшнее приключение и продолжить знакомство, понимая, что оно вполне может привести к повторению подобных сцен.

А если же она просто притворялась, то, по крайней мере, актриса из нее получилась хорошая. Так или иначе, если дать ей волю, то мне не придется страдать от одиночества.

Впрочем, и до ее появления я не чувствовал себя обойденным вниманием на этом острове.


Содержание:
 0  Предатели : Дональд Гамильтон  1  Глава 1 : Дональд Гамильтон
 2  Глава 2 : Дональд Гамильтон  3  Глава 3 : Дональд Гамильтон
 4  Глава 4 : Дональд Гамильтон  5  Глава 5 : Дональд Гамильтон
 6  вы читаете: Глава 6 : Дональд Гамильтон  7  Глава 7 : Дональд Гамильтон
 8  Глава 8 : Дональд Гамильтон  9  Глава 9 : Дональд Гамильтон
 10  Глава 10 : Дональд Гамильтон  11  Глава 11 : Дональд Гамильтон
 12  Глава 12 : Дональд Гамильтон  13  Глава 13 : Дональд Гамильтон
 14  Глава 14 : Дональд Гамильтон  15  Глава 15 : Дональд Гамильтон
 16  Глава 16 : Дональд Гамильтон  17  Глава 17 : Дональд Гамильтон
 18  Глава 18 : Дональд Гамильтон  19  Глава 19 : Дональд Гамильтон
 20  Глава 20 : Дональд Гамильтон  21  Глава 21 : Дональд Гамильтон
 22  Глава 22 : Дональд Гамильтон  23  Глава 23 : Дональд Гамильтон
 24  Глава 24 : Дональд Гамильтон  25  Глава 25 : Дональд Гамильтон
 26  Глава 26 : Дональд Гамильтон  27  Глава 27 : Дональд Гамильтон



 




sitemap