Детективы и Триллеры : Триллер : Ренегат.UA : Сергей Гордеев

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу

Когда оказываешься перед выбором, и тебя подталкивают сделать ошибку, а та, которую любишь, живет не только тобой, но ты узнаешь об этом в самый неподходящий момент…

Когда тебя подставили, и нет ни алиби, ни доказательств невиновности, а друг делает карьеру, используя твое доверие в своих подлых планах…

Когда мечта исполняется ценой гибели человека, а сны предвещают смерть…

Когда оружие направлено на врага, но пуля выбирает тебя…

Остается одно — не верить! Тогда появится возможность выжить, а все «доброжелатели» сгорят в аду.

Глава 1. Клуб голых

Иногда кажется, что дождливая осень и затянувшаяся зима стремятся уничтожить украинскую провинцию. Но приходит весна, и все недостатки местного самоуправления скрываются свежей зеленью, прячась в тени благоухающих садов и цветущих растений. Коммунальщики приступают к сбору мусорного урожая, вылезшего из-под растаявших снегов. Перепрыгивая через громадные лужи на тротуарах, слышишь, как из открытых окон проезжающих машин оживленные солнечным теплом водители выкрикивают многоэтажные маты в адрес ремонтников дорожного полотна. Ближе к маю в воздухе растет плотность многоголосого шума разнообразных пернатых и человеческой суеты районного масштаба. Прогуливаясь неизменными за десятки лет улочками, так надышишься ароматными свечками каштанов, что резкий амбр вьетнамской «звездочки» для самого требовательного носа покажется чушью.


В один из таких майских дней начала третьего тысячелетия шел центральной улицей районного городка Александр навстречу компании таких, как он сам, — любителей собраться вечерком в одном из уличных кафе. Они даже название своему неформальному объединению придумали — клуб голых. Почему голых? А потому, что после употреблений разнообразных сортов пива, всяких «отверток» и «штопоров», игривая компашка продолжала свои развлечения в ночных купаниях на местных озерах в том самом виде, как это делали языческие предки на Ивана Купала.

Сексуальная революция в это время на всем постсоветском пространстве была в самом разгаре. Даже усатый Вальдемар, далеко не молодой человек, пытался произвести впечатление на присутствующих девиц, сигая в воду, как бешеный гиппопотам, хватая одну из них себе на плечи и устраивая гонки под хохот и визг женских сопрано. Тут даже сам Чапаев должен был ему позавидовать и за красивые природные усы, и за плавучесть его огромного тела с изящными пассажирками на «борту».

В провинции, где с культурным досугом всегда были большие проблемы, питейные заведения посещают представители всех слоев молодежи. К примеру, Владимир и Андрей, работающие в местном отделении Инвестбанка, любили завершать трудовой день полированием своих финансовых душ в тени пластиковых стен малобюджетного кафе. В таких небольших городках, где каждый прохожий или родственник, или кум, или знакомый друзей, жители спят как бы в одной общей постели, укрываясь единым одеялом, сотканным из местных слухов, сплетен и других провинциальных разговоров. Александр несколько лет был владельцем фирмы «Слинг», и его любые знакомства с банковскими служащими было вполне закономерны и объяснимы.

— Где бы мы еще встретились?! — послышался голос Володи, собиравшегося подсесть к уже хмельному от пива Александру. — Ты надумал уже или как? Сколько еще ждать? Да что я — люди ждут. Или тебе не нужны деньги?

Глядя на обычную физиономию Володьки, никогда не скажешь о его жидовской породе. И водку он трескал, как настоящий мексиканский мачо. Может это и есть тот самый случай, когда украинский климат оказался сильнее вековых генов Авраамовых предков. Видимо, именно эти гены и старались втянуть Саньку в весьма авантюрный проект, а проще говоря, самую обыкновенную финансовую аферу.

— Я не понимаю, что может тебя сдерживать? — продолжил Вовчик, рассматривая собеседника сквозь матовое стекло пивного бокала. — Фирма, которая будет регулярно перечислять деньги на твой счет, обеспечит стабильность финансового потока на сумму от ста до двухсот тысяч гривен в месяц. Твоя задача только снимать деньги и через меня передавать их хозяину, естественно, за вычетом процентов от выполненной работы.

— Привет, пацаны! — перебил банкира усатый Вальдемар. Его руки держали бутылку коньяку и огромный желтый лимон. — Едем сегодня как всегда на ближний карьер? Девчонки уже собрались, ждут фейерверков. Посмотрите, как они стреляют глазками, как отражается вечернее солнце на их обнаженных спинках. Давайте же что-то делать! Свои дела будете решать, когда все желания отсохнут. Не дай Бог, тьфу, тьфу, тьфу.

«Клуб голых» разместился в трех поношенных иномарках и с веселым гиканьем отправился к одному из озер неподалеку от центра.


Солнце уже село за горизонт, когда Вальдемар остановил свой седан возле самой воды. В это время на противоположном берегу озера завершали свою вечернюю «ванну» местные ребята. Торопливо натягивая шорты на еще влажные плавки, они с открытыми ртами разглядывали прелести обнаженных статисток, с визгом выскочивших из машин и мгновенно сбросивших с себя тонкие платьица, лифчики и трусики.

— Вальдемар, спасай нас! — прыгнули в воду две неразлучные лесбиянки, и «крейсер» Вальдемар медленно отчалил от берега, напуская волну на этих русалок. Он протиснул свои руки между их бедрами и подхватил обоих на буксир в большой поход к середине карьера.

— Ты посмотри, как взял?! И не вырвешься, — как бы возмутилась одна дрогнувшим от эротического сюрприза голосом. — Вальдемар, бери нас обоих в жены — не пожалеешь. Будем развлекать тебя с двойным эффектом, а по вечерам делать даблмассаж.

Подобная трескотня разносилась по всему берегу. Саня вышел из воды, накинул на себя рубашку и прилег на прохладную траву. Ночное небо было картинно укрыто мириадами далеких звезд, и дождь метеоров, хорошо видимых в это время года, как и тысячи лет назад, напоминал людям о быстроте и бренности человеческого существования. Рядом за кустами доносился сладкий стон какой-то парочки. Александр невольно присмотрелся. Нет, это была не парочка. Это был целый квартет, который двигался и хлюпал своими телами, будто принимал участие в соревнованиях за звание лучшего в сладкой эстафете. Все именно так и есть, как утверждал Кант, рассуждая о двух поразительных вещах — звездном небе над головой и моральном законе внутри нас.

Кто-то из четверки решил закончить. Квартет без замедления трансформировался в трио. Фигура из темноты приблизилась, и Александр увидел банкира. Обессиленный и взмокший Владимир подошел к машине, достал сигареты и, не обращая внимания на явную несвоевременность, продолжил свой недавний разговор, прерываясь глубокими затяжками табачного дыма.

— Бухгалтерские бумаги будешь выписывать согласно назначением платежей. Счет откроешь в нашем банке. Так я смогу беспрепятственно обеспечить наличкой весь процесс. Документацию подгонишь к правильному балансу. И все мы будем при «бабках». Главное, не забывать оставлять немного на налоги и процент банку за обнал. Решайся!

— Нужно думать, — вырвался из своих метафизических мыслей Александр. — Это не простое дело, как может показаться на первый взгляд. Ты же сам знаешь, что руководители банков по существующей инструкции обязаны сообщать в органы о фактах снятия со счетов больших сумм нала. Мне нужно время, чтобы придумать, как списывать средства с баланса, выстраивая четкую картинку в бухгалтерии на случай проверки. Нужны «левые» печати, договора, накладные, доверенности.

— Думай, но не затягивай. Клиент уйдет. Это же суперлегкие деньги. Поверь, Сань, все будет нормально, — подмигнул Вовчик и пошел к воде смывать запахи прошедшей вакханалии.

Но не тот был настрой у Александра. В его голове все еще доминировали времена, когда он гонял эшелонами по всей стране поваренную соль из Артемовска, подписывал выгодные договора, проводил тройные бартерные операции, разводил лохов, а иногда разводился по глупости и наивности сам. Даже успел создать небольшое производство по упаковке соли в полиэтилен. Помнил он и «черный» август 98-го, когда доллар неожиданно подскочил втрое. Должники не торопились рассчитаться и скупали валюту, в ожидании дальнейшего роста курса, а кредиторы угрожали вендеттой за любую просрочку. Так все с молотка и ушло. Как поет Пугачева: «Было все и ничего нету, и наши лица — лишь отраженье в воде». Тут Саня очень хорошо прочувствовал, какая на вкус водочка и в чем разница между ее названиями. Так прочувствовал, что даже самогон пошел в дело, как рижский бальзам.

Может так «беленькой» все бы и кончилось, если бы не встретилась на его хмельном пути Алена. Красивая, неглупая и, главное, понимающая. Но если есть желание, чтобы такая девушка хоть одним глазком обратила на тебя внимание, нужно не только сопли вытереть, но и на ноги встать, как в прямом, так и в переносном смысле. И Александр понимал, что реальный выход был только один — принять предложение Володи.

Счет в отделении Инвестбанка был открыт с утра, и уже к обеду от фирмы «Инжсервис», партнера по финансовой афере, поступили первые деньги. Согласно договоренности три процента Саша оставлял себе, один законно забирал банк, а остальные деньги Владимир возвращал клиенту, имея с него свой посреднический процент. Такая процедура проходила два-три раза в неделю, а раз в месяц Александр получал бумагу с раскладом материалов до последнего гвоздя и кирпича, которые «Слинг» якобы отпускал клиенту за перечисленные ему для обычного обнала деньги.


— Сегодня на ужин спагетти c токайским соусом и шампиньонами.

— Обожаю грибы, — отрываясь от хитросплетений в накладных, улыбнулся Саня. Очередной месяц подходил к концу, поэтому весь день был посвящен созданию бутафорной бухгалтерии.

— У меня все на столе. Ты скоро? — поинтересовалась Алена, глядя на разбросанные по комнате бланки и договора. — Тебе не тяжело это делать самому?

— Сложного в этом ничего нет. Нужно лишь правильно совместить количество как бы проданного товара с якобы купленным. Затем верно расставить даты в накладных, выписать необходимые доверенности и расписать весь баланс по книгам. Это только занимает время.

— А в налоговой разве не поймут?

— Ты ошибаешься, как и большинство людей. Налоговики занимаются налогами. Им по большому счету плевать, что и где покупается или продается. Главное, чтобы налог с доходной части совпадал с заявленным в декларации и был оплачен без опозданий. И не важно одна это гривна или миллион.

— А если проверка?

— Вопрос в десятку! Но комплексная проверка случается не сразу, а только после определенного срока деятельности. «Слинг» только начал эту работу. А через пол года я сменю фирму.

— Ты будешь регистрировать новое предприятие?

— Оно уже существует и ждет своего часа, — Александр собрал бумаги и довольно посмотрел на Алену. — Идем ужинать. Холодные спагетти теряют свой вкус, даже если они с грибами. Кстати, ты помнишь, что в следующую субботу выполняется ровно два месяца со дня нашего знакомства.

— Мы будем отмечать это ежемесячно?

— Даже чаще. Например, как тебе такая дата: три года, три месяца и три дня?

— И три часа.

— И даже три минуты. Я каждое мгновение ликую, что ты рядом. Поэтому предлагаю в субботу отметиться в кабачке с мексиканской кухней.

— А театр?

— Выбирай: Ивана Франка, «Драмы и комедии», «Браво» или «Русская драма».

— Ловлю на слове.

— Ты меня уже давно поймала… целиком.


Субботнее утро было настолько жарким, что Александр предложил сначала двинуться на пляж, а ближе к вечеру отправиться в столичный ресторан и, конечно же, в театр. Но Алена обещала заскочить к подруге, поэтому пришлось брать с собой и ее.

— Сейчас едем на рынок, потом забираем двух пассажирок и рвем на карьер. Часа через три возвращаемся в город, приводим себя в порядок и отправляемся в Киев, — сообщил водителю о маршруте Александр, и синий Ford рванул с привокзалки по узким улицам районного центра.

Август 2000-го выдался чрезвычайно жарким. В городке днем было безлюдно, а торговля арбузами на рынке проходила крайне вяло. Даже мухам было тяжело летать. Спастись от безжалостного солнца можно было только на пляже или в нескольких прудах, расположенных по периметру живописного холма, на котором уже больше шестисот лет располагался флегматичный райцентр.

Александр любил примерять на города человеческие обличия. Киев в его представлении создавал образ доброго и приветливого деда, характер которого по своему темпераменту напоминает оптимистичного сангвиника. Тетка Москва, наоборот, деловой и циничный холерик, а Питер — не иначе, как романтичный меланхолик. Впрочем, любой город, позволяющий создавать о себе впечатление характером архитектурного стиля и нравом его жителей, всегда сможет рассчитывать на личностную характеристику. Поэтому темперамент большинства провинциальных украинских городков можно сравнить с душевными настроениями странных, загадочных и «мутных» флегматиков. А большинство их жителей, желали бы работать и жить в столице, или хотя бы в областных центрах. Некоторые ясновидящие утверждают, что в украинской провинции немало городов располагаются на перекрестках негативных энергетических полей, создающих его обитателям весьма противоречивые настроения.

Но что-то особенное есть в этой провинции. В ее обычных квадратных метрах был какой-то изюм, понятный только тем, кто блуждал улицами этих городков на протяжении многих лет. Исчезали старые дома, появлялись новые сооружения, вырастали дети, менялась эпоха, но что-то навсегда оставалось неизменным, вековым.

Гора херсонских арбузов, размеры которых больше напоминали ядра царь пушки, чем сладкие ягоды таврийских степей, была хорошо видна уже при подъезде к рынку. Загрузив всего двумя «полосатиками» весь багажник, отправились за Аленой и Наташей. Уже через пол часа машина неслась по главной улице села, приближаясь к долгожданной водной прохладе.

А на пруду не то, что яблоку негде было упасть, но даже семечкам рассыпаться. По периметру берега семейные пары чередовались с компаниями молодежи. Чей-то малыш бегал с полным ртом и, споткнувшись, чуть не подавился едой. Крошечная девчонка никак не хотела вылезать из воды, а бабка пробовала ее пугать ремнем, бормоча о недостатках в воспитании. Пузатые мужички хлебали холодное пиво и бросали картами в одеяло. Зрелые женщины в соломенных шляпах рассказывали о своих болячках, а девушки жадно принимали халявный природный солярий. Это — городские провинциалы. И только в дальнем углу пляжей можно было заметить местных сельских ребят, сбежавших на велосипедах от несладкого домашнего хозяйства.

— В такую жару лучше быть ихтиандром, — сделал вывод Саня, срывая на ходу одежду. Девушки не спешили. Не зря ученые говорят, что женский организм выносливее, а их родная планета — Венера, где среднегодовая температура намного выше Земной. К тому же, женщины в трудных жизненных ситуациях изобретательнее мужчин. И этому существует много примеров как исторических, так и современных.

Они купались, разговаривали, ели арбузы, кидали друг на друга многозначительные взгляды. Алена позволила Саше собрать арбузные зерна, упавшие на ее горячее от солнечных лучей тело. Он едва сдерживал себя, ведь вокруг были люди. Но все страстные прикосновения позволила скрыть вода, давая парню и девушке понять, что они созданы друг для друга.

Когда солнце садилось за горизонт, Саша и Алена уже мчались по столичному проспекту к улице Саксаганского, где в уютном подвальчике их ждала мексиканская «Кантина База». Приятный швейцар, похожий на лаковый манекен, открыл двери в мир латиноамериканских атрибутов: стеклянные горшки с белым чилийским песком, бразильские ракушки, деревянные табуреты, терпкая текила, ароматный мате и дерзкие неугомонные гитары. У входа галантно приветствовал гарсон и предлагал гостям сегодня отдать предпочтение немецким и венгерским винам. На плетеном столе в темно-зеленой папке из крокодиловой кожи было записано меню, где предлагался цыпленок по-мексикански, паштет из зайца, апельсиновый салат с луком латуком в сметане, «бобот» и «соте», а также копченая свинина, жаркое из дикой козы и голуби на решетке под блинчиками с голубыми раками.

Если хочешь приехать в театр снова, нужно обязательно в антракте посетить театральный буфет. Станиславский говорил, что театр начинается с вешалки. Александр утверждал, что антракт начинался с буфета. В театре имени Франка в тот вечер давали «Пигмалион». Яркая актерская игра Хостикоева, Бенюка, Сумской заставляла забыть о бытовых проблемах и других реалиях. Традиционно в антракте Саша находился одним из первых в очереди на получение «полтишка» и бутерброда с икрой.

— Театральная сцена всегда будет лучше самого крутого блокбастера в самом навороченном кинотеатре, — расчувствовался Александр. Удовлетворяя свои потребности в риторике, он обратил внимание на человека, наблюдавшего за ним некоторое время. Его лицо обладало своей природной особенностью: у правой щеки имелось большое темное родимое пятно, как у Горбачева на лбу. Среди своих знакомых Александр, как ни старался, не мог вспомнить столь приметную особу.

— Я читала театральную программку. Меня заинтересовали другие спектакли, — отвлекла от размышлений Аленка. Саня подмигнул ей и допил коньяк. Он с детства мечтал о режиссуре и сцене, но вспоминал об этом только подшофе в буфете какого-нибудь театра. Наконец, прозвучал третий звонок, настойчиво приглашавший зрителей в зал, к той сцене, где жизнь течет и покоряется законам жанров, а герои живут в мире, в котором всегда должно побеждать добро, а зло заслуженно отгрести порцию наказаний.


Вскоре к постоянному клиенту присоединились еще несколько предприятий. Оборот средств значительно увеличился, и оставаться вне поля зрения контролирующих органов уже не представлялось возможным. Александр готовил ввод новой фирмы, когда в один из дней на счет поступило около тридцати тысяч, и официальным приказом налоговой милиции все банковские операции по счету ООО «Слинг» были приостановлены. Начальник этой структуры имел тесную связь с управляющей Инвестбанком, а существование банковской тайны в стране всегда было только теоретическим постулатом, несмотря на то, что разглашение информации о клиенте ведет к криминальной ответственности.

Первым отреагировал Владимир. Ведь на счете зависли чужие деньги, ответственность за сохранность которых лежала и на нем. Александру пришлось готовиться к визиту в милицию с полной отчетной документацией за текущий период. Создавалось впечатление, что все это выглядело, как обычная подстава. Вероятность одновременного прихода денег и появления приказа из органов, конечно, существовала, но такое совпадение в маленьком городе выглядело не случайным. Александр понимал, что кроме смиренного прихода в строгие кабинеты, другого явного выхода нет, но не спешил. Теплилась надежда на еще один вариант.


Здание Службы безопасности в райцентре не отличалось какой-то архитектурной особенностью, как это бывает, к примеру, в характере строений райотделов милиции, ощутимо бодрящих психику уже на входе. Ветхая одноэтажка СБ скорее напоминала довоенную сельскую поликлинику. Возможно, такой вид как раз и должен психологически успокаивать тех, кто решил предоставить информацию на супостата, конечно, только для того, чтобы предупредить начало третьей мировой или нашествие инопланетян. Предприниматели иногда избавляются от своих конкурентов именно таким образом, сливая нужную информацию в налоговую, милицию или СБ.

Избежать неприятностей с налоговой предполагала встреча и общение с новоиспеченным товарищем Александра, лейтенантом службы безопасности Украины, Борисом. Они познакомились совершенно случайно на юбилее общего знакомого. Встречу запланировали в клубе «DIXI». Это заведение было частым местом встреч многих деловых в городке. Хоть здешняя кухня ограничивалась лишь ловкостью повара и возможностями микроволновой печи, но обстановка, чистота, отсутствие в залах запахов готовки и вежливость в обслуживании, как для районного центра, были на достаточно высоком уровне.

— Говоришь, что на счете остались деньги? — переспросил Борис, вытирая со лба испарину. Он поднялся с полки сауны и посмотрел на термометр. Затем зачерпнул деревянным ковшом травяной настой с кадки и плеснул его на камни.

— Почти тридцать тысяч. И это только от постоянного клиента, который никак не должен волноваться за их сохранность, иначе все дело полетит в трубу. Сегодня уже стали сотрудничать не только коммерческие фирмы, но и некоторые государственные учреждения. Пока они работают небольшими деньгами, пересматривая схемы, раздумывая над перспективами. Но появившийся конфликт со структурами может очень навредить, изменив растущее доверие к обналичке.

— Понимаю, — согласился Борис.

Парни окунулись в бассейне и перешли к пышному столу, периодически поднимаясь для игры на бильярде в «американку». И только на последнем кофе Борис вернулся к основной теме встречи.

— Нужно тянуть время. Не реагируй пока на повестки. Кстати, ты хорошо знаешь директора фирмы «Юлга»?

— Если речь идет о фирме, которая имеет счет тоже в Инвестбанке, то я давно знаком с Олегом, ее директором. А зачем он тебе?

— Нужен не он, а люди, с которыми он работает. Но это пока не разговор. Сначала познакомлю тебя с одним человеком, в прошлом работником КГБ. Он имеет достаточно влияния на то, что происходит в нашей области. Ну что, на посошок?! — подытожил старший лейтенант и употребил остатки пятизвездочной «метаксы».


Мелкая игра, которая находит свое развитие в сегодняшней суете, является только катализатором завтрашних событий, запланированных где-то в закрытых кабинетах еще вчера. То, что было задумано в налоговой милиции, пока проходило по их сценарию, поэтому они ждали соответствующей реакции. Ведь речь шла даже не о тридцати тысячах, которые были только заложниками большой игры. Валовой оборот Сашиного «Слинга» всего за пол года достиг почти двух миллионов. И позитивное решение всех вопросов теперь исчислялось процентами уже от этой суммы. Все зависит от того, кто будет вмешиваться, или чьи интересы в этом затронуты. Это чем-то напоминает уроки природоведения, когда ребенку предлагают вскрытие речной лягушки, чтобы электрическим током воздействовать на ее органы и посмотреть, какие части тела будут двигаться, а какие так и останутся недвижимы.

Следующая встреча проходила на конспиративной квартире. Александр поднялся на этаж и нажал кнопку писклявого звонка. Борис открыл не сразу. По доносившемуся разговору было понятно, что он не один.

— Проходи. Знакомься. Это Николай Петрович.

Высокий худощавый мужчина лет сорока пяти приподнялся, протягивая жилистую руку.

— Добрый день, — нерешительным голосом промолвил Саня и расположился напротив.

— Я уже рассказал о твоей ситуации Николаю Петровичу, — предупредил Борис. Мужчина сделал несколько слов пролога, глядя в сторону. Затем его взгляд изменился, и он начал оценивать реакцию Александра.

— Ты прекрасно понимаешь, что деятельность «Слинга» подлежит проверке контролирующих органов, которые, при правильном ведении дела, могут довести ее до какой-нибудь из статей, инкриминируя тебе экономическое преступление с вытекающей из этого уголовной ответственностью.

Николай Петрович выдержал МХАТовскую паузу, дождавшись от слушателя глубокого понимания от сказанного.

— Но если представить гипотетически, что твоя документация окажется безукоризненной во всех отношениях, тогда все созданные преграды будут разрушены. Мало того, ты сможешь продолжить свою деятельность уже как реабилитированный субъект. Имея на руках акт положительной проверки от контролирующего учреждения, ты сможешь думать о перспективах расширения потенциалов фирмы. Это понятно?

Сашка кивнул головой, но чувствовал, что всю глубину сказанных слов нужно переваривать намного дольше. Тем более, в услышанном как-то многозначительно выделялось слово «гипотетически». А его уши сегодня желали слышать конкретные слова, а не какие-то предположения. КГБэшник продолжил.

— Желаемое иногда может стать реальностью. Только для этого необходимы соответствующие движения в правильном направлении. Ты готов сделать первый правильный шаг?

— Пока я не совсем понимаю, что от меня требуется, — сквозь пересохшее горло произнес Александр.

— Я хочу, чтобы ты ответил на ряд вопросов, строгая конфиденциальность которых не должна вызывать сомнения. Это, я думаю, тоже понятно?

— Да.

— Что тебе известно о деятельности предприятий, которые сегодня владеют данными торговыми точками? — Николай Петрович разложил на столе фото нескольких крупных магазинов города.

— О предприятиях мне мало что неизвестно, но с их руководством я знаком.

— А что ты скажешь о фирме «Юлга»?

— Только то, что ее владелец является моим знакомым. Если я правильно понял ход ваших вопросов, то отвечу сразу, что с этими людьми мое предприятие никаких дел не имело. Это честно.

— Хорошо. Мы это проверим. Но если эти люди обратятся за соответствующими услугами к тебе, ты должен сообщить об этом факте как в устной, так и в письменном форме.

— Если только это произойдет. Я думаю, что им лучше работать с Киевом: больше тени, больше надежности и оперативности. В провинции снимать наличность более пятидесяти тысяч в день сложно.

— Это понятно. Так мы договорились?

— Конечно.


Александр возвращался домой, где ждала та, которая считала его перспективным предпринимателем, имея только поверхностное представление, деньгами какого бизнеса наполнялся бюджет их семьи. Да, он понимал, что эта деятельность имеет определенный конфликт с законом. Но благодаря существующей государственной политике, вернее — ее отсутствие, на эти услуги стремительно повышался спрос, который с каждым днем рос, завоевывая уважительное отношение к таким фирмам как «Слинг».

С начала работы каждый месяц список клиентов пополнялся новой географией. Услуги Александра давно вышли за пределы района, подбираясь к границам области. Но почему именно сейчас, когда уже стоял вопрос о ликвидации и замене предприятия, появились такие проблемы. Кроме Владимира об этом никто знать не мог, и ему не выгодно было кому-нибудь ляпнуть. Откуда же такая осведомленность? — раздумывал Саня, докуривая под окнами у своего подъезда.

На следующий день позвонил Борис и пригласил его зайти на службу для соблюдения некой формальности. Саше было предложено подписать соглашение о сотрудничестве с СБУ, конечно, только на благо Украины.

— Кофе будешь? — предложил Борис, показывая для ознакомления бланк с грифом «секретно». — Это надо подписать. А еще необходимо придумать тебе псевдоним, как у Штирлица. Тебе как хочется назваться, Алексом или Юстасом?

— Это обязательно? Мне не хочется заниматься шпионажем или «стучать».

— Это только формальность, — улыбнулся Борис. — Пойми, когда ты будешь в нашей системе, мне будет легче тебя защитить от тех неприятностей, которые мешают твоему делу. Подписывай и работай себе на здоровье. Кстати, сейчас нужно подойти в налоговую милицию. Там тебя уже ждут. Оформишь у них штраф, получишь акт о проведенной проверке «Слинга» и направляйся в банк. Операции по счету будут восстановлены, а что делать дальше — ты знаешь. Или уже забыл? — снова заулыбался старший лейтенант службы безопасности.

Александр поставил в необходимой графе псевдоним «Шершень», подписал соглашение о соблюдении секретности и отказался от кофе.


Двухэтажный дом по улице Суворова, где на первом этаже находились кабинеты налоговой милиции, имел архитектуру здания времен Никиты Хрущева. В семидесятых годах прошлого столетия здесь находился вычислительный центр, раздававший детям использованные перфокарты для плетения бумажных ремней. А в расположенном рядом здании ДОСААФ учили автомастерству, наверное, еще в те времена, когда появился первый трактор или автомобиль.

— Добрый день. Меня вызвали. Я директор общества с ограниченной ответственностью «Слинг», — отрекомендовался дежурному офицеру Александр.

— Проходите. Вас ждут в кабинете № 5.

Двери этого кабинета были открыты.

— Заходите-заходите, садитесь ближе, — встретил коренастый подполковник. — Для чего ж вы весь город «на уши» подняли. Можно же было просто подойти, поговорить. Мне здесь звонят, просят, чтобы я лично вас принял и выслушал. Что же такое случилось?

Офицер спросил так, будто был не осведомлен. Еще утром подполковнику звонили, напоминая ему о нескольких делах, связанных с коррупцией в его структуре. Было предложено придерживаться двустороннего паритета, суть которого выглядела так: «Мы не трогаем ваших — вы не трогаете наших». Предложение было принято.

— Банковский счет фирмы не функционирует. Видимо, у вашей организации есть желание проверить деятельность моего предприятия. Я могу принести необходимые бумаги, если…

— Чем вы занимаетесь?

— Почти всем, как посредник. Поставляю необходимый товар предприятиям и предлагаю некоторые услуги.

— А необходимые лицензии у вас есть?

— Я не занимаюсь деятельностью, которая подлежит лицензированию.

— Ну, что ж. Сейчас пройдите в кабинет № 2, там вам выпишут необходимые бумаги. Желаю вам всего наилучшего! — подполковник натянуто улыбнулся и нарочито склонился над своими бумагами.

Управляющая отделением Инвестбанка выпучила глаза, когда Александр передал ей бумагу о возобновлении движений по счету и, как бы невзначай, выложил на ее стол акт положительной проверки фирмы. Через двадцать минут дело было закончено. Клиент получил необходимую наличность, а на счет опять стали поступать деньги, так необходимые теневому народному хозяйству. Работа начала кипеть с ежедневным объемом в десятки тысяч гривен. Теперь клиентура понимала, что имеет реальные гарантии и определенное «благословение» сверху.

Росло количество желающих получить услуги «Слинга», росли доходы не только у Александра и Владимира, но теперь и у Бориса, ведь лучше какой-то кусок отдавать «своим», чтобы «чужие» не раскрывали рот на весь каравай.


Содержание:
 0  вы читаете: Ренегат.UA : Сергей Гордеев  1  Глава 2. Картофельный поезд : Сергей Гордеев
 2  Глава 3. Французский поцелуй с украинским акцентом : Сергей Гордеев  3  Глава 4. Проклятие старой башни : Сергей Гордеев
 4  Глава 5. Правил нет : Сергей Гордеев  5  Глава 6. Каждому свое : Сергей Гордеев
 6  Глава 7. Капкан для журналиста : Сергей Гордеев  7  Глава 8. Телохранитель амазонки : Сергей Гордеев
 8  Глава 9. На краю цивилизации : Сергей Гордеев    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap