Детективы и Триллеры : Триллер : Путь Тени : Кирилл Григорьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Путь Тени

1

Тень вернулась к Насте по дороге домой.

Настя спешила, очень спешила. Она почти бежала, пытаясь успеть к пробуждению мужа. Мишка спросонья обычно всегда оказывался разговорчивым, а ей надо было обязательно выяснить все насчет вчерашнего конфликта в гостях.

От этого знания слишком многое зависело. Что в запале наговорила она сама? Придет ли Ирка на помощь? И самое главное, не проснулся ли в двоюродной тетке опытный и безжалостный Наблюдатель? Не обозначила ли свое присутствие вчера Тень более конкретно?

Вид Настя имела достаточно комичный. Элегантно одетая чертовски привлекательная женщина с большим мусорным мешком в руке. Слава богу, хоть мешок был не прозрачный и не пах на всю округу вчерашней недоеденной селедкой. Узнать, думала Настя. Срочно узнать, выяснить, дознаться у сонного мужа, что вчера случилось на самом деле. Что наговорила она и что, в отместку, сказал Олег. В том, что события развивались по этой схеме, Настя не сомневалась ни на секунду. Она слишком хорошо знала свою ненавистную Тень.

Настя на мгновение замерла у пешеходного перехода, краем глаза ожидая зеленого человечка на светофоре.

Дорога здесь сужалась: по одной полосе в каждую сторону. Стройку, из-за которой, собственно, и случилось год назад роковое сужение, все никак не могли закончить.

Настя посмотрела по сторонам. Свежевымытый асфальт блестел лужами на утреннем солнце.

Узнать, узнать и разобраться, билась мысль в ее голове. Успеть, пока Михаил еще спит…

Светофор мигнул, и долгожданный человечек пожелал ей счастливого пути.

В задумчивости, Настя шагнула с тротуара.

Сильный удар отбросил ее обратно. Под визг тормозов Настя пролетела несколько метров и упала на мокрый асфальт. Мешок лопнул, а его содержимое разлетелось по дороге. Но не это оказалось для нее самым страшным. Настя ударилась головой об асфальт и на мгновение отключилась.

Этого мгновения оказалось достаточно, чтобы с тротуара поднялась уже совсем не Настя. Тень слишком долго ждала в заточении, чтобы упустить такую великолепную возможность.

Перепуганный, белый как мел молодой парень выбрался из машины с вздыбленным от удара капотом. По чистому асфальту из-под передних колес быстро растекался, пузырясь и дыша паром горячий тосол.

— Вы… Вы…. Живы? — заикаясь, закричал парень.

Тень поднялась и, отряхивая сарафан, недоуменно огляделась. Она никак не могла взять в толк, как оказалась лежащей в луже на тротуаре в окружении отходов магического производства. С чего бы это вдруг такое некомфортное перерождение?

Солнце ее ослепило. Мокрый сарафан неприятно холодил кожу. Немного болела голова, и саднило колено, но все это были пустяки по сравнению с возможностью вновь ощутить себя живой. Стать живой, настоящей, а не узницей в глубинах Настиного сознания.

Парень подскочил к Тени.

— Боже! — счастливо вцепился он ей в плечо. — Вы живы!

Та сбросила его руку.

— Что надо? — грубо осведомилась она.

— Вы выскочили на дорогу, — оторопел парень, — а я ехал.

— Так ты, что же, сбил меня? — усмехнулась Тень. Она пощупала затылок и отняла измазанные в крови пальцы. — Сбил, значит…

Она сосредоточено покопалась в Настином сознании. Зеленый человечек на светофоре очень четко отпечатался в нем последним.

Эта трясущаяся сволочь едва не погубила дорогое, любимое тело. Плоть, за которую я долго и безуспешно боролась. Плоть, ради которой я провела в заточении столько времени!

— Вам надо в больницу! — объявил парень.

— Не надо, — с ненавистью произнесла Тень и сделала быстрое движение окровавленной рукой. Парень схватился за горло.

— Что… Ч-чт-то…, — захрипел он.

— Ты, мразь, превысил скорость, — пояснила Тень. — Сто двадцать километров в час на такой дороге, да еще в черте города! Это первая твоя роковая ошибка. Теперь о второй. Сигналы светофора для тебя не существуют, что ли? Ты, что дальтоник, не можешь красный от зеленого отличить? Ты права покупал что ли?

— Не-е-ет….

— Да мне плевать, покупал или нет, — рассмеялась Тень с удовольствием. Ее первый день начинался великолепно. — Главное, что одним потенциальным убийцей в городе станет меньше.

Сделав пас другой рукой, она подняла задыхающегося парня в воздух.

— Пора ощутить скорость без машины, Салават, — сказала Тень. Она любила наставлять идиотов на истинный путь своими методами. — Полетели, птенчик.

— Не-ет! — захрипел парень, бултыхая ногами. А его уже подхватил локальный смерч. Тело закрутило вокруг оси, руки замелькав, слились в обод, насаженный словно на веретено. Хлоп! — сорвался с ноги ботинок и взлетел вверх, кувыркаясь. Через мгновение из серого кокона вылетел второй и застучал по асфальту.

— Аэродинамика, — пробормотала Тень, поворачивая тело в воздухе параллельно дороге. Она тщательно навела парня на крепкий ветвистый дуб в сотне метров. — Тронулись, Салават!

2

Первое выпадение сознания случилось с Настей в семилетнем возрасте. Тетя Маша в тот день о чем-то долго шушукалась на кухне с ее матерью, еще пребывавшей тогда в добром здравии. Как Настя не пыталась, подслушать разговор не удалось, а хлопнувшая в скорости кухонная дверь возвестила об окончательном завершении переговоров.

— Пойдем, — сказала ей тетя, появившись в комнате. — Оставь игрушки Ирине и собирайся.

— Я тоже хочу! — заныла сестра.

— Ты скоро тоже поедешь, Ирочка, — погладила ее по светлой головке тетя. — Ровно через три годика.

Дорога показалась Насте в тот раз, первый раз, неестественно долгой. Словно тряслись они с тетей на рейсовом автобусе целый день. Может быть, даже сутки. Настя засыпала и просыпалась, ела заранее припасенную курицу с вареной картошкой, запивала еду сладким чаем из большого китайского термоса. Солнце упорно висело на одном месте, освещая пустую дорогу кровавыми закатными лучами. Несколько раз автобус останавливался, и пассажиры выбирались — кто размять ноги, кто по нужде. Последнюю справляли здесь же, за большими задними колесами.

— Скоро приедем? — во время одной такой остановки спросила Настя.

Тетя кивнула, глядя две полупрозрачных огромных луны.

— А почему их две? — немедленно заметила Настя.

— Это миражи, — странно ответила тетя и полезла в автобус.

Потом, повзрослев, уже большая девушка Настя увидела точно такую же картину. Совпадение разбудило ее детские переживания, и она несколько раз, словно завороженная, перематывала кассету в видеомагнитофоне туда — обратно, стараясь понять, как такое возможно. Разве джедай Люк Скайволкер из четвертого эпизода «Звездных войн» тоже ехал на их с тетей рейсовом автобусе? Или может быть, вместе с ними ехал сам Джордж Лукас? Где-нибудь в конце, на последнем сидении?

Наконец, тетя объявила Насте, что они прибыли.

Автобус уехал, а они остались в чистом поле с травой по пояс вдоль дороги. Тетя Маша решительно огляделась и, ведомая невидимым компасом, принялась прокладывать в ней тропу. Маленькая Настя плелась следом и тащила большую дорожную сумку. Трава была колючей и царапала ноги в сандалиях. Когда они вышли к большой выкошенной поляне, внезапно стало совсем темно.

Это, собственно, и было тем последним, что запомнила Настя. Большая поляна посредине океана высокой травы и три древних кургана полукругом в ее центре.

Пришла в себя она уже снова в автобусе. Тетина ладонь гладила ее по голове и приговаривала шепотом:

— Не бойся, дочка, все образуется, встанет на свои места…

На этот раз кроме них двоих пассажиров не было вовсе, а вся поездка заняла от силы часа два. Настя даже не успела проголодаться. Она смотрела на пролетающие за окнами деревни, а тетя молча сидела рядом и только губы ее быстро безмолвно шевелились.

С той памятной поездки беспамятство принялось преследовать девочку по пятам.

Восемь лет, девять, десять… Врачи разводили руками, обследования ничего не выявляли, а бабка-целительница, к которой тайно свозила ее тетя, вообще без лишних разговоров выгнала обеих посетительниц из дома.

В одиннадцать Настя очнулась на той самой поляне с курганами. Было раннее утро, посредине поляны догорал большой костер, а рядом лежала обнаженная тетя без памяти, перемазанная в крови и золе.

Платье на Насте тоже оказалось разорванным, тело украшали ссадины и свежие синяки, а между ног пылал огонь. Она очень испугалась за тетю Машу, попыталась к ней подползти, но закричала от боли.

— Очнулась? — с улыбкой спросила та, открывая опухшие глаза.

— Да.

— Больно?

— Очень, — захныкала Настя, размазывая кровь кулачками по лицу.

— Вот ты и стала женщиной, — непонятно сказала тетя и поднялась. — Пойдем-ка, приведем себя в порядок.

Потом беспамятство стало брать верх над ней в школе. Несколько раз Настя приходила в себя в кабинете врача в окружении озабоченного медперсонала.

В тринадцать лет случилось страшное.

Настенька шла домой после уроков. Стоял прекрасный осенний день, и деревья вокруг еще не задумывались о близкой зиме. Душа пела, тело предвкушало скорый вкусный обед, и лишь сумка с учебниками немного тяготила плечо. На детской площадке сидел Валька Сомин из параллельного класса. Он лениво развалился в глубине угловой лавочки рядом с песочницей. Сомин считался самым красивым парнем в школе. Самым умным, самым сильным и самым задиристым.

Настя скромно потупила взор. Валька ей, конечно, давно и безнадежно нравился.

— Эй, Полинок! — позвал Валька, ловко отбрасывая окурок. — Иди сюда, покурим.

— Я же не курю, Валь, — отчего-то покраснела Настя.

— Тогда просто посидим.

Девочка запомнила только тепло нагретой лавочки, да близость крепкого Соминского плеча. Очнулась она уже дома, в ванной, старательно смывая с рук запекшуюся кровь.

Дальнейшие события Настя тоже запомнила смутно. Приходили какие-то строгие люди, кто-то истерически кричал, на кухне навзрыд плакала мама. Двое в милицейской форме долго мучили девочку вопросами о Вальке. Откуда его знаешь, как и когда встречались, почему так рано шла после школы? Девочка отвечала честно, а когда милиционеры слишком уж напирали, ударялась в плач. Ее мытарства завершились только на второй день.

В то утро мама зашла в комнату и сказала:

— Собирайся дочка, к Вале поедем.

В школьной форме, с заплетенными косичками Настя и поехала. Сумку брать с учебниками не стали. Они долго шли с мамой какими-то полутемными коридорами, а потом оказались в большой белой комнате с металлическим столом по центру. Врач в белом халате строго смерил Настю взглядом.

— А можно ей? — посмотрел он на не менее строгого усатого товарища в хорошем костюме.

— Можно, — кивнул тот.

Тогда врач приподнял белую простыню на столе и пригласил их с мамой подойти.

Так Настя в последний раз встретилась с Валькой.

В память врезалось его мраморно-белое лицо, осунувшееся и совсем на Валькино не похожее. Настя даже усомнилась вдруг — разве ж это красавец — Сомин?

— Он? — коротко спросил усатый мужчина.

Его галстук самым кончиком царапал Валькин подбородок. Мама молча смотрела на Настю, а та даже не поняла сразу, что спрашивают, собственно, ее.

— Так, он? — повторил мужчина.

Мама ее легонько подтолкнула.

— Да, — зачарованно кивнула Настя, не в силах отвести взгляд от галстука.

Мужчина немедленно потерял к ней всякий интерес. Он накинул простыню Сомину на лицо и кивнул маме:

— Вы свободны.

Сразу после этого случая мама и слегла. Проболела она недолго, всего пару месяцев. Тетка все это время жила у них, ухаживала за больной, заботилась о Насте. Как-то вечером, когда по телевизору шло «Что, где, когда» мама позвала дочь к себе. Настя подошла вместе с тетей.

— Ты уж позаботься о ней, — воспаленными глазами глядя на тетку, почти прошептала мама.

— Не беспокойся, — заверила та, стискивая Настину руку.

— Прощай, доча, — простилась мама. — И никогда, слышишь, никогда…

Она замолчала, уставившись незрячими глазами в потолок.

— Пойдем, Насть, — глухо произнесла тетя. — Вот и все, девочка.

А Настя в тот момент упорно ломала голову над вопросом, который бабушка из Норильска задала знатокам. Так и не придя к какому-то решению, она решила, что Александр Друзь уж точно найдет ответ.

Знатоки в тот вечер проиграли, а утром все зеркала в их квартире оказались завешаны большими банными полотенцами.

— Мне в школу надо, — сообщила Настя. — Как же причесываться?

— Сегодня тебе не надо в школу, — странным тоном ответила тетя и, прижав девочку к себе, разрыдалась в голос.

В тринадцать лет заботы об осиротевшей родственнице легли на широкие плечи тети Маши.

А Настя потихоньку привыкла. И к тому, что могла оказаться совершенно в незнакомом месте, и к частой засохшей крови на руках, и к иногда косым тетиным взглядам. Несколько раз она приходила в себя обнаженной рядом с мужчиной, нередко с несколькими. Вначале это пугало Настю, но потом она свыклась и с этим. Потом был Олег, и Настя стала отчаянно бояться, что с ней снова случиться это. По утрам она просыпалась первая, сквозь полуприкрытые ресницы смотрела на пальцы, убеждалась, что маникюр идеален и все ладно, никаких следов крови и в помине нет и блаженно слушала, как Олег сопит рядом. В какой-то момент ей показалось, что вот он — ее будущий супруг…Но отношения становились все сложнее и запутаннее. И после аборта окончательно разладились. Тогда назло Олегу Настя решила выйти замуж. Выйти, как можно скорее и доказать, что не на нем свет клином сошелся. Чисто теоретически, Настя, могла тогда наготовить отвару, пошептать что надо и ребенка в животе нет, как не было. Но она отчаянно не хотела верить в то, что ей придется на это пойти. Не хотела и все тут. Надеялась, что Олег образумится и позовет ее замуж. Надеялась до последнего. А потом решила не рожать — не было никаких сил видеть постоянно перед собой Олегову копию…

Михаил, будущий муж, подсел к ней на автобусной остановке. Лил сильный дождь, а зонта у Насти не оказалось.

— Так и будете сидеть девушка? — невинно поинтересовался Миша после получасового совместного ожидания автобуса, наверное, как раз и смытого этим дождем.

— А что еще делать? — улыбнулась Настя.

— У меня машина в трех метрах стоит, — ткнул пальцем Михаил в темно-синий «Мерседес».

— Тогда что же вы мерзнете?

— Из-за вас, — признался будущий муж.

Он оказался для девушки находкой. Ни по заработку, ни по внешнему лоску и солидности. И отдельная жилплощадь не сыграла для Насти никакой роли. Даже из-за постельных утех, в коих Михаил оказался мастером, он бы никогда не стал ей тем, любимым и единственным.

Просто у Насти ни разу рядом с ним не случилось провала памяти. По истечении года близкого общения девушка приехала к тете Маше с этим сногсшибательным известием.

— Значит, он — твой человек, — потрясенно развела та руками. — Выходи замуж и не о чем не думай.

— Михаил не из наших, — напомнила Настя.

— Ну и что? — пожала плечами сестра Ирина. — Сердцу не прикажешь.

— Да и не люблю я его особенно. Так…. Встречаемся просто….

— Вот и встречайтесь, — облегченно подвела черту под разговором тетя. — Только каждую ночь и в уже семейном ложе.

Свадьба удалась на славу.

Михаил вылез из кожи вон.

Всего было в избытке: и прекрасное дорогое платье с бриллиантовыми обручальными кольцами, и лучший ЗАГС с полупьяными шумными гостями, и отменный ресторан с завораживающей музыкой. И была романтичная первая брачная ночь с шампанским, клубникой и скользкими шелковыми простынями.

А год спустя безоблачной замужней жизни Настя оказалась у Жрицы.

3

Едва не погубившую ее машину несколькими мощными ударами Тень скрутила в бараний рог.

Она смутно представляла, как этот рог выглядит, однако выражение ей нравилось с детства. С их с Настей общего счастливого детства.

Потом, с удовольствием осмотрев изуродованную глыбу металла, она слегка прищелкнула пальцами и обрезки фотографий немедленно превратились в кучку пепла. Излишнее внимание милиции к Олегу ей было совсем не нужно. Внимание будет позже, в особенности патологоанатомов. Прекрасно, вздохнула Тень полной грудью. Как же хорошо быть снова живой! Тело, надо признать, в прекрасной форме. Настя за собой следила, умничка. Диеты, спорт, регулярный секс. Она сделала мне очень достойный подарок.

Эта слабачка, Настенька, наверняка устроила истерическое шоу. Принялась метаться, стараясь получить помощь. У кого, глупая девочка? Кому ты нужна со своими опасными проблемами?

Тетя тебя уже ненавидит. А Жрица, наверное, теперь движется по этому же пути. Что ж, три года назад я для нее от души постаралась.

Теперь, у меня есть время, решила Тень. И, кстати, у меня еще есть Миша. Второй достойный подарок. Страсть зовет!

У нее сладко заныло внизу живота. Три года я ждала этого. Мой прекрасный похотливый мальчик. Что ты поделываешь, родной?

Приближаясь к дому, она сделалась невидимой. Зачем лишние соседские сплетни? Кому они нужны?

Напротив подъезда сосед Витя выгуливал своего ротвейлера. Вернее, это собака выгуливала его: пес бегал кругами, громко оживленно урча, а Витя отрешенно сидел на краю песочницы, сонно пуская в утреннее небо струйки дыма.

Тень остановилась, рассматривая соседа. Мальчик был хорош: широкоплечий, подтянутый, с красивыми правильными чертами лица. Тень вспомнила, кого он ей напомнил из прошлой жизни. Вспомнила и сейчас же ощутила пьянящее возбуждение. Витя был вылитый Валька Сомин. Такой же привлекательный, такой же надменный, такой же… Маленький мужчина с очень твердым, неиспорченным телом.

Соседа спасла собака.

Пес увидел, ощутил ее присутствие, огласив двор злобным заливистым лаем.

Тень отшатнулась, а Витя вздернул голову, недоуменно озираясь.

— Ты что, Ковбой? — буркнул он. — С ума сошел что ли?

Пес бросался к Тени, рычал, отскакивал обратно и снова бросался. Шерсть его стояла дыбом.

Ладно, решила Тень, невольно облизнувшись. Попозже мы обязательно встретимся с мальчиком Витей.

Сделав пас рукой, она больно шлепнула собаку по носу.

Сопровождаемая ее обиженным визгом, зашла в подъезд. Проверила почту в ящике, вызвала лифт. Каждое движение, каждый запах, каждый шорох доставляли ей наслаждение.

Двери лифта чавкнули, открываясь, и на Тень из его глубины пахнуло старой мочой. Настя, обычно морщась, прикрывала ладонью нос, но Тень сегодня была заново рожденной. Она даже вонь не дотерпевшей до улицы собаки восприняла с умилением.

Тень вышла из лифта, скользнула в тамбур, закрыла за собой дверь. Здесь она позволила себе обрести зримую плоть.

Дверь квартиры она открыла без труда. Нижний замок недавно меняли. От лихих людей или от нее, на всякий случай? Висящую на соплях ручку в ванную, Миша за время ее отсутствия так и не сделал. А как обещал, грозился, негодник! На кухне появился новый телевизор, это хорошо, будем позже разбираться с новостями. Что еще?

Тень открыла угловой шкафчик.

Настенька, почти с нежностью подумала она. Готовилась, умница. Пачка зеленого чая, так любимого Тенью, стояла на второй полке на самом видном месте.

Но, все суета, нетерпеливо решила Тень. Где там законный супруг?

Легко ступая, она прошла в спальню.

Миша, любимый супруг, все еще спал, похрапывая, все так же развалившись поперек кровати. Тень с трудом подавила в себе страстное желание прыгнуть к нему на грудь сейчас же.

Она прикрыла дверь и вернулась в ванную. Там неторопливо разделась, рассматривая свое тело, отмыла в ванной кровь с волос и рук. Потом заглянула в Настин гардероб. Ей всегда нравилось, как та присматривала за новинками. Впрочем, и Мишкины заработки позволяли Насте присматривать.

Тень выбрала короткий пеньюар и тонкие полупрозрачные трусики. Она ждала очень долго. И теперь собиралась провести долгожданную встречу с мужчиной на высоком, высочайшем уровне.

Тем более, с таким умельцем, как их любимый муж Михаил.


Содержание:
 0  Тяжесть сияния : Кирилл Григорьев  1  Война объявлена : Кирилл Григорьев
 2  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев  3  Хмурое утро : Кирилл Григорьев
 4  вы читаете: Путь Тени : Кирилл Григорьев  5  Номер шесть : Кирилл Григорьев
 6  Клиент : Кирилл Григорьев  8  Шершень : Кирилл Григорьев
 10  Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев  12  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев
 14  Путь Тени : Кирилл Григорьев  16  Клиент : Кирилл Григорьев
 18  Шершень : Кирилл Григорьев  20  Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев
 22  Шерлок Холмс и доктор Ватсон : Кирилл Григорьев  24  Возмездие : Кирилл Григорьев
 26  Молот ведьм : Кирилл Григорьев  28  Битва с Тенью : Кирилл Григорьев
 30  Неправильный мир : Кирилл Григорьев  32  Разгром : Кирилл Григорьев
 34  Нож в спину : Кирилл Григорьев  36  Вепрь : Кирилл Григорьев
 38  Оберег : Кирилл Григорьев  40  Смерть на утреннем шоссе : Кирилл Григорьев
 42  Локализация : Кирилл Григорьев  44  Решение о ликвидации : Кирилл Григорьев
 46  Контратака : Кирилл Григорьев  48  Гости к столу : Кирилл Григорьев
 50  Попытка бегства : Кирилл Григорьев  52  Цена рабства : Кирилл Григорьев
 54  Команда : Кирилл Григорьев  56  Реальность : Кирилл Григорьев
 58  Нереальность : Кирилл Григорьев  60  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 62  Зеленая тревога : Кирилл Григорьев  64  Желтая тревога : Кирилл Григорьев
 66  Красная тревога : Кирилл Григорьев  67  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 68  Кровь на руках : Кирилл Григорьев    



 




sitemap