Детективы и Триллеры : Триллер : Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  9  10  11  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Дрессировщица бенгальских тигров

1

Николай Сергеевич сидел за столом и размышлял.

Первым его желанием после разговора с Федором было немедленно схватиться за телефон. Это был прекрасный повод. Потом он вспомнил последний разговор с Миленой и, стиснув зубы, заставил себя успокоиться. Торопиться было ни к чему. Спешка в отношениях с ней могла все свести на нет в два счета.

За полчаса размышлений, ситуация сильно не изменилась. В лесопарке обнаружили неопознанный труп, но принадлежность его к деяниям проснувшейся Тени никем не была доказана. К несчастью, и не опровергнута тоже.

Слабоватый аргумент в разговоре, решил Николай Сергеевич, выключая телевизор. Мало ли в Москве находят каждый день неопознанных трупов!

И все-таки, как оправдаться?

Что сказать, дабы ситуация с Шершнем выглядела и в ее глазах абсолютно верной?

Придется рискнуть, принял решение Николай Сергеевич, подвигая к себе телефон. Главное, собраться. В конце-концов, кто не рискует, тот…

Милена подняла трубку на третьем гудке.

— Слушаю тебя, — прозвучал ее удивительный голос.

Его Николай Сергеевич готов был слушать часами.

— Приветствую, — поздоровался он, стараясь быть максимально холодным. — У нас проблемы.

— У вас? — уточнила Милена. Она всегда старалась подчеркнуть внезапно разверзшуюся между ними пропасть.

— Скорее, у вас, — ответил Николай Сергеевич.

— Вот как? И что случилось у нас?

— Тень, — коротко сказал Николай Сергеевич. — Одна из двенадцати.

Милена помолчала. Очевидно, подобные известия были для нее сейчас совершенно не ко времени.

— Ты уже призвал своего палача? — после затяжной паузы с неприязнью осведомилась она.

— Я хотел это с тобой обсудить, — соврал Николай Сергеевич. — Не хочу повторения прошлого раза.

— А повторения и не будет, Коля. Дело сразу уйдет в Трибунал.

— Почему ты так цепляешься за этих тварей? — непроизвольно возмутился Николай Сергеевич, но тут же сдержал рвущуюся злость. — Они же людей убивают, Мила! И не просто стреляют, а пытают, мучают перед смертью! Помнишь, как твоя последняя Тень развлеклась, а? Как она, нажравшись стеклоочистителя, поперлась на железнодорожной станции стрелками поиграть, помнишь? Ты тогда трупы с пассажирского поезда не разгребала! Что-то не видел я тебя в числе помощников МЧС!

— А ты разгребал, поди?

— И я, и половина Управления в придачу! Потому что чувствовали свою ответственность за то, что выпустили горячо обожаемую тобой мерзость из клетки! И хвала Господу, что Шершень ликвидировал ее без осложнений! А она, кстати, в аэропорт рвалась! — Николай Сергеевич смолк, задохнувшись.

Все-таки не сдержался я, черт! Не смог смолчать, подумал он с отчаянием. Ну, почему же ты не желаешь меня понять, Мила!

— Ты выговорился? — холодно спросила она после паузы.

— Да, — хрипло ответил он.

— Я тебе говорила и скажу сейчас, Коль. Все они — уникальные создания божьи. Не каждому дано выжить в этом мире двести-триста лет. Они — наш последний рубеж. Помнишь, мор в Европе, эпидемии оспы? Как думаешь, нам удалось их остановить? Хотя ты, конечно, в курсе…

— Конечно в курсе, — рассмеялся Николай Сергеевич. — Вы подняли всего пятерых. Они резали и зараженных, и здоровых на право и налево, не покладая рук. И ты называешь это — остановить чуму?

— А как ты это называешь? Разве ты не читал учебники истории?

— Мне твоя история давно поперек горла стоит, Мила. Или ты никак не можешь расстаться со средневековьем? Сейчас таких эпидемий нет и быть не может.

— А СПИД? — вкрадчиво вставила Милена.

— Предлагаешь больных СПИДом резать на улицах? Ты в своем уме?

— Еще не вечер, Коля, — вздохнула она. — Надеюсь, что до этого не дойдет. Но бездарно терять таких бойцов — не позволительная роскошь. За полтора столетия к ним не добавилось ни одного! Слышишь, ни одного!

Николай Сергеевич отстранился от трубки, прикрыл ее рукой и от всей души смачно выругался.

— Ты хотела сказать — убийц, — вернулся мгновением позже он.

— Хорошо, убийц, — согласилась Милена. — Называй, как хочешь. Но, согласись, иногда они бывают очень полезны.

— Пример, Мила.

Милена смолкла. Через несколько секунд ее голос возник в трубке снова:

— Атипичную пневмонию помнишь?

Николай Сергеевич почувствовал нехорошую тяжесть в груди. Не может быть, подумал он. Невозможно. Никто не мог дать добро на такое. Сейчас не средневековье, в конце-концов!

— Помню, — собравшись, ответил он.

— Средство от эпидемии нашли Тени.

Николай Сергеевич облизал пересохшие губы.

— Вранье! — взорвал он. — Средство было найдено эпидемиологами! Распространение остановили медикаментозно!

Милена разочаровано вздохнула.

— Ты немного не в курсе, Коль, — мягко сказала она. — Эпидемию остановили четыре Тени. Они применили свое специальное средство. Санкционировал акцию Трибунал, когда стало понятно, что ничего ни у кого не выходит.

У Николая Сергеевича дрогнули руки. О таком решении проблемы он слышал впервые.

Почему же меня не поставили в известность? Трибунал смолчал? Коля Павлов, Ши Хеда, Олмос, Фонтен?! Кто там еще? Даже Петровский ничего не рассказал! В чем дело?!

— Тебе об использовании Теней еще что-нибудь рассказать? — поинтересовалась Милена, прервав его мысли. — Или достаточно? Пойми, они — хищники в клетках. Иногда они вырываются и тогда происходят несчастья. Но совсем не обязательно их уничтожать. Это — вымирающий вид, понимаешь? Не станешь же ты в первую очередь стрелять в редкой породы какого-нибудь бенгальского тигра, верно? Ты, прежде всего, постараешься его обратно в клетку загнать. И тебе будет абсолютно все равно, сколько твой подопечный успел народа скушать на ужин. Потому что это — уникальный зверь. Так же и с Тенями, Коль. Почему ты никогда не пытаешься загнать их в клетку?

— Это твои подопечные, дорогой ты мой Гринпис, — язвительно ответил Николай Сергеевич. — Ты и загоняй.

— Не твой уже, — напомнила Милена, а он с досадой прикусил себе язык. — Наконец-то слышу от тебя здравые мысли! Кто выбрался на этот раз?

— Одна, — ответил Николай Сергеевич, — оранжевая. Кто из троих — точно пока не знаем.

— Сияние, Вспышка и Зарница, — задумчиво произнесла Милена. — Была еще и Багряная, но вы со своим Шершнем… Н-да…

— Ты часто обходишь клетки, — опять съязвил Николай Сергеевич.

— А что делать, Коля, — задумчиво сказала Милена. — Зарницу можете смело вычеркивать — ее такой парень держит — кремень. Она по дурости к нему угодила, даже мы последние несколько лет не можем ее вытащить. А вот Сияние и Вспышка… Спектры мне сможешь передать?

— Только завтра.

— Посмотрим. Натворили чего?

— Один труп — совершенно точно. Второй — тоже вроде бы ее.

— А когда выбралась?

— Сегодня.

— За день уже два трупа? — удивилась Милена. — Наверное, совсем не в духе была. Они у нас обе нервные, что Вспышка, что Сияние.

— А мне все равно, Мил, — отозвался Николай Сергеевич. В нем вновь стало просыпаться раздражение. — Мне нужно убрать патологического убийцу с улиц Москвы.

— Обещай, что ты не будешь привлекать Шершня, — после паузы потребовала Милена.

— Мне самому, что ли твоих маньячек по городу отлавливать? — возмутился Николай Сергеевич. — Конечно, я его привлеку.

— Тогда пообещай, хотя бы, что он не будет предпринимать крайних мер.

— А если его убивать будут?

— А если будет убивать он?

— Ну, знаешь ли…

— Пообещай, Коля, — в ее голосе зазвучали такие любимые им нотки. — Просто пообещай, ты же можешь. Пусть ищет, пусть следит, пусть хоть под ее дверью ночует. Но решение о ликвидации примем мы вместе. Не он, а ты и я. Ладно?

— Не знаю, — задумчиво произнес Николай Сергеевич.

Милена помолчала.

— Я приеду, Коль, — вдруг сказала она. — Я сейчас к тебе приеду. И мы все обсудим спокойно.

— А как же твой? — напомнил Николай Сергеевич. Его сердце готово было выскочить из груди, спрыгнуть с третьего этажа и побежать вприпрыжку по ночным улицам, распевая по все горло битловскую «All you need is Love». Прижав рукой, он его с трудом удержал.

И ему сейчас было абсолютно все равно, почему друзья из Трибунала не дискутировали с ним по поводу атипичной пневмонии.

— А меня никого нет сейчас, Коля, — ласково ответила Милена. И добавила так, как она говорила раньше:

— Поспеши с работы, я буду ждать.

Так нельзя, закипело что-то внутри него. Это неправильно! Она покупает жизнь своей Тени! Одумайся, пока не поздно…

— Ми…! — собрав все силы, крикнул он в короткие гудки.

Поздно, ответил Николай Сергеевич сам себе, опуская трубку. И на его суровом лице впервые за много долгих дней заиграла детская счастливая улыбка.

Сегодня дома его будет ждать любимая. Прекрасная Милена, которую многие необычные смертные называли Младшая Жрица.

Узница

1

Все изменилось после неожиданного удара.

Только что в сознание вливалась музыка, упоение победой, океан привычных, но, тем не менее, удивительных запахов, слепящий солнечный свет и ощущение близости любимого тела. Мгновением позже остались только мрак и тьма, неподвижное одиночество и простирающаяся на миллиарды лет пустота.

Переход показался стремительным и ужасным.

В самом начале она замерла, не веря в случившееся, не понимая и не принимая его. Потом к ней начали стекаться доклады уцелевших рецепторов.

Слух — ноль. Зрение — обрыв. Осязание — пусто. Органы чувств молчали.

Она повисла в абсолютной тьме, совершенно не ощущая ее. В мгновение ока ее лишили всего.

— НЕ-Е-ЕТ! — безмолвно исступленно закричала она, задыхаясь.

Все было бессмысленным. Враг учел свои прежние ошибки. Надежды на возвращение не осталось.

Она осталась одна в пустоте, запертая в коконе собственных воспоминаний, переживаний и сжигающей ненависти.

2

Из спячки ее вывел легкий толчок, почти колыхание.

Еще раз, еще. Она насторожилась, еле сдерживая рвущуюся наружу безумную надежду. Неужели? Сколько прошло времени? Как долго я спала?

Внезапно давно атрофированный рецептор ожил. В нее хлынули незнакомые яркие забытые чувства. Жадно глотая их, она едва не захлебнулась под напором.

Что такое? Неужели ошибка? Неужели враг оступился?

Мгновением позже она поняла.

Сильнейшее потрясение восстановило утраченные связи. Еще немного и она станет почти равной. Еще немного и призрачный шанс вырваться из заточения обретет плоть и кровь.

Я не вернусь, твердо решила она. Если сумею вырваться, то слепая пустота станет уделом другой.

Той, которая сумела заточить меня в глухую мрачную клетку.


Содержание:
 0  Тяжесть сияния : Кирилл Григорьев  1  Война объявлена : Кирилл Григорьев
 2  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев  4  Путь Тени : Кирилл Григорьев
 6  Клиент : Кирилл Григорьев  8  Шершень : Кирилл Григорьев
 9  Проба пера : Кирилл Григорьев  10  вы читаете: Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев
 11  Война объявлена : Кирилл Григорьев  12  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев
 14  Путь Тени : Кирилл Григорьев  16  Клиент : Кирилл Григорьев
 18  Шершень : Кирилл Григорьев  20  Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев
 22  Шерлок Холмс и доктор Ватсон : Кирилл Григорьев  24  Возмездие : Кирилл Григорьев
 26  Молот ведьм : Кирилл Григорьев  28  Битва с Тенью : Кирилл Григорьев
 30  Неправильный мир : Кирилл Григорьев  32  Разгром : Кирилл Григорьев
 34  Нож в спину : Кирилл Григорьев  36  Вепрь : Кирилл Григорьев
 38  Оберег : Кирилл Григорьев  40  Смерть на утреннем шоссе : Кирилл Григорьев
 42  Локализация : Кирилл Григорьев  44  Решение о ликвидации : Кирилл Григорьев
 46  Контратака : Кирилл Григорьев  48  Гости к столу : Кирилл Григорьев
 50  Попытка бегства : Кирилл Григорьев  52  Цена рабства : Кирилл Григорьев
 54  Команда : Кирилл Григорьев  56  Реальность : Кирилл Григорьев
 58  Нереальность : Кирилл Григорьев  60  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 62  Зеленая тревога : Кирилл Григорьев  64  Желтая тревога : Кирилл Григорьев
 66  Красная тревога : Кирилл Григорьев  67  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 68  Кровь на руках : Кирилл Григорьев    



 




sitemap