Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 7 : Тесс Герритсен

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 7

Нина понимала: ей следует плакать, но она не могла выдавить из себя ни слезинки. Она лежала в темноте на диване и думала о тех месяцах, которые прожила с Робертом. О месяцах, которые считала стартовой площадкой к счастливой семейной жизни. Когда же их отношения начали рушиться? Когда Роберт перестал говорить ей правду? Она должна была заметить первые признаки его криводушия. Его недомолвки, стыдливые взгляды и прочее.

Ей вспомнилось, как две недели назад Роберт предложил перенести свадьбу. Тогда она решила, что это просто предсвадебный мандраж жениха. К тому времени все приготовления уже были сделаны и назначена точная дата — образно говоря, высечена на камне.

Как неуютно, как будто в ловушке, он, по всей видимости, себя чувствовал. «Ох, Роберт, если бы ты только мог ожить и рассказать мне все как было».

Нина не сомневалась: она нашла бы в себе силы выслушать правду. Она бы справилась — с горькой правдой, с подлым предательством, с душевной болью. Она ведь не юная девочка и в состоянии пережить свалившиеся на нее невзгоды. С чем она не могла примириться, так это с тем, что прожила год рядом с человеком, которого фактически не знала.

Теперь ей уже не понять, какие чувства Роберт питал к ней. Его смерть отняла у нее последнее — возможность помириться с ним, сохранить дружеские отношения.

В конце концов ее сморил сон. Диван действительно оказался неровным и комковатым, и время от времени она просыпалась, но затем снова погружалась в сон.

Нет, снился ей не Роберт, ей снился Сэм Наварро.

Он стоял перед ней, молчаливый и серьезный. По его глазам было трудно понять, что у него на душе. Холодный, непроницаемый взгляд чужого, равнодушного человека. Он потянулся к ней, как будто хотел взять за руку. Посмотрев вниз, Нина увидела, как на ее запястьях защелкнулись наручники.

— Вы виновны! — произнес он.

И повторял это слово снова и снова. Виновна. Виновна. Виновна.

Нина проснулась со слезами на глазах. Никогда еще ей не было так одиноко. Она действительно одна и вынуждена искать пристанища в доме полицейского, который к ней абсолютно равнодушен. Который лишь формально несет ответственность за ее безопасность. Для него она обуза, с которой он вынужден мириться по долгу службы.

Неожиданно ее внимание привлекла мелькнувшая за окном тень. Она бы вообще ничего не заметила, если бы тень не промелькнула прямо перед ней. От страха екнуло сердце. Нина смотрела на не закрытые занавесками квадраты лунного света, пытаясь заметить какие-либо признаки движения.

Ага, вот оно! За окном вновь промелькнула чья-то тень.

В следующее мгновение Нина вскочила с дивана и бросилась через весь коридор в комнату Сэма. Она даже не потрудилась постучать в дверь, а сразу толкнула ее.

— Сэм! — прошептала она.

Хозяин спальни ничего не ответил.

Боясь произвести лишний шум, она все-таки протянула руку, чтобы слегка его толкнуть. Ее пальцы прикоснулись к голой, теплой коже.

— Сэм!

Он тотчас встрепенулся, причем так резко, что Нина испуганно вздрогнула.

— Что? Что случилось? — спросил он.

— Мне показалось, что снаружи кто-то есть!

Наварро как будто одним рывком стряхнул с себя сон и, скатившись с кровати, схватил лежащие на стуле брюки.

— Оставайтесь здесь! — громким шепотом приказал он. — Не уходите из комнаты!

— Что вы собираетесь делать?

Вместо ответа она услышала металлический щелчок. Пистолет. Конечно, у него есть пистолет. Он же полицейский.

— Оставайтесь здесь! — повторил он и выскользнул из комнаты.

Мог бы и не предупреждать, обиженно подумала Нина. Она не сумасшедшая, чтобы бродить по темному дому, когда рядом с ней полицейский с заряженным пистолетом. Дрожа от страха и холода, она стояла возле двери и тревожно прислушивалась. До ее слуха донеслись шаги Сэма — он направлялся по коридору в гостиную. Пара секунд, и вновь стало тихо. Почему-то тишина показалась ей оглушительной, а ее собственное дыхание напоминало грохот. Интересно, он остался в доме или вышел наружу? Он ведь не уйдет далеко?

Затем со стороны двери послышались звуки приближающихся шагов. Сэм возвращался. Нина отскочила к дальнему краю кровати. Едва завидев в дверном проеме темный силуэт, она, не раздумывая, пригнулась и спряталась за матрасом. Лишь когда голос Сэма позвал ее по имени, она осмелилась поднять голову.

— Я здесь! — прошептала она. Неожиданно до нее дошло, насколько комично это смотрится со стороны.

— Там никого нет.

— Но я точно видела кого-то. Или что-то.

— Это мог быть олень. Или сова пролетела мимо окна. — С этими словами Сэм положил пистолет на прикроватный столик. Металл с глухим стуком коснулся дерева, а от этого звука Нина невольно вздрогнула. Она ненавидела оружие. Она никогда, ни при каких обстоятельствах не составила бы компанию мужчине, у которого при себе оружие. Впрочем, можно подумать, будто сейчас у нее есть выбор. — Нина, я понимаю, вы напуганы. Вы имеете на это полное право. Но я все осмотрел — вокруг дома нет ни души.

Он шагнул ближе и дотронулся до ее руки, Нина негромко ойкнула.

— Вы замерзли.

— Мне страшно. О боже, Сэм. Мне так страшно…

Он взял ее за плечи. Ее била такая сильная дрожь, что она была не в состоянии сказать ни слова. Сэм неловко притянул ее к себе, и Нина, не переставая дрожать, прижалась к его груди. Только бы он не отстранялся. Только бы он обнял ее. Когда Сэм, будто прочитав ее мысли, выполнил наконец ее немую просьбу, она почувствовала себя удивительно уютно. Ей стало не так холодно и не так страшно. Это был совсем не тот человек, о котором она недавно думала почти с неприязнью, не тот холодный, неулыбчивый коп. Это был совсем другой человек. Он нежно ее обнимал, пытаясь утешить.

Его дыхание овевало ее волосы, а губы медленно приближались к ее губам.

Поцелуй был нежным. Приятным. Сладостным. Совсем не таким, на какой, по ее мнению, был способен Сэм Наварро. До этого ей и в голову не могло прийти, что он обнимет ее, обнимет нежно и ласково. И вот сейчас она в его объятиях, и ей не грозит никакая опасность.

Сэм подвел Нину к кровати, приглашая лечь. Ее не нужно было упрашивать. Он накрыл их обоих одеялом и снова поцеловал ее. И снова его поцелуй был нежным и нетребовательным. Тепло постели и их тел помогло ей согреться. Было и другое: запах его обнаженной кожи, волосы у него на груди. Но прежде всего прикосновение его губ, жаждущих поцелуя. Они обнимали друг друга. Их ноги начали постепенно переплетаться, а поцелуй утратил невинную сладость и нежность, постепенно становясь страстным, если не откровенно похотливым. Но что самое удивительное, Нина отвечала на него с неожиданной для нее самой готовностью. Ее губы раздвинулись, пуская в рот его язык. Хотя их разделял барьер ее одежды, она явственно ощутила, что Сэм возбудился.

Это не входило в ее планы. Она вообще не ожидала такого развития событий. Но их поцелуй делался все глубже и чувственнее, и вскоре рука Сэма жадно скользнула вниз от ее талии, к бедрам. И тогда она поняла: это неизбежно случится. Несмотря на свою непробиваемую внешность, Сэм Наварро оказался куда более страстным мужчиной, чем те, кого она знала раньше.

Он же первым взял себя в руки. Без всякого предупреждения, он резко оторвался от ее губ. Нина услышала в темноте его надрывное дыхание.

— Сэм! — шепотом позвала она.

Он отодвинулся от нее и сел на краю кровати. Она видела его нечеткий силуэт, видела, как он провел рукой по волосам.

— Боже! — пробормотал он. — Что я делаю?

Она протянула руку к его мускулистой спине.

Кончики пальцев скользнули по его коже, и она поняла, что ему это приятно. Он хотел ее, в этом не было никаких сомнений. Однако Сэм прав: это была ошибка, и они оба это понимали. Она была напугана и нуждалась в защитнике. Он одинокий и самостоятельный мужчина, ни в ком не нуждающийся, но все-таки мужчина с определенными потребностями. Стоит ли удивляться, что они оба потянулись друг к другу в поисках тепла, сколь мимолетным оно бы ни было.

Глядя на него, точнее, на его неясный силуэт в сумраке спальни, Нина поняла, что все еще хочет его. Желание было таким сильным, что причиняло едва ли не физическую боль.

— Но ведь в этом нет ничего ужасного? — спросила она. — В том, что только что случилось между нами?

— Я не намерен повторять прошлых ошибок. Не имею права этого допустить.

— Но ведь это ничего не значит, Сэм. Другое дело, если вам самому не хочется.

— Так вот как вы на это смотрите? Для вас это просто мелочь, о которой можно назавтра забыть?

— Нет. Не обращайте внимания на то, что я сказала.

— Но ведь так все и закончится. — Услышав ее слова, Сэм фыркнул от отвращения к самому себе. — Знаете, это классическая ловушка. Я хочу защитить вас. Вам нужен верный рыцарь. Все хорошо, но только до поры до времени. Затем все быстро кончается, как будто ничего и не было.

Он встал с кровати и шагнул к двери.

— Я лягу на диване.

Сказав это, он вышел из спальни.

Нина лежала одна на его кровати, пытаясь разобраться в суматошном вихре своих чувств. Ее жизнь казалась ей полной бессмыслицей. Все, буквально все выходило из-под контроля. Нина попыталась вспомнить то время, когда ее жизнь была абсолютно идеальной. Наверно, так было до того, как в ней появился Роберт. До того, как она позволила себе увлечься сказками о счастливой семье. Да-да, тогда она и совершила ошибку, поверив в эти самые сказки.

Реальность же обернулась разбитым домом, бесконечной чередой безликих мачех, родителями, которые презирают друг друга. До тех пор пока она не встретила Роберта, она вообще не думала о замужестве. Она была вполне довольна своей жизнью и работой. Именно работа всегда поддерживала ее, была главной опорой в жизни.

Ей ничто не мешает вернуться обратно, в то чудесное, светлое время. И она непременно вернется туда. Должна вернуться.

Мечты о счастливой семье, романтические фантазии умерли, перестали существовать.

Сэм проснулся на рассвете.

Диван оказался куда более неудобным для сна, чем он предполагал. В принципе выспался Сэм неплохо, но у него затекло плечо, и в полвосьмого утра он был еще не готов к нормальному человеческому общению. Поэтому, когда зазвонил телефон, он невероятным усилием заставил себя ответить нейтральным «алло».

— Наварро, ты должен дать кое-какие объяснения, — заявил Эйб Куперсмит.

— С добрым утром, шеф, — вздохнув, произнес Сэм.

— Мне только что звонил Йетс из убойного. Вообще-то не мне говорить тебе об этом, Сэм. Но мой тебе совет: держись подальше от этой дамочки Кормье.

— Вы правы, шеф. Вам не следовало говорить мне об этом. Но вы это сделали.

— Что там происходит между вами?

— Мне показалось, что она в опасности. Так что пришлось вмешаться в это дело.

— Где она сейчас?

Сэм замолчал. От этого вопроса не отвертишься. Придется отвечать.

— Она здесь, — признался он. — В моем доме.

— Черт побери!

— Прошлой ночью кто-то сел нам на хвост. Я подумал, что было бы неразумно оставлять ее одну, без охраны.

— И поэтому ты привез ее в свой дом?! Скажи, у тебя есть голова на плечах?!

«Не знаю, — подумал Сэм. — Я сбился с пути, заглянув в бездонные карие глаза Нины Кормье».

— Только не говори, что между вами что-то было! Пожалуйста, не говори! — произнес Куперсмит.

— Между нами ничего не было.

— Мне остается молить Бога, что все так, как ты говоришь. Потому что Йетс хочет, чтобы она немедленно оказалась в участке и ответила на его вопросы.

— По поводу смерти Роберта Бледсоу? Йетс явно закинул удочку не туда. Ей ничего не известно о случившемся.

— Тем не менее он хочет ее допросить. Привози ее к нам. Даю тебе час.

— У нее безукоризненное алиби…

— Привези ее сюда, Наварро! — произнес Куперсмит и бросил трубку.

Деваться некуда. Как это ни противно, но придется передать Нину парням из убойного. Допрос может оказаться очень жестким, но такая уж у них работа. Он сам коп и не имеет права ставить им палки в колеса.

Сэм прошел по коридору и, дойдя до двери спальни, постучал. Нина не ответила, и тогда он приоткрыл дверь и заглянул внутрь.

Нина спала крепким сном. По подушке разметалась роскошная грива черных волос. От одного вида этой восхитительной женщины, безмятежно спящей в его постели, в его доме, Сэма захлестнула жаркая волна желания, такого мощного, что он даже пошатнулся и, чтобы удержаться на ногах, вцепился в дверную ручку.

Лишь когда это мгновенное помутнение рассудка прошло, вернее, когда он усилием воли безжалостно подавил его, Сэм осмелился войти в комнату.

Он легонько прикоснулся к ее плечу. Нина тотчас проснулась и сонно посмотрела на него. В этот миг она показалась ему такой беззащитной, что у Сэма перехватило дыхание. Он был вынужден прокашляться, чтобы голос прозвучал отчетливо и уверенно.

— Пора вставать, — сказал он. — Вас хотят видеть детективы из отдела по расследованию убийств.

— Когда?

— Через час. У вас есть время принять душ. Я уже сварил кофе.

Она ничего не ответила, лишь удивленно посмотрела на него. Впрочем, что в этом необычного? Ведь еще ночью они обнимались, как настоящие любовники.

Сегодня утром он ведет себя так, будто они едва знакомы.

Сэм понял: заглянув к ней в комнату, подойдя к кровати, он совершил очередную ошибку. Дабы исправить свою оплошность, он в спешном порядке восстановил дистанцию, шагнув назад к двери.

— Не волнуйтесь, они зададут обычные вопросы, — сообщил он. — Но если вам кажется, что необходимо присутствие вашего адвоката…

— Зачем мне может понадобиться адвокат?

— Так, на всякий случай.

— Не нужен мне адвокат. Я ничего плохого не совершала. — Взгляд Нины был прямым и непокорным. Черт, он лишь пытается защитить ее права. Она же неправильно истолковала его предложение, как будто он в чем-то ее обвинял.

Переубеждать ее он не стал — не та ситуация.

— Они ждут нас, — произнес он и вышел из комнаты.

Пока Нина принимала душ, Сэм попытался что-то соорудить на завтрак, однако в его распоряжении был лишь французский батон, хранившийся в холодильнике, и пачка кукурузных хлопьев месячной давности. Съестные припасы в холодильнике и кладовке были вопиюще скудными и наглядно демонстрировали убожество холостяцкой жизни. В общем, гордиться ему было нечем.

Злясь на самого себя, Сэм вышел из дома, чтобы забрать газету. Почтальон оставил ее на обычном месте в дальнем конце подъездной дорожки. Сэм уже почти подошел к дому, когда что-то привлекло его внимание, и он остановился как вкопанный.

На земле был отчетливо виден след.

Или, точнее, следы. Они выделялись на мягкой земле и вели к окну гостиной, после чего терялись среди травы и деревьев. Глубокие и четкие следы мужских ботинок. Размер по меньшей мере одиннадцатый.

Сэм посмотрел на дом и задумался о том, что человек, оставивший ночью эти следы, мог увидеть в окне. Темноту? Или же он разглядел Нину, подвижную мишень, когда она ходила по гостиной?

Сэм Наварро подошел к машине, которую оставил на ночь возле переднего крыльца, и медленно и методично осмотрел ее со всех сторон. Никаких следов тайных действий он не обнаружил.

«Наверно, я становлюсь параноиком. Скорее всего, эти следы ничего не значат».

Он вошел в дом и, заглянув в кухню, увидел, что Нина допивает кофе. Ее лицо раскраснелось, волосы все еще были влажны после душа. Заметив его присутствие, она нахмурилась.

— Что-то не так? — спросила она.

— Нет, все в порядке.

Сэм отнес свою чашку в раковину. Затем выглянул в окно и впервые подумал о том, в каком глухом месте стоит его дом и что опытный стрелок при желании без труда попадет в цель в открытые окна.

Он повернулся к Нине:

— Мне кажется, нам пора ехать.

«Зря я не последовала совету Сэма. Нужно было нанять адвоката».

Эта мысль посетила Нину, когда она уже сидела в одном из кабинетов полицейского участка. Перед ней за столом расположились три детектива из отдела по расследованию убийств. Держались они довольно вежливо, но Нина ощущала их служебное рвение, которое они изо всех сил старались скрыть. Детектив Йетс напоминал ей бойцового пса, которого удерживают на поводке и в строгом ошейнике, правда лишь до поры до времени.

Она посмотрела на Сэма, надеясь на его моральную поддержку. Как оказалось, напрасно. На протяжении всего допроса он даже ни разу не посмотрел в ее сторону. Он стоял возле окна, распрямив плечи и глядя на улицу. Сэм Наварро привез ее сюда и как будто бросил одну. Что тут скажешь, честный полицейский выполняет свой служебный долг. В эти минуты он играет роль копа.

— Я рассказала вам все, что знаю, — ответила она Йетсу. — Мне больше нечего добавить.

— Вы были его невестой. Кому еще об этом знать, как не вам.

— Повторяю, мне ничего не известно. Меня там не было. Вам лучше поговорить с Даниэлой…

— Мы с ней разговаривали. Она подтверждает ваше алиби, — признался Йетс.

— Тогда почему вы задаете мне эти вопросы?

— Потому что убийство не всегда совершается напрямую, — вставил сосед Йетса.

Йетс подался вперед и заодно попытался придать голосу сочувственную интонацию, а лицу — заботливое выражение.

— То, как с вами обошелся ваш жених, наверняка унизило вас и оскорбило. Он бросил вас прямо у алтаря. Ведь все вокруг узнали, что вы оказались ему не нужны.

Нина ничего не ответила.

— Это был мужчина, которого вы любили. Мужчина, которому вы верили. А вышло так, что он долгие дни и даже месяцы обманывал вас. Возможно, он даже смеялся над вами у вас за спиной. Этот мужчина был недостоин такой женщины, как вы. Но вы все равно любили его. А в ответ на любовь получили только страдания.

Нина опустила голову и промолчала.

— Отвечайте, Нина. Неужели вам не хотелось отплатить ему? Хотя бы чуть-чуть?

— Нет, нисколько, — прошептала она.

— Даже когда вы узнали, что он встречается с другой женщиной? Даже когда вы узнали, что это ваша мачеха?

Нина смерила Йетса неприязненным взглядом, но ничего не сказала.

— Но от правды не уйдешь. Мы разговаривали с Даниэлой, и она во всем призналась. Она какое-то время тайно встречалась с Робертом Бледсоу. В те часы, когда вы находились на работе. Вы не знали об этом?

Нина сглотнула застрявший в горле ком и молча покачала головой.

— А я думаю, что вы все-таки знали. Случайно догадались, или же он сам вам сказал.

— Нет.

— И что же вы испытали, какие чувства? Досаду? Боль? Злость?

— Не знаю.

— Вы были злы на него и хотели отплатить ему за неверность? Или найти кого-то, кто мог бы сделать это за вас?

— Я не знаю!

— В это трудно поверить, Нина. Думаете, вам удастся убедить нас в том, что вы ничего не знаете?

— Я не знаю!

— Знаете. Вы…

— Хватит! — вмешался в разговор Сэм. — Что ты, черт побери, себе позволяешь, Йетс?

— Я выполняю мою работу, — отрезал тот.

— Ты же давишь на нее. Допрашиваешь без адвоката.

— А зачем ей адвокат? Она утверждает, что невиновна.

— Она действительно невиновна.

Йетс самодовольно посмотрел на своих коллег из убойного отдела.

— Думаю, ни для кого не секрет, Наварро, что ты больше не занимаешься этим расследованием.

— У тебя нет полномочий.

— Эйб Куперсмит дал мне полномочия.

— Йетс, да мне… Фразу Сэма оборвал писк мобильника. Он раздраженно отключил звук.

— Я занят, — произнес он и вышел из комнаты.

Йетс повернулся к Нине.

— Итак, мисс Кормье, — продолжил он уже без прежнего выражения наигранного сочувствия, — вернемся к нашим вопросам.

Сообщение было от Эрни Такеды. Судя по сопутствующему значку на экране, оно требовало срочного ответа. Сэм позвонил коллеге из своего кабинета.

Набирать номер пришлось несколько раз, так как линия была какое-то время занята. Когда Такеда наконец ответил, в его голосе слышалось волнение.

— Сэм, у нас для тебя кое-что есть, — сообщил он. — И оно тебя обрадует.

— Отлично. Обрадуй меня.

— Отпечаток пальца. Он неполный, снят с осколков бомбы, взорванной на складе. Но его будет достаточно, чтобы опознать злоумышленника. Я уже отправил отпечаток в Национальный центр картографической информации. Потребуется несколько дней, чтобы прогнать его через базу данных. Так что потерпи. Будем надеяться, что там окажется досье на нашего взрывника.

— Ты прав, Эрни. Ты здорово порадовал меня.

— И еще кое-что. О взрыве бомбы в церкви.

— Что именно?

— На основании последствий взрыва я сделал вывод, что бомба могла быть завернута в подарочную упаковку. Поскольку следов часового механизма не было обнаружено, то взорваться бомба должна была при разворачивании обертки. Но взрыв произошел преждевременно. Может, короткое замыкание или что-то в этом роде.

— Ты упомянул подарочную упаковку, Эрни.

— Да. Серебристо-белая бумага.

«Свадебная упаковка, — подумал Сэм, вспомнив о подарке, доставленном утром в церковь. — Если бомба должна была взорваться при развертывании подарка, не оставалось никаких сомнений в том, кому предстояло стать жертвами».

«Но зачем кому-то нужно было убивать Нину Кормье? — думал он, возвращаясь в конференц-зал. — Неужели тут что-то связано с ревностью другой женщины? У Даниэлы Кормье мотив был, но могла ли она зайти так далеко, чтобы нанять убийцу, который подложил бы в церковь бомбу?»

Интересно, что он пропустил за короткое время своего отсутствия?

Сэм открыл дверь и замер на пороге. Три детектива из убойного отдела по-прежнему сидели за столом. Нины в комнате не было.

— Где она? — спросил Сэм.

Йетс равнодушно пожал плечами:

— Ушла.

— Что?

— Ей до чертиков надоели наши вопросы, и она встала и ушла.

— И вы позволили ей уйти?

— Мы ни в чем ее не обвиняем. Ты что же, Наварро, считаешь, что нам следовало предъявить ей обвинения?

Ответ Сэма состоял главным образом из непечатных выражений. Охваченный подспудной тревогой, он вышел из комнаты. Выйдя на улицу, он постоял на тротуаре, глядя себе под ноги. Затем осмотрелся по сторонам.

Нины нигде не было.

«Кто-то пытается убить ее, — подумал он, направляясь к своей машине. — Я должен срочно ее найти».

По автомобильному телефону он позвонил в дом ее отца. Нины нет, ответили ему. Тогда он набрал номер дома Роберта Бледсоу. Безрезультатно. В доме Лидии Уоррентон ее тоже не оказалось.

Во время обеденного перерыва он все-таки отправился в дом Лидии на Кейп-Элизабет. В горе люди часто возвращаются домой в поисках сочувствия и покоя. Нине больше некуда деться. Она наверняка у матери.

Лидия оказалась на месте. Нины — по крайней мере, пока — там не было.

— Я не видела ее со вчерашнего утра, — сообщила Лидия, пригласив Сэма пройти в комнату, из окон которой открывался изумительный вид на океан. — Не думаю, что она придет сюда.

— Вы знаете, куда она могла поехать? — спросил Сэм. — С кем она захочет увидеться в таком состоянии?

Лидия покачала головой:

— У меня с дочерью не слишком близкие отношения, детектив. Да они никогда и не были другими. По правде говоря, Нина росла довольно трудным ребенком.

— Что вы хотите этим сказать миссис Уоррентон?

Лидия присела на белый диван. Ее красный шелковый брючный костюм казался кричаще-ярким на фоне светлых диванных подушек.

— Я хочу сказать… возможно, из моих уст это прозвучит ужасно, но Нина в чем-то сильно разочаровала меня. Мы в свое время дали ей так много разных возможностей. У нее была возможность учиться за границей. В престижной школе-интернате в Швейцарии. Ее сестра Венди отправилась туда и была в восторге. Нина ехать наотрез оказалась, настояла на своем. Были и другие вещи. Парни, которых она приводила домой. Смехотворные наряды, которые она носила. Ей были открыты такие широкие перспективы, но она так ничего и не добилась в жизни.

— Она дипломированная медсестра, — возразил Сэм.

Лидия пожала плечами:

— Как и тысячи других девушек.

— Она не другая девушка, миссис Уоррентон. Она ваша дочь.

— Вот поэтому я и ожидала от нее большего. Ее сестра говорит на трех иностранных языках, играет на пианино и виолончели. Она замужем за адвокатом, который скоро сделает прекрасную юридическую карьеру. Тогда как Нина… — Лидия вздохнула. — Я представить себе не могла, что сестры могут быть такими разными.

— Возможно, главная разница, — произнес Сэм, вставая, — заключается в том, насколько вы их любили. И одну, и другую.

С этими словами он развернулся и вышел из комнаты.

— Мистер Наварро! — окликнул его голос Лидии, когда он уже подошел к входной двери.

Оглянувшись, он увидел ее в коридоре — воплощение такого идеального вкуса и элегантности, что она показалась ему неживой. Нереальной. Едва ли не бесплотной.

Она совсем не похожа на Нину.

— Мне кажется, у вас возникло ошибочное представление обо мне и о моей дочери.

— Вас беспокоит то, что я могу подумать?

— Я просто хочу, чтобы вы поняли: я сделала для нее все, что только было возможно при сложившихся обстоятельствах.

— При сложившихся обстоятельствах, — ответил Сэм, — она тоже сделала все возможное.

Сказал и шагнул за порог.

Сев в машину, он задумался — куда ехать? Затем сделал еще пару бесполезных звонков. Где, черт побери, она может быть?

Единственным местом, которое он не догадался проверить, была ее новая квартира. Нина сказала, что дом находится на Тейлор-стрит. Телефона там, возможно, еще нет. Нужно туда поехать и все проверить самому.

По пути в город он думал о том, что рассказала ему Лидия. Похоже, Нина была паршивой овечкой в своей семье, нелюбимым ребенком. Она вечно все делала не так и ни разу не услышала от матери доброго слова. Сэму, в отличие от нее, повезло. Его мать сумела воспитать в сыне уверенность в собственных поступках.

«Теперь мне понятно, — думал он, — почему ты хотела выйти замуж за Роберта». Брак с Робертом Бледсоу наверняка стал бы первым ее поступком, который получил бы одобрение матери. Даже если брак этот был обречен на неудачу.

Когда Сэм подъехал к дому, в котором Нина снимала квартиру, он был зол на весь мир. Зол на Лидию, на Джорджа Кормье, на череду его жен, на все их семейство за то, что оно практически с юных лет Нины нисколько не считалось с ее чувствами.

В дверь он постучал сильнее, чем следовало бы.

Ответа не последовало. Здесь ее тоже нет.

«Где ты, Нина?»

Он уже собирался развернуться и уйти, когда что-то заставило его повернуть дверную ручку. Дверь была не заперта.

Сэм толкнул ее внутрь.

— Нина! — позвал он.

Затем его взгляд упал на тонкий провод. Тот был почти невидим — тонкая серебристая нитка, протянутая вдоль дверного косяка и уходившая вверх, к потолку.

«О господи!..»

Сэм резко отпрянул назад и нырнул вбок, в коридор.

Ударная волна обрушилась прямо в дверной проем, вспоров стену и взметнув облако щепок и пыли.

Оглушенный взрывом Сэм лежал распростертый на полу коридора. Ему на спину, грозя похоронить его под собой, обрушилась настоящая лавина обломков.


Содержание:
 0  Телохранитель для невесты : Тесс Герритсен  1  Глава 2 : Тесс Герритсен
 2  Глава 3 : Тесс Герритсен  3  Глава 4 : Тесс Герритсен
 4  Глава 5 : Тесс Герритсен  5  Глава 6 : Тесс Герритсен
 6  вы читаете: Глава 7 : Тесс Герритсен  7  Глава 8 : Тесс Герритсен
 8  Глава 9 : Тесс Герритсен  9  Глава 10 : Тесс Герритсен
 10  Глава 11 : Тесс Герритсен  11  Глава 12 : Тесс Герритсен
 12  Глава 13 : Тесс Герритсен  13  Глава 14 : Тесс Герритсен
 14  Использовалась литература : Телохранитель для невесты    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.