Детективы и Триллеры : Триллер : 44 : Грегг Гервиц

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




44

Тим осторожно прошел по выложенному плиткой коридору и проскользнул в комнату 17, сверив номер по смятой бумажке, которую зажал в руке. Баурик сидел на кровати, скрестив ноги и накрыв плечи одеялом, как индейский вождь. Он вздрогнул, потом прижал руку к груди, и на его лице промелькнула тень облегчения.

– Ты можешь хоть раз постучать, как нормальный человек?

Тим прижал указательный палец к губам и жестом показал Баурику следовать за собой. Они ушли через задний ход.

Баурик заговорил только после того, как они проехали два квартала.

– Слушай, ты как раз вовремя. Сестра Нидлстикс просто пеной изошла, требуя страховое свидетельство. Задавала кучу вопросов и все такое. Сорок восемь часов содержания тебя никто не трогает, потом начинаются допросы с пристрастием, не лучше Инквизиции.

Он поднял голову. Над их головами проплыл зеленый дорожный знак.

– Куда мы едем?

– У тебя остался электронный пропуск на Моньюмент-Хилл?

Баурик вынул из кармана цепочку для ключей и показал пропуск.

– Там сейчас два парня, которые пытались тебя убить. У них заложник, которого они планируют повесить на дереве. Я собираюсь нанести им визит. Расскажи, что ты знаешь о холме.

Баурик задумчиво присвистнул:

– Единственный вход через передние ворота, потому что забор высокий и по нему идет электрический ток. Это плохая новость. Хорошая новость заключается в том, что ворот с холма не видно и они открываются тихо. Держись подальше от грязной дорожки – она хорошо просматривается. К востоку от нее больше всего кустов, и подъем там круче, так что ты сможешь спрятаться.

– А как насчет памятника? Как на него поднимаются? Лифт-платформа или что-то еще?

– Нет. Карабкаешься по лесам, и все. На задней стороне есть несколько перекладин типа лестницы. Чтобы поднимать материалы, используют шкив, а мусор сбрасывают по специальным трубам.

– Какой там есть инструмент? Чтобы можно было использовать как оружие?

– Наверное, несколько молотков и – кстати! – пескоструйный аппарат. Им можно нехило обстрелять, всю кожу содрать. Еще стальные листы, доски, гвозди. Я покажу.

– Ты останешься внизу. Ты слишком дорого мне достался, чтобы тебя сейчас убили.

– Тебе-то что? – Баурик осмелел. – И вообще, я хочу знать, что происходит?!

– Послушай. – Тим облизал пересохшие губы. – Когда я пришел к тебе домой, чтобы убить тебя, я увидел тебя и почувствовал, словно смотрюсь в зеркало.

Взгляд Баурика заметался по приборной доске.

– Зеркало. А, ну да.

– Посмотри на меня. Не опускай глаза, не отводи взгляд.

Баурик посмотрел на Тима; его лицо побледнело, а руки подергивались.

– Ты думаешь, ты такой плохой, что никто не может смотреть тебе в глаза. Так вот, я могу. Мы оба убивали людей по одинаковым причинам. И я вижу, что ты в начале пути, который может стать искуплением. Готов побиться об заклад.

– А если я не хочу всего этого?

– Если ты свернешь с этого пути, я всегда могу вернуться и пристрелить тебя.

Баурик коротко хохотнул, но его ухмылка исчезла, когда он увидел, что Тим не улыбался.

– Ладно. Искупление. Черт. Ладно. Но ты тоже должен кое-что понять. Потому что, если ты смотришь на меня и думаешь: «Черт, этот парень не так плох, как я полагал, может быть, и я не так плох», – тогда, черт, ты ни хрена не понял. Это путь, а не статус. – Он судорожно вздохнул. – Я и сам ни хрена не знаю об искуплении, но уже достаточно давно иду по этому пути и знаю, что нужно просто продолжать идти.

Они повернули за поворот шоссе и увидели памятник. Темный силуэт вырисовывался на фоне черного неба. Он смотрел на центр города и на 101-е шоссе, как ангел-хранитель. Они доехали до подножия Моньюмент-Хилл, оставили машину на улице и тихо подобрались к воротам. Баурик поднес к панели пропуск, и створки медленно открылись. Они проскользнули внутрь и направились на восток – Баурик впереди, Тим сзади, придерживая бинокль, чтобы тот не стучал ему по груди. Тим забрал Бетти из дома Аиста и почтительно держал ее под мышкой; наушник он обмотал вокруг ручки.

Аист был прав: с холма действительно просматривалась вся местность. Баурик вытянул руку, показывая, как лучше идти по неровному склону холма. Тим кивнул, потом отдал ему «Нокию» и ключи от машины, поймав его взгляд, чтобы убедиться, что Баурик его понял. Жестом приказав ему оставаться на месте, он начал осторожно подниматься вверх. Через какое-то время Тим пополз обратно к дорожке, пробираясь сквозь заросли кустарника, которые заслоняли ему обзор.

Вынырнув, он увидел впереди памятник. Теперь это было законченное дерево, металлические листы закрывали опоры последних ветвей. На плато у подножия памятника Тим заметил припаркованные нос к носу «форд экспедишн» и «Линкольн». Никого видно не было, но Тим различил тихое гудение голосов. Ветер усилился и перекрывал звуки, доносившиеся с вершины. Тим включил Бетти, но она не выявила ничего, кроме гудения ветра.

Между грудами металлических листов показался сначала один, а потом и второй Мастерсон. Ошибиться было невозможно: у обоих были мощные грудные клетки, широкие плечи и воинственная осанка. Первый поставил ногу на козлы для пилки дров и зажег сигарету, опершись на поднятое колено. Горящий кончик сигареты опустился, и рты у обоих зашевелились в разговоре. Судя по всему, настроены они были решительно.

Один из них открыл багажник «экспедишн» и подтолкнул к краю лежавшего там мужчину со связанными руками.

Кинделл.

Мастерсон схватил его за рубашку на спине и с силой потянул из багажника.

Кинделл упал лицом в грязь, и Бетти донесла до Тима его судорожное дыхание.

Роберт и Митчелл что-то обсуждали. За звуками их голосов Тим различил обрывки переговоров по рации: «…засекречен пока… потом возвращайтесь…» По всей вероятности, эти звуки доносились из портативного радио, такого же, как у Аиста на кухне.

Один из братьев поставил ногу на спину Кинделлу – так же естественно, как несколько минут назад поставил ее на козлы. Казалось, в их планах что-то изменилось, потому что второй Мастерсон поднял Кинделла и, качнув его, чтобы он набрал инерцию, швырнул в багажник «Линкольна». Крышка захлопнулась. Тим смотрел во все глаза, но ничего не говорило о том, что в багажнике бомба.

Братья повернулись и исчезли в лабиринте лесов и кусков древесины.

Тим, согнувшись, выбрался из укрытия и начал осторожно пробираться к машинам, виляя влево и вправо, чтобы убедиться, что его никто не заметил. Он добрался до края плато и лежал неподвижно, медленно обводя вокруг себя микрофоном, но не услышал ничего, кроме слабых стонов, доносившихся из багажника.

Он поднялся и быстро перебежал к ближайшему укрытию, нырнув за гору зазубренных кусков металла, бронежилет и красная глинистая грязь недостаточно смягчили падение, и его живот пронзила резкая боль.

Роберта и Митчелла не было. Полиэтиленовая пленка билась на ветру между кучками металлических листов, под ножками козел и вокруг досок. Тим в бинокль оглядел темный памятник, но сквозь леса были видны лишь его очертания. У основания памятника рядом с прожектором он заметил открытую крышку люка.

Тим подобрался к ржавому пескоструйному аппарату. Он слышал, как Кинделл отчаянно бьется в багажнике. Тим еще раз оглядел плато, пристально всматриваясь в груды покореженного металла.

Кинделл в багажнике мог быть приманкой. Тим вытащил из кармана «Некстел» Аиста. А поскольку Митчелл имел привычку держать свой телефон выключенным, Тим выбрал «Р», включил Бетти и набрал номер. Тут же послышалось легкое чириканье телефонного звонка. Тим поводил микрофоном взад и вперед, стараясь найти самый сильный сигнал. Когда он направил его на ствол дерева, над одной из веток раздался звонок, и грубый голос ответил: «Роберт». Тим решил, что Мастерсон готовит петлю для Кинделла.

Тим захлопнул телефон.

Как он и надеялся, Роберт появился на краю лесов возле ветки. Он поднес пальцы к губам и резко свистнул. Из колючего кустарника выглянула голова Митчелла – он обходил основание памятника, проверяя, все ли спокойно.

Прячась за горами металлических листов, Тим добежал до машины. Он попытался открыть багажник «Линкольна», но не сумел. Двери тоже были заперты – до багажника не добраться, не разбив окно. Кинделл ворочался в багажнике:

– Не трогайте меня. Пожалуйста, отпустите меня!

Тим отбежал от машины и скорчился за пескоструйным аппаратом. Он снова включил Бетти и захватил несколько выкриков из разговора Роберта и Митчелла:

– …по телефону Аиста… следи за сканером… приведи мне Кинделла.

Митчелл пошел к машинам; его кольт блестел в темноте. Тим, скорчившийся за пескоструйным аппаратом, был почти у него на дороге. Митчелл подошел к «Линкольну» и стукнул по багажнику ручкой пистолета. Кинделл закричал.

Лицо Митчелла исказилось презрением, и он начал рыться в кармане в поисках ключей.

Тим, держа пистолет у щеки, вышел из укрытия. Митчелл заметил его, и оба мгновенно прицелились друг в друга. Удивительно, но ни один из них не выстрелил.

– Ну, – спросил Митчелл, – что дальше?

– Ты мне скажи.

Ветер усилился. Тим был уверен, что, пока не прозвучат выстрелы, Роберт не услышит их разговор – он был слишком высоко.

Они приблизились друг к другу. Глаза Митчелла метнулись к памятнику, выдавая желание позвать брата. Тим покачал головой, и Митчелл понял, что будет, если он крикнет. Его рука твердо держала оружие; палец лежал на предохранителе. Тим представил, как он сидит в припаркованном фургоне, наблюдая за Джинни, выходящей из школы. Его глаза спокойны, на коленях лежит блокнот. Затем молча следует за ней по улицам, по которым она обычно ходит домой.

Детройтский полицейский, член оперативной группы, взрывотехник на хвосте у семилетней девочки, толком не способной завязать себе шнурки.

Усы Митчелла поднялись в улыбке:

– Не думаю, что ты хочешь бросить пистолеты и разобраться в честном бою, как мужчина с мужчиной.

– Ни за что.

Они медленно двигались по кругу в кольце металлических листов.

– Позволь напомнить, – произнес Тим. – Я делал по девять выстрелов во время боевых действий и девять раз попадал в цель. Восемь из них были смертельными. – Он сделал паузу и облизал губы. – Если мы начнем стрелять, шансов у тебя нет.

Митчелл подумал над этим, вскинув голову.

– Ты прав. Я никудышный стрелок.

Он широко развел руки, и пистолет повис на его большом пальце. Он отбросил его влево, стараясь попасть в пескоструйный аппарат. Пистолет отскочил от металла, едва не задев кнопку «Пуск».

Взгляд Митчелла остановился на стопке металлических листов. Если кто-то и мог поднять стальной лист толщиной в пару сантиметров, то это был Митчелл. Тим не собирался рисковать.

– На колени. Руки широко расставить. Повернись. Руки за голову. Хорошо. Ни звука.

Тим сделал шаг к нему, держа пистолет обеими руками. В последний момент Митчелл развернулся и вскочил. Тим замахнулся и ударил Митчелла кулаком в лицо.

Хрустнули кости.

Митчелл пошатнулся, но не упал. Он бросился на Тима, с силой оттолкнувшись от земли, как разгоняющийся прыгун в высоту. Тим отлетел на груду металла, и Митчелл начал молотить по нему своими огромными кулаками. Удары были еще сокрушительнее, чем Тим себе представлял. Он чувствовал себя так, словно в него на полной скорости въехал автомобиль.

От сильнейшего удара Тим упал на колени. Он понимал, что ему придется застрелить Митчелла, или тот убьет его. Тим вскинул пистолет, но тут к Митчеллу протянулась тень, прыгнула ему на спину, и он повернулся, злобно ударив нападавшего локтем в висок. Пользуясь тем, что Митчелл отвернулся, Тим нанес ему удар пистолетом прямо между ног. Митчелл резко выдохнул воздух и согнулся пополам. Тим встал и с силой ударил Митчелла пистолетом по лицу.

Митчелл упал с открытым ртом на землю; его дыхание поднимало облачка пыли. Возле него шевелился Баурик; на его левом виске выступила кровь. Тим быстро повернулся, чтобы посмотреть, не приближается ли Роберт, но вокруг не раздавалось ни звука, только пластик шелестел на ветру. Баурик перевернулся и встал на четвереньки, морщась от боли. Он протянул руку, вынул пистолет Митчелла из кобуры и направил дуло ему в грудь.

Тим напрягся; у него перехватило дыхание.

Они секунду смотрели друг на друга, потом Баурик сунул пистолет за пояс, сел, опираясь на пятки, и выжидающе уставился на Тима.

Тим взял кусок провода и двойным узлом связал запястья и лодыжки, затянув его за спиной Митчелла. Митчелл смотрел на него одним глазом, блестящим, как зрачок зверя. Тим вставил ему кляп, обыскал и вытащил ключи от машины.

Баурик сидел, упершись руками в колени и наблюдая за действиями Тима. Потом сказал хриплым шепотом:

– Где парень, которого они хотят убить?

Тим указал на багажник «Линкольна».

– Вытащить его оттуда?

Не сводя глаз с памятника, Тим подошел к Баурику и, понизив голос, чтобы не услышал Митчелл, сказал:

– Мы не можем позволить ему шуметь. Он непредсказуем. – Тим бросил Баурику ключи: – Увези отсюда заложника. Не открывай багажник, не разговаривай с ним. Просто отгони машину с холма, спокойно и тихо. Не включай мотор, пока не выедешь за ворота, а через несколько кварталов, припаркуй где-нибудь вне поля зрения и смотри в оба. Не выключай сотовый. Если через час я не позвоню, дозвонись судебному исполнителю Джовальски из Службы судебных исполнителей и расскажи ему, в какую историю я тебя втянул. И на этот раз не возвращайся даже для того, чтобы спасти мою задницу.

Баурик кивнул, скользнул на водительское место и осторожно закрыл дверь. «Линкольн» торжественно покатился вниз с холма.

Тим стер кровь со лба. Один из ударов Митчелла рассек ему лоб у самых корней волос. Будет шрам в пару тому, что остался у него от удара прикладом, полученного в Кандагаре. Другой удар Митчелла пришелся в раненое плечо; оно уже распухло. Тим встал, борясь со слабостью и пустотой в голове, взял телефон Аиста и снова набрал номер Роберта. Бетти проследила звонок до той же ветки, скрытой из виду лесами.

Ему ответил тот же грубый голос:

– Роберт.

Тим повесил трубку и обошел памятник. Когда начнется игра в стрелялки, у Роберта будет тактическое преимущество.

Оставив Бетти на земле, Тим начал карабкаться вверх, стараясь не шуметь. Каждые несколько минут он останавливался и напрягал слух, чтобы определить, где сейчас находится Роберт, но ветер заглушал все звуки. Кое-где недоставало металлических листов, и в пустые просветы был виден полый ствол дерева.

Примерно в ста пятидесяти метрах от земли он остановился, прислонившись к прохладному металлу и зацепившись пальцами за отверстия, через которые должен был проходить свет прожектора. Он увидел, как «линкольн» бесшумно выехал за ворота, как зажглись фары и заработал мотор. Машина уехала.

Тим продолжал подниматься, обнимая дерево и металл. Он слез на одной из платформ, поддерживающих ветку, опустился на колено и снова набрал номер Роберта. Чирикающий звук прозвучал четко и ясно на противоположной стороне от ствола. Тим, не сбрасывая звонок, сунул телефон в карман. Разбежался и с силой оттолкнулся от платформы, приземлился на краю противоположной платформы и прокатившись на спине, встал на колено, выбросив вперед пистолет.

В паре метров от платформы висел телефон Роберта.

Он почувствовал, как внутри у него все сжалось, и его окатило волной паники. Держа «Смит-энд-Вессон» обеими руками, он сделал два шага и заглянул за край платформы. Внизу на земле Роберт бежал к памятнику, засовывая складной нож в футляр на бедре. Чуть дальше Тим увидел Митчелла, который, пошатываясь, шел за Робертом, разматывая провод.

Через плечо у него была перекинута сумка со взрывчаткой.

Тим снова посмотрел вниз, но Роберт уже исчез из вида. Он только успел подумать о том, что его провели, как раздался громкий раскатистый звук, оповещающий о включении прожектора. Ослепительный свет наполнил внутренность дерева, пробиваясь тонкими лучиками из дырок на стволе и на ветвях. Зазоры между металлическими пластинами отбрасывали свет на дно платформы; и он струился вверх через края.

Щурясь от яркого света, Тим заглянул через край платформы и увидел Роберта, который медленно отступал назад, глядя на него сквозь прицел. Пуля пробила дерево, просвистев мимо его головы. Тим распластался на платформе. Вторая пуля пробила платформу в сантиметре от его лица. Он откатился к стволу. Еще два выстрела прошили платформу в нескольких сантиметрах от его тела.

Снова звон металла и хлопок пули. Тим вскрикнул от боли. Его рот тут же закрылся. Свет проходил сквозь прошитую пулями платформу: один луч был в сантиметре от его носа, другой – перед сгибом локтя, а еще два – прямо под ногами. Тим лежал тихо, понимая, что каждое движение делает его уязвимее.

Роберт выпустил еще очередь. Митчелл, опустившись на одно колено, выкладывал взрывчатку из сумки.

Тим поискал взглядом Роберта и дернулся назад как раз в тот момент, когда еще одна пуля пробило дерево в том месте, где только что была его голова.

Тим понял, что если он не уберется с этой платформы, его разнесут на кусочки. Он не мог спуститься по трубе для мусора, отверстие которой смотрело на него с другой стороны платформы: ткань не выдержала бы веса его тела, а если бы он все-таки рискнул это сделать, труба выплюнула бы его прямо к ногам Роберта и Митчелла. Единственный выход – утомительный спуск по стволу.

Тим снова взглянул вниз. Роберт менял положение, Митчелл закончил выкладывать взрывчатку вокруг основания дерева и бежал обратно к сумке.

Чтобы выиграть время, Тим прижал дуло пистолета к одной из дыр и четыре раза выстрелил вслепую. Потом перекатился на спину и еще раз выстрелил в веревку, на которой висел телефон Роберта. «Некстел» упал на платформу.

Тим рассчитал бросок и схватил телефон. Еще два выстрела прошили дерево как раз там, где он только что лежал, заставив его снова распластаться по платформе.

Тяжело дыша, Тим опустил руку в карман и вынул оттуда телефон Аиста. Мучительно медленно подтянул оба телефона к груди, держа их рядом друг с другом. Пули продолжали пробивать леса, отскакивая от металлических креплений.

Тим толкнул ногой доску, висевшую у края платформы, отвлекая Роберта, и снова заглянул в дырку.

Как он и ожидал, Митчелл снова шел к памятнику. Он направлялся к взрывчатке, которую оставил у подножия дерева, с мотком провода в одной руке и острым ножом в другой, зажав во рту детонатор.

Тим нажал кнопку повтора на телефоне Аиста и бросил «Некстел» Роберта в матерчатую трубу для мусора. Он услышал, как телефон зазвонил, падая вниз, и со свистом пролетел по трубе к куче мусора у основания памятника.

Резкий хлопок. Детонатор сработал от радиоимпульса звонящего телефона. Секунда полной тишины, ничего, кроме ветра, бьющего по лесам. А потом раздался вой, переворачивающий все внутри.

Это кричал Роберт.

Тим перекатился и высунул голову за край платформы. Прямо под ним у тела брата стоял на коленях Роберт. Тим ухватился за край платформы, раскачался и пролетел три метра до следующей платформы. Его правая нога, слабая и скользкая от крови, подвернулась, и он упал.

Он услышал, как внизу зарычал Роберт, потом пули начали стучать по платформе. В разные стороны полетели куски дерева. Зазор между металлическими листами в стволе делал нижнюю платформу ослепительно яркой. Тим подтащился к видимой части дерева, пули летали повсюду вокруг него, он сунул руку в зазор и один раз выстрелил прямо вниз, во внутренность дерева.

Взрыв сотряс памятник, прожектор погас. Все погрузилось в темноту.

Тим быстро пробрался к задней стороне дерева. Дым струился из дырок в металле, медленно, как текущая из раны кровь.

Роберт продолжал выть, наугад паля по ветвям.

Тим зацепился носком ноги за противоположную ветку и прижался к дальней стене лесов, потом полуупал, полускользнул вниз. Выстрелы перекрывали звук его падения.

Затем стрельба прекратилась, то ли потому, что кончились патроны, то ли потому, что Роберт обходил основание памятника, приближаясь к Тиму; тишина наполняла воздух, как невыветрившийся запах. Тим соскользнул с самой нижней металлической ветки, пролетев пару метров до земли.

Вытащив зарядник, он снова наполнил барабан пистолета. Кровь просочилась сквозь джинсы. Сознание на мгновение помутилось, в глазах все поплыло. Он попробовал бежать, но его правая нога онемела, и он упал, набрав полный рот грязи. Уцепившись за козлы для пилки дров, поднялся на ноги.

Роберт появился в поле зрения, сжимая в руке пистолет. Полоски мяса свисали с его челюсти, прилипая к разорванному пополам мускулу. Он что-то кричал, его губы были широко раскрытыми и влажными, а усы казались алым разрезом над распахнутым ртом.

Тим бежал, петляя между лесами вокруг подножия ствола. Доски пролетали мимо него и над его головой. Роберт палил в него как сумасшедший. Тим наклонялся, прыгал и уворачивался; пули отскакивали от металла. Он укрылся за стволом дерева, повернулся и прицелился. Роберт, выставив пистолет, появился за поворотом. Продолжая бежать, Тим выстрелил.

Пистолет Роберта поймал его пулю со звоном свинца, встретившегося с железом. От дула отскочили искры, Роберт вскрикнул, и пистолет выпал у него из руки.

Тим повернулся и прямо перед собой увидел кучу мусора высотой по пояс. Он на полном ходу врезался в нее, пыль и гвозди разлетелись в разные стороны. Перелетев через кучу, он сильно ударился о землю, пролетел вперед еще несколько метров и приземлился на спину. Кирпич впился ему в левое бедро. Он посмотрел вверх сквозь облако пыли и увидел дно матерчатой трубы, смотревшее на него, как любопытный глаз.

Он сел и поднял пистолет. Несмотря на падение, у него теперь было преимущество: его пуля должна была повредить пистолет Роберта.

Роберт стоял неподвижно, частично скрытый за горой металлических листов, и просто смотрел на него.

Тим перевел взгляд с покрасневших глаз Роберта на его уверенный рот – слишком уверенный для невооруженного человека, которому целятся в лицо, – и на могучие округлости бицепсов. Рука Роберта шевельнулась, и Тим увидел, что он держит пульт. Зайдя подальше за кучу листов, он кивнул Тиму, на что-то показывая. Тим посмотрел вниз и понял, что кирпич, упирающийся ему в бедро, – это вовсе не кирпич, а блок Си-4. Конечно же, Роберт установил бомбу: он думал, что Тим все еще вверху на памятнике.

Тим поднял голову и выстрелил, но Роберт спрятался за грудой металла, и пуля отскочила от стали. Тим приготовился к взрыву, но взрыва не последовало.

Вместо этого раздался грубый голос Роберта:

– Ты снес Митчу голову, ублюдок. Снес ее полностью.

Тим взглянул на тело Митчелла, на неясное пятно над его шеей. Рядом с ним лежало ружье Роберта, засыпанное красной грязью. Из сумки Митчелла высыпались инструменты. Клей в баллончике с распылителем. Острые держатели для провода. Крошечный блестящий детонатор, вдавленный в землю. Тим поднял детонатор, потирая его большим пальцем.

Полиция скоро будет здесь – освещенное дерево видно на мили вокруг. Но пока Тим не слышал сирен.

В ружье Роберта нет пуль. Пистолет в нерабочем состоянии.

Он не хочет взрывать памятник, понял Тим. Он хочет застрелить меня, но у него не осталось патронов.

Тим покрутил детонатор в руке и закинул его в ствол «Смит-энд-Вессон». Он вошел плотно, со всех сторон касаясь металла. Нужно было что-то, чтобы затолкать его на место. Тим лихорадочно оглядывался вокруг себя, зная, что через мгновение будет поздно. В грязи вокруг него ничего не было. Тим наклонился вперед и стал копаться в куче отбросов. Спазм сдавил его живот.

Ему нужна пуля.

Пальцы Тима начали шарить по бронежилету, пока не нащупали коричневый свинцовый грибок из пистолета Аиста. Маленькая зазубренная девятимиллиметровка.

Она вошла тяжело, острые края оставляли борозды в гладком металлическом стволе дула. Чтобы посадить ее на место, ему пришлось использовать кончик острого крепления для провода. Потом он опустил «Смит-энд-Вессон» на колени, молясь о том, чтобы Роберт не заметил изменившийся вес нашпигованного дула.

Лицо Роберта появилось из тени у груды металла:

– Один щелчок этой кнопки, и тебе конец. Единственный вопрос: хочешь ли ты, чтобы я вместе с тобой взорвал этот памятник?

– Нет, – сказал Тим. – Не хочу.

– Брось мне свой пистолет.

– Не делай этого.

Детонатор взлетел к лицу Роберта, стиснутый в его руке:

– Брось мне свой чертов пистолет.

Тим бросил. Пистолет приземлился в грязь у ботинок Роберта. Роберт шагнул вперед и взял его, целясь дрожащей рукой в Тима. Портативный радиосканер качался на его поясе. Он был выключен.

– Встань.

Тим с трудом поднялся, стараясь не наступать на левую ногу.

Роберт посмотрел на тело брата. Слеза блестела на его нижнем веке.

– Я бы с тобой поразвлекся.

Тим покачнулся, но удержал равновесие.

– Но я не такое животное, как ты. Я бы не оставил твою жену страдать и мучиться наедине с изуродованным трупом. – Роберт пистолетом указал на его торс. – Сними жилет. Я не хочу портить тебе лицо.

Тим стянул куртку и расстегнул жилет. Расходящаяся липучка издала звук, как будто рвалась ткань. Он уронил жилет в грязь и посмотрел на пистолет. На стволе виднелись царапины.

Роберт дулом приказал ему идти вперед, и Тим выступил из тени памятника – слабый, безоружный, истекающий кровью. Участок земли за лесами казался голым, как пустыня.

– Ты или Митчелл – кто из вас встречался с Кинделлом в ту ночь? Кто дал ему информацию о Джинни… когда она шла домой, какой дорогой? – Горло Тима сжалось от отвращения. – Сказал ему, что она – его «тип»?

– Я. – Глаза Роберта были зловещими. – Это был я.

Он нажал на курок.

Тим упал на корточки, прикрывая голову руками.

Взрыв был резким и удивительно громким. Когда Тим поднял голову, Роберт смотрел на него, словно ничего не случилось, его правая рука была вытянута, как и раньше, только запястье было оторвано.

Глаза Роберта остановились на обрубке руки с клубком корней, как у выдернутого сорняка. Потом кровь хлынула из левой стороны его шеи, где блестел кусок шрапнели, прорезавший его сонную артерию. Он прижал целую руку к шее, но поток ринулся меж пальцев.

Тим медленно поднялся и приблизился к нему.

Роберт снова поднял раненую руку и уставился на рану, словно не мог поверить, что кисти не было. Кровь лилась у него по шее, стекая по здоровой руке и капала с локтя. Его глаза стали большими и по-детски обиженными. У Тима перехватило дыхание.

Роберт, пошатываясь, сделал шаг назад и помахал рукой в воздухе в поисках равновесия. Тим взял его за руку и помог опуститься на землю. Он стоял и смотрел на него. Ноги и руки Роберта начали дергаться, и скоро он перестал зажимать дыру на шее.

Он истекал кровью, лежа в грязи.

Тим с минуту постоял между распростертыми телами близнецов. Когда он позвонил Баурику, его голос звучал совершенно ровно:

– Все чисто. Приезжай и забери меня.

Он забрал у Роберта складной нож.

«Линкольн» поднимался на холм, свет фар слепил глаза. Тим оставил тело Роберта и похромал к машине. Баурик остановился, его локоть наполовину высовывался из окна, как у водителя грузовика. Он заглушил мотор, и машина стояла неподвижно в круговороте красноватой пыли.

– Открой багажник, – сказал Тим.

Кинделл затих, но при звуке голоса Тима встрепенулся. Багажник открылся. Он лежал, свернувшись между запасной и пустой канистрами из-под бензина.

Кинделл, который не мог починить проводку, но мог изнасиловать и убить. Кинделл, кто видел Джинни последним, кто был рядом с ней, когда погас свет в ее глазах. Кинделл, полное ничтожество.

– Оставьте меня в покое. Пожалуйста, оставьте меня в покое.

Баурик вышел из машины и встал позади Тима, скрестив руки на груди.

Тим схватился за веревку, связывавшую запястья и лодыжки Кинделла, и вытащил его из машины. Кинделл закричал, когда его плечи чуть не вывернулись из суставов, потом еще раз, когда ударился об землю. Он пытался посмотреть на них через плечо; липкая кожа на его лице дрожала, на щеке был синяк, а одна ноздря была забита грязью.

Он секунду лежал, упираясь лбом в землю. Слюна свисала с его нижней губы. Он задыхался и рычал, как животное, загнанное в угол.

– Не трогайте меня. Не смейте.

Тим вытащил из заднего кармана нож и присел на корточки. Кинделл издал вопль и попытался отползти в сторону, но Тим пригвоздил его к земле, приставив ему нож между лопатками.

Он разрезал веревки, поднялся и отошел. Кинделл продолжал плакать в грязи.

– Убирайся отсюда, – произнес Тим, хотя знал, что Кинделл его не слышит.

Он пнул его ногой, и Кинделл поднял на него глаза. Страх постепенно уходил с его лица.

Тим внятно произнес:

– Проваливай отсюда.

Кинделл поднялся на ноги и стоял, потирая запястья.

– Спасибо. Спасибо. Я обязан вам жизнью.

Он, спотыкаясь, подошел к Тиму и протянул к нему руки в порыве благодарности:

– Мне жаль, что я убил вашу дочь.

Тим слегка качнулся, чтобы удержать равновесие.

Потом сильно ударил его в лицо; костяшки пальцев стукнули по зубам Кинделла. Кинделл завопил и упал. Он лежал, задыхаясь, у него текла кровь, его глаза расширились, а взгляд стал безумным. Его передний зуб свисал с десны на кровавой нити.

– Убирайся отсюда на хрен!

Кинделл поднялся на ноги и немного покачался, уставившись на Тима пустым взглядом.

– Убирайся на хрен!

Тим сделал шаг вперед; Кинделл повернулся и понесся прочь. Тим смотрел ему вслед.

Баурик стоял и смотрел на него; его лицо было бесстрастным.

– Этот парень убил твою дочь?

– Да.

– Если бы ты убил его, тебе бы стало легче?

– Я не знаю.

Баурик воздел к Небу руки – иронический жест мученика, – затем просунул руки в карманы, и они с Тимом стояли друг против друга.

Наконец раздался звук приближающихся полицейских сирен, и далеко внизу на шоссе Тим увидел мерцание огней. Полиция стекалась отовсюду.

Баурик подошел и забрался на пассажирское сиденье «Линкольна». Он терпеливо ждал. Тим взглянул на распростертые в грязи тела, на памятник.

Он сел за руль и развернулся, разбрасывая по плато пыль и гравий. Фары «Линкольна» скользнули мимо валуна у основания памятника. Цитата, вырезанная на его гладкой стороне, теперь была закончена:

«И листья дерева были во исцеление народов.

Откровение 22:2»


Содержание:
 0  Обвинение в убийстве The Kill Clause : Грегг Гервиц  1  2 : Грегг Гервиц
 2  3 : Грегг Гервиц  3  4 : Грегг Гервиц
 4  5 : Грегг Гервиц  5  6 : Грегг Гервиц
 6  7 : Грегг Гервиц  7  8 : Грегг Гервиц
 8  9 : Грегг Гервиц  9  10 : Грегг Гервиц
 10  11 : Грегг Гервиц  11  12 : Грегг Гервиц
 12  13 : Грегг Гервиц  13  14 : Грегг Гервиц
 14  15 : Грегг Гервиц  15  16 : Грегг Гервиц
 16  17 : Грегг Гервиц  17  18 : Грегг Гервиц
 18  19 : Грегг Гервиц  19  20 : Грегг Гервиц
 20  21 : Грегг Гервиц  21  22 : Грегг Гервиц
 22  23 : Грегг Гервиц  23  24 : Грегг Гервиц
 24  25 : Грегг Гервиц  25  26 : Грегг Гервиц
 26  27 : Грегг Гервиц  27  28 : Грегг Гервиц
 28  29 : Грегг Гервиц  29  30 : Грегг Гервиц
 30  31 : Грегг Гервиц  31  32 : Грегг Гервиц
 32  33 : Грегг Гервиц  33  34 : Грегг Гервиц
 34  35 : Грегг Гервиц  35  36 : Грегг Гервиц
 36  37 : Грегг Гервиц  37  38 : Грегг Гервиц
 38  39 : Грегг Гервиц  39  40 : Грегг Гервиц
 40  41 : Грегг Гервиц  41  42 : Грегг Гервиц
 42  43 : Грегг Гервиц  43  вы читаете: 44 : Грегг Гервиц
 44  45 : Грегг Гервиц  45  46 : Грегг Гервиц
 46  47 : Грегг Гервиц    



 




sitemap