Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 2 : Диана Гразиунас

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  17  18  19  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  83

вы читаете книгу




Глава 2

— С вами все в порядке? — спросила Анжела, сменив ледяной равнодушный взгляд на участливо-любопытствующий.

Человек, прервавший ее обед, тер свой лоб и растерянно улыбался.

— Я целый день ехал. Чувствую себя несколько неуютно на скоростных магистралях. Не возражаете, если я сяду? Поверьте, я по делу. Мне действительно очень нужно поговорить с вами.

— О чем?

— Я расследую убийства латиноамериканских семей.

Подсознательно она догадывалась, о чем он собирается говорить, но тем не менее от этих слов вся содрогнулась. Прошло два месяца, но боль от потери была все еще остра. Анжела мгновенно почувствовала одновременно и злость, и боль. Новые вопросы! Сколько раз она уже отвечала на те же самые вопросы, а их задают снова и снова! Что толку от этого? Никакого! Ее отец, мать и двое братьев по-прежнему мертвы и все еще не могут обрести покой. Но вопросы не вернут их. И, как оказалось, ответы на них так и не помогли поймать убийцу.

Тогда зачем, зачем продолжать эту ерунду? Ступай-ка ты подальше, господин хороший, я больше не собираюсь играть в эти игры. Оставь меня в покое. Отстань от меня. Позволь мне самой оплакивать моих покойных родственников, и, может быть, я найду какой-нибудь способ вернуться к жизни. Дай мне возможность залечить раны. Уходи!

Но вместо этого Анжела посмотрела своими печальными глазами на почтительно ожидавшего ее ответа незнакомца и сказала:

— Присядьте.

Затем снова переспросила его имя.

— Де Карло, Лерой Де Карло.

Она считала это странным: имя испанское, но произношение явно выходца со Среднего Запада. Он быстро объяснил, что его нанял состоятельный дядя одной из последних жертв «Головореза». Дяде не понравились результаты расследования, проведенного нью-йоркским департаментом полиции, поэтому он и нанял Де Карло для поисков убийцы. Ему уже дважды удалось успешно провести расследование подобных случаев на Среднем Западе, поэтому его и пригласили.

Лерой махнул проходящему мимо официанту и попросил принести пива. Для Анжелы он заказал бокал белого вина, затем снова повернулся к Анжеле и посмотрел на нее долгим пристальным взглядом. Казалось, Лерой не знал, о чем говорить дальше. Анжела не могла точно сказать, но чувствовала, что разговор будет вовсе не таким, каким Лерой его запланировал. Но почему? Ведь она с ним заодно, не так ли?

После некоторого замешательства Лерой сказал:

— Видите ли, Анжела, я нахожусь в этом незнакомом городе для того, чтобы расследовать дело двухмесячной давности. Но пока у меня нет подходящих версий. Мне нужна любая помощь. В своем деле я специалист, но все-таки не супермен.

— Что я могу еще добавить? Вы, наверное, все знаете из отчетов полиции и газетных статей. Я полагаю, что вы уже просмотрели весь этот материал.

— Да, конечно. Перечитал уже раз сто. И, знаете, мне никак не удается найти связующую нить, которая могла бы вывести меня на этого головореза, поэтому мне нужен совершенно другой след. Если хочешь найти убийцу, выясни, кто были его жертвы. Вот поэтому и пришел повидать вас.

Анжела на мгновение задумалась, а затем сказала:

— Теперь мне понятно, почему эту работу нельзя свести к типичному делу об убийстве. Мне кажется, что этот подонок выбирал свои жертвы наугад. Он — сумасшедший. Мои родственники ни в чем не виноваты, и я не вижу никаких причин для их убийства или убийства какой-либо другой семьи. Никто из жертв не был знаком друг с другом, и между ними нет никакой связи.

— Позвольте уточнить. Не было никакой взаимосвязи между ними потому, что никто еще не смог ее выяснить. Даже сумасшедший действует по-своему закономерно. Если бы он убивал людей совершенно случайно, как об этом заявляют газеты, его бы давно уже схватили.

— Я не понимаю, как вы можете так говорить. А разве Дэвид Беркович действовал не так? Посмотрите, как долго его ловила полиция.

Анжела заметила, что ее упоминание о Берковиче болезненно отразилось на лице Лероя Де Карло, но прежде чем она смогла что-либо спросить по этому поводу, тот сказал:

— Ну, с Берковичем все было по-другому. Он бегал по улицам и стрелял в людей, находившихся в машинах. Его было трудно выследить, потому что он делал это спонтанно и без всякого разбора, но в нашем случае все абсолютно не так. Он знает, кто его жертвы. И это не случайно, что все они, например, испанского происхождения. Они все были выбраны по этническому признаку. И всех этих людей он убивает в их собственных домах. Это тоже важно. А чтобы это сделать, ему необходимо все скрупулезно проверить и оценить сложившуюся обстановку, прежде чем войти в дом. Никакой убийца, даже сумасшедший, никогда не врывается в незнакомое здание, не зная его планировки. Я предполагаю, что он побывал внутри каждого из этих домов по крайней мере однажды до той ночи, когда пришел убить этих бедных людей.

Последнее высказывание насторожило Анжелу.

— Но... Полиция никогда не говорила ничего подобного.

— Возможно потому, что полицейские не задумывались об этом. Но им приходится быть более сдержанными в своих высказываниях, чем я. Ведь вокруг меня нет репортеров, которые цепляются к каждому слову.

— Понимаю. Но тогда что же вы хотите от меня? Чтобы я вспомнила что-нибудь, что могло связывать мою семью с другими жертвами?

— Именно так. Мне бы очень помогло, если бы вы смогли просто рассказать мне все, что вы помните о своем отце, матери и братьях. Расскажите мне историю семьи, чуть позже я свяжусь с родственниками каждой из семей жертв, и, возможно, что-нибудь всплывет на поверхность — то, что полиция пропустила. Я могу потратить на это дело больше времени, чем они. Кроме того, у меня свежий взгляд на события. Мне, в отличие от других, не довелось переживать эту трагедию в течение двух месяцев. В этом мое преимущество, оно уже не раз сослужило мне добрую службу.

Анжела долго смотрела куда-то в пространство, раздумывая, готова ли она снова рассказать о своей семье какому-то Лерою Де Карло. Сможет ли она выдержать это? В том, что будет трудно, она была уверена, но знала наверняка, что ресторан — не совсем подходящее место для такого разговора.

— Давайте пойдем ко мне.

Это была одна из квартир с планировкой «паровозиком», где комнаты располагаются друг за другом от фасада до задней стены здания вдоль длинного коридора. Прежние владельцы здания занимали его полностью. На пятом этаже, скорее всего, проживала прислуга. Другой владелец, который приобрел здание в тридцатые годы, разделил его на секции, установив стены там, где они прежде не стояли, и тем самым превратил роскошные апартаменты в убогие клетушки с высокими потолками, где зимой гуляли сквозняки. Но Анжела Кинонес называла это домом.

Она внимательно наблюдала за тем, как Де Карло обозревал ее жилище. От такого пристального осмотра ей стало как-то не по себе. Теперь она чувствовала себя неловко из-за того, что обставила квартиру такой шикарной мебелью по последнему слову техники. До сих пор ей не казалось, что подобная мебель здесь не к месту. Старый мир Нью-Йорка, окружающий суперсовременную мебель. Раньше она считала, что это создает особый стиль, этакий «эклектик». Но внезапно все это показалось ей слишком претенциозным.

Да, этот мужчина — типичный следователь. Он не смотрел на вещи, он их тщательно изучал. С другой стороны, он совсем не похож на частного детектива. Анжела всегда представляла частного следователя более крутым: постоянно пыхтящим сигаретой, пьющим скотч, цедящим сквозь зубы слова. Лерой был совсем не таким — застенчивым, старательным, скрытным и педантичным. И кроме того, у нее возникло впечатление, что он чувствовал себя несколько неловко с ней. Он даже заметно колебался какое-то время, прежде чем решил пойти к ней домой. Факт, который показался ей ужасно забавным. Жизненный опыт приучил Анжелу к другому: большинство мужчин просто подпрыгнули бы от предложения побыть с ней наедине.

Но Анжела ошиблась, посчитав Лероя неуверенным человеком со слабой хваткой. Она наблюдала за тем, как он двигается, и поймала на себе пару раз его быстрые взгляды, пока он рассчитывался с официантом. Внутри этого человека была сталь. И хотя он тщательно пытался скрыть свою истинную натуру, она все-таки проявлялась.

Анжела предложила ему выпить, но была очень удивлена, когда он попросил газированной воды. Сама она выпила еще белого вина для воодушевления, и они вместе устроились в гостиной.

— С чего начать?

Лерой, казалось, размышлял над ее вопросом и после паузы сказал:

— Расскажите мне о всех местах, где раньше жила ваша семья. Вернитесь в детство. Давайте начнем отсюда.

И она начала, удивившись при этом, как легко это у нее получается. Она стала рассказывать о детстве, которое провела в Саут-Бронксе. Ее отец работал уборщиком в фармацевтической лаборатории. Ему нелегко дались первые десять лет, проведенные им в США. По-английски он говорил очень плохо, а кубинский диплом об окончании колледжа здесь ничего не значил. В конце концов он получил работу в больнице Элмхерст-Хоспитал в Квинсе. Именно тогда семья переехала во Флашинг, где и прожила вплоть до той роковой ночи. Это место всегда было для нее домом — приветливым и родным. Ей все еще трудно было поверить, что все закончилось так кошмарно. Анжела больше не появлялась там после этих убийств. Просто не могла. Ее друзья распорядились имуществом ее семьи. Она взяла лишь несколько вещичек на память: отцовские верблюжьи щетки для волос, несколько ювелирных изделий, принадлежавших матери, и фотографии.

Продолжая свой рассказ, Анжела не могла не заметить, каким хорошим слушателем оказался Лерой: наклонившись вперед в своем кресле, он кивал головой, время от времени задавал вопросы. Но в основном он позволял говорить ей самой — слушал, не перебивая и не направляя ее. Она начала понимать, что именно такой разговор ей и был нужен. Горе так долго удерживалось в глубине ее души, что, похоже, начало разрушать ее ядом разложения. Для нее это явилось возможностью вспомнить теплоту и доброту своей семьи. Слезы катились по щекам, не мешая, впрочем, ее повествованию. Анжела сморкалась, вытирала слезы и продолжала дальше. Эти трогательные моменты, казалось, ничуть не задевали Де Карло, и поэтому они нисколько не препятствовали ей изливать свои чувства. Да, он действительно был хорошим слушателем, о лучшем нельзя и мечтать.

Анжела рассказывала о веселых поездках в Джоунс-Бич по субботам и воскресеньям, о путешествиях в ботанический сад Бруклина. Как она любила этот дивный оазис посреди цементного и асфальтного мира! Она тепло вспоминала о каникулах в Атлантик-Сити. Это было еще до того, как он превратился в своеобразную Мекку Восточного побережья — место паломничества азартных игроков. Она с братьями исколесила его на велосипедах вдоль и поперек. Это было очень забавно. Но в тот отпуск произошло одно драматическое событие. На пляже была объявлена тревога: в воде обнаружили акулу. Анжела помнит, как сидела возле самой кромки воды вместе со своей семьей, внимательно вглядываясь в океан: не появится ли где плавник акулы. Они так ничего и не увидели, но тем не менее это было большое развлечение. Те две недели, пожалуй, стали самыми лучшими в ее жизни. Она впервые поняла, как прекрасна жизнь за пределами больших городов. Это был единственный отпуск, который их семья могла себе когда-либо позволить.

Эта мысль изменила направление воспоминаний Анжелы. Да, в жизни было много приятного, но были и трудные времена. Большую часть своей юности она провела в квартале, где уровень жизни был ниже среднего. Жили они без особой роскоши, но самое необходимое для жизни у них всегда было.

Анжеле было шесть, когда ее родители решили, что могут позволить себе иметь больше детей. Возможно, в те времена они были единственной парой в Америке, которая планировала свою семью. К тому времени когда Анжеле исполнилось восемь лет, у нее было уже двое маленьких братьев. Но за три дня до того, как ей исполнилось девять, ее отца положили в больницу, а на работе у него в это время произошло сокращение штатов. Те, у кого было меньше преимуществ, были уволены с обещанием, что их пригласят снова, если дела пойдут лучше. Выдача пособия по безработице через шесть месяцев закончилась, а новая работа все не подворачивалась. Иногда им было нечего есть. Старую одежду, которую пора было выбрасывать, латали и перелицовывали. Анжела все еще помнит печаль в голосе отца, когда тот объявил, что им придется получать благотворительные обеды. Это было выше его сил, потому что он был человеком гордым.

Это суровое существование продолжалось три месяца, пока не произошло чудо — позвонили из «Элмхерст-Дженерал». Отец снова получил прежнюю работу. Жизнь наладилась, и так продолжалось потом многие годы.

Оценки Анжелы в колледже позволяли получать стипендию. Это помогло ей воплотить в жизнь мечту об образовании дизайнера и получить степень бакалавра по окончании школы изобразительных искусств. После этого она подрабатывала в маленьких журналах, газетах, рекламных агентствах, везде, где только появлялась возможность.

Четыре года назад Анжела получила почасовую работу в журнале мод, где она сейчас работала. Это стало ее большой удачей. Год спустя она уже работала на полную ставку заместителем художественного редактора. Это дало ей финансовую возможность приобрести жилье. Теперь у нее появились не только своя собственная квартира, но и свой собственный мир. Вот почему она уже не жила в том доме, где случилась трагедия.

Анжела снова заплакала, и на этот раз больше не смогла продолжить свой рассказ. Она закрыла лицо руками и рыдала, совершенно не контролируя себя. Она не услышала, как Лерой встал, подошел к ней и сел рядом, до тех пор пока он не коснулся ее плеча. В следующий момент она прижалась лицом к его груди, и все ее тело сотряслось от рыданий. Стараясь взять себя в руки, Анжела все же продолжала плакать, и ее конвульсивные всхлипывания стали больше похожи на икоту. Все это время Лерой легонько придерживал ее и терпеливо похлопывал по спине, шепча, что все будет хорошо. Пусть горе выйдет наружу.

Когда она снова начала рассказывать, Лерой без каких-либо объяснений вернулся на свое место. Затем он спросил о матери Анжелы. О Розанне Кинонес он услышал много доброго. У матери и дочери были особые отношения, более теплые и нежные, чем у многих других родителей с детьми. И даже сложные подростковые годы не смогли охладить ту любовь, которую они испытывали друг к другу. Мама была ей другом и доверенным лицом. Анжела про себя отметила, как заметно усилился интерес Лероя, когда она рассказывала, что в возрасте десяти лет сильно ударилась головой, упав с велосипеда. Она пролежала без сознания почти два дня на больничной койке. Розанна Кинонес не оставляла ее ни на минуту. Ей показалось немного странным, что Де Карло заинтересовался ее травмой больше, чем остальным рассказом. Она не могла понять, каким образом ее травма может повлиять на расследование, проводимое Лероем. Но Анжела не стала придавать этому значения, решив, что частные детективы находят порой очень странную взаимосвязь между, казалось бы, самыми незначительными деталями, на которые обычные люди просто не обращают внимания. Она настроилась на воспоминания о своей матери и не собиралась потакать чьей-либо причуде или любопытству, уводящим ее в сторону.

Розанна Кинонес не работала до тех пор, пока Томас и Хорхе, братья Анжелы, не пошли в школу. Затем она стала работать секретаршей. Это была первая оплачиваемая работа за всю ее жизнь. Анжела так гордилась и так рада была за нее. Дополнительный доход принес в дом маленькие радости: цветной телевизор, новый холодильник. В то время казалось, что жизнь теперь будет становиться все лучше и лучше. Ни у кого в семье не возникало особых проблем. Мальчики хорошо учились в школе, а отец пошел на повышение и в своей больнице теперь отвечал за питание больных.

К тому времени у Анжелы появилась хорошая работа. Она дружила с одним парнем и, в общем, была довольна жизнью. Затем появился «Головорез», и все исчезло в мгновение ока. На этот раз при упоминании об убийстве семьи девушка уже не разрыдалась. Лерой подумал, что длительный процесс выздоровления уже начался. В глазах Анжелы все еще оставалась неостывшая боль и сожаление о том, что все так получилось, но в них появилось что-то новое, такое, о чем она до сих пор не позволяла себе думать. Нечто более здоровое, чем душевная пустота, от которой она сейчас страдала. Это нечто было гневом, даже злостью.

Анжела внезапно поняла, как сильно она хочет, чтобы поймали убийцу ее семьи и сполна наказали за ту жестокость, с которой он расправился с ее родственниками. За те жизни, которые он разбил, за будущее, за несбывшиеся мечты. Именно сейчас Анжела решила, что будет помогать Лерою Де Карло и сделает все, что только в ее силах.

До сих пор Анжела говорила тихо, словно самой себе, и была почти полностью погружена в свои собственные мысли. Она взглянула на Лероя, который в тот момент рассматривал фотографии в рамках, стоявшие на краю стола рядом с ее креслом. Он поднял одну из них. Даже не видя саму фотографию, она узнала ее по рамке.

— Это твой парень? — спросил Лерой.

— Был.

— Был?

— Он тоже мертв. Уже больше года. Но это другая, еще одна печальная история.

Возникла долгая пауза.

— А что случилось? — спросил Лерой, аккуратно возвращая фотографию на свое место.

— Его звали Джеффри Паркер, он был брокером на фондовой бирже, настоящим игроком на Уолл-Стрит. Он был забавный, нам с ним было хорошо. Мы собирались пожениться в этом году. Я предполагаю, что Джефф однажды сыграл слишком круто. Его нашли мертвым в мужском туалете их офиса. Кокаин. Не выдержало сердце. Такая ужасная потеря. Я долго по нему плакала. Лерой встал и подошел к окну. Стоя спиной к ней, он сказал:

— Для вас это было слишком неожиданно и грубо.

Анжела не ответила. Да она и не думала, что ее собеседник действительно ожидал ответа. Де Карло взглянул на часы и объявил:

— Послушайте, я лучше пойду. Я хотел бы поблагодарить вас за помощь, которую вы мне оказали. То, что вы мне рассказали, действительно может помочь.

— Я бы хотела помогать вам всем, чем только смогу, мистер Де Карло. Если вы решите, что я смогу быть вам чем-нибудь полезна, звоните. Я очень благодарна вам за то, что вы ведете это расследование. Где вы собираетесь остановиться?

— Пока не решил. Посмотрю, может найду место возле аэропорта. Там немножко подешевле будет.

Анжела взглянула на часы на стене и ужаснулась тому, что было уже полтретьего ночи. Неужели она все это время говорила? Встать утром будет адски трудно. Но сейчас это не важно.

— Послушайте, в это время суток вам будет трудно найти гостиницу. Почему бы вам не переночевать здесь? А завтра устроитесь в отеле.

Лерой широко улыбнулся и поблагодарил ее, затем снова отвернулся к окну. А ей захотелось узнать, о чем он думает. Обычно она не приглашала незнакомых мужчин к себе на ночь, но этот Лерой Де Карло совсем другой.

Было совершенно очевидно, что он не воспринял ее приглашение за нечто большее, чем просто предложение воспользоваться ночлегом. Она ожидала именно этого и вздохнула с облегчением и радостью, убедившись, что ее правильно поняли. После долгих разговоров об убийстве квартира этой ночью казалась огромной и пустой. Хотелось, чтобы рядом с ней кто-нибудь был.

Анжела стремительно вышла из комнаты и тут же возвратилась с простынями, одеялом и подушкой. Она сообщила Лерою, что кушетку можно разложить, и получится кровать. Он взял постельные принадлежности и поблагодарил ее. Затем Анжела сказала что-то о том, что уже поздно и будет невыносимо трудно вставать утром. Лерой кивнул, и они пожелали друг другу спокойной ночи.

Оставшись одна в своей комнате, Анжела почувствовала, что несмотря на поздний час никак не может уснуть. Она лежала в кровати, прислушиваясь к звукам, доносящимся из другой комнаты. Ей было слышно, как Лерой разбирает постель. И еще раз Анжела с удовольствием отметила, что ей хорошо от того, что этот мужчина решил остаться здесь на ночь, хотя она совсем его не знала. По какой-то причине Анжела чувствовала, что может доверять Лерою Де Карло. Она знала, что он не будет пытаться залезть к ней в кровать и не сделает ей ничего плохого. Всего несколько часов с человеком — и как будто знаешь его всю жизнь. Это ощущение не может быть поддельным.

Разговор об умерших напомнил Анжеле о том, как хрупка и коротка жизнь. Бренность ее собственного существования висела на ней тяжким бременем. Было приятно, что у нее сегодня есть ангел-хранитель, сторож у двери, готовый отогнать демонов, которые могут вдруг появиться из темноты. Лерой Де Карло. Мистер Лерой. Что за странное имя для рыцаря. «Спокойной ночи, сэр рыцарь. Спите спокойно!»

* * *

Постелив себе постель, Лерой Де Карло еще долго смотрел в окно на никогда не засыпающий город. Он почувствовал, что неплохо было бы пройтись, чтобы хоть как-то расслабиться, но потом решил, что не стоит этого делать. В конце концов, можно и так заснуть.

Мысли его вернулись к Анжеле. Эта женщина стала источником его нервного возбуждения. Он никогда не встречал таких людей. Она ни на кого не была похожа. И не только потому, что он не мог проникнуть в ее мозг. Лерой уже понял, что ее мозг обладал какими-то психологическими отклонениями от нормы, что, видимо, произошло в результате травмы головы, от которой она пострадала в детстве. Анжела Кинонес была, возможно, единственным человеком, в мозг которого он не мог «заглянуть». Она была первой, с кем он встретился лицом к лицу. Вот и все. Ничего сверхъестественного или путающего в этом нет. Да, необычно, но и бояться этого не стоит.

Совсем другое дело — сама Анжела. Как она смогла, потеряв всех, кто ей был дорог, устоять и не потерять себя как личность? Она не пристрастилась к алкоголю или наркотикам, не стала принимать снимающие боль таблетки.

За долгие годы Лерой встречал много людей, которые легко могли или совсем не могли справиться с утратой близких им людей. Он видел таких, кто терял свое лицо из-за жалости к себе, и их жизнь пропадала, словно соринка, которую вода засасывает и уносит в сточную трубу. Он также видел людей, которых «заносило» в другую крайность — всеобщего отрицания: «Со мной все в порядке. Я справлюсь с этим. Боль? Какая боль?»

Такие люди обычно обрекали свою жизнь на разрушение, правда, иначе. Они какое-то время держатся на плаву, но потом наступает момент, когда «предохранитель» сгорает, и происходит взрыв. И наступает конец. Только дураки отказываются понимать это. Их так же жаль, как и тех, кто пьет.

Анжела Кинонес и в этом смысле другая. Она — боец, женщина, которая мужественно встретила свое горе и не позволила судьбе согнуть ее. Он восхищался ею, когда сегодня вечером она рассказывала о своей семье. Лерой прошел через рутину воспоминаний о всех ее покойных родственниках, пытаясь «заглянуть» в ее мысли. Но Анжела рассказала все как есть, не вынуждая его молиться богу, чтобы у нее этот рассказ получился. Она вывернула наизнанку всю свою жизнь перед ним в надежде, что это поможет поймать убийцу ее семьи. Вряд ли это далось ей легко. Ее слезы были настоящими. Но они высохли. Вместо них пришла непреклонная решимость остановить «Головореза». У Анжелы действительно есть сила воли и решительность, чтобы помочь ему в этом деле.

Она все-таки удивительная женщина. Сила, красота, ум и даже талант — все это в ней имелось.

Глаза Лероя открылись от удивления, когда он поймал себя на этой мысли. Тряхнув головой, он попробовал сбросить с себя это наваждение:

"Послушай, приятель. Эдак ты станешь одержимым. Остынь. Она обычная бабенка, а ты пробудешь в этом городе ровно столько, сколько потребуется, чтобы выполнить работу. Пусть тебя не беспокоит, что тебе не удается узнать, о чем она думает. Ведь это так здорово — просто поговорить с кем-нибудь нормально, обыденно, не проникая в мысли собеседника. Только не позволяй себе расслабляться и становиться излишне романтичным. О'кей?

Лерой Де Карло, или как там тебя, у тебя особая миссия в жизни. Я знаю, это звучит слишком возвышенно, но так есть на самом деле. В твоей жизни нет места женщине. Даже такой, как она. Поэтому гони прочь глупые мысли, а то можешь погореть, парень. Понимаешь? — Понял. — Дошло? — Дошло. — Хорошо".

Он снял контактные линзы, зарылся в свежие простыни и выключил свет. Лежа на спине, Лерой смотрел на потолок, местами освещенный падавшим с улицы светом неоновых ламп. Он почувствовал, что почти тотчас же стал уплывать куда-то, погружаясь в сон. Последняя сознательная мысль, которую он помнил, была о том, что если и есть место для женщины в этом хаосе, который называют жизнью, то Анжела Кинонес могла бы легко его занять...


Содержание:
 0  Истребление хищников : Диана Гразиунас  1  Глава 1 : Диана Гразиунас
 2  Глава 2 : Диана Гразиунас  4  Глава 4 : Диана Гразиунас
 6  Глава 6 : Диана Гразиунас  8  Глава 8 : Диана Гразиунас
 10  Глава 10 : Диана Гразиунас  12  Глава 12 : Диана Гразиунас
 14  Глава 14 : Диана Гразиунас  16  Глава 16 : Диана Гразиунас
 17  Часть вторая Скотобойня : Диана Гразиунас  18  вы читаете: Глава 2 : Диана Гразиунас
 19  Глава 3 : Диана Гразиунас  20  Глава 4 : Диана Гразиунас
 22  Глава 6 : Диана Гразиунас  24  Глава 8 : Диана Гразиунас
 26  Глава 10 : Диана Гразиунас  28  Глава 12 : Диана Гразиунас
 30  Глава 14 : Диана Гразиунас  32  Глава 16 : Диана Гразиунас
 34  Глава 2 : Диана Гразиунас  36  Глава 4 : Диана Гразиунас
 38  Глава 6 : Диана Гразиунас  40  Глава 8 : Диана Гразиунас
 42  Глава 10 : Диана Гразиунас  44  Глава 12 : Диана Гразиунас
 46  Глава 14 : Диана Гразиунас  48  Глава 16 : Диана Гразиунас
 50  Глава 2 : Диана Гразиунас  52  Глава 4 : Диана Гразиунас
 54  Глава 6 : Диана Гразиунас  56  Глава 8 : Диана Гразиунас
 58  Глава 10 : Диана Гразиунас  60  Глава 2 : Диана Гразиунас
 62  Глава 4 : Диана Гразиунас  64  Глава 6 : Диана Гразиунас
 66  Глава 8 : Диана Гразиунас  68  Глава 10 : Диана Гразиунас
 70  Глава 2 : Диана Гразиунас  72  Глава 4 : Диана Гразиунас
 74  Глава 7 : Диана Гразиунас  76  Глава 1 : Диана Гразиунас
 78  Глава 3 : Диана Гразиунас  80  Глава 5 : Диана Гразиунас
 82  Глава 8 : Диана Гразиунас  83  Использовалась литература : Истребление хищников



 




sitemap