Детективы и Триллеры : Триллер : 14 : Тесс Герритсен

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




14

Риццоли сначала рылась в сумке в поисках ключей от машины, потом уронила их в снег. Чертыхаясь, она нагнулась и подняла их.

— Все в порядке? — спросила Маура.

— Он застал меня врасплох. Я не ожидала… — Джейн выпрямилась, и тяжелый вздох вырвался из ее рта облаком пара. — Господи, что он здесь делает? Какого черта он здесь делает?

— Думаю, работает.

— Я не готова. Не готова снова работать с ним.

— Наверное, у вас нет выбора.

— Знаю. И это больше всего меня бесит — то, что у меня нет выбора.

Риццоли открыла машину, и обе женщины скользнули на ледяные сиденья.

— Вы скажете ему? — спросила Маура.

Риццоли с мрачным видом завела двигатель.

— Нет.

— Но он бы хотел узнать.

— Не уверена. Не уверена, что какой-нибудь мужчина обрадовался бы такому известию.

— Выходит, вы заранее исключаете счастливый исход? Даже не хотите попробовать?

Риццоли вздохнула.

— Может, если бы мы были другими, стоило бы попробовать.

— Но это случилось не с другими, а с вами.

— Верно. Какой сюрприз, да?

— Почему сюрприз?

Некоторое время Риццоли молчала, устремив взгляд на дорогу.

— Знаете, как звали меня в детстве братья? — тихо произнесла она. — Лягушкой. Они говорили, что ни один принц не захочет поцеловать лягушку. И тем более жениться на ней.

— Братья бывают жестокими.

— Но иногда они просто говорят жестокую правду.

— Когда агент Дин смотрит на вас, мне не кажется, что он видит перед собой лягушку.

Риццоли пожала плечами.

— Кто знает, кого он видит?

— Умную женщину.

— Да, это очень сексуально.

— Для многих мужчин — да.

— Или они так говорят. Но знаете что? Я набила себе столько шишек в те времена, когда еще верила в это. Если есть выбор, мужчина всегда предпочтет сиськи и задницу.

Риццоли с мрачной решимостью сосредоточилась на дороге. Обочины улиц уже обросли грязными сугробами, а окна припаркованных автомобилей покрылись ледяной коркой.

— Что-то он все-таки нашел в вас, Джейн. И этого было достаточно, чтобы в нем проснулось желание.

— Скорее, его возбудило дело, по которому мы вместе работали. Азарт охоты. Знаете, как это разогревает чувства? Адреналин заставляет видеть все по-другому, чувствовать иначе. Ты работаешь с кем-то в паре сутками и в таком тесном контакте, что начинаешь узнавать партнера по запаху. Ты знаешь, как он пьет кофе, завязывает галстук. Потом дело приобретает опасный поворот, и вы вместе начинаете злиться, вместе бояться. И очень скоро все это становится похожим на любовь. Но это не любовь. Просто двое людей, работая в такой напряженной обстановке, уже не видят разницы между страстью и азартом погони. Думаю, то же самое случилось и с нами. Мы встречались возле нескольких трупов. И со временем даже я начала казаться ему красавицей.

— И у вас он тоже вызывал подобные ассоциации? Стал со временем казаться красавцем?

— Черт! Он действительно красавец.

— Если бы вы не любили его, если бы он был вам безразличен, тогда вы не переживали бы встречу с ним так болезненно. Разве я не права?

— Не знаю! — с отчаянием в голосе воскликнула Риццоли. — Я не знаю, что чувствую к нему!

— Это зависит от того, как он к вам относится.

— Уж об этом я его точно не собираюсь спрашивать.

— Во всяком случае это единственная возможность получить прямой ответ.

— Как там говорится: если не хочешь слышать ответ, не задавай вопроса?

— Кто знает. Ответ может оказаться приятным сюрпризом.

Они зашли в кафетерий на Шредер-Плаза, взяли по чашке кофе и поднялись наверх, в конференц-зал. Пока ждали Кроу и Дина, Маура наблюдала за тем, как Риццоли судорожно рылась в бумагах и папках, словно пытаясь отыскать содержавшиеся в них секретные сведения. В начале третьего из коридора наконец донесся мелодичный сигнал прибывшего лифта, а следом раскатистый смех Кроу. Риццоли заметно напряглась. Мужские голоса звучали все ближе, а ее взгляд был по-прежнему прикован к бумагам. Когда в дверях показался Дин, она не сразу подняла голову, как будто отказываясь признавать его власть над ней.

Маура познакомилась с агентом Габриэлем Дином в конце августа, когда он подключился к расследованию серии зверских убийств богатых супружеских пар в районе Бостона. Статный, импозантный, умница, он быстро занял лидирующее положение в следственной группе, и его конфликт с Риццоли, возглавлявшей расследование, был неизбежен с самого начала. Маура первой заметила, что конфликт перерос во взаимное влечение. На ее глазах разгорался их роман, она видела, какими взглядами они обменивались, стоя над трупами жертв. От Мауры не ускользнули ни смущенный вид Риццоли, ни ее растерянность. Рассвет любви всегда окрашен смущением.

Так же, как и ее закат.

Дин вошел в комнату, и взгляд его тотчас упал на Риццоли. Он был в костюме с галстуком, и его лощеный внешний вид контрастировал с мятой блузкой Риццоли и ее неприбранными волосами. Когда она наконец взглянула на Дина, в ее глазах явственно читался вызов: «Я такая. Не нравится — уходи».

Кроу занял место во главе стола.

— Итак, вся банда в сборе. Обменяемся мнениями.

Он посмотрел на Риццоли.

— Давайте сначала послушаем ФБР, — сказала она.

Дин открыл портфель, который принес с собой, достал оттуда папку и передал ее через стол Риццоли.

— Эта фотография была сделана десять дней тому назад в Провиденсе, штат Род-Айленд, — сказал он.

Риццоли раскрыла папку. Мауре, которая сидела рядом, фотография была очень хорошо видна. Это был снимок с места преступления — труп мужчины в позе зародыша в багажнике автомобиля. На желтовато-коричневом коврике виднелись брызги крови. Лицо жертвы, что удивительно, практически не пострадало, глаза были открыты, а кожа приобрела пурпурный цвет из-за отека.

— Жертва — Говард Редфилд, пятьдесят один год, разведенный, белый мужчина, из Цинциннати, — начал Дин. — Причина смерти — пулевое ранение в левый висок. Кроме того, у него имеются множественные переломы обеих коленных чашечек от ударов тупым предметом, предположительно молотком. Также отмечены сильнейшие ожоги обеих рук, связанных за спиной клейкой лентой.

— Его пытали, — догадалась Риццоли.

— Да. По полной программе.

Внезапно побледнев, Риццоли откинулась на спинку стула. Маура единственная из присутствовавших знала причину недомогания и потому с тревогой наблюдала за Джейн. Она видела, как на лице Риццоли отражается мучительная борьба с подступающей тошнотой.

— Его обнаружили мертвым в багажнике собственной машины, — продолжал Дин. — Автомобиль был припаркован примерно в двух кварталах от автобусной станции в Провиденсе. Это всего в часе-полутора езды отсюда.

— Но это уже другой штат, — заметил Кроу.

Дин кивнул.

— Поэтому вам ничего и не сообщали по факту этой смерти. Убийца вполне мог привезти труп в багажнике в Провиденс, оставить там машину и вернуться на автобусе в Бостон.

— Вернуться в Бостон? Почему вы решили, что он выехал отсюда? — спросила Маура.

— Это только предположение. Мы даже не знаем, где на самом деле произошло убийство. Так же, как нам ничего неизвестно о перемещениях Редфилда за последние несколько недель. Его дом находится в Цинциннати, но убитым его почему-то находят в Новой Англии. Отследить его передвижения по кредитной карте или регистрации в отелях, где он мог останавливаться, не удалось. Известно лишь, что месяц назад он снял большую сумму наличных со своего счета. И после этого уехал из дома.

— Похоже на человека, ударившегося в бега, — сказала Маура. — Возможно, он был сильно напутан.

Дин посмотрел на фотографию.

— Очевидно, у него были на то причины.

— Расскажи подробнее об этом человеке, — попросила Риццоли. Она уже справилась с собой и могла, не морщась, смотреть на фотографию.

— В прошлом Редфилд был вице-президентом компании «Октагон Кемикалз», курировал международные проекты, — сообщил Дин. — Два месяца назад он ушел в отставку, предположительно по личным мотивам.

— «Октагон»? — переспросила Маура. — Про них был сюжет в новостях. Это по ним ведет расследование Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку?

Дин кивнул.

— Комиссией подан гражданский иск к компании «Октагон» в связи с многочисленными нарушениями и незаконными сделками на миллиарды долларов.

— Миллиарды? — удивилась Риццоли. — Надо же!

— «Октагон» — огромная многонациональная корпорация с годовым оборотом в двадцать миллиардов долларов. Речь идет об очень крупной рыбе.

Риццоли снова взглянула на фотографии.

— И жертва плавала в этом пруду. Наверняка он знал всю кухню. Думаешь, он стал проблемой для «Октагона»?

— Три недели назад, — сказал Дин, — Редфилд договорился о встрече с официальными лицами из Министерства юстиции.

— Да уж, — усмехнулся Кроу. — Он определенно был для них проблемой.

— Он договорился встретиться с ними здесь, в Бостоне.

— Почему не в Вашингтоне? — изумилась Риццоли.

— Он сказал, что есть и другие стороны, готовые сделать заявления. И что встречу необходимо провести в Бостоне. Только вот мы не знаем, почему он обратился в Министерство юстиции, а не напрямую в Комиссию по ценным бумагам, хотя предположительно дело касалось расследования по «Октагону».

— Но вы в этом не уверены?

— Нет. Потому что на встречу он не пришел. К тому моменту он был уже мертв.

— Если это выглядит заказным убийством и пахнет заказным… — начал было Кроу.

— И какое отношение это имеет к Крысиной леди? — спросила Риццоли.

— Я как раз подхожу к этому, — ответил Дин. И перевел взгляд на Мауру. — Вы проводили вскрытие. Какова причина ее смерти?

— Пулевое ранение в грудь, — сказала Маура. — Фрагменты пули пробили сердце, произошло обширное кровоизлияние в околосердечную сумку, что остановило работу сердца. Это называется перикардиальной тампонадой.

— А какой тип пули использовался?

Маура вспомнила рентгеновский снимок груди Крысиной леди. Фонтан пулевых осколков, мерцающими звездочками разбросанных в обоих легких.

— Это был «глейзер», — сказала она. — Медная пуля с металлическими дробинками. Она разрывается внутри тела, исключая сквозное ранение. — Она сделала паузу и добавила: — Это самая разрушительная из всех пуль.

Дин кивнул на фотографию Говарда Редфилда, свернувшегося калачиком в багажнике своего автомобиля.

— Редфилда тоже убили «глейзером». Пулю выпустили из того же оружия, что и в случае с Джейн Доу.

На какое-то мгновение воцарилось молчание.

Наконец Риццоли недоуменно произнесла:

— Но ты только что говорил о заказном убийстве, к которому прибегнул «Октагон» для расправы со стукачом. Эта другая жертва, Крысиная леди…

— Детектив Риццоли права, — сказала Маура. — Представить Крысиную леди в качестве жертвы заказного убийства совершенно невозможно.

— И тем не менее, — заметил Дин, — пуля, которая убила ее, была выпущена из того же оружия, которое использовали для устранения Говарда Редфилда.

— Я объясню, как в этом деле появился агент Дин, — произнес Кроу. — Я сделал запрос в общенациональную базу «Драгфайр» по типу пули, который вы извлекли из груди жертвы.

Аналогично общенациональной системе поиска по отпечаткам пальцев АФИС «Драгфайр» представляла собой общенациональную базу данных по огнестрельному оружию. Метки и бороздки на пулях, найденных на месте преступлений, хранились в компьютерной базе данных, что позволяло проследить цепочку убийств, совершенных из одного оружия.

— «Драгфайр» подтвердила идентичность, — сказал Дин.

Риццоли покачала головой, все еще не веря в то, что услышала.

— Почему эти две жертвы? Я не вижу связи.

— Вот почему смерть Джейн Доу так интересна, — сказал Дин.

Мауре не понравилось слово «интересна». Оно предполагало, что какие-то смерти были неинтересными, не заслуживающими особого внимания. Жертвы наверняка не согласились бы с подобным утверждением.

Она снова взглянула на фотографию — кровавое пятно на столе конференц-зала.

— Наша Джейн Доу не вписывается в эту картину, — сказала она.

— Доктор Айлз.

— Для убийства Говарда Редфилда есть логическая причина. Возможно, он был стукачом в расследовании Комиссии по ценным бумагам. Факт пыток подтверждает, что его смерть — результат не банального грабежа. Убийца явно чего-то хотел от него. Может быть, расплаты. Или информации. Но при чем здесь наша Джейн Доу — скорее всего нелегальная иммигрантка? Кому понадобилась ее смерть?

— Вот ведь вопрос, а? — Дин посмотрел на Риццоли. — Насколько мне известно, вы расследуете еще одно дело, которое тоже может переплетаться с этим.

Его взгляд, казалось, смущал Джейн. Она нервно тряхнула головой.

— Нет, оно совершенно из другой оперы.

— Детектив Кроу сказал мне, что в монастыре было совершено нападение на двух монахинь, — сказал Дин. — На Ямайка-Плейн.

— Но тот преступник не стрелял. Монахини были избиты, предположительно молотком. Похоже на приступ ярости. Какой-то псих, ненавидящий женщин.

— Может, он хотел, чтобы вы так думали. Ему нужно было скрыть связь с двумя другими убийствами.

— Что ж, ему это удалось. Пока доктор Айлз не диагностировала проказу у Джейн Доу. Выясняется, что одна из монахинь, на которую было совершено нападение, сестра Урсула, когда-то работала в деревне для прокаженных в Индии.

— В деревне, которой больше не существует, — сказала Маура.

Дин взглянул на нее.

— Что?

— Возможно, это была резня на религиозной почве. Около сотни человек были уничтожены, а деревню спалили дотла. — Маура немного помолчала. — Сестра Урсула единственная, кто уцелел.

Никогда еще она не видела Габриэля Дина таким потрясенным. Обычно именно он владел секретами и делал разоблачения. Новая информация повергла его в глубокое молчание.

Она подкинула ему еще одну новость:

— Думаю, наша Джейн Доу могла быть из той самой деревни в Индии.

— Вы же раньше говорили, что она латиноамериканка, — удивился Кроу.

— Это была лишь гипотеза, основанная на пигментации кожи.

— А теперь на вашу гипотезу повлияли открывшиеся обстоятельства?

— Нет, на нее повлияли результаты вскрытия. Помните ту желтую нитку, прилипшую к ее запястью?

— Да. В лаборатории подтвердили, что это хлопок. Возможно, просто кусок шнурка.

— Шнурок на запястье носят от дурного глаза. Это индийская традиция.

— Опять Индия, — вздохнул Дин.

Маура кивнула.

— Мы все время возвращаемся к Индии.

— Монахиня и прокаженная нелегалка? — удивился Кроу. — Как мы привяжем их к корпоративной заказухе? — Он покачал головой. — Профессиональных киллеров нанимает только тот, кто рассчитывает выиграть по-крупному.

— Или кому есть что терять, — заметила Маура.

— Если все эти убийства заказные, — сказал Дин, — можно быть уверенным в одном: ваше расследование будет внимательно отслеживаться. Вам необходимо исключить утечку какой-либо информации по этим делам. Потому что кто-то очень пристально наблюдает за работой бостонской полиции.

«И за мной тоже», — подумала Маура, содрогнувшись от этой мысли. А она была все время на виду. На месте преступления, в выпусках новостей. Все видели, как она шла к машине. Она привыкла находиться под прицелом телекамер, но сейчас вдруг подумала о том, что за ней наблюдали и другие глаза. Они следили за ней. Маура вспомнила, какое жуткое чувство испытала в темноте ресторана «Мама Кортина»: ощущение надвигающейся угрозы. То же самое испытывает добыча, которую выслеживает хищник.

— Мне нужно осмотреть место преступления. Монастырь, где напали на монахинь, — сказал Дин и посмотрел на Риццоли. — Сможешь показать мне?

Какое-то мгновение Риццоли молчала. Она сидела, не шелохнувшись, и смотрела на фотографию Говарда Редфидда, скрючившегося в багажнике.

— Джейн!

Она вздохнула и выпрямилась, как будто вдруг нашла в себе источник силы. Зарядилась энергией. И твердостью.

— Поехали, — сказала она и встала из-за стола. Взглянув на Дина, произнесла: — Я так понимаю, мы снова одна команда.


Содержание:
 0  Грешница The Sinner : Тесс Герритсен  1  Пролог : Тесс Герритсен
 2  1 : Тесс Герритсен  3  2 : Тесс Герритсен
 4  3 : Тесс Герритсен  5  4 : Тесс Герритсен
 6  5 : Тесс Герритсен  7  6 : Тесс Герритсен
 8  7 : Тесс Герритсен  9  8 : Тесс Герритсен
 10  9 : Тесс Герритсен  11  10 : Тесс Герритсен
 12  11 : Тесс Герритсен  13  12 : Тесс Герритсен
 14  13 : Тесс Герритсен  15  вы читаете: 14 : Тесс Герритсен
 16  15 : Тесс Герритсен  17  16 : Тесс Герритсен
 18  17 : Тесс Герритсен  19  18 : Тесс Герритсен
 20  19 : Тесс Герритсен  21  20 : Тесс Герритсен
 22  21 : Тесс Герритсен  23  22 : Тесс Герритсен
 24  23 : Тесс Герритсен  25  24 : Тесс Герритсен



 




sitemap