Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8 : Тесс Герритсен

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14

вы читаете книгу




Глава 8

— О господи, — воскликнул Джиллис, — ты действительно не оставил от этой махины камня на камне!

Они стояли на улице, за желтой лентой, натянутой полицейскими, ожидая, когда команда криминалистов, наконец, будет в полном сборе. Многоквартирный жилой дом — вернее, то, что от него осталось, — уже осмотрели на предмет других бомб, так что теперь наступил момент для шоу Эрни Такеды. Кстати, сам Эрни в данный момент был занят тем, что чертил сетку поиска, раздавал пластиковые мешки для сбора вещдоков и конкретные задания специалистам из криминалистической лаборатории.

Сэм знал, что они найдут. Следы динамита марки «Дюпон». Полоски зеленой изоленты шириной два дюйма. Кусок бикфордова шнура. То есть те самые компоненты, что и после взрывов в церкви и на складе.

Как и в случае с предыдущими взрывными устройствами, творениями рук покойного Винсента Спектера.

«Интересно, Винсент, кто твой наследник? — задался про себя вопросом Сэм. — Кому ты передал секреты своего ремесла? И почему в качестве жертвы избрал Нину Кормье?»

От одной только попытки разрешить эту загадку у него тотчас разболелась голова. Его по-прежнему с ног до головы покрывала пыль, на щеке синяк, сама щека распухла, а левое ухо до сих пор было заложено. Впрочем, оснований жаловаться у него не было. Слава богу, что остался жив.

В отличие от него Нине повезло куда меньше.

— Мы должны ее найти, — произнес он твердо, — прежде, чем ее найдет злоумышленник.

— Мы проверили ее родных, — ответил Джиллис, — отца, мать, сестру. Она нигде не объявилась.

— Тогда куда, черт возьми, она пропала? — Сэм принялся нервно расхаживать вдоль желтой ленты ограждения. Он был встревожен и взбудоражен одновременно. — Она выходит из полицейского управления, возможно, ловит такси или садится в автобус. И что потом? Каковы ее дальнейшие действия?

— Когда у моей жены дурное настроение, она отправляется в поход по магазинам, — ответил Джиллис с надеждой в голосе.

— Попробую еще раз позвонить ее родным. — Сэм повернулся к своей машине. — Может, она в конце концов где-то объявилась.

Он уже было протянул руку внутрь салона, чтобы взять телефон, как неожиданно застыл на месте, устремив взгляд на толпу зевак. В дальнем конце улицы застыла невысокая темноволосая фигурка. И хотя их разделяло приличное расстояние, он сумел прочесть на ее бледном лице нескрываемый ужас.

— Нина, — прошептал он и, бесцеремонно расталкивая людей, двинулся в ее сторону. — Нина!

Она заметила его, заметила, как он, работая локтями, пробирался к ней сквозь толпу зевак. Она тоже двинулась ему навстречу. Еще немного — и она бросилась ему на шею. В этот момент мир для Сэма перестал существовать, была только эта женщина, которую он сжимал в объятиях. Какое это было счастье — прижимать ее к себе, и как легко ее потерять!

Внезапно до него дошло: черт, да ведь он делает это на глазах у посторонних людей! Толпа надвигалась на них.

— Я сейчас увезу тебя отсюда, — произнес он и, обняв за плечи, повел к машине. И пока шел, всматривался в лица, пытался засечь любое неожиданное движение.

Лишь усадив Нину на сиденье «форда», он позволил себе вздохнуть с облегчением.

— Джиллис! — крикнул он. — Поручаю это дело тебе.

— А ты куда собрался?

— Отвезу ее куда-нибудь.

— Но ведь…

Сэм не стал продолжать разговор. Вместо этого он вырулил на соседнюю улицу и покатил прочь.

В северном направлении от города.

Нина в упор разглядывала его: синяк на щеке, припорошенные пылью волосы.

— Боже мой, Сэм, — прошептала она. — Тебе, наверно, больно!

— Слегка оглох на одно ухо, а в остальном ничего страшного. — Он покосился на Нину и понял, что не убедил ее. — Успел выскочить, прежде чем дом рванул к чертовой матери. Детонатор был с задержкой в пять минут. Приводился в действие открыванием входной двери, — пояснил он и, помолчав немного, добавил: — Это предназначалось тебе.

Нина промолчала. Впрочем, она все поняла и без слов, достаточно было посмотреть ей в глаза. Этот взрыв не ошибка и не случайность. На этот раз жертвой должна была стать она, и никто другой. Отрицать это просто глупо.

— Мы рассматриваем все возможные версии, — произнес Сэм. — Йетс снова допросит Даниэлу, но, как мне кажется, это ни к чему не приведет. У нас имеются неполные отпечатки пальцев с бомбы, которая взорвалась на складе, и мы со дня на день ждем сообщения о том, кому они принадлежат. До тех пор для нас самое главное, чтобы с тобой ничего не случилось. А это значит, что ты сама должна нам в этом деле помочь. Делай то, что я скажу.

Сэм устало вздохнул и еще сильнее впился пальцами в руль.

— Это совсем не умно с твоей стороны, Нина. Я имею в виду то, что ты сделала сегодня.

— Я разозлилась. Мне нужно было немного побыть одной, подальше от вас, копов.

— И поэтому ты убежала из управления? Даже не сказав мне, куда направляешься?

— Ты бросил меня на съедение волкам, Сэм. Я испугалась, что Йетс наденет на меня наручники. Ты ведь сам отвел меня к нему.

— А что мне оставалось делать? Так или иначе, но он должен был тебя допросить.

— Он считает, что во всем виновата я. А поскольку он в этом уверен, я подумала, что… Я подумала, что и у тебя имеются на этот счет сомнения…

— Нет у меня никаких сомнений, — произнес Сэм недрогнувшим голосом. — По крайней мере, в том, что касается тебя. А после последнего взрыва, думаю, их не осталось и у Йетса. Потому что ты — жертва.

Впереди замаячил поворот на 95-ю трассу. Недолго думая Сэм свернул.

— Куда мы едем? — поинтересовалась Нина.

— Хочу увезти тебя подальше из города. В Портленде тебе оставаться опасно. Я выбрал подходящее местечко. Рыбацкий лагерь на озере Коулмэн. Я там бываю вот уже несколько лет. Удобства минимальные, зато можешь оставаться там столько, сколько сочтешь нужным.

— Так ты оставишь меня там одну, а сам уедешь? — спросила Нина.

— Меня ждет работа, и другого способа найти ответы на вопросы не существует. Если я, конечно, доведу это дело до конца.

— Что ж, пожалуй, ты прав. — Взгляд Нины был устремлен на дорогу. — Иногда я забываю, что ты полицейский.

Он стоял в глубине толпы на другой стороне улицы, наблюдая за тем, как команда криминалистов суетится, снует туда-сюда с пакетами для сбора улик и блокнотами. Судя по осколкам стекла и битому кирпичу на тротуаре, взрыв получился очень даже впечатляющим. Впрочем, так оно и было задумано.

Плохо то, что Нина Кормье осталась в живых.

Он заметил ее всего несколько секунд назад, когда ее провел сквозь толпу детектив Сэм Наварро. Наварро он узнал с первого взгляда. Вот уже несколько лет он пристально следил за его карьерой, читал все газетные публикации о работе антитеррористического отдела. Было ему известно и про Гордона Джиллиса и Эрни Такеду. Ему полагалось это знать. Ведь это были его враги, а хороший солдат должен знать своих врагов.

Наварро помог женщине сесть в машину. Было в этой заботе нечто подозрительное — не в привычках Наварро крутить с бабенками романы на работе. Копы его типа — в первую очередь профессионалы. Интересно, что это случилось в последнее время с блюстителями закона?

Посадив женщину в машину, Наварро сел с ней рядом и укатил прочь. Следовать за ними не имело смысла, наверняка вскоре подвернется новая возможность.

А пока его ждет работа, и на то, чтобы ее завершить, у него всего два дня.

Он потуже натянул перчатки и, выскользнув из толпы, никем не замеченный зашагал прочь.

Билли «Снежный человек» Бинфорд был доволен. Он даже расплылся в улыбке, глядя на своего адвоката, сидевшего по ту строну плексигласового барьера.

— Все будет прекрасно, Дарьен, — заявил Билли. — У меня все схвачено. Ты, главное, хорошенько поторгуйся об условиях апелляции. Чтобы мне как можно скорее вырваться от сюда.

Дарьен покачал головой:

— Я тебе уже сказал, Лиддел не намерен идти ни на какие уступки. И он сделает все для того, чтобы тебя осудили.

— Дарьен, Дарьен, где твоя вера?

— Веры нет, зато у меня четкое видение реальности. Лиддел метит занять кресло повыше. И ради этого он готов упечь тебя за решетку.

— Ему никого туда не упечь. Особенно после того, что случится в субботу.

— Что?

— Ладно, ты ничего не слышал. И я тебе ничего не говорил. Но поверь мне на слово. С Лидделом проблем не будет.

— Не хочу ничего знать! Даже не рассказывай!

Билли в упор посмотрел на своего адвоката — в его взгляде читались одновременно и жалость, и легкое лукавство.

— Знаешь, что я тебе скажу? Ты как та обезьяна, зажавшая лапами уши. Ничего дурного даже слышать не желаю. Спасибо тебе.

— Ты прав, — согласился Дарьен и с несчастным видом кивнул. — Это точно про меня.

В камине потрескивал огонь, но Нина все равно продрогла до костей. Снаружи стало совсем темно, последние лучи закатного солнца освещали темные силуэты сосен. С другой стороны озера, словно с того света, доносились крики диких уток. Лес никогда не вызывал в ней чувство страха. Не боялась она также темноты или одиночества. Но сегодня ей почему-то было страшно; не хотелось, чтобы Сэм уезжал. Впрочем, она знала, что он вынужден это сделать.

Вскоре он вернулся в рыбацкий домик с охапкой дров и сложил их перед печкой.

— Думаю, тебе этого хватит на несколько дней, — пояснил он. — Я только что разговаривал с Генри Пирлом и его женой. Их домик расположен чуть дальше по дороге. Они пообещали, что будут несколько раз в день проверять, как у тебя дела. Я знаком с ними вот уже несколько лет, так что на них можно положиться. Если тебе что-то понадобится, просто постучи к ним в дверь.

Сэм сложил дрова у камина и отряхнул с рук грязь. Нина пристально посмотрела на него: рукава рубашки закатаны, на брюки налипли опилки. Глядя на него, скорее можно было подумать, что перед ней лесоруб, а не блюститель закона. Сэм подкинул в огонь еще одно березовое бревно. Пламя тотчас вспыхнуло еще ярче и рассыпалось трескучим фонтаном искр. Сэм повернулся к Нине. На фоне пламени было трудно разглядеть выражение его лица.

— Не переживай, — произнес он, — здесь ты в безопасности. Я бы никогда не оставил тебя здесь одну, будь у меня хотя бы малейшие сомнения.

Нина кивнула и заставила себя улыбнуться:

— Со мной все будет в порядке.

— На кухне есть удочка и коробка со снастями, на тот случай, если тебе захочется помериться силами с форелью. Кстати, одежда в шкафу в твоем полном распоряжении, можешь надевать все, что угодно. Понятное дело, что она тебе велика, но, по крайней мере, ты в ней не замерзнешь. А завтра жена Генри принесет тебе что-нибудь из женской одежды. — Сэм на минуту умолк и усмехнулся. — Впрочем, она тебе тоже вряд ли придется впору. Потому что его жена в два раза меня толще.

— Ничего, как-нибудь обойдусь. Не переживай за меня.

На какое-то время воцарилось молчание. Оба знали, что сказать больше нечего, но Сэм все равно не спешил уходить. Он обвел взглядом комнату, как будто искал причину, чтобы задержаться здесь подольше. Впрочем, Нина была бы не против, если бы он остался с ней.

— До города далеко, — наконец произнесла она. — Думаю, тебе не помешает перекусить, прежде чем отправляться в путь. Может, мне что-нибудь для тебя приготовить? Как ты смотришь на такой кулинарный изыск, как макароны с сыром?

Сэм улыбнулся:

— Отвечу согласием на все, что угодно.

В кухне они рассортировали припасы, купленные в супермаркете по пути сюда. Немного терпения и ловкости рук, и вскоре вечерний стол украсил омлет с грибами, французский батон и бутылка вина. Электричество еще не дошло до этого берега озера, поэтому готовить пришлось на керосинке. Тем временем за окном сумерки сменились ночной тьмой, наполненной стрекотом сверчков.

Нина посмотрела на него через стол. Освещенное керосиновой лампой, лицо Сэма приобрело красноватый оттенок. Нина сосредоточила взгляд на кровоподтеке на его щеке. Ей не давала покоя мысль, что сегодня днем он лишь чудом избежал смерти. Впрочем, такая уж у него работа — все время подвергать себя риску. Бомбы. Смерть. Это безумие, подумала она, искренне недоумевая, как может человек в своем уме по собственной воле ежедневно рисковать своей жизнью. «Сумасшедшие копы, — подумала она. — Впрочем, я сама не лучше, потому что, похоже, влюбилась в этого парня».

Она сделала глоток вина, едва ли не кожей ощущая его присутствие в комнате. А еще то, что ее тянет к нему, тянет так сильно, что она даже забыла про еду.

Она поспешила напомнить себе, что он просто делает свою работу, что для него она не более как часть загадки, которую он пытается разгадать. Увы, вопреки собственным мыслям она тотчас представила себя вместе с ним — за столом, с бутылкой вина. Здесь, на берегу озера. Свечи. Смех. И дети. Ей почему-то подумалось, что из него вышел бы хороший отец. Он был бы с ними добр и терпелив, точно так же, как сейчас с ней.

«Откуда мне это известно? Это чистой воды фантазия. Плод моего воображения».

Она протянула руку, чтобы подлить Сэму вина. Но он закрыл стакан ладонью:

— Мне еще вести машину.

— Ах да, как это я забыла! — нервно усмехнулась она и поставила бутылку на стол. Затем, чтобы как-то занять руки, сложила и вновь расправила салфетку. Какое-то время оба не проронили не слова. И старались не смотреть друг на друга. По крайней мере, Нина тупо продолжала рассматривать столешницу.

Когда же, наконец, она осмелилась поднять глаза, то поймала на себе его пристальный взгляд. Он смотрел на нее, но не так, как смотрит коп на свидетельницу, на загадку, которую предстоит разгадать.

Он смотрел на нее так, как смотрит мужчина на женщину, которую хочет.

— Мне пора, — торопливо произнес он.

— Понимаю.

— Пока еще не слишком поздно.

— Да нет, еще очень даже рано.

— Мне срочно нужно назад в город.

Она прикусила губу и ничего не сказала. Разумеется, он прав. Его ждут в городе. Он нужен там всем. Она же была лишь крохотной частью загадки, которая лишь временно требовала его внимания. Сейчас она в безопасности, и он может вернуться к своим настоящим делам, своим настоящим заботам.

Впрочем, похоже, ему не хочется уезжать отсюда. Он даже не отодвинул от стола стул, не отвел от нее глаз. Если из них двоих кто-то и отводил взгляд, то только она. Нина нервно сжала в руке стакан с вином.

Сэм тотчас потянулся к ней и взял ее за руку. От неожиданности она даже вздрогнула. Не говоря ни слова, он забрал у нее стакан и поставил на стол. Затем поднял ее руку, ладонью вверх и легонько поцеловал ее запястье. Прикосновение его губ, легкая щекотка его дыхания — все это было мучительным и сладким одновременно. Если он, поцеловав всего один квадратный дюйм ее кожи, привел ее в такое смятение, то что бы он сделал с нею всей?

Нина закрыла глаза и негромко простонала.

— Я не хочу, чтобы ты уезжал, — прошептала она.

— Если я останусь, будет только хуже.

— Но почему?

— Вот почему, — ответил он и вновь коснулся губами ее запястья. — И вот почему. — Его губы переместились чуть ближе к локтю. Его жесткая щетина приятно щекотала ее нежную кожу. — Это ошибка. Ты это знаешь. Я это знаю.

— Но люди только и делают, что совершают ошибки, — возразила Нина. — Я, например, иногда даже не жалею о них.

Он посмотрел ей в глаза и прочел в них одновременно и страх, и смелость. Она ничего от него не прятала, наоборот, открывала себя всю. Да и вообще, такой голод, какой читался в ее глазах, было бы невозможно спрятать.

Сэм встал из-за стола. Нина последовала его примеру.

Он притянул ее к себе и, взяв ее лицо в свои ладони, впился ей в губы. От его поцелуя, пропитанного вкусом вина и желания, у нее подкосились ноги. Чтобы не упасть, она прижалась к Сэму и положила руки ему на плечи. Не успела она перевести дыхание, как он уже целовал ее снова, еще более жадно и горячо. Соприкасались не только их губы, соприкасались их тела. Его руки скользнули по ее талии к бедрам. Ему не было необходимости прижимать ее к себе, чтобы она почувствовала его возбуждение. Потому что она его чувствовала, и это распалило ее еще больше.

— Если мы еще можем остановиться, — произнес он, — то лучше это сделать сейчас.

Она ответила на его слова поцелуем, в котором потонули любые остатки сомнений. Необходимость в словах отпала, разговор теперь вели их тела.

Охваченные страстью, они принялись срывать друг с друга одежду, чтобы наконец ощутить прикосновение разгоряченной кожи. Почти не прекращая поцелуя, они сумели дойти до соседней комнаты. Пламя в камине почти догорело, остались лишь теплые, красные угли. По-прежнему впившись в ее губы, он откинул с дивана покрывало и бросил его на пол рядом с очагом.

Глядя друг другу в глаза, они опустились на колени перед угасающими углями. На его обнаженных плечах играли тени. Желание грозило испепелить ее. Тело жаждало его прикосновений, но эти движения были медленны, словно он нарочно не спешил, пытаясь растянуть удовольствие от ее близости. Не сводя с нее пристального взгляда, он наблюдал, как она расстегнула лифчик и сбросила его на пол. Он потянулся, чтобы взять ее грудь в свои ладони, легонько потянул за сосок. От удовольствия Нина откинула голову назад и негромко застонала. Прикосновение было нежным и легким, но даже оно лишило ее остатка сил. И она сдалась. Он слегка подтолкнул ее, и она откинулась на покрывало.

Ощущение было такое, будто ее тело сделалось жидким. Сэм расстегнул «молнию» на ее джинсах и стащил их с бедер. Шурша шелком, трусики соскользнули на пол сами. Теперь она лежала перед ним совершенно обнаженная, и только кожа ее отливала розовым в свете отблесков угасающего очага.

— Я столько мечтал о тебе, — прошептал он, и рука его скользнула к темному треугольнику внизу ее живота. — Прошлой ночью, когда ты была у меня дома, мне так хотелось тебя. Хотелось трогать тебя так, как я трогаю тебя сейчас. А потом я проснулся и сказал себе, что этого никогда не будет. Что это всего лишь плод моих фантазий. Что я просто внушил себе это желание. И вот теперь мы здесь с тобой… — Он нагнулся и поцеловал ее в губы. — Наверно, мы это все-таки зря.

— Неправда, не зря. Продолжай.

— Мне хочется того же, чего и тебе. Если не больше, — прошептал он в ответ. — Впрочем, как бы мы потом не пожалели об этом.

— Даже если и пожалеем, то это будет потом, а не сейчас. Сегодня есть только ты и я. Давай представим, что, кроме нас, в этом мире больше ничего и никого нет.

Он вновь поцеловал ее, и на этот раз его рука скользнула между ее ног. Его пальцы тотчас нащупали ее влагу и погрузились еще глубже в горячие, влажные лепестки. Нина простонала от удовольствия, не в силах больше сдерживать себя. Сэм скользнул внутрь еще одним пальцем и почувствовал, как она напряглась, а по ее телу пробежала дрожь. Она была готова принять его, но он не спешил, ему хотелось, чтобы мгновения с ней растянулись на целую вечность.

Он убрал руку, но лишь затем, чтобы снять с себя остатки одежды. Когда же он опустился перед ней на колени, она негромко ахнула от восхищения. Боже, как он прекрасен! Причем не только телом, но и душой. Она видела это в его глазах, излучавших тепло и участие. До этого момента красота его души была от нее скрыта за маской крутого копа. Теперь же он не мог ничего от нее утаить. Он был перед ней как на ладони.

Впрочем, и она тоже — перед ним.

Ей было слишком хорошо, чтобы думать о каких-то приличиях. Его пальцы, дразня, нашли ее снова, и она со стоном откинулась на спину, объятая желанием. Все ее тело жаждало как можно скорее соединиться с ним.

— Прошу тебя, Сэм, — прошептала она, — Я не…

Он не дал ей договорить и, продолжая ласкать и мучить ее рукой, впился ей в губы жадным поцелуем. Так продолжалось еще несколько минут, пока она, казалось, не была готова взорваться от желания.

Лишь когда она уже почти достигла вершины наслаждения, он убрал руку и, раздвинув ей бедра, вошел в нее.

Она обвила его ногами, и они вместе, в едином ритме устремились к вершине блаженства. А когда достигли ее, то Нине показалось, будто она находится в удивительно приятном свободном падении. Обняв друг друга, они продолжали парить, пока постепенно, нежно и мягко, не вернулись на грешную землю.

Нина тотчас уснула в его объятиях. Проснулась она гораздо позже, оттого что озябла. Огонь в камине потух. И хотя она была завернута в плед, ее била легкая дрожь.

Потому что она была одна.

Набросив на плечи плед, она прошла в кухню и посмотрела в окно. Лунного света оказалось достаточно, чтобы понять: машины Сэма на месте нет. Значит, он вернулся в город.

«Я уже скучаю по нему», — подумала Нина. Его отсутствие показалось ей сродни темной, глубокой пропасти, что пролегла через ее жизнь.

Она вернулась в спальню, забралась под одеяла и попыталась унять дрожь. Увы, бесполезно. Уехав от нее, Сэм забрал с собой все тепло. И всю радость.

При мысли, что его отсутствие угнетает ее, Нине сделалось не по себе. В ее планы не входило влюбиться в этого красавца. Это было бы слишком. Сегодня они просто доставили друг другу удовольствие, потому что того требовали их тела. Что ж, как любовник он превосходен.

Но как любимый мужчина — нет, он явно не для нее.

Неудивительно, что он тайком улизнул. Он, как и она, тоже знал, что это ошибка. И в эти минуты, возможно, сожалеет обо всем.

Нина плотнее завернулась в одеяло и попыталась уснуть. Однако похоже, что она скорее дождется рассвета, чем уснет. Впрочем, какая разница, лишь бы ей стало хотя бы капельку легче после его отъезда.

Но холодная ночь, казалось, тянулась бесконечно.

Нет, он совершил ошибку. Глупую, непростительную ошибку.

Всю дорогу назад в Портленд, пока он вел машину по темному, пустынному шоссе, Сэм спрашивал себя, как он допустил такое.

Нет, он отлично понимал, как это случилось. Притяжение между ними было столь сильным, что ему было невозможно противостоять. Их неумолимо тянуло друг к другу с первого дня знакомства. Он пытался бороться с собой, постоянно напоминал себе, что он полицейский и находится при исполнении, она — лишь ключевой элемент в расследовании. Хороший полицейский никогда бы не попал в такую западню.

А Сэм привык думать, что он хороший полицейский. Теперь же он знал, что подвержен человеческим слабостям, что Нина — искушение, которому он не смог противостоять. Не исключено, что пострадает все расследование, поскольку он уже утратил объективность.

А все потому, что эта женщина слишком много для него значит.

Нет, пострадает не только расследование, пострадает и он сам, и виноват в этом будет только он, и никто другой. Нина была напугана, неудивительно, что она нашла в его лице защитника и утешителя. Ему же не следовало подпускать ее на близкое расстояние, наоборот, он должен был держать свои порывы в узде. Вместо этого он поддался минутной страсти и вот теперь не может думать ни о чем другом, кроме этой женщины.

Сэм стиснул руль и заставил себя сосредоточиться на дороге. И на случае, который расследовал.

К часу ночи он вернулся в город, в половине второго уже сидел за своим рабочим столом, изучая предварительные отчеты Эрни Такеды. Как он и ожидал, бомба в квартире Нины была из того же разряда, что и взрывные устройства в церкви и на складе. Единственная разница состояла в способе детонации. Бомба на складе была снабжена элементарным таймером. Бомбу, принесенную в церковь, замаскировали под подарок, который должен был взорваться, когда кто-то попробует его развернуть. Взрывное устройство в квартире Нины приводила в действие входная дверь. А этот «пиротехник» парень изобретательный. Каких только способов не выдумал, чтобы взорвать бомбу! Каждое взрывное устройство предназначалось для конкретной ситуации, а это значит, что преступник не просто ловок и хитроумен, но и крайне опасен.

Домой Сэм вернулся лишь в пять утра — хотелось успеть немного вздремнуть. Потому что в восемь ему снова на работу, на утреннюю планерку.

Три взрыва за две недели. Явный перебор. Усталость и напряжение читались на лицах всех, кто сидел за круглым столом. Джиллис сидел с каким-то побитым видом, шеф Куперсмит был готов в любую минуту сорваться на крик, и даже обычно непробиваемый Эрни Такеда демонстрировал признаки раздражения. Частично тому причиной было присутствие двух федеральных агентов из отдела по борьбе с нелегальным сбытом алкоголя, наркотиков и оружия. Глядя на них, Сэм подумал: эти два напыщенных индюка всем своим видом пытаются показать, что их приезд облагодетельствовал такую захолустную дыру, как Портленд.

Но больше всего раздражало присутствие окружного прокурора, Норма Лиддела, старого зануды и вечной занозы в заднице у полиции.

Лиддел потрясал утренним выпуском «Нью-Йорк таймс».

— Вы только взгляните на заголовки! — кипятился он. — «Портленд, штат Мэн, новая столица взрывных устройств». Вот что в Нью-Йорке пишут про нас! Про нас! — И он со злостью швырнул газету на стол. — Что, черт побери, происходит в этом городе? Кто этот чертов злоумышленник?

— Если хотите, мы можем предоставить вам его психологический портрет, — предложил один из федералов. — Это мужчина, довольно умный…

— Я и без вас знаю, что он довольно умный! — перебил его Лиддел. — Гораздо умнее всех нас, вместе взятых! Мне не нужен ваш психологический портрет! Я хочу знать, кто он такой! Скажите, кто-нибудь из присутствующих может назвать мне его имя?

За столом воцарилась тишина.

— Нам известно, кого он пытается убить, — первым нарушил молчание Сэм.

— Вы имеете в виду эту Кормье? — Лиддел презрительно фыркнул. — Почему же тогда до сих пор никто не смог мне внятно объяснить, зачем она понадобилась нашему преступнику?

— И тем не менее ему нужна именно она. И поэтому она — единственное связующее звено между злоумышленником и нами.

— А как насчет бомбы на складе? — не удержался подпустить шпильку Куперсмит. — Какое отношение имеет ваша Кормье к этому взрыву?

— Пока не знаю, — честно признался Сэм.

— А я готов делать ставки десять к одному, что взрыв на складе дело рук Билли Бинфорда и его подручных! — с жаром воскликнул Лиддел. — Это был бы вполне логичный шаг с его стороны. Запугать свидетеля обвинения. Скажите, эта ваша Кормье как-то связана с Бинфордом?

— Она знает о нем лишь из газет, — ответил Сэм. — Никакой связи нет.

— А ее родственники? Вдруг кто-то из них как-то связан с ним?

— Здесь тоже все чисто, — подал голос Джиллис. — Мы проверили финансовое состояние всей семьи — отца, матери, отчима, мачехи. И ничего не нашли. Никаких даже отдаленных связей с Бинфордом. Ее бывший жених также чист.

Лиддел откинулся в кресле:

— Эх, чует мое сердце, что нас ждут новые неприятности. Бинфорд явно затеял большую игру.

— Откуда вам это известно? — поинтересовался Куперсмит.

— У меня свои источники, — ответил Лиддел и покачал головой. — Я наконец упрятал за решетку Снежного человека, а он по-прежнему правит своей империей, даже из тюремной камеры, и ему плевать на правосудие. Я уверен, что взрыв на складе — это часть его тактики. Он пытается запугать нас, пытается запугать свидетелей. И если я не добьюсь, чтобы ему дали срок, через несколько месяцев он вновь будет гулять на свободе. И тогда он начнет запугивать свидетелей лично.

— Но ведь дело вроде идет к тому, что срок ему все же дадут, — успокоил прокурора Куперсмит. — У вас есть надежные свидетели, необходимые финансовые улики. Да и судью вы назначили неподкупного.

— Все верно, но Бинфорд даже из-за решетки мутит воду, — возразил Лиддел. — Этот мерзавец явно прячет в рукаве козырной туз. Вот только хотел бы я знать, что это такое. — С этими словами окружной прокурор посмотрел на Сэма. — Где вы прячете эту свою Кормье?

— В надежном месте, — ответил Сэм.

— И вы не желаете разглашать тайну, я правильно понял?

— В данных обстоятельствах я предпочитаю, чтобы в курсе местонахождения мисс Кормье были лишь два человека — я и Джиллис. Если у вас есть к ней вопросы, я могу их задать ей вместо вас.

— Я всего лишь хочу знать, какое отношение она имеет к этим взрывам. Зачем Снежному человеку понадобилось ее убивать?

— А что, если Бинфорд здесь ни при чем? — вопросом на вопрос ответил Сэм. — Он в тюрьме, а к взрывам причастен кто-то другой, только мы не знаем, кто именно.

— В таком случае найдите его мне, — огрызнулся Лиддел. — Прежде чем Портленд прославится на всю Америку, как какой-нибудь Бейрут.

С этими словами окружной прокурор поднялся из-за стола, давая понять, что планерка окончена.

— Через месяц Бинфорд предстанет перед судом. И я не желаю, чтобы моих свидетелей запугивали новыми взрывами. Так что давайте ловите вашего злоумышленника, прежде чем он окончательно загубит мне дело, — добавил Лиддел и вышел вон.

— Да, год выборов — это сущий ад, — пробормотал Джиллис. Народ тем временем гуськом выходил из конференц-зала.

— Наварро, можно тебя на минутку? — произнес Куперсмит.

Сэм внутренне напрягся. Он знал, что сейчас последует. Куперсмит закрыл дверь и повернулся к нему лицом:

— Ты и эта Кормье. Что там между вами?

— Она нуждается в защите. Вот я и взял над ней шефство.

— Ах, теперь это так называется.

Сэм устало вздохнул:

— Согласен, наверно, я проявляю о ней больше заботы, чем нужно.

— Вот и мне тоже так показалось. — Куперсмит покачал головой. — Сэм, ведь ты же умный парень. Зачем тебе это нужно? Такие ошибки — удел новичков. Но тебе-то, с твоим опытом?

— Понимаю.

— Это чревато неприятностями для вас обоих. Мне придется отстранить тебя от расследования.

— Нет, я должен продолжить начатое.

— Из-за этой женщины?

— Потому что я хочу поймать преступника. И я его поймаю.

— Прекрасно, главное — держись подальше от Нины Кормье. По идее я не должен давать тебе такие советы, ты и сам все знаешь лучше меня. Уж кто-кто, а ты-то должен знать, если такое случается, жди неприятностей. Сейчас ты воображаешь себя этаким Джоном Уэйном, но, как только все будет кончено, она увидит, что ты простой смертный, как и все мы. Мой тебе совет, одумайся, Сэм. Эта Кормье — бабенка смазливая, да и папаша у нее денежный мешок. Наш брат полицейский ей не нужен.

«Что ж, он прав, — подумал Сэм, — да я и сам это знаю по личному опыту. Неприятности не заставят себя ждать».

Неожиданно дверь, ведущая в конференц-зал, распахнулась, и на пороге появился Такеда. Было видно, что он чем-то взволнован.

— Вы не поверите! — воскликнул он, размахивая листом бумаги для факсов.

— Что случилось?

— Данные криминалистической лаборатории! Они только что установили, кому принадлежат отпечатки пальцев на осколке бомбы.

— И кому же?

— Полное совпадение. Это Винсент Спектер!

— Быть того не может! — воскликнул Сэм и, выхватив лист бумаги из рук Такеды, пробежал глазами факс. То, что в нем говорилось, не оставляло сомнений в том, что они вышли на верный след.

— Это какая-то ошибка, — попытался возразить Куперсмит. — Ведь его тело было найдено и опознано! Он гниет в земле вот уже несколько месяцев!

— Похоже что нет, — отрезал Сэм, отрывая глаза от листа бумаги.


Содержание:
 0  Телохранитель для невесты : Тесс Герритсен  1  Глава 2 : Тесс Герритсен
 2  Глава 3 : Тесс Герритсен  3  Глава 4 : Тесс Герритсен
 4  Глава 5 : Тесс Герритсен  5  Глава 6 : Тесс Герритсен
 6  Глава 7 : Тесс Герритсен  7  вы читаете: Глава 8 : Тесс Герритсен
 8  Глава 9 : Тесс Герритсен  9  Глава 10 : Тесс Герритсен
 10  Глава 11 : Тесс Герритсен  11  Глава 12 : Тесс Герритсен
 12  Глава 13 : Тесс Герритсен  13  Глава 14 : Тесс Герритсен
 14  Использовалась литература : Телохранитель для невесты    



 




sitemap