Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 11 : Брайан Фриман

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  23  24  25  27  30  33  36  39  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  108  111  112

вы читаете книгу




Глава 11

Рекс Тиррелл опаздывал на полчаса.

Часы уже показывали пять, Страйд и Аманда сидели в кабинке в углу кафе «Батиста» под пожелтевшими фотографиями знаменитостей, охватывавших несколько десятилетий. Аманда успела дважды шугануть аккордеониста, который норовил пристроиться к их столику, чтобы побаловать ее серенадой, и отвергнуть домашнее вино, предложенное к обеду. От двух бокалов пива, поданных к мясу за счет заведения, они отказываться не стали.

Встретиться здесь, на боковой улице позади Пиратского Берега, предложил Тиррелл.

– Вы увидите настоящий Лас-Вегас, – говорил он. – Которого уже давно нет.

Страйд списал номер Тиррелла с автоответчика в квартире Лейна и названивал ему полдня, пока наконец не застал. Тиррелл оказался свободным журналистом, снабжавшим светскими сплетнями развлекательные издания, включая «Лас-Вегас». Страйд хотел узнать у Тиррелла, что он говорил Лейну о его отце и о казино «Шахерезада».

Они продолжали нетерпеливо ждать журналиста. Аманда намотала на вилку несколько спагетти.

– И как у вас там, в Миннесоте? – поинтересовалась она.

– Хочешь переехать туда? – улыбнулся Страйд.

– Кто знает? Не поверишь, но я бы с удовольствием поселилась в местечке поспокойнее. Мы с Бобби уже не раз обсуждали данную тему, – прибавила она. – Лучше жить там, где никто о тебе ничего не знает.

Страйд понимающе кивнул.

– Миннесота – холодный край.

– Холодный? Нашел чем удивить. Думаешь, я не знаю, чем на севере зимой покрываются ветки деревьев? Знаю. Снегом.

– Я не о погоде. Она мне безразлична. Я жил на самом берегу озера Верхнее, мимо моего дома постоянно проходили громадные баржи, груженные углем.

– Почему ты уехал?

Он помолчал, раздумывая, нужно ли выкладываться перед Амандой, и вдруг, услышав свой голос, понял, что уже это делает:

– Жизнь там скрыта от посторонних глаз. Узнать человека – задача очень сложная. Тебя просто не впускают. Там живут прекрасные милые люди, каких нигде больше не встретишь, но ты можешь десятки лет быть их соседом и ничего о них не знать. Очень закрытый народ.

– У нас Серена точно такая же, – хмыкнула Аманда.

– И я такой. И Серена – тоже. Но мы все-таки как-то притерлись друг к другу. Мне нравятся наши отношения. То есть для меня в переезде сюда имелся определенный смысл.

– А ты скучаешь по Миннесоте, – заметила Аманда.

– Конечно.

– Тебе нравится Лас-Вегас? Хотя воображаю, что ты о нем думаешь. Уж если мне он кажется странным, то тебе…

Страйд обвел глазами кафе. Тиррелл был прав – здесь сохранился старый Лас-Вегас во всей его кичливой и вульгарной славе. Ему вспомнились слова Уокера, назвавшего город аморальным, и Джерард Плант из «Оазиса», хладнокровно манипулирующий посетителями. Но еще здесь были горы, голубоватая вода озера Мид. И Серена. Все это, вместе взятое, делало Лас-Вегас местом страшным и одновременно неотразимым.

Страйд посмотрел на Аманду, но, к счастью, отвечать ему не пришлось.

В зале, обхватив за плечи хозяина заведения, стоял Рекс Тиррелл: в светло-зеленой, наполовину расстегнутой рубашке навыпуск и дорогих черных шелковых слаксах; густо намазанные гелем длинные волосы болтались спутанными, тонкими, как стрелы, прядями; глаза закрывали узкие темные очки. Он направился к их столику. Невысокий, мускулистый, лет тридцати, Рекс Тиррелл держал в руке пузатый бокал с белым вином, которое выплескивалось через край при каждом его шаге.

– Рекс Тиррелл, – произнес он, подходя к ним, и протянул руку. – Вы и есть те самые детективы? Великолепно. Какое расследование, а? Блеск, прямо для обложки.

Страйд пожал ему руку, оказавшуюся влажной, представился. Затем то же самое проделала и Аманда.

– Аманда Гиллен? – воскликнул Тиррелл, резким движением снял очки и впился взглядом в ее лицо. – Вот так встреча. Я вас прекрасно знаю. Помните заголовок? «Полицейский-транссексуал заявляет, что его мужское достоинство не помешает ему быть девушкой». Так это я писал, – самодовольно добавил он и захихикал.

– Забудь, – отозвалась Аманда.

Тиррелл присел на свободный стул, подхватил со стола вилку и намотал на нее спагетти с тарелки Аманды.

– Ладно, не сердись, – улыбнулся он, не переставая жевать. – Я был на твоей стороне в продолжение всего процесса. Слушай, а ты классно выглядишь. Бесподобно. Новый тип гея.

Страйд заметил холодок во взгляде Аманды. Она с такой силой сжала в руке бокал с водой, что казалось, он вот-вот разлетится на осколки.

– Не буди во мне гризли, Рексик, – медленно процедила она.

Не обращая внимания на угрожающий тон, Тиррелл продолжил болтовню:

– Послушай, солнышко, давай сделаем статейку в «Лас-Вегасе»? С фотографиями. Фривольненькими, но без пошлости. Стильными, эротичными, с хорошим вкусом. Мы им ничего не покажем, кроме хорошего бугорка на том самом месте. Соглашайся.

Аманда, выбросив руку, сдавила мощной ладонью челюсть Тиррелла, и тот сразу замолчал. Притянув его к себе, она прошипела:

– Слушай меня внимательно, мальчик, и запоминай. Меня зовут Аманда, и я работаю не сучкой в баре и не в цирке, а в полиции. Я, может, и отличаюсь от остальных людей физически, но хочу жить спокойно, как все. Я очень не люблю, когда ко мне начинают приставать с идиотскими предложениями, и если ты от меня не отвалишь, то я проведу с тобой ту самую операцию, от которой сама отказалась. Ясно?

Она оттолкнула Тиррелла, и тот начал растирать покрасневшую челюсть.

– Ну и хватка у нее! – Он перевел взгляд на Страйда. – Она у тебя всегда такая? Горячая, такие мне нравятся.

– Может, перейдем к делу? – предложил Страйд.

– Давай, конечно. Я чую, тут пахнет крупной скандальной статьей. Значит, Лейна все-таки грохнули? Выкладывайте, как это случилось. Желательно самую грязь.

Страйд кивнул.

– Статей не будет, Рекс, – заявил он. – И беседа наша – конфиденциальная. Точнее, даже не беседа, а монолог. Твой. Ясно? А теперь расскажи-ка нам все, что тебе известно о Майкле Джонсоне Лейне.

– Только вначале поведай нам, дружок, где ты был в ночь на субботу, – добавила Аманда.

– Думаете, я его убил? Как волнительно. Однако вы ошибаетесь. Мы с Дэвидом приехали в десять вечера в «Джипси» и проторчали там до самого утра. – Рекс подмигнул Аманде. – Ты можешь позвонить Дэвиду и удостовериться, что я не вру, – он сделал ударение на первом слове, – потому что Дэвид испытывает горячую юношескую страсть к сильным молчаливым девушкам.

– Мы говорим о Лейне, – напомнил Страйд.

– Ну и что я должен о нем рассказать?

– Как вы познакомились?

– Он сам позвонил мне после публикации моей статьи. Был сильно расстроен. Ничего удивительного. Я бы на его месте тоже разволновался.

– Какой статьи? – поинтересовалась Аманда.

Тиррелл театрально прижал руки к груди.

– Лучшей, дорогая. Лучшей статьи, какая только выходила из-под моего бойкого золотого пера. Я упоминал имена, несколько имен, и ожидал, что получу как минимум полдюжины угроз, но меня оскорбили в лучших чувствах. Я не получил ни одной угрозы, никто даже не позвонил мне, чтобы оскорбить. И это после того, как я назвал в статье Уокера Лейна и Бони Фиссо.

Страйд помнил эту статью в журнале «Лас-Вегас», лежавшем на ночном столике в квартире Майкла Джонсона под газетой с информацией о разрушении «Шахерезады».

– О чем именно ты в ней писал? – спросил он.

– Статья называлась «Грязные тайны „Шахерезады“». Тебе это о чем-нибудь говорит?

– Ты утверждал в ней, что Лейн называет отца убийцей? – Страйд внимательно посмотрел в лицо Тирреллу.

– Ну а почему нет? Разве я пропущу такой скандал?

– Мы беседовали с Уокером Лейном. Он считает, что ты вбивал в голову его сына всякую дурь.

– Вы разговаривали с Уокером? И он называл мое имя? Потрясающе. Вы меня обрадовали, а то я уж начал подумывать, что остался незамеченным. Нужно обязательно похвастаться перед Дэвидом, пусть позавидует. Шутка ли – сам Уокер Лейн говорит о Рексе Тиррелле.

Страйд и Аманда обменялись раздраженными взглядами.

– Я спрашивал тебя о статье, – произнес Страйд. – Излагай покороче, самую суть.

Тиррелл кивнул. Его бокал опустел, и он, подняв руку, помахал им перед проходящей мимо официанткой.

– Казино «Шахерезада» стало первым большим развлекательным центром, открытым Бони Фиссо. Да, вот таким был когда-то Лас-Вегас. Паршивым маленьким городком. Вот как это кафе. Но со своим неповторимым лицом. Что я имею в виду? А вы пройдитесь по улицам, посмотрите, и увидите – вокруг одни фальшивки. Ну вот вам пример. Здесь висят портреты знаменитостей: Тары Рейд, Линдси Логана. Сейчас их знают все. Но пройдет лет десять и посетители станут недоуменно спрашивать у официанток: «А кто это такие?» Синатра был неповторим, как и Алан Кинг и Розмари.

– Рекс!

– Я – дитя Лас-Вегаса, – невозмутимо продолжил тот. – Сколько нас таких осталось, кто родился и вырос тут? Сегодня здесь живут одни выходцы из Калифорнии.

Аманда взяла со стола нож для масла и принялась выразительно потирать лезвием по ладони. Тиррелл побледнел.

– Ладно, ладно, успокойся. Хорошо, вернемся в шестьдесят седьмой год. Тогда «Шахерезада» считалась самым крутым местом в городе. Располагалась прямо напротив Сэндза. Шоу там делали потрясающие. Была одна изумительная танцовщица, Амира Лус. Испанская красотка, черноволосая. Горячая штучка. Секс-машина. Голой выступала. Я не шучу. Она такое вытворяла на подиуме – публика ревела. Каждый вечер казино заполнялось до отказа, яблоку негде было упасть. Представляете? Ежедневный аншлаг. Нет, тогда в сиськах на сцене недостатка не было, но их набивалось слишком много – хоры, плясуньи… Пресно, уснешь от скуки. Амира же выступала одна, танцевала фламенко и одновременно раздевалась, да так, что мороз продирал по коже. Ну и заводила же она публику…

– Так. И что дальше?

– Дальше? – Тиррелл, наклонившись над столом, торопливо зашептал: – Одним июньским вечером Амиру нашли на дне бассейна в роскошном номере, расположенном под стеклянной крышей «Шахерезады». Как выяснилось, кто-то размозжил ей череп.

– И ты думаешь, убийца – Уокер Лейн?

– Нет, не думаю, я абсолютно уверен. Все понимали, что это он, но молчали. В то время нельзя было много болтать. – Тиррелл согнул безымянный и указательный пальцы. – Бони Фиссо и Уокер Лейн действовали заодно. Бони доил Уокера, потому что тот каждый вечер просиживал в казино. И номер, в котором убили Амиру, снимал, как правило, только он. Он был ненасытен в общении – мало ему кинозвезд, так он еще ежедневно часами отирался в «Шахерезаде».

– Ну и что? Тоже мне доказательство, – усмехнулась Аманда.

Тиррелл изобразил притворное удивление.

– Да что ты говоришь, душа моя? Ты девочку-то из себя не строй. Я беседовал с людьми, которые видели Уокера в те часы в казино, хотя полиция уверяла, будто к тому времени он уже уехал из города. Не пудри мне мозги. Уокер, этот кобель, только и думал, как бы добраться до прелестей Амиры. У меня десятки свидетельств есть. Но Амира его не хотела. Она отказала ему сразу, однако Уокер и слышать не желал о том, чтобы какая-то стриптизерша из испанской провинции отвергла его. Вот так-то, пупсик. – Он подмигнул Аманде.

– Полиция считала иначе, – возразил Страйд. – Уокера не арестовали.

– Ох уж эта наша полиция! – Тиррелл драматично вздохнул. – Детектив, какая полиция в тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году? Бони мог купить любого. Расследованием убийства Амиры занимался Ник Хэмфри? Ручной детектив. Все знали, что он на содержании у Бони. Это Бони распускал слух, будто Уокера нет в городе. Что тот в конце концов и сделал – укокошил Амиру, как в фильмах Романа Полански, и смылся из страны. А Ник в это время напряженно искал убийцу где угодно, только не там, где нужно, старательно избегая проблем. Естественно, кровавая драма в номере люкс в лучшем городском казино с участием представителей высшего света. Зачем ему лишняя головная боль? А скажите – кто мог попасть в номер? Скорее всего, его владелец. И тем не менее полиция выдвинула сногсшибательную версию о таинственном сумасшедшем поклоннике Амиры, который каким-то образом пролез в номер через крышу, куда попал, взобравшись на здание по пожарной лестнице, расположенной со стороны сада, и в порыве злобы убил лучшую танцовщицу. Во как!

– А что в номере делала сама Амира? – спросила Аманда.

– Поговаривали, что она выклянчивала ключ у портье. Амира часто приходила туда поплескаться голенькой в бассейне после шоу. Когда в номере никого не было, разумеется. Но, повторяю, это официальная версия.

Страйд кивнул:

– Ясно. И ты все это изложил в своей статье? Поздравляю, готовься к суду.

– Напугал! – Тиррелл театрально закатил глаза. – Прежде чем статья пошла в печать, ее изучили два юриста и везде, где можно, воткнули слова «вероятно», «видимо» и «якобы». Кроме того, суд всколыхнет интерес к делу, а Уокер как раз хотел бы, чтобы ничто не всплывало. Да и Бони тоже. Его сейчас ничто не занимает, кроме ошеломляющего проекта нового игорного притона.

– Ну а каким боком все эти дела касаются Майкла Джонсона? – задала вопрос Аманда.

– Погоди, милашка. Телефон щебечет, аж задница трясется. Черт, если бы я носил шорты, у меня каждые полчаса случался бы оргазм – так часто мне звонят. – Рекс вытащил из заднего кармана телефон, тонкий, как крекер, и взглянул на номер. – А, снова она. Блондиночка с пышной грудью и длинным языком. Обычно ничего стоящего не говорит. Наверное, желает сдать мне своего очередного клиента.

– Рекс, мы теряем время.

– Спокойно, детектив. Я уже упоминал, что Лейн сам позвонил мне, прочитав статью. Поинтересовался, откуда мне все известно. Я заявил, что источников назвать не могу, и посоветовал ему покопаться в городской библиотеке. Действительно, я же ничего не придумал, просто собрал циркулировавшие тогда сплетни. Он попросил меня ответить честно: уверен ли я в том, что его папаша укокошил танцовщицу, и я ему честно и сказал, что да, абсолютно уверен. Вот и весь наш разговор.

– В тот день, когда он погиб, ты звонил ему и оставил сообщение на автоответчике, – напомнил Страйд.

– Ну и что? Я сообщаю, мне сообщают – такова моя профессия. Вот и сейчас я вам выкладываю информацию, так уж и вы не забудьте обо мне, подкиньте новостишек, когда попрошу. Я думал, что Лейн подбросит мне грязного бельеца Карин Уэстермарк, но опоздал. Увы, похоже, к тому времени ему уже успели провентилировать черепок.

– Ты не знаешь, кто бы хотел расправиться с ним? – спросила Аманда.

– Понятия не имею, – усмехнулся Рекс. – По-моему, никому он не был нужен. Плейбой, каких тут тысячи. Смазливый. Таскался по злачным местам, потрахивал подвернувшихся под руку бабенок. Может, его подстрелил какой-нибудь полоумный ревнивец?

– Кто именно? – Страйд впился взглядом в Тиррелла.

– Да ходят разные слухи, – уклончиво промолвил журналист.

– Выкладывай! – велела Аманда.

Тиррелл покосился на пустые соседние столы.

– Мне доподлинно известно, что жена Муза Даргона, ей лет двадцать с небольшим, она раньше официанткой работала, часто посещает «Оазис» и проводит там много времени с разными знаменитостями. Поговаривают, что она просто обалдела от той записи, ну, где Лейн развлекается с Карин. Мужа у нее можно считать что нет – во всяком случае, я слышал, будто у Муза шишку никакой виагрой не поднимешь. А в молодости он был страшным задирой, постоянно попадал в полицию за драки.

– Его жену зовут Тирни? – спросил Страйд, припомнив, что ее упоминала Карин Уэстермарк.

– Да, Тирни. Ну и имечко! – Тиррелл захохотал. – Хотя есть и посмешнее. Один голливудский актер решил повыпендриваться и назвал свою дочь Тинкл.

– Как выглядит Тирни?

– Брюнетка. Неплохая фигурка. В прошлом году ее фотография появлялась в журнале «Плейбой». Худощавая, с грудями как египетские пирамиды. Знаете такой тип?

Страйд знал, но промолчал. Он сообразил, что именно ее, девушку с острой грудью, они и видели на пленке в квартире Лейна. «Интересно, что бы сделал Муз Даргон, если бы ему показали пленку, на которой его жена красуется перед камерой в постели с другим мужчиной? Хватило бы ему этого зрелища, чтобы нанять профессионального киллера?» – подумал он.

– Что еще ты можешь сказать о Музе Даргоне?

– Взбалмошный тип, хотя и стоит одной ногой в могиле. От дел отошел, занимается благотворительностью, организовал какой-то фонд. Шутки у него замшелые, грязные и истеричные.

– Вспыльчивый?

Тиррелл опять наклонился над столом и зашептал:

– Так вы все-таки полагаете, что это старый козел заказал Лейна? Заманчивая мысль! – Он рассмеялся. – Вот было бы здорово. Прямо-таки ирония судьбы.

– Почему? – удивился Страйд.

– Потому что в шестидесятых Муз тоже был частым посетителем «Шахерезады». И как ты думаешь, с кем он водил там шашни? С Амирой Лус.


Содержание:
 0  Казино Шахерезада Stripped : Брайан Фриман  1  Часть первая Амира : Брайан Фриман
 3  Глава 3 : Брайан Фриман  6  Глава 6 : Брайан Фриман
 9  Глава 9 : Брайан Фриман  12  Глава 12 : Брайан Фриман
 15  Глава 2 : Брайан Фриман  18  Глава 5 : Брайан Фриман
 21  Глава 8 : Брайан Фриман  23  Глава 10 : Брайан Фриман
 24  вы читаете: Глава 11 : Брайан Фриман  25  Глава 12 : Брайан Фриман
 27  Часть вторая Клэр : Брайан Фриман  30  Глава 17 : Брайан Фриман
 33  Глава 20 : Брайан Фриман  36  Глава 23 : Брайан Фриман
 39  Глава 26 : Брайан Фриман  42  Глава 29 : Брайан Фриман
 45  Глава 16 : Брайан Фриман  48  Глава 19 : Брайан Фриман
 51  Глава 22 : Брайан Фриман  54  Глава 25 : Брайан Фриман
 57  Глава 28 : Брайан Фриман  60  Глава 31 : Брайан Фриман
 63  Глава 34 : Брайан Фриман  66  Глава 37 : Брайан Фриман
 69  Глава 40 : Брайан Фриман  72  Глава 43 : Брайан Фриман
 75  Глава 46 : Брайан Фриман  78  Глава 49 : Брайан Фриман
 81  Глава 31 : Брайан Фриман  84  Глава 34 : Брайан Фриман
 87  Глава 37 : Брайан Фриман  90  Глава 40 : Брайан Фриман
 93  Глава 43 : Брайан Фриман  96  Глава 46 : Брайан Фриман
 99  Глава 49 : Брайан Фриман  102  Глава 52 : Брайан Фриман
 105  Глава 55 : Брайан Фриман  108  Глава 52 : Брайан Фриман
 111  Глава 55 : Брайан Фриман  112  Глава 56 : Брайан Фриман



 




sitemap