Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 6. Каждому свое : Сергей Гордеев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8

вы читаете книгу




Глава 6. Каждому свое

Киевский деревообрабатывающий комбинат имел определенные перспективы развития, если бы к этому стремилось его существующее руководство. Какие-то попытки наладить стабильность в производственном процессе почему-то всегда приводили к возникновению новых долгов перед государством, партнерами и работающим персоналом. Председатель правления Михал Михалыч делал только то, что удовлетворяло потребности его семьи и родственников, наполняя собственные карманы за счет несовершенного законодательства, доверчивых поставщиков и слабости работников предприятия. В его финансовом скарбе находились акции других деревообрабатывающих фирм как западной Украины, так и ее восточных регионов.

Если не вникать в подробности деревообрабатывающего процесса, остается только отметить необходимость использования теплоэнергии в камерах для сушки древесины. Завод газового оборудования несколько лет по договору продавал теплокалории для сушильных камер комбината, не получая за это обещанной платы. Из года в год долг рос и вскоре достиг размеров четырех миллионов гривен. Но существующие законы не способствуют в скорости решения вопросов, связанных с долговыми обязательствами. К тому же, в октябре 2002 года появилось государственное постановление «Об отмене задолженностей за энергоснабжение между государственными и полугосударственными предприятиями», из которого выходило, что долги между ними могли полностью аннулироваться, если не будут погашены до первого мая 2003 года. Руководство деревообрабатывающего комбината лишь радовалось появлению таких «умных» постановлений власти. Но эта радость оказалась весьма преждевременной. Власть делала то, что нужно ей, а изобретательные аферисты в этом всегда находили свой гешефт.

Именно по этому поводу и состоялась встреча между Борисом и его российским товарищем Алексеем, который собирался выполнить свое новогоднее обещание относительно новых дел.

— Привет! — радостно встретил Борис заграничного приятеля. Было малопонятно, связаны ли были эти эмоции с чувствами, или рождены только в предвкушении будущих капиталов.

— Привет, Борис!

Они встретились на Московской площади возле новенького BMW седьмой модели. После приобретения машины Борис целую неделю встречался со всеми только возле нее, чтобы все могли увидеть его новую дорогую игрушку.

— Ты проголодался? Что-нибудь укусим? Садись в машину. Заедем в McDrive и махнем на набережную. Ты должен видеть не только украинские гривны, но и чаще смотреть на наши днепровские склоны и берега, — подшучивал СБэшник, воображая из себя патриота.

Свежий воздух, увлажненный еще совсем холодной рекой, приятно гладил открытые части тела. На улице начинался март, и плеск днепровских волн будто аплодировал весеннему солнцу. Борис припарковал свою темно-красную семерку на площадке казино «River Palace» и, выходя, захватил с собой пакет из McDonalds.

— Ты что будешь «Big mac» с картофелем «free», ли «Fish mac menu»?

— Все равно.

— Тогда угощайся американским карасем в тесте. И давай по делу.

Алексей вдохнул полной грудью и неторопливо начал.

— Один деревообрабатывающий комбинат должен четыре лимона украинских «тугриков» заводу газового оборудования за использованную тепловую энергию. Если в течение двух месяцев они не заплатят деньги, то эти четыре лимона, согласно постановлению кабмина, автоматически аннулируются.

— Гы-ы, — заржал Борис.

— Ты не подавись этим американским пирожком, потому что сейчас услышишь много интересного, — предупредил Алексей и продолжил. — Руководство завода, которому должен комбинат, согласилось отдать посреднику, который успеет взыскать долг, пятьдесят процентов от всей суммы.

— До первого мая?

— Да.

— А если позже?

— Позже вступит в силу постановление и уже никто никому не будет должен.

— Но это постановление касается государственных и полугосударственных предприятий. В нем же ничто не сказано о коммерческих структурах, — дожевывая картофель, заметил Борис. — Поэтому нужно оформить перевод долга на коммерческое предприятие, которое будет иметь право взимать долг хоть до второго пришествия Христа. Понимаешь?

— Неплохая схема. Это похоже на обычные консалтинговые услуги, где за помощь в возвращении задолженности предусматривается определенный процент.

— И этот процент эквивалентен двум миллионам гривен, — с улыбкой констатировал Борис.

— Я возьму на себя переговоры с руководством завода, а от тебя нужна фирма, которая примется за дело.

— Есть у меня такая фирмочка. Директор там один мутный Сан Саныч. Сначала кинул половину Беларуси, потом скрывался в России, а теперь здесь поднялся на финансовый олимп. С такой биографией отказать капитану безопасности просто невозможно, — смяв салфетку, причмокнул Борис.

— Ты думаешь, что для успеха этого дела нужно связываться именно с такими людьми? Может найти надежного человека?

— А ты считаешь, что на деревообрабатывающем комбинате обрадуются от такого поворота событий. Поверь мне, они будут искать любую возможность, чтобы избежать своих долговых обязательств. Сан Саныч свою работу знает хорошо. Однажды он смог снять хорошую деньгу даже с китайской джинсовой мафии. А это уже о чем-то говорит.

— Я могу надеяться, что все будет обходиться без крови?

— Какая кровь?! Сан Саныч разок посетит руководство этого комбината, поставит всех этих деревянных «Буратино» в «позу», чтобы им было удобнее его слушать. Потом расскажет, как можно найти деньги, когда их совсем нет, и пожелает всего наилучшего в работе до своего второго и уже последнего визита. Главное, чтобы среди тех умников не было мудаков, которые начнут решать проблему на каком-нибудь депутатском уровне. А те «насосы» из парламента могут так все вывернуть, особенно через прессу, что никакой ассенизатор потом не захочет влезать в то дерьмо. Понимаешь?

— Конечно. Лучше плохой мир, чем хорошая война, — последняя фраза Алексея прозвучала слишком патетически.

Борис искоса глянул на своего российского друга и добавил, — все будет пучком. Кстати, а какие мои проценты?

— Как всегда — двадцать с дохода. То есть четыреста тысяч наличкой.

После этого оба приятеля сели в авто, и машина двинулась по набережной в сторону речного вокзала. А в бирюзовом небе потихоньку начинал собираться первый весенний дождь.


Сан Саныч — тот самый случай, когда человек с неоконченным средним образованием и пятью словами в общении имеет возможность частично влиять на экономическую ситуацию даже общегосударственного уровня. Офис, где работала его команда опытных юристов и экономистов, находился в центре столицы. Выходя из лифта, сразу натыкаешься на стальное кованое ограждение, по другую сторону которого молоденький сержант милиции интересовался вашей фамилией и целью визита, затем согласовывал эту информацию с секретаршей, и только потом открывал хитрые замки. Это были необходимые элементы безопасности, потому что деятельность этой фирмы нравилась далеко не всем. Проще сказать, лютых врагов у Сан Саныча с каждым новым делом становилось все больше, зато прямо пропорционально рос его капитал.

Борис ждал в приемной, перелистывая страницы свежих журналов «Vogue» и «Playboy». Напротив работала очаровательная Вера, которая с легкостью могла бы завоевать звание «Мисс Вселенная». Но судьба над ней посмеивалась, позволяя лишь трах с Сан Санычем. Конечно, Вера зарабатывала значительно больше, чем обычная секретарша, но все равно она оставалась обычной элитной девкой с элементарным знанием ПК и начальным английским.

Еще в школе Вера выделялась среди своих сверстников высоким ростом, красивыми формами и сногсшибательной фигурой. Никто из ребят в классе не осмеливался после уроков провожать ее домой. Знали, что Вера в мелких кавалерах не нуждается. Ее частенько выгуливали совершеннолетние парни, а по окончании уроков увозили на «Жигулях» или иномарках. Нет, Вера не росла развращенной девушкой. Она никому не позволяла лишнего в интимных отношениях. Но была у нее одна слабость — любила Вера темное пиво и после первой же бутылки сразу хмелела, что приводило весь ее девичий организм в состояние необычного куража с отсутствием каких-либо табу или комплексов. Этот финт организма всегда приводил к разным приключениям, одно из которых случилось уже в первый год ее студенческой жизни.

Поступила Верунчик в столичный университет и, одновременно, записалась на кастинг в модельное агентство. Уже через месяц в универе девушку стали называть «моделью». Подиумы, показы, цветы, поклонники — все это вскружило голову провинциальной девушке. На обучение времени уже не хватало, поэтому нужно было делать выбор — или университет, или короткая дефилирующая судьба. После недолгих размышлений Вера выбрала образование и земную профессию.

Со временем университетская компания стала родной, а студенческая общага заменила дом. Жизнь от сессии до сессии у студентов проходит по-разному, но не без пива. В одной из таких пивных пирушек познакомилась Вера с Антоном из параллельного потока. Антон предложил на выходные поехать к нему в гости, чтобы продолжить хмельную программу в компании его друзей. Вера согласилась.

В электропоезде традиционно продавали газеты, средства от крыс, мышей, клопов, комаров и, конечно, темное пиво. Когда Антон рассказывал о новой современной сауне, недавно открывшейся в их городе, Вера и думать не могла, что после нескольких бутылок пива она согласится принять «легкий пар» вместе с друзьями Антона — Сергеем и Виктором. Даже для самих ребят было полной неожиданностью наблюдать, как такая красавица в предбаннике молча снимает с себя всю одежду и преспокойно направляется в парилку.

Чувствуя знаменательное расположение звезд, трио, вспотевшее от прилива адреналина, мгновенно сбросило с себя трусы и двинулось на призыв основного инстинкта. В хорошо разогретом помещении глазам ребят явилась обнаженная Даная Рембрандта, растленная на верхней полке просторной парной. Но высокая температура сауны и выпитый алкоголь не позволили самцам воспользоваться ситуацией. Длиннющие слюни текли по их возбужденным телам, а безразличная ко всему Вера наслаждалась нежным паром финской сауны.

Спустя какое-то время все перешли в предбанник, где снова стали употреблять и пивко, и водочку. Не обращая внимания на их настойчивые намерения, Вера оставалась неприступной. Парням удавалось делать только легкие ласки и оральные экспромты. Старательная двухчасовая борьба привела к полной капитуляции вражеских «орудий». Это заставило всех присутствующих заняться традиционными банными делами. Единственное, что позволила Вера сделать, так это хорошо потереть ей спинку. За это она каждому подарила жаркий поцелуй… в щечку.

Неизвестно в каких еще местах и с кем побывала бы Вера, если бы на ее пути не встретился Сан Саныч. Не смотря на его скверное отношение к женскому полу, Вера получала от него лишь приятные вещи и слова кротости.

— Прости что отвлекаю, — к Вере обратился Борис, который уже пол часа просидел в ожидании ее босса. — У меня не так много времени. Может, ты мне скажешь, где находится Саныч?

— Сан Саныч велел никому не говорить, что он в сауне. Вход на внутреннем дворе этого дома. Но не говорите ему, что вы узнали об этом от меня.

— Не волнуйся. Я тебя не выдам, — еще раз капитан глянул на красивое тело секретарши и спустился во двор.

Двери были приоткрыты. Он вошел в холл и поставил второй стул возле стола, накрытого на одну персону. Прохладный тоник и огромные виноградины просились в рот. Бутерброды с разноцветной икрой разлеглись на большой тарелке вместе с океанскими креветками. Тонко порезанный лимон находился возле полупустой бутылки украинской водки. И на фоне этого пышного натюрморта посреди стола с особой гордостью стояла банка обычной армейской тушенки с вонзенной в нее мельхиоровой вилкой.

Борис не мог сдержаться и, набравшись наглости, выпил «полтишок», закусив кислым лимоном и соленым бутербродом. Затем отщепил виноградину и плеснул в бокал холодный тоник.

— Не стесняйся, — послышался голос Сан Саныча, вышедшего из парилки в больших каплях нетрудового пота.

— Привет, Сан Саныч.

— Привет, коль не шутишь?! — подсаживался голый Саныч. — Прости, что я в таком виде. Но, мля, после последней командировки немного приболел. Вот решил прогреться. Присоединишься?

— Не могу. В другой раз.

— Тогда выкладывай, какие дела привели такого дядю к такому поцу, как я?

— Какие дела?! Так, мелкая просьба.

— Просьба? Я, мля, благотворительностью не занимаюсь.

— Конечно, это не бесплатно.

— Ну, рассказывай, — налил и выпил Саныч, закусывая креветками и бутербродом.

И Борис поведал о деревообрабатывающем комбинате и его задолженности перед заводом, о двухмиллионном заработке при подписании консалтингового соглашения при полном взыскании долга на одну из фирм Саныча. Бритоголовый Сан Саныч слушал и подливал в водочку. Время от времени он поглаживал свои шрамы от пуль, доставшиеся ему в наследство от разборок с одной бригадой. Тогда его жизнь была только в руках судьбы. Поэтому Саныч всегда приговаривал: «Лучше бы я родился в бронежилете, а не в рубашке». Но когда смеялся, его длинный шрам на шее содрогался, как бы предупреждая, что бронежилет не всегда может уберечь.

— Я надеюсь, что ты все устроишь, как настоящий профессионал своего дела, — закончил свой рассказ Борис.

— Не бзди, капитан! Все будет ровно! Это я тебе говорю.

— У меня еще одна просьба.

— А не многовато, мля, просьб на один день? — с полным ртом шутил Саныч, давясь баночной тушенкой.

— Когда получишь деньги, то не спеши возвращать заводу его долю. Давай ими покрутим. У меня есть место, куда их можно выгодно вложить. За эту задержку каждый месяц тебе пять процентов — сто штук. А заводу его долю вернем к концу года.

— Или не вернем?! — угадал Бориса хитро-сделанный Саныч.

— А сколько процентов возьмешь за кидок?

— Будет бабло, тогда и поговорим.

— Ну, не буду тебе мешать выздоравливать. Когда решится вопрос с бумагами о переводе долга, я тебе позвоню. Хорошо бы, если до той поры твои люди разобрались в этом деле, чтоб была возможность быстро решить проблему. Люди комбината не должны иметь времени для поиска помощи. А чего это ты на тушенку перешел? Ностальгия замучила?

— Предлагают вернуть один должок не деньгами, а тушенкой. Пять вагонов — это ж не баран чхнул! Вот, решил попробовать на вкус. Нужно же знать, что берешь.

Борис попрощался с Сан Санычем и, наконец, вышел на улицу. Сидя в костюме возле парилки, его рубашка взмокла, а на службе еще должно состоятся важное совещание.

Через две недели подписали соглашение между заводом и фирмой Саныча о переводе долга в четыре миллиона на одну из его коммерческих структур. Оставалось ждать сентября, к началу которого фирма Саныча должна перечислить на счет завода два миллиона, полученных от деревообрабатывающего комбината. Другие два миллиона должны пойти на конвертацию, для превращения в наличную массу, из которой двести тысяч оставалось Сан Санычу и его команде, еще двести тысяч были деньгами Бориса, и оставшиеся получал Алексей, которому нужно было тоже делиться с какими-то людьми, помогавшими в подписании соглашения с заводом. Но все произошло по другому сценарию, ведь Борис всегда хотел оставаться собой.


Александр получил повестку с приглашением в отдел по экономическим преступлениям в качестве свидетеля. Удивления не было, но догадаться по какому случаю этот вызов он не мог, так как знал, что Борису не выгодны какие-то неприятности из этой конторы, и все дела по ликвидации фирмы «Слинг» он должен был держать на своем СБэшном пульсе.

В понедельник утром, как было указано в повестке, Саша направился в райотдел. Он понимал, что приглашение в качестве свидетеля могло означать все что угодно, даже арест. Но, если боишься волков, зачем ходить в лес?

— Разрешите? — поинтересовался Александр, открывая двери кабинета № 23.

— Проходите, — ответил майор.

— Я по повестке.

— Присаживайтесь. Вы директор фирмы «Слинг»?

— Да.

— У меня есть несколько вопросов, — доставая чистые листы бумаги, пояснил майор. — Вы знакомы с директором фирмы «Респект»?

— С Александром Владимировичем?

— Да. Имели общие дела?

— Я не помню.

— Значит, вы не помните о приобретенном вами мороженом на один миллион восемьсот тысяч гривен и на такую же сумму проданного вами оборудования для мармеладного цеха?

— Нужно заглянуть в бухгалтерию. Мне кажется, что-то такое было, — начал оправдываться Саня, хорошо понимая, что попался. Кто ж забывает о миллионных соглашениях?

— Когда вы сможете предоставить свои бумаги, чтобы детально рассказать, у кого вы покупали оборудование, проданное фирме «Респект»? — с улыбкой люцифера продолжил майор. — И куда делось мороженое, которое вам продал Александр Владимирович?

В кабинет вошел мужчина, появление которого очень удивило Александра. Это был тот самый человек с большим пятном на щеке. Он подошел к майору и что-то сказал. Тот кивнул и вышел из кабинета, а мужчина сел напротив Саши.

— Меня зовут Дмитрий Олегович. Я работаю в Департаменте контрразведки. Меня интересует печать фирмы «Богус». Если вы сможете ее найти, ваши проблемы, которые уже появились в этом кабинете, и другие недостатки работы «Слинга» будут забыты. Вы понимаете, о чем идет речь? Прошу вас быть благоразумным и о моем предложении никому не болтать. Я знаю, что вы сделаете правильный выбор. Печать можете отдать майору. Желательно поторопиться, — закончил человек и опустил свой колючий взгляд. Затем он вышел, а майор вернулся на свое место и стал изучать какие-то бумаги, делая вид, будто никого рядом не существует.

Саша молча сидел и не знал, как ему реагировать, пока сам майор не помог.

— А чего вы сидите? Идите домой, ищите то, что вам нужно найти и приходите, — подмигнул майор и снова продолжил свою работу.

Александр никак не мог понять, почему человек из контрразведки следил за ним в течение года, потом отправил деньги в благотворительный фонд, а теперь требует печать «Богуса». Если ему были нужны те миллионы, то он их уже получил. Может этот Дмитрий Олегович хочет иметь на руках доказательство о подделке платежного поручения? Когда у него появится печать, тревожно будет тем, кто имеет отношение к фонду. Если я отдам печать, — размышлял Саня, — у меня исчезнут проблемы, связанные с деятельностью «Слинга». Но этими вопросами должен был заниматься Борис. Выходит, что он нечего об этой повестке и моем приходе в райотдел не знает, а человек из контрразведки делает свое дело тайно. Значит, у Бориса скоро появятся проблемы.

На следующий день Александр передал печать «Богуса» майору.


Борис на работе играл с компьютером в преферанс, когда ему позвонил Сан Саныч.

— Борис? Приезжай и забирай свое бабло, а то потрачу.

— Сейчас буду! — обрадовался Борис и пулей вылетел из кабинета.

Время в дороге казалось ему вечностью. Пешеходы, светофоры, машины, будто знали о том, как не терпится ему поскорее обнять свои деньги, его бумажное счастье то, ради чего он жил. Вот он, долгожданный кабинет Сан Саныча. На стене висел огромный государственный флаг Украины. Рядом с ним находился портрет любимого Президента. Кожаные диваны, персидские ковры с восточным оружием, шикарная хрустальная люстра, огромный стол из красного дерева и на нем блестящая лысина Саныча, который мирно храпел, держа в руке бутылку забугорного пойла.

— Доброе утро! — Борис растолкал Саныча.

— Йо мое, уже утро?! — разлепил глаза Сан Саныч.

— Это ж я.

— Забирай, — Саныч вытянул из-под стола спортивную сумку полную денег.

— Сколько здесь? — открывая, краснел от напряжения Борис.

— Три лимона гривен в евро. Я лимон взял себе за кидок, который ты просил. Председатель правления комбината, этот козел Михалыч, долго упирался. Но я нашел способ, как вставить паяльник ему в зад. Реально, эти деньги он не имел права отдавать в качестве долга, и комбинат скоро будет их апеллировать в суде. Но фирму, которая подписала договор с заводом и приняла деньги от комбината, мы уже ликвидировали. Сегодня это чувырло уже не является председателем правления — сбежал на западную Украину. Я опустил на деньги комбинат, а не завод. Поэтому, никаких претензий ни у кого уже не будет. Вот такие, мля, дела, чувак, — закончил Сан Саныч и выжрал свое пойло прямо из бутылки.

— Благодарю за красивую работу!

— Может, ты мне еще какой-нибудь орден нарисуешь?!

— Как-нибудь обязательно отметим это дело, но сейчас мне нужно бежать. Сам понимаешь — дела, — виновато попрощался Борис.

— Та иди уже. Капитан безопасности.

Борис летел домой, чтобы скорее ощутить в руках свой навар. С таким раскладом его доля увеличилась на порядок. Это, конечно, меньше, чем от операции «Ренегат», но все равно — деньги немалые.

На проспекте Победы Борис услышал сирену. В зеркале заднего вида он заметил три авто группы «Альфа». Одна из них быстро пошла на обгон и подрезала его BMW, другая остановилась сбоку, последняя осталась сзади. Борис еще верил в то, что это нелепая ошибка. Но когда назвали его фамилию и попросили выйти из машины с поднятыми руками, он понял, что в его жизни произошла большая беда.

— Это ваша сумка? — обратился к нему один из офицеров.

— Нет. Ее, наверное, забыл случайный пассажир, которого я только что подвозил к Крещатику.

— Ну, естественно. Прошу проехать с нами. Вы арестованы по подозрению в коррупции и использовании служебного положения в корыстных целях!


Маленькие очки коренастого полковника, заместителя начальника Департамента контрразведки по защите экономики Украины, не были запыленными, но если его что-то очень интересовало, он всегда их протирал своим галстуком. Так и в этот раз, офицер слушал рассказ своего подчиненного, майора Службы безопасности, и тискал своими пальцами их тонкое стекло.

— Таким образом, — продолжал майор, — смысла для последующего наблюдения уже не было, и на проспекте Победы ребята из «Альфы» взяли его «тепленьким». При нем в сумке было найдено четыреста тридцать тысяч евро, что по сегодняшнему курсу составляет около трех миллионов гривен. Сейчас он дает следователю показания по всем эпизодам.

— Так он сразу раскололся или куражился?

— Практически, сразу. Я всегда говорил, что Борис человек умный, но его действия всегда можно предугадать благодаря его недостатку.

— Жадность?

— Да. Ради денег он продал бы даже кислород, которым дышит.

— Вот и задохнулся. Кстати, а что вы там придумали для фиксации на себе внимания наших подопечных?

— Товарищ полковник, откуда вам это известно?

— Слухи, слухи.

Майор вынул из кармана муляж темного пятна, потер его и прилепил к щеке.

— Хо-хо. Вы создали деталь образа, забыть которую невозможно. Молодец!

— Как учили нас в разведшколе, если объект нуждается в психологическом воздействии, необходимо своевременно появляться в поле его зрения. Главное знать как, когда и для чего.

— Я буду хлопотать о присвоении вам внеочередного звания. Слушай! А как там поживает твой агент… как ее?

— Марина?!

— Да. Из твоих докладов я помню, что ей нужно было работать в очень трудных условиях сексуальной нагрузки, — рассмеялся полковник.

— Маринка просто молодец. Сумела поработать и с Александром, и с Борисом, и даже с Алексеем. Добывала очень полезную информацию, а главное, благодаря ней мы могли следить за передвижениями Бориса и Алексея, а также прослушивать почти все их разговоры.

— Ну, молодцы, молодцы, — радовался полковник. — Благодарю за службу!


А в стране близился 2004 год, — время призрачных надежд и мечтаний о свободе и справедливости. На Украине по улицам бродяжничал помаранчевый призрак демократических перемен, упоминание о котором спустя несколько лет заставляло подташнивать даже самые здоровые желудки.


Содержание:
 0  Ренегат.UA : Сергей Гордеев  1  Глава 2. Картофельный поезд : Сергей Гордеев
 2  Глава 3. Французский поцелуй с украинским акцентом : Сергей Гордеев  3  Глава 4. Проклятие старой башни : Сергей Гордеев
 4  Глава 5. Правил нет : Сергей Гордеев  5  вы читаете: Глава 6. Каждому свое : Сергей Гордеев
 6  Глава 7. Капкан для журналиста : Сергей Гордеев  7  Глава 8. Телохранитель амазонки : Сергей Гордеев
 8  Глава 9. На краю цивилизации : Сергей Гордеев    



 




sitemap