Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 8 : Диана Гразиунас

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  23  24  25  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  72  74  76  78  80  82  83

вы читаете книгу




Глава 8

Прошлой ночью Анжела совсем забыла завести будильник. Поэтому они с Дэвидом проспали до полдесятого утра. Еще толком не проснувшись, она торопливо позвонила на работу, объясняя, что немного опоздает. Ночью отключали свет, и ее электронный будильник подвел ее и утром не зазвонил, сказала она первое, что пришло в голову. Анжела пообещала, что приедет в течение часа.

Дэвид лежал в постели рядом с ней, улыбаясь, и чувствовал себя просто восхитительно. Даже смотреть на нее было удовольствием. Боже, как она хороша! Позвонив на работу, Анжела снова прыгнула в постель и подкатилась к Дэвиду под бок. Их губы снова сомкнулись. Поцелуй был теплым и долгим. Дэвид почувствовал возбуждение. Но Анжела неохотно отодвинулась от него, хотя это стоило ей немалых усилий.

— Извини, милый. Но мне нужно идти на работу. У нас сейчас столько хлопот с новым журналом. Мне никак не удается взять выходной. Это ужасно, я знаю, но ничего не поделаешь.

Дэвид игриво шлепнул ее по лбу и вытолкнул на самый край их теплой норки.

— К несчастью, я это прекрасно понимаю. Мне и самому сегодня нужно сделать кучу дел. Ты не забыла? Я ведь охочусь на человека...

На красивое лицо Анжелы набежала беспокойная тень, словно солнце скрылось за тучку.

— Не беспокойся, единственное, что я собираюсь сделать сегодня, — это проверить тот тараканий фургон. Ничего опасного.

— Если, конечно, водитель этого фургона не окажется «Головорезом»!

Дэвид состроил самую скептическую гримасу, на какую только был способен, и сказал:

— Слишком мало шансов для этого. Но мне приятно, что ты так трогательно заботишься о моем благополучии. Должно быть, в тебе играет твоя горячая латиноамериканская кровь. Только телевизионные сыщики находят преступников так быстро. Даже если этот фургон и замешан в убийствах, он, вероятно, лишь выведет меня на другие направления поиска. Поэтому наши шансы столкнуться нос к носу практически равны нулю.

Анжела долго и напряженно смотрела на Дэвида, пытаясь определить, говорит ли он правду или шутит. Бесполезно. У него было такое непроницаемое выражение лица, что ничего нельзя было понять. Поэтому она быстро поцеловала его и стала одеваться.

Дэвид натянул трусы и побрел на кухню. К тому времени как Анжела собралась, ее уже ждал завтрак. Яичница, горячие вафли, сок и кофе. Анжела была приятно удивлена.

— Ты всегда так хорошо относишься к своим женщинам?

— Только тогда, когда они особенные. И только тогда, когда сам умираю с голоду.

За завтраком ощущалась какая-то неловкость... за вчерашнее. Ничего серьезного, но каждый опасался сказать что-нибудь не к месту, стараясь вести себя сдержанно и не слишком выдавать свои чувства. Им обоим было трудно специально не смотреть друг на друга. Дружеские улыбки помогали обойти трудные моменты. Разговаривали мало. Ничего серьезного. Про «Головореза» больше не вспоминали. О любви тоже не говорили. Слишком рано думать о таких вещах, хотя ею было пронизано все вокруг, даже воздух.

Дэвид оделся и решил проводить Анжелу до метро. Она протестовала, но он настоял на своем, говоря, что ему так хочется. Кроме того, ему кое-что нужно взять из своей машины.

По дороге к метро Дэвид проник в мозг нескольких прохожих. Это оказалось весьма несложно. Да он и не думал, что вчера ночью что-то существенно изменилось на этот счет. Но подтверждение не помешало.

Прощальный поцелуй у станции метро снова возбудил Дэвида. Он болезненно пожалел о том, что вообще выпустил Анжелу из постели сегодня утром. К черту все эти журналы! Не лучше ли снова вернуться в постель и забыть обо всех дурацких служебных обязанностях?

Он наблюдал за ней до тех пор, пока она не скрылась в подземном переходе станции метрополитена.

* * *

Затем Дэвид отправился на стоянку, где оставил свой автомобиль, и про себя отметил, что надо бы его поставить в другом месте, хотя бы на другой стороне улицы. И сделать это сегодня вечером. Жаль, что в Нью-Йорке свои правила парковки автомобилей. Из специальной секции позади водительского сиденья Дэвид вытащил маленький персональный компьютер и металлический чемоданчик для его переноски, закрыл машину и вернулся в квартиру Анжелы.

По дороге назад Дэвид купил местные газеты. Ничего нового о «Головорезе» в них не сообщалось. Но даже «Нью-Йорк Таймс» напечатала крупные заголовки о мэре Нью-Йорка, которого с улюлюканьем выставили из зала мэрии в Гарлеме, где проходило собрание. Протестующих привело в ярость то, что нью-йоркская полиция все еще топчется на месте в расследовании дела «Головореза». Их претензии заключались в том, что если бы на месте убитых латиноамериканских семей оказались англосаксонские протестанты, евреи или чернокожие, убийца уже давно предстал бы перед судом. Они не хотели выслушивать никаких уважительных причин, выдвигавшихся мэром, а просто скандировали: «Справедливость для всех, не только для белых!», до тех пор пока мэр не покинул зал. Дэвид читал новости с изумлением: как это все было похоже на какое-то торжество.

Когда он позвонил по номеру, который телепатически прочитал на рыжевато-коричневом фургоне, компьютер телефонной станции сообщил ему, что такой номер больше не существует. На пожелтевших страницах телефонного справочника, который Дэвид нашел в квартире Анжелы, также не оказалось фирмы «Таглиа Экстерминаторз». Телефонное справочное бюро тоже ничем не помогло. Дэвида это нисколько не удивило.

Он установил компьютер, из металлического чемоданчика извлек модем, подсоединил его к компьютеру и телефонному аппарату, затем полистал страницы черной записной книжки, которая тоже находилась в этом чемоданчике. В ней были телефонные номера, которые, по его мнению, могли ему пригодиться. Это была его личная записная книжка. На ее составление ушли годы. Каждый номер в книжке являлся весьма ценным ключом, обеспечивающим ему доступ к компьютерным системам, которые не были открыты широкой публике. Дэвид очень гордился своими способностями вторгаться в компьютерные сети.

Но перед тем как заняться компьютером, Дэвид порыскал по квартире Анжелы в поисках письменных принадлежностей. Найдя конверт, Дэвид подписал его на имя миссис Розиты Вальехо, вложил в него двадцать стодолларовых банкнот, которые он выиграл у Доминика Торреса немногим более недели назад, наклеил на него марку и, не подписывая обратного адреса, опустил в карман спортивной куртки, чтобы отправить позже. Потом саркастически улыбнулся. Если бы Доминик остался жив, он не шевельнул бы пальцем, чтобы помочь бедной женщине, которая могла кончить жизнь на улице. Ирония судьбы заключалась в том, что деньги Доминика пойдут на то, чтобы с Розитой Вальехо не случилось ничего плохого.

Доступ к компьютерным файлам фирмы «Паблик-Ассистенс», занимающейся организацией общественной помощи бедным, усилил подозрения Дэвида в том, что жертвами «Головореза» были те, кто в то или иное время получал пособие. Не то чтобы ему было нужно проникать в другую компьютерную систему, но по крайней мере это может помочь в разгадке головоломки. А Дэвид знал, что чем больше у него будет фрагментов головоломки, тем скорее прояснится вся картина.

В телефонной компании не оказалось никакой информации о фирме «Таглиа Экстерминаторз». Она не была их клиентом. Дэвид потратил уйму времени на поиски этой фирмы в компьютере, пока не понял, что это тупик.

О'кей, давай посмотрим, куда может завести поиск самого фургона. Если «Головорез» использовал это транспортное средство в своих ночных рейдах, то он, наверняка, не захотел бы, чтобы его остановила полиция.

Что бы сказал автоинспектор, если бы узнал, что надпись «Таглиа Экстерминаторз», которая написана на боку фургона, не соответствует действительности и что автомобиль зарегистрирован на некоего Сэма Смита, то есть не зарегистрирован вообще? Может, наш «мальчик» и объяснит ему как-нибудь, но полицейский запомнит его, особенно если где-то поблизости в ту ночь произошло убийство. «Головорез» не стал бы так испытывать судьбу. До сих пор все указывало на то, что этот проходимец тщательно планировал свои действия. Даже излишне тщательно. Он, пожалуй, каким-то образом подстраховывал себя этим фургоном.

Доступ к файлам управления транспортной полиции не был проблемой. К сожалению, компьютер не смог предоставить какую-либо информацию о регистрации фирмы «Таглиа Экстерминаторз», или просто «Таглиа», или что-нибудь в этом роде. Конечно, фургон мог быть зарегистрирован в какой-нибудь холдинговой компании под совершенно другим именем. Но это все равно вызвало бы у «Головореза» такие же неприятности, как и при регистрации на имя Сэма Смита. И имя, и фургон непременно запомнили бы.

Затем Дэвид вспомнил, что Анжела сначала описывала фургон как светло-коричневый, словно у нее возникли проблемы с переводом того, что говорила Розита Вальехо. Подозревая, что в этом может крыться разгадка, он повторил запрос на получение списка рыжевато-коричневых фургонов. На этот раз он набрал на клавиатуре слово «коричневый». Этот список владельцев оказался намного длиннее, чем Дэвид предполагал.

В списке владельцев он нашел название «Сэл Таглиа Энтерпрайзиз». Фирма владела коричневым фургоном марки «шевроле». Полицейский должен быть настоящим Шерлоком Холмсом, чтобы заметить, что фургон был зарегистрирован как коричневый, а не рыжевато-коричневый. Но и тогда, возможно, объяснили бы, что это произошло из-за опечатки. А позднее, если бы возник вопрос о фургоне, имеющем отношение к убийству, полицейский вернулся бы к квитанциям, которые он выдал в этом районе в ночь убийства, и обнаружил бы, что среди них не зарегистрирован рыжевато-коричневый фургон. Был один коричневый, но не рыжевато-коричневый.

«Сэл Таглиа Энтерпрайзиз» располагалась где-то в Вест-Сайде. Странно. Если Дэвид правильно помнил, там находились только закрытые склады и заброшенные доки. Еще один тупик?

Когда Дэвид снова отнес чемодан в свой автомобиль, он решил, что съездит проверить лично, где находится «Сэл Таглиа Энтерпрайзиз». Все равно автомобиль придется переставить в другое место, чтобы избежать штрафа. Дэвиду всегда нравилось убивать двух зайцев одновременно.

Сначала Дэвид думал, что и эта версия заведет его в тупик. Он остановился на углу улицы напротив огромного складского помещения и осмотрел эту обветшалую необъятную громаду. Склад выглядел заброшенным и нуждался в срочной окраске стен. Дэвид вышел из машины и открыл капот. Не стоит привлекать к себе внимание. В этом районе не так много машин. Автомобиль, остановившийся без причины, вызовет излишнее любопытство. Поэтому Дэвид превратился в автомобилиста, чья машина наконец не выдержала езды по разбитым нью-йоркским улицам. Притворяясь, что ищет причину неисправности в машине, Дэвид тщательно изучал огромное здание на противоположной стороне улицы, построенное на стыке веков. Ничто не давало ему повода думать, что этот дом был чем-нибудь иным, кроме как допотопной реликвией. Все заколочено досками...

Когда Дэвид закрыл капот, он увидел, как к складу подъехало такси. Из него вышел человек в темно-синем костюме. Он подошел к двери здания и скрылся за ней. Машина тут же съехала с обочины и стала, в любой момент готовая ехать. Дэвид сел в свой автомобиль и сделал то же самое. Вдруг он почувствовал себя очень уязвимым, остановившись тут на углу улицы. Здесь что-то было нечисто.

Кто это выбирает такие захолустные места для того, чтобы открыть здесь магазин, а затем не ставит даже никакой таблички, чтобы люди могли знать, где он находится? Почему он не числится в телефонном справочнике? И чем в самом деле занимается фирма «Сэл Таглиа Энтерпрайзиз»? Много вопросов, и ни одного ответа.

* * *

Человек, только что подъехавший на машине, не собирался раскрывать ни один из секретов «Сэл Таглиа Энтерпрайзиз». Но кое-кто, менее заметный, мог попробовать сделать это.

Честер Пиньон знал, что у него самая скучная работа на земле, но его это нисколько не волновало. Деньги платили хорошие, а масса свободного времени на работе позволяла ему заниматься живописью, которую он считал своим истинным призванием. Честер мечтал получить признание в Сохо и стать первоклассным художником, за картины которого платят большие деньги, разбогатеть и, уйдя в отставку, поселиться где-нибудь в большом поместье на Лонг-Айленд-Саунд. Там бы он наслаждался жизнью с обожающими его женами и любовницами и в конце своей жизни создал бы шедевры, подобные бессмертным творениям Пикассо. Хотя Честер не планировал стать последователем стиля этого великого мастера. Нет, он собирался сосредоточить свои усилия на чистом абстракционизме. Исключительно. Вот где большие деньги. Он не сомневался в этом. Только посмотрите, чего достиг Джексон Поллак! Эти абстрактные экспрессионисты знали, что делали. Конечно, у Поллака имелось одно преимущество — он давно уже мертв, но Честер был почти уверен, что смог бы достичь такой же славы, оставаясь среди живущих художников. В конце концов, это его судьба.

Ну а пока что он отсиживал положенные часы перед пультом управления скрытыми телекамерами. Двадцать мерцающих экранов, словно двадцать бессонных глаз, часами смотрели на него, пока он тут сидел. Никто не стал бы отрицать, насколько тупая это была работа. Но за восемнадцать месяцев здесь Честер научился расслабляться: оставаясь в полудреме, он приспособился смотреть на все экраны почти одновременно. Просто замечательно! Почти как медитация. Это позволяло ему уходить со смены отдохнувшим и готовым заниматься живописью. И кроме того, такое расслабление ничуть не снижало эффективности его работы. Если что-нибудь необычное появлялось на мониторах, какая-то часть подсознания непременно будила его. Он сразу же отмечал это в вахтенном журнале или звонил прямо господину Кемдену, если его что-то настораживало.

Можно сказать, это прекрасная работа для гения, ожидающего признания, даже если сама по себе эта работа и несколько туповата. К примеру, он не мог понять, почему этот товарный склад оснащен такой изысканной системой безопасности. Боже, ведь это место похоже на мусорную кучу. Кто захочет лезть сюда? Конечно, внутри оно не было таким уж плохим. Честер догадывался, что в главных кабинетах должно быть еще лучше. Однако его туда никогда не пускали. Хоть он и относился к подразделению безопасности, его никуда не пускали, кроме помещения, отведенного для этой службы, да еще соседней комнаты, где можно попить кофе. Обе комнаты находились на первом этаже.

Он знал, что это оборудование было каким-то образом связано с правительством, но его знания и любопытство на этом и кончались. Когда Честер был принят сюда, Кемден заверил его, что он будет счастлив работать в этой организации и будет трудиться здесь до тех пор, пока выполняет некоторые простые правила. Самым главным правилом было никогда не задавать никаких вопросов и не говорить о своей работе с кем-нибудь не из их организации. Это его вполне устраивало. Скаттлбат предполагал, что здесь проводились какие-то исследования по программе «звездных войн». Честера это не беспокоило. Он не интересовался политикой. Ну, а раз ему продолжали исправно платить хорошие деньги, эти парни могли делать все, что им заблагорассудится. Честер никогда не проронит ни единого слова об этом.

Другая причина, по которой он никогда даже не мечтал нарушить золотое правило Кемдена, был сам Чарльз Кемден, который запугал его до смерти. Он никогда не обращался с ним грубо или невежливо, но когда Честер видел своего босса, его била дрожь. В нем всегда чувствовалось что-то такое, что заставляло окружающих держаться настороже. Ничего не требовалось, чтобы убедиться в этом. Угроза, исходившая от него, была реальной. И опасность. Это несомненно.

Кемден только что покинул комнату, поэтому Честер чувствовал себя немножко вздернутым. Именно поэтому он не сразу заметил чей-то набитый доверху черный фургон на мониторе номер семь. Его шофер сейчас копался в моторе. Должно быть, что-то сломалось. По крайней мере, у Честера появилось занятие: понаблюдать за ним немного. Может быть, придется вызвать тягач, чтобы оттащить его отсюда. Пожалуй, это было бы неплохо.

Честера все еще развлекала мысль о том, что неплохо бы отбуксировать этот стоящий напротив фургон, когда он нажал на кнопки компьютерного видеоцентра на пульте управления. Видеокамера на седьмом мониторе резко поднялась над фургоном. Честер, увидев номерной знак, зарегистрировал его в своем вахтенном журнале. Обычное дело. Затем повернул камеру так, чтобы взглянуть на хозяина фургона. Парень был похож на латиноамериканца. По крайней мере, так показалось. Эти типы часто повсюду ездят в безвкусных «кадиллаках» или на каком-нибудь старье. Должно быть, прошло лет сто с тех пор, как эта рухлядь проходила в последний раз технический осмотр, да и то, наверное, инспектору дали немного «на лапу».

Честер был удивлен и разочарован, когда человек забрался в машину и уехал. Он записал в журнал время, в которое фургон отъехал, затем откинулся, приняв свою обычную позу. Ничто не предвещало беспокойства до тех пор, пока Джерри Стиллсон полчаса спустя не похлопал его по плечу и не сказал, что пора обедать. Джерри был его сегодняшним сменщиком. Он спросил, не случилось ли чего-нибудь.

— Разве на этой работе что-нибудь случается? Нет, конечно. Сегодняшний день не исключение.

Дэвид Вандемарк поставил фургон в общественный гараж в пяти кварталах от склада. Ему захотелось уехать отсюда как можно быстрее. По какой-то причине этот товарный склад отпугнул его. Что-то там было нечисто. Дэвиду хотелось, чтобы его «колеса» всегда были под рукой, но не на виду, и чтобы в крайнем случае он смог бы добежать до своей машины.

Затем он переоделся в потрепанную одежду, которую привез с собой как раз для такого случая. Нью-Йорк был забит бездомными людьми, бесцельно слоняющимися по улицам. Никто не заметит, если к ним добавится еще один с единственной только разницей: эта бедная душа прячет девятимиллиметровый «смит и вессон» под своим поношенным плащом.

Когда он выходил из гаража, служащий растерянно посмотрел на него. Человек, который только что показывал ему чек на оплату стоянки, был одет совсем не так. Дэвид быстро показал ему корешок чека, чтобы тот успокоился.

Пройдя полквартала от гаража, Дэвид нашел отвратительно выглядевшую лужу непонятного происхождения на обочине дороги. Это было как раз то, что надо: сырая грязь, городская сажа и нефтяное пятно, отливающее всеми цветами радуги. Он засунул руки в эту жуткую смесь и начал втирать ее в голову, лицо и шею. Прохожие смотрели на это с ужасом, как зачарованные. Им будет что рассказать своим коллегам по возвращении с обеда. В Нью-Йорке действительно можно увидеть самые невероятные вещи!

Десять минут спустя эта отвратительная грязь высохла, впитавшись в кожу и образовав прекрасный ровный налет. Дэвид вернулся к товарному складу. Он долго разглядывал южный край здания, обогнув другую заброшенную пристройку. Здание действительно выглядело заброшенным. Выбитые окна и пустые помещения внутри. Со стороны казалось, что Дэвид бродит здесь без особых целей, заглядывая то туда, то сюда, возможно, в поисках того, чем бы поживиться. Или просто слоняясь от безделья. А может, удастся что-либо изменить в своей жизни?! Лишь косые взгляды он бросал на то, что вызывало у него главный интерес. Он не был до конца уверен, что за ним никто не наблюдает.

Тем не менее Дэвид подошел ближе, пытаясь заглянуть внутрь и выяснить, что там находится. Но было совершенно очевидно, что это напрасная трата времени.

Снова обогнув здание, он направился к передней его части, так и не узнав, что творится внутри. Если бы кто-нибудь вышел, он, наверное, смог бы прочитать информацию с мозга этого человека. Но ему не везло.

Северная часть дома оказалась еще менее интересной для него. Пустая автостоянка была обнесена цепочкой, чтобы никто не мог ею воспользоваться. Отсюда Дэвиду было видно, как этот товарный склад буквально повис над водой на цементных опорах и деревянных балках, опускаясь не менее чем на пятьдесят футов к руслу реки. В этом месте тоже не наблюдалось признаков какой-либо деятельности.

Набравшись наглости, Дэвид теперь в открытую рассматривал здание. Он пересек дорогу перед фасадом и сейчас рассматривал его издали. На этот раз он сосредоточил внимание на втором этаже и крыше строения. Окна даже на втором этаже были заколочены досками. Сначала именно это обстоятельство и насторожило его. Ни одно из других зданий на этой стороне дороги не пряталось так сильно от посторонних глаз. Это был явный камуфляж. Но не слишком удачный.

В этом доме происходило что-то такое, что его хозяева очень хотели сохранить в тайне.

Неожиданно Дэвид остановился как вкопанный. Он уловил луч света, отразившийся от чего-то на крыше. Теперь он заметил, что там через равные промежутки установлены какие-то приборы. Они были закамуфлированы среди вентиляционных труб, отскочившей кровельной дранки и прочего. И снова можно было сказать, что камуфляж неплох, но не совсем.

Дэвид отошел еще на несколько шагов от здания, надеясь получше рассмотреть странные сооружения на крыше. Только сейчас он заметил какую-то коробку на ближайшем столбе. Это было нечто сделанное из стекла с одной стороны, с той самой, что была обращена на запад. Камера! Видеокамера, которая, возможно, была нацелена на улицу сбоку.

И на крыше, скорее всего, тоже находились видеокамеры. Поэтому не стоит забывать, что если кто-то подойдет к тебе и скажет: «Улыбнись!», значит, ты уже снят скрытой камерой.

О Боже!

* * *

Джерри Стиллсон уже давно преследовал Дэвида видеокамерами, пока тот ходил по периметру строения, но отметил его присутствие в вахтенном журнале только сейчас. Бездельник, слоняющийся поблизости, не был чем-то новым. Это происходило по крайней мере раз или два в неделю. Как только бродяги узнавали, что здесь нечем поживиться, они всегда исчезали.

Но этот все не уходил. Он отошел на почтительное расстояние с северной стороны здания и направился прямо к нему. И что еще хуже, этот бездельник, видимо, смотрел прямо на здание, когда возвращался. Джерри набрал номер господина Кемдена и подождал, пока тот ответит. Чарльз Кемден отозвался после третьего звонка:

— Да?

Джерри сказал спокойно, как только смог:

— Похоже, что кто-то интересуется нашим складом, сэр.

— Сейчас буду у вас.

Кемден вошел в комнату службы безопасности меньше чем через минуту.

— Что тут у вас?

Стиллсон профессионально объяснил ситуацию и сообщил о том, что обнаружил, ведя наблюдение. Оба безмолвно смотрели на человека, появившегося на двух экранах. Прохожий теперь внимательно рассматривал здание.

— Кажется, что он раздумывает, удастся ли ему забраться сюда. А может быть, ищет сухое место, где можно провести ночь? — наконец заключил Чарльз Кемден.

Льстиво улыбаясь, Джерри Стиллсон сказал:

— На этот раз он выбрал неподходящее место, верно, сэр?

Чарльз Кемден нажал кнопку на пульте управления и спокойно сказал скорее себе самому, нежели в ответ на вопрос Стиллсона:

— Однозначно.

Десять секунд спустя двое мужчин вошли в кабинет службы безопасности. Оба были здоровяками, с толстыми шеями, в плохо сидящих на них спортивных куртках и с весьма скудным интеллектом в глазах. Тот, что стоял справа, Пит Брэддок, спросил:

— Вы звонили, сэр?

Кемден показал на два экрана с изображением Дэвида Вандемарка.

— У нас тут незваный гость появился перед домом. Я почти уверен, что он думает сюда вселиться. Разубедите его, джентльмены.

Брэддок и его партнер Джо Бейтс улыбнулись и понимающе кивнули. Не проронив больше ни слова, они повернулись и покинули комнату настолько поспешно, что почти сбили с ног Честера Пиньона, который возвращался с обеда. Когда Честер увидел в комнате мистера Кемдена, он почувствовал, что его кровяное давление сразу подскочило.

— Что-нибудь случилось? — робко спросил он.

Не поворачиваясь, Джерри ответил ему через плечо:

— Просто хотим отогнать отсюда бродягу, прежде чем он поселится тут. Ничего интересного.

Честер облегченно вздохнул. Ложная тревога. Такое случалось и раньше. Еще секунду Честер размышлял о том, не допустил ли он какую-нибудь ошибку в свою смену. Может быть все происходящее направлено на ее исправление? Что бы там ни было, неприятно, если это так. Слава Богу, все вроде бы в порядке. Он сел рядом с Джерри, взял журнал и прочитал о том, что произошло за время обеда.

На обоих верхних экранах Чарльз Кемден и Джерри увидели, как Брэддок и Бейтс приблизились к бродяге, который сидел на обочине дороги, словно никаких забот у него в этом мире не было. Кемден улыбнулся. Этот дурак не знает, что сейчас целый мир обрушится на него.

Брэддок схватил бродягу за воротник плаща рывком и поставил на ноги. В это время Бейтс ударил беднягу в живот. Затем Брэддок толкнул бродягу так, что тот с размаху ударился о стену здания. На мониторе было видно, что бедняга очень ушибся.

Бейтс и Брэддок начали швырять явно не подготовленного к этому бродягу друг к другу. Брэддок ударил этого человека в глаз, и он упал, словно мешок с картошкой. Бейтс схватил бродягу за ухо и заставил его снова встать. А тем временем Брэддок пнул его под задницу, отправляя его идти своей дорогой. Кемден мог хорошо представить себе угрозы, которые его «мальчики» посылали вдогонку этому бродяге. Если они еще когда-нибудь найдут его в этой округе, он так легко не отделается.

— Вот дерьмо! Это же тот парень, что был здесь утром!

Кемден посмотрел на Честера Пиньона, который показывал на оба монитора с выражением нескрываемого страха на лице.

— О чем ты говоришь, Пиньон?

— Этот мужик болтался тут раньше! Он был в фургоне!

— Ты уверен, что это тот же самый человек?

— Абсолютно. Он был одет по-другому, но это тот же самый парень!

Кемден заскрежетал зубами и беспомощно уставился на экраны мониторов. У Брэддока и Бейтса не было с собой переносных раций. Возможности изменить его предыдущие распоряжения не было. Поэтому эти болваны все так же стояли посреди дороги, весело наблюдая за тем, как бродяга спотыкается и падает. Спокойным деловым тоном Кемден произнес:

— Стиллсон, беги вниз и скажи Бейтсу и Брэддоку, что я хочу, чтобы этого человека немедленно доставили ко мне в кабинет.

Стиллсон сорвался с места, как чемпион по спринту, но Кемден знал, что он будет там слишком поздно. Бродяга был уже за углом. Кемден перевел взгляд на монитор, направленный на боковую улицу. Как он и предполагал, бродяга, скрывшись от Брэддока и Бейтса, распрямился и побежал как профессиональный спортсмен. Он убежит далеко, когда Стиллсон появится на улице. Там, наверное, этого шпиона ждет машина. Дальнейшее преследование станет бесполезным.

Кемден проинструктировал Пиньона зарегистрировать это событие в журнале, после чего не спеша покинул помещение службы безопасности; Ему было интересно, на кого работал этот шпион. На местную полицию? ФБР? ЦРУ? Может быть, на одну из газет? Как они раскопали его местонахождение? Что им известно? Видимо, не много, если они только сейчас стали совать свой нос, осматривая его владения снаружи. Но Кемден понимал, что кто бы они ни были, сейчас у них появился след и теперь от них уже не отвяжешься. Ужасно.

Это означало, что расписание придется изменить. Он надеялся совершить еще по крайней мере три испытательных «набега». Их нельзя сюда допустить. Надо, чтобы их следующий визит стал последним. Это, конечно, печально, но потери в действительности были не так уж велики.

Желаемые результаты были достигнуты. Испанская община в Нью-Йорке взвилась на дыбы из-за этих убийств. Проходя по улице, Кемден видел страх в глазах «латиносов». Их лидеры стали атаковать муниципалитет, требуя что-нибудь сделать, чтобы прекратить убийства. Испанская уверенность в силе городских властей все больше ослаблялась. «Латиносы» стали привлекать сыщиков со стороны. Анархия еще не взяла верх в городе, но население было сильно взбудоражено.

Улыбаясь от этих мыслей, Кемден засунул руку в карман рубашки и достал серебряный портсигар. Взяв сигарету из портсигара, Кемден увидел, что через холл к нему идут Брэддок и Бейтс. Оба выглядели взволнованными и пристыженными. Брэддок принялся шарить по карманам в поисках зажигалки. Он любил зажигать боссу сигареты. Любой бы, очевидно, отметил животное подобострастие в том, как он относился к своим начальникам. Кемдену же нравилось подобное низкопоклонство.

— Извините, босс. К тому времени когда до нас дошел ваш приказ, этот гад уже сбежал, — сказал Бейтс, когда он и его друг подошли к Кемдену. Брэддок все еще шарил по карманам, сожалея, что не положил зажигалку на место.

Кемден наконец вытащил свою собственную и зажег сигарету. Пит Брэддок выглядел удрученно, словно упустить шанс зажечь сигарету босса в довершение к тому, что и бродягу они упустили, означало для него потерю возможности дальнейшего продвижения по службе. Или еще хуже.

— Не могу нигде найти зажигалку. Только что была здесь.

— Да, может, ты выронил ее, когда мы «беседовали» с этим типом? — предложил свою версию Бейтс.

— Наверное, пошли проверим. Эта зажигалка фирмы «Зиппо» стоила мне десять баксов.

Когда они повернулись, чтобы идти, Кемден заметил, что Бейтс потерял пуговицу на своей спортивной куртке.

* * *

Дэвид Вандемарк выбросил зажигалку и пуговицу в мусорный ящик. Они «сказали» ему все, что смогли. Нападавшими были Джо Бейтс и Пит Брэддок, два ублюдка, работающие охранниками в «Сэл Таглиа Энтерпрайзиз». Они тоже не знали, чем занимается их фирма, но подозревали, что она имеет какие-то связи с правительством. Большую часть времени они сидят в зале ожидания, играют в карты и смотрят телевизор. Примерно раз в неделю их вызывают отдубасить какого-нибудь бродягу.

Дэвид узнал также много другой бесполезной для него информации от пуговицы и зажигалки о гнусном ремесле и личной жизни их хозяев. Но ничто не вызвало у него интереса, кроме одного. Имени их босса — Чарльза Кемдена.


Содержание:
 0  Истребление хищников : Диана Гразиунас  1  Глава 1 : Диана Гразиунас
 2  Глава 2 : Диана Гразиунас  4  Глава 4 : Диана Гразиунас
 6  Глава 6 : Диана Гразиунас  8  Глава 8 : Диана Гразиунас
 10  Глава 10 : Диана Гразиунас  12  Глава 12 : Диана Гразиунас
 14  Глава 14 : Диана Гразиунас  16  Глава 16 : Диана Гразиунас
 18  Глава 2 : Диана Гразиунас  20  Глава 4 : Диана Гразиунас
 22  Глава 6 : Диана Гразиунас  23  Глава 7 : Диана Гразиунас
 24  вы читаете: Глава 8 : Диана Гразиунас  25  Глава 9 : Диана Гразиунас
 26  Глава 10 : Диана Гразиунас  28  Глава 12 : Диана Гразиунас
 30  Глава 14 : Диана Гразиунас  32  Глава 16 : Диана Гразиунас
 34  Глава 2 : Диана Гразиунас  36  Глава 4 : Диана Гразиунас
 38  Глава 6 : Диана Гразиунас  40  Глава 8 : Диана Гразиунас
 42  Глава 10 : Диана Гразиунас  44  Глава 12 : Диана Гразиунас
 46  Глава 14 : Диана Гразиунас  48  Глава 16 : Диана Гразиунас
 50  Глава 2 : Диана Гразиунас  52  Глава 4 : Диана Гразиунас
 54  Глава 6 : Диана Гразиунас  56  Глава 8 : Диана Гразиунас
 58  Глава 10 : Диана Гразиунас  60  Глава 2 : Диана Гразиунас
 62  Глава 4 : Диана Гразиунас  64  Глава 6 : Диана Гразиунас
 66  Глава 8 : Диана Гразиунас  68  Глава 10 : Диана Гразиунас
 70  Глава 2 : Диана Гразиунас  72  Глава 4 : Диана Гразиунас
 74  Глава 7 : Диана Гразиунас  76  Глава 1 : Диана Гразиунас
 78  Глава 3 : Диана Гразиунас  80  Глава 5 : Диана Гразиунас
 82  Глава 8 : Диана Гразиунас  83  Использовалась литература : Истребление хищников



 




sitemap