Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 4. Проклятие старой башни : Сергей Гордеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу




Глава 4. Проклятие старой башни

Александр стоял в центре городского парка. Он бросил взгляд по сторонам и не заметил ни одной живой души. Серые вороны облепили голые деревья. Казалось, они были единственными существами на всем свете. Непонятно откуда появился Борис.

— Я хочу пригласить тебя на день рождения.

— Но ведь ты родился весной?

— Мне хочется отпраздновать раньше. Идем.

Борис потянул Александра к старой кирпичной башне, стоящей в парке, наверное, со времен татаро-монгольских нашествий. Подойдя ближе, становилось жутковато. Это тридцатиметровое сооружение имело заметный наклон и, казалось, могло рухнуть в любой момент. Из приоткрытых дверей башни мерцал свет. Борис сказал, что здесь ему оставили пирог к праздничному столу. Александр поднял голову и увидел, как вспыхивает свет в каждом окне, и тень Бориса поднимается по лестнице до самого верха.

Чья-то рука легла на Сашино плечо. Он вздрогнул и резко обернулся. Рядом стояла мертвенно-бледная Наталья, подруга Алены. Она с укоризной качала головой. Все происходящее очень удивило Александра. Наконец, в дверях башни появился Борис с большим блюдом в руках, на котором лежал полукруглый предмет, закрытый грязной тряпкой.

— Зачем ты накрыл пирог этим тряпьем? — удивился Саня.

Но Борис лишь улыбался. Саша подошел и сорвал покрывало. На блюде, стекая кровью, лежала голова Толика…

Александр проснулся. Он задыхался от нехватки свежего воздуха.

— Присниться же такое, — открыв настежь окно, нарушил утреннюю тишину взмокший Саша. — Это все нервы.


В конце каждого месяца Толя получал команду к отправке на счет ТМ «Коралл» всех средств, накопившихся у «Богуса». Но такая огромная сумма, которая собралась в Инвестбанке к концу ноября, была невероятно огромной для провинциального городка. Почти восемь миллионов гривен осело в отделении банка, где любая копейка на «Слинге» или «Богусе» вызывала черную зависть у руководства, искушая сделать очередную пакость. Уже начался декабрь, а Толик все не появлялся. Саня нервничал. Последние дни он получал лишь сообщение оператора об отсутствии абонента в сети. И только вчера вечером Толик объявился, чтобы известить о своем утреннем приезде. Договорились на встречу возле банка в момент открытия.

Часы показывали 08:30, календарь — 03.12.2002. Дорога к банку лежала через весь город. Зима в начале декабря — это заснеженные улицы, гололедица, пар изо рта. Так должно быть, но было не так. Серые дома, полусонные лица, большие лужи на дорогах. Температура не опускалась ниже нуля. Но самой большой неприятностью была нестерпимая грязь на новых туфлях.

К девяти часам подъехал Толик. У него находилась печать «Богуса», так как он нес основную ответственность за сохранность средств «Коралла». Его попытки ездить за рулем заканчивались, мягко говоря, не очень удачно. Поэтому в дальних повседневных поездках Толик пользовался услугами водителя.

Увидев Александра, он вылез из машины и зашагал навстречу, держа в руке любимый кожаный портфельчик.

— Привет, Саня! Сегодня великий день, потому что сейчас мы сделаем последний шаг на пути от нищеты к богатству. Наконец я получил добро на отправку сразу всех восьми лимонов. Уже завтра нас будут ждать заработанные проценты, и мы сможем хорошо отдохнуть, чудесно встретив следующий год. Ты уже решил, на каком курорте зависнешь? Махнем со мной в Индию?

— У меня есть только одно желание — прикоснуться к статуе Сфинкса и войти в пирамиду Хеопса, — поднимаясь по лестнице банка, поделился мечтой Александр.

Они стремительно вошли в операционный зал. Приветливые банковские красавицы любезно встретили состоятельных клиентов, которым давно уже «промыли» все кости, обсуждая происхождение их миллионов. Саша достал платежное поручение, в котором семизначная сумма уходила на счет ТМ «Коралл». Толик вынул из портфеля печать «Богуса» и, дунув на нее трижды, поставил фиолетовый оттиск, как знак своего согласия.

— Это очень большая сумма, — ангельским голоском произнесла молоденькая операционистка. — Я должна ваш платеж согласовать с управляющей банком. Подождите, пожалуйста.

Она оторвалась от монитора и направилась в кабинет шефини. Через минуту девушка вернулась вместе с ней, и та известила ничего не подозревавших клиентов о возможном недоразумении, относительно счета «Богуса».

— Это шутка?! Простите, но у нас мало времени, — после некоторой паузы первым отреагировал Толик.

— Понимаете, — начала врать управляющая, — вчера в конце дня к нам поступило распоряжение из областной налоговой милиции о прекращении движений по счету «Богуса». Также было в прошлом году со счетом вашего «Слинга», Александр. Поймите, мы только выполняем свои обязанности, поэтому не можем пропустить ваш платеж. Вам необходимо этот вопрос решить не здесь.

Немая сцена, внезапно накрывшая помещение, могла длиться долго, если бы Александр не предложил Толику позвонить Борису.

— Эти проблемы должен решать только он, — нажимая кнопки, нервничал Саша, впервые в жизни увидевший Толика без улыбки на лице. — Не переживай, Талян, все будет хорошо. Главное, что деньги на месте. Остается только выяснить, что за беда с этой областной конторой? Я всегда говорил, что накопление больших средств на одном счете ведет к непредсказуемым последствиям.

Но ни Сашка, ни Толик не могли дозвониться Борису — он находился вне зоны доступа. Тогда они решили подъехать на службу. Толя остался в авто, а Саня пошел в СБ и быстро вернулся. Ожидая от него объяснений, Толик не понимал, почему тот молчит. Александр закурил и глубоко затянулся.

— Дежурный сказал, что сегодня ночью на одесской трассе Борис попал в аварию и сейчас находится в больнице… в морге.


Тонкие пальцы вытянули зеленую двадцатку, сложили ее вдвое и постучали ребром по столу. Белый кокаиновый порошок был настолько легким, что любое крошечное дуновение могло оставить Толика без дозы. Сделав тонкую дорожку, он свернул купюру в трубочку и вдохнул до последней пылинки. Минутное молчание нарушил Саня.

— Я всегда говорил, лучше выпить лишнего, чем употреблять всякую наркотическую дрянь. Зачем создавать несуществующий мир?! Особенно сейчас, когда так нужен трезвый взгляд и здравые мысли, ты уходишь от реальности, давясь тупым смехом.

— Ы-ы-ы, — тупил Анатолий, захлебываясь от дебильного прихода.

Употребление кокаинового порошка лежало в основе его постоянного оптимизма. Но сегодня это выглядело, как обыкновенная истерия. После утренних событий у парней не было в голове ничего, кроме желания нажраться. Поэтому картина на столе в кухне Александра не менялась в течение дня до позднего вечера. Пустые бутылки сменялись полными, а пепельница была завалена доверху с горкой. И только неизменной частью этой какофонии оставался водитель, который весь день смиренно ждал Толика у подъезда.

— Я не верю в пророческие сны, но то, что мне снилось этой ночью, поражает своим содержанием, — непрерывно затягиваясь, произнес Саня. Оба молча сидели на полу, подпирая стены и уставившись в потолок, в надежде увидеть там свое ближайшее будущее.

— Ты о чем?

— Я про сон. Было очень неприятно видеть, когда из старой водонапорной башни Борис на тарелке вынес твою отрубленную голову.

— Нечего себе?! Это ты о той башне, что стоит в местном парке? — возбудился Толик. — А ты знаешь, какую легенду про нее бабки рассказывают? Слушай. Было это лет тридцать назад. Башню только построили, установили необходимое оборудование и подали в дома питьевую воду. Как-то осенним вечером компания подвыпивших пацанов прицепилась к девчонке, допоздна задержавшейся в гостях. Затянули они ее в эту башню и стали глумиться по очереди. А сердце у девушки было слабым и не выдержало. Тело затянули на самый верхний этаж и разбежались по домам. Родители искали свою дочь долго — не могли найти. Но тут ремонтники заглянули в башню и увидели обглоданный крысами человеческий скелет, о чем сразу доложили местным органам. Криминалисты провели экспертизу и выяснили, что это останки той самой девушки, которую искали больше полугода. Но установить личности преступников так и не удалось, потому что грызуны сделали свое скверное дело.

Прошел ровно год после того, как случилось это ужасное преступление. И вот, в тот самый день и в тот самый час, когда остановилось сердце девушки, пошла из всех кранов скрашенная кровью вода. Люди испугались, побежали к башне, но ничего необычного найти не смогли. А на следующий день по городу поползли слухи, что пропал молодой парень. Проходит еще год, и вода с кровью в кранах повторяется снова. И опять люди ничего не находят, и вновь пропадает парень. Так продолжалось еще три года, ведь ребят, которые насиловали ту девушку, было пятеро. На шестой год все прекратилось и больше ничего подобного не происходило.

Но рассказывают, что после сильных дождей, смывших землю возле фундамента этой башни, люди нашли черепа и кости, которые принадлежали тем пяти исчезнувшим насильникам, — закончил Толик, пялясь в темень приоткрытого окна.

— Какие страсти в твоей голове рисует кокаин?! Здесь все-таки пятый этаж, вдруг полетать захочешь, — Саша закрыл окно и увидел, что на белой от снега улице уже началась настоящая зима.

Толик что-то буркнул себе под нос. Саня посмотрел на ералаш вокруг и решил все прекратить. Он сложил недопитки в мусор, вытер стол и растолкал кайфующего Толика.

— Так! Слушай меня! Завтра нужно поехать в областную контору. Будем сами все решать. Ты с утра придумай что-нибудь для людей из «Коралла», а потом мы встретимся в центре на Крещатике и начнем исправлять ситуацию. Жизнь продолжается, поэтому нужно решать проблемы с миллионами, зависшими на счете «Богуса». Поднимайся, а то твой водитель уже, наверное, замерз.

— У него такая работа. Сань, слушай меня внимательно, — сосредоточенно начал Толик. — Утром у меня будет встреча с представителями «Коралла». Об аресте счета с лимонами я нечего говорить не стану. Скажу, что потерял печать «Богуса» и на ее восстановление нужно три дня. Они посчитают это небольшой задержкой, за которую мы сбросим пару процентов из нашего заработка. Им деваться все равно некуда, поэтому у нас появятся трое суток, чтобы решить все проблемы с отправкой денег.

— Отлично, — согласился с этим планом Александр. — Но я очень тебя прошу, не хавай свой клятый кокаин хотя бы в эти дни.

— Оки, — повеселел Толик. — Кокс я покупаю у надежных людей в Москве, а в Киеве много фуфла и кидал. Мои запасы иссякли, а сегодня я кончил остаток. И в Москву в эти дни я не собираюсь.

— В котором часу встретимся?

— Давай, как ты говорил, на парковке возле ЦУМа в три часа. Пусть печать «Богуса» будет пока у тебя. Господи, как хочется спать! А еще уехать в Индию. Скорее бы все это закончилось.

Александр услышал, как в темноте за окном хлопнули дверцы, и машина тронулась в ночь. Он достал барсетку и положил печать ко всем своим документам, которые всегда носил с собой.


Столичные пробки почему-то всегда появляются там и тогда, где едешь именно ты, опаздывая на какую-нибудь важную встречу. Так было и в этот раз. На светофоре Александр посмотрел по сторонам. Справа, за рулем новенького «Форда» находилась женщина средних лет, которая во время остановок любовалась своей внешностью и поправляла макияж. Слева, в маленьком «Фиате» на месте водителя находилась юная нимфетка, стрелявшая вокруг своими большими глазами. А в зеркале заднего вида Саша увидел симпатичную девушку, владелицу «Ланоса». Вот вам и причины пробок, — подумал он, глупо ошибаясь, как все мужчины.

Свой BMW Александр смог припарковать только за два квартала от столичного ЦУМа. Было уже половина четвертого, когда он добрался до назначенного места. Еще издали виднелся серебристый «Мерс» Толика. Подойдя к машине и увидев, что Толя сидит на месте водителя, открыл передние дверцы и сел рядом.

— Ну, чем порадуешь? — поинтересовался Саня, успокаиваясь, что тот его дождался. Синее лицо Толи не реагировало на его появление. Большие карие остекленевшие глаза смотрели прямо перед собой. Черные зрачки были расширены, и под носом виднелась засохшая кровь. Щеки, губы и кончик языка, немного торчащий изо рта, были вымазаны белым порошком. Кокаин, — мгновенно сообразил Александр, — но почему? Руки Толи как-то неестественно свисали вниз, ноги были разбросаны между педалями. Хотелось верить в то, что это съемки передачи «Розыгрыш» с Валдисом Пельш или «Скрытая камера» с Сергеем Сивохо. Но вокруг не было ни телекамер, ни смеющихся лиц. Прохожие буднично торопились по своим неотложным делам.

Саша осторожно приложил свои пальцы к артерии Толи — пульсаций не было. А дальше, как в кино. Он взял салфетку из бардачка и вытер отпечатки пальцев на панели и ручке двери. Сохраняя спокойствие, вышел из машины и, прикрыв двери, протер ручку со стороны улицы. Не оглядываясь по сторонам, Александр пошел по Крещатику в противоположном направлении от BMW. Он понимал, что в своей машине сейчас ездить нельзя. Также было ясно, что кто-то знал о месте и времени этой встречи.

Если хотели подставить, то почему этого не сделали? — Саша пытался собрать свои мысли в кучу. — Вернуться домой? Нет. Как-то связаться с людьми из «Коралла»? Глупость. Решить проблемы со счетом и отправить деньги на ТМ «Коралл»? А если у меня на это уже нет времени?

Когда Александр нервничал, ему всегда хотелось кушать. Видимо такой была реакция его организма на стресс. Желудок выворачивало уже не на шутку.

— «Кантина База» на Саксаганского, — скомандовал Саня таксисту, и машина живо ворвалась в многорядный столичный автопоток.


Острые кушанья сейчас были неуместны, и Александр выбрал салат из королевских креветок, жареного цыпленка с соусом мачо и литровую бутылку «текилы-бум». А пока официант побежал выполнять заказ, Саня закурил толстенную кубинскую сигару и, слушая мелодию мексиканских гитар, начал рассуждать.

— Во-первых, на счете «Богуса» находится почти лимон баксов, оба компаньона мертвы, банковский счет закрыт областной конторой, возможно, не случайно. Во-вторых, у меня с собой пять тысяч зелени, которыми можно было попытаться решить вопрос с людьми из конторы для разблокировки счета «Богуса» хотя бы на один день. В-третьих, связи с надежными людьми в «Коралле» у меня нет. К тому же, не исключено, что они могут иметь отношение к смерти Толика. Хотя, вряд ли. Никто не станет убивать человека, от которого зависит судьба больших денег.

Мог ли Толик вести какую-то свою игру? Хороший вопрос, но быстро это выяснить не получится. Наверное, меня уже поджидают дома. Авария и смерть Бориса теперь приобретают другой смысл. Значит, существуют те, кому тоже нужны эти миллионы. И это не только люди из «Коралла». Выходит, что любой шаг, который я могу сейчас сделать, будет ошибкой. Просто лечь на дно? Уехать?

Размышления Александра прервал гарсон, подавая блюда на стол. Кушанья унимали не аппетит, а убивали то нервное состояние, которое могло привести к неправильным действиям. Саша отодвинул мелкие рюмки, налил кактусовую водку в большой бокал из-под сока и залпом выпил ее до последней капли.

Гитаристы играли серенаду, возле стойки бара сидела размалеванная кукла и подмигивала одиноким мужчинам. Александр думал.

— Мне нужно немедленно исчезнуть, пока все не встанет на свои места. Кому не выгодно затягивать ситуацию, пусть не ждет. Время покажет, кто есть who. Но если за мной следят? Если мне не дадут уйти?

Саша снова наполнил бокал текилой, но тут родилась спасительная мысль, и пить он уже не стал.

— Гарсон! — Позвал к себе официанта слегка захмелевший Саня. — Могу ли я пригласить за свой столик тех двух гитаристов, что так виртуозно исполняют мексиканские песни?

— Сейчас я об этом спрошу, — вежливо ответил халдей.

Музыканты подошли к столику Александра, который предложил им присесть рядом и сыграть что-нибудь из репертуара Фрэнка Синатры. Когда зазвучали гитары, Александр невзначай вспомнил, что совсем недавно он наслаждался здесь этими ритмами вместе с Аленой. Он обратил внимание на столик, за которым они сидели в тот вечер. Теперь там была другая пара, которая, наверняка, также надеялась на вечную любовь.

Но мысли вернулись в реальность.

— Друзья! У меня к вам есть интересное предложение. Каждый сегодня может заработать по сто баксов, если выполнит мое поручение и с песнями проводит на самолет. Как вы на это смотрите?

— Смотрим нормально, — оптимистично ответил светловолосый. — А какое поручение?

— Один из вас сейчас возьмет мой загранпаспорт и в ближайшем туристическом агентстве купит на мое имя горящую путевку, желательно, в Египет. Главное, чтобы вылет был сегодня. А потом мы начнем праздновать мои проводы по-мексикански. Ну, как?

— Мы согласны, — переглянувшись, ответили музыканты.

— Ок. Вот тебе пятихатка бакинских, — обратился он к тому, что сидел ближе, — паспорт и стольник на такси. Сделай все побыстрее, а мы пока с твоим приятелем закажем что-нибудь для яркого веселья, — отдал распоряжение Александр, радуясь выполнению первых шагов своего плана. Теперь уж точно никто не решится воспрепятствовать его уходу. Музыканты будут рядом до самого отлета, поэтому убрать без свидетелей уже не получится. К тому же их песни привлекут внимание окружающих, и тогда сделать незаметно хоть какую-нибудь пакость не удастся даже самому дьяволу.


— Уважаемые пассажиры! Экипаж «Боинга-737» украинских авиалиний рад приветствовать вас на борту, выполняющего рейс из аэропорта «Борисполь» в столицу республики Египет, Каир. Наш полет будет проходить на высоте девять тысяч метров, средняя температура за бортом — минус пятьдесят пять градусов, длительность полета — три с половиной часа. Просим всех пристегнуть ремни безопасности. Желаем вам приятного полета!

Александр смотрел в иллюминатор на заснеженные поля Бориспольского аэродрома. Самолет вырулил на взлетную полосу и остановился, как будто раздумывал — лететь или не лететь. Командир лайнера получил разрешение на взлет и многотонная дюралюминиевая громадина начала стремительный разбег навстречу зимнему небу. Как только эта махина поднялась на необходимую высоту, жахнули, скрываясь в фюзеляж, шасси. «Боинг» поднялся к точке разворота и взял курс на Египет. Впереди были три с половиной часа безделья. Хотелось спать. Рядом с Сашей сидел мужчина, жена и дети которого находились немного впереди. Время от времени они ему что-то показывали, а он монотонно качал головой. Сзади сидели две яркие подруги, ежеминутно дринькуя литровую бутылку шотландского виски, приобретенную в «Duty free» аэропорта. Многие из тех, кто отправился в туристический отдых, уже действительно начали это делать, погрузившись в глубокий сон…


Алла-а-ха-у-а… — беспрестанно звучало со всех мечетей, унося за седьмое небо молитву правоверных ислама. Александр увидел другой мир, краски которого были ярче, воздух плотнее, а лица темнокожих людей казались добрыми масками. Фантастичным был контраст, когда сначала дрожишь в дубленке от украинских морозов, а спустя четыре часа потеешь в майке от египетской жары. Но балдеж закончился с наступлением африканского вечера, когда всем пришлось натянуть свои свитера и пуловеры. Солнце на закате пряталось очень быстро, и холодный воздух многовековой пустыни мгновенно обволакивал все вокруг. У веселых подружек, которые упивались в самолете импортным пойлом, из носа побежали сопли. Одна из них постучала в комнату Александра с просьбой одолжить каких-нибудь таблеток. Но Саня знал другой метод лечения простуды, и уже на утро они чувствовали себя гораздо лучше. Девчонки поселились через номер от него, поэтому случайное знакомство имело свое продолжение.

Несколько первых дней ушло на ознакомление с местными достопримечательностями, музеями и, конечно же, пирамидами. Это единственное из семи чудес, которое осталось до наших дней. Гиза является предместьем Каира, где и расположены фараоновы гробницы. Когда Саша касался своими руками стен многовековых творений, его сердце чувствовало великое наслаждение от материализации давнего желания. Ведь не каждому человеку в жизни достается то, о чем он долго мечтал. Только обстоятельства, которые смогли реализовать эту мечту, были ужасными, и Александр не забывал о существующих реалиях теперешнего положения.

— Хочешь поехать с нами на ночные забавы? — спросила за ужином одна из соседок. — Меня с подругой пригласили два араба посетить здешнюю дискотеку, но мы боимся оставаться с ними наедине. Исламская страна — сам понимаешь. Эти африканцы просто беснуются от европейских девчонок. Твое присутствие было бы какой-то гарантией нашей безопасности.

— Оки. Только возьму с собой побольше пива, а то в египетских барах алкоголь стоит, как у нас золото.

— Зато их золото стоит, как у нас алкоголь.

— Это точно. Нужно будет какой-нибудь цепок себе купить на память, — доедая жареные стручки фасоли, согласился Саня. Вообще, афро-арабская кухня основывается на бобовых культурах. Конечно, присутствуют и мясо, и рыба, но, все же, за столом преобладают вегетарианские настроения.

Дискоклуб, куда отвезли арабы наших туристов, назывался «Моби Дик», в честь белого кита из романа Германа Мелвилла. В клубе собрались преимущественно европейцы и американцы, но было немного японцев и самих арабов. Саньке особенно понравились японские девчонки. Они были в коротких синих юбках, белых чулках до колен и разноцветных блузах. Их вид напоминал пионерский отряд, который сбежал от вожатых лагеря.

— What is your name? — спросил Саша у одного из арабов, пригласивших его соседок в этот шалман.

— Меня зовут Филипп. Моя мама россиянка. Я знаю русский.

— Тогда давай выпьем, русский африканец.

— Нельзя. У нас сухой закон. И свинину тоже не кушаем. Аллах не разрешает.

— Уважаю вашу культуру и религию, но любой запрет на употребление продуктов является издевательством над личностью. Кстати, а как вы в таком случае расслабляетесь?

— Курим гашиш. У нас везде курят кальян.

— Понимаю. Аллах курить гашиш не запретил, — отхлебывая пивко, радовался Сашка, что родился в Европе.

— Хочешь попробовать?

Саня едва не подавился от услышанного предложения.

— Нет, спасибо, я против наркотиков. Лучше пиво или водка.

— Предлагаю немножко гашиша. По вкусу будет как обычное курение фруктов.

— А по содержанию?

— Я сейчас, — и Филипп отправился делать обещанную экзотику.

А в это время публика доходила до необходимого экстаза. Азиатские песни здесь приобретали какое-то новое содержание. Японские «пионерки» творили такие выкрутасы, что Сане казалось, будто он находится на акробатическом шоу.

Филипп появился с красивой стеклянной колбой в руке, имеющей свое продолжение в виде стальной трубки. Это был кальян. Он поставил его между ног и снял металлическую крышку, где находился специальный уголь круглой формы. Его пальцы мастерски завернули таблетку угля в фольгу и положили его на хорошо утрамбованный влажный табак, напоминающий яблочное варенье. Филипп взял шланг, торчащий сбоку курительного прибора, и спичками стал разжигать уголь, вбирая шлангом воздух. В стеклянной емкости забулькало молоко, фильтруя дым, проходивший сквозь него.

— Держи, — заменив мундштук, Филипп передал Александру длинный разноцветный шланг.

Саня затянулся ароматным дымом. Ощущение нового необычного привкуса, появление особого состояния некой отрешенности, заставило на мгновение забыть о неприятностях, блуждавшие в тайных подвалах его мозга. Это было наркотическое состояние, способное только на мгновение вынуждает человека забыть о реальности. Но релакс быстро заканчивается, и человек возвращается в реальный мир, ставшим для него еще ужаснее, чем он был до этого. Растет желание вернуться в опиумные грезы, создавая определенную степень зависимости от наркоты.

Преимущество пятизвездочной гостиницы — это феноменальная уборка номера. Когда возвращаешься после гульбища в свое временное жилище, тебя ждет не тот кавардак, что остался после твоего ухода, а красиво уложенные вещи, постель, журналы, даже полотенца сложены в виде белых лебедей, махровый клюв которых держит красную розу.

Саня завалился на кровать, уже не замечая никаких лебедей. Он был накачан гашишем и упоен ночными игрищами. Нужно было немного поспать, потому что после завтрака отправлялась экскурсия в Луксор, где находились колос Мемнона и храм царицы Хатшепсут.

Храм этой царицы имел необычайную ауру. Следующий после нее правитель «Верхнего» и «Нижнего» Египта Тутмос III уничтожил все ее имена и изображения. Но ступени древнего храма оставались неизменными тысячи лет. Александр поднимался ними, осознавая, что здесь когда-то ступала сама царица. Он немного отстал от группы, чтобы в одиночестве почувствовать глубину этой культуры, слиться с ее величием, вдохнуть тысячелетнюю пыль.

В темном конце зала прозвучал приглушенный голос, который просил его подняться по небольшим каменным ступеням, скрытых от взора гостей широкой колонной. Александр подумал, что ему показалось, но неизвестные силы тянули его наверх. Поднявшись, он очутился в помещении, куда солнечный свет проникал лишь отдельными дорожками, освещая мириады хаотичных пылинок. Коснувшись стены, Саша ощутил ее сырость. Он удивился, что в такую знойную погоду никто не может устранить порывы местного водопровода. Почувствовался горьковатый запах, а влажная от стены ладонь стала липкой. Он заметил чьи-то движения впереди.

— Hello?! Кто здесь?

Ответа не было, но Александр смог разглядеть очертания впереди стоящей фигуры. Она была небольшого роста, крайне исхудавшая, вероятно, женская. Фигура сделала шаг навстречу и остановилась.

— Кто вы? — спросил он. — Who are you?

Напряженная тишина стала раздражать Александра, и он решил подойти ближе. Но как только его ноги сделали первые шаги, длинные руки таинственной фигуры стали огромными, дотянулись до него и стали тащить в холодную темноту. Одновременно что-то сзади не давало им это сделать, удерживая его тело на месте. Еще мгновение и эта борьба прекратилась. Солнце резко осветило помещение, и Саша увидел, что находится не в египетском храме, а в старой кирпичной башне городского парка, по стенам которой беспрестанно сочилась кровь. Вот почему вокруг был такой желчный запах. Перед ним над полом недвижимо парила в воздухе мумия девушки, по легенде, погибшей здесь много лет назад. Рядом с Александром стоял Толя, лицо которого по-прежнему было вымазано кокаином.

— Ты должен избавиться от печати «Богуса», которая осталась у тебя после последней нашей встречи. Если ты этого не сделаешь, я больше не смогу тебя защитить от нее, — указывая на мумию, гортанно произнес Толик. — Она вернется за тобой…

— Кто она?

— Смерть!

Александр очнулся от сильного стука в дверь. На его вспотевшем лице отразились все картинки ужасающего сна. Соседские девушки хохотали за дверью, продолжая будить на завтрак, после которого нужно было отправляться в Луксорский храм царицы Хатшепсут.

Когда Саша сравнил царский храм, увиденный во сне, с его настоящей архитектурой, то обнаружил между ними много общего. Но законы диалектического материализма заставляли его сделать вывод: либо египетские дворцы строились зодчими одной архитектурной школы, либо такое совпадение является следствием гашиша и ночных кутежей.

В день отъезда Александр пришел на каменный причал большой реки, куда приходили корабли из разных стран мира. Желтый от ила Нил был спокойным, чем-то похожим на украинский Днепр. Монотонный плеск его волн успокаивал самые расшатанные нервы и тревожные мысли. Саша вынул из кармана маленькую каменную пирамидку, приобретенную в здешней сувенирной лавке. На ее вершине была закреплена кожаная тесьма. Из другого кармана он достал печать «Богуса», крепко связал ее с пирамидкой, размахнулся и… что-то остановило его выбросить этот груз в спокойные воды древнего Нила. Интуиция подсказывала, что печать нужно сохранить.


— Уважаемые пассажиры! Наш самолет благополучно осуществил посадку в аэропорту «Борисполь». Температура воздуха — минус двенадцать градусов, атмосферное давление… — приятным голосом сообщала симпатичная стюардесса, радуясь завершению рейса вместе с уставшими от перелета пассажирами. — Просьба всем оставаться на своих местах. Командир и члены экипажа желают вам всего наилучшего!

После этих слов Александр почувствовал, что вернулся домой.


Содержание:
 0  Ренегат.UA : Сергей Гордеев  1  Глава 2. Картофельный поезд : Сергей Гордеев
 2  Глава 3. Французский поцелуй с украинским акцентом : Сергей Гордеев  3  вы читаете: Глава 4. Проклятие старой башни : Сергей Гордеев
 4  Глава 5. Правил нет : Сергей Гордеев  5  Глава 6. Каждому свое : Сергей Гордеев
 6  Глава 7. Капкан для журналиста : Сергей Гордеев  7  Глава 8. Телохранитель амазонки : Сергей Гордеев
 8  Глава 9. На краю цивилизации : Сергей Гордеев    



 




sitemap