Детективы и Триллеры : Триллер : Кровь на руках : Кирилл Григорьев

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Кровь на руках

1

Над ним склонилось лицо Толяна.

Я не умер, понял Олег. Мы проскочили! Мы выбрались!

— Очнулся! — воскликнул Толян.

Его лицо куда-то уплыло, а вместо него возник Вепрь.

— Сейчас, Олежек, — расслышал он словно сквозь вату. — Сейчас.

Боль в основном концентрировалась в правой руке.

— Сейчас, — вновь озабоченно произнес Вепрь.

К нему медленно возвращался слух.

А боль внезапно ушла.

Олег помотал головой и огляделся.

Я проснулся, подумал он. Я только что был в самом страшном своем кошмаре, состоящем из тьмы и кровавого зарева. Я вернулся из ада.

Вокруг раскинулся прекрасный летний день. Высоко на безоблачном небе вновь ослепительно сияло обжигающее солнце, а глубокие резкие тени прятались в ласковой траве. Он сидел у широкого дерева, рядом был пришедший в себя Антон, а у его ног суетились Толян с Вепрем. Стрекотали кузнечики, а пьянящий свежий ветерок был пронизан запахами травы, цветов и лета. Олег посмотрел на виднеющуюся за стволами деревьев дорогу. Ближе всего к ним стоял джип Толика с распахнутыми дверями. Солнечные блики резвились на лобовом стекле. Он повел головой правее, и сердце его облилось кровью. Новая «Шкода», купленная два месяца назад, практически перестала существовать, превратившись в груду курившихся обломков. Эта груда казалась неумело припаркованной в большом дереве, расползшись по его обеим сторонам, обхватив его полукругом. По дороге за ней валялись куски металла, какие-то железки и вывернутое с мясом колесо.

Настя ее все-таки уделала. Вначале ритуальным автобусом, а теперь черным торнадо.

Глаза Олега опустились к бывшему центру боли. Правая рука оказалась распоротой вдоль, неестественно вывернутой, с запекшейся кровавой коркой и вылезшими сквозь кожу белеющими обломками костей. Над ней и колдовал Вепрь, совершая руками сложные движения в воздухе. Очевидно, лечил.

Руку стало покалывать, вверх, к плечу поползло горячее жжение и нестерпимо захотелось почесаться. Вид ее начал меняться прямо на глазах. Вот исчезли кости, она выпрямилась, обрывки кожи начали стягиваться, закрывая кровавую рану. Через несколько минут Вепрь поднял голову. Левая бровь его оказалась глубоко рассеченной.

Сапожник без сапог, мельком подумал Олег. Других лечит, а сам кровью исходит.

— Попробуй, — качнул головой Вепрь.

Олег поднял руку и повертел ею в воздухе, разглядывая. Если бы не местами отвалившаяся засохшая кровавая корка, да разодранный рукав рубашки, он бы сказал, что ничего не происходило.

— Чудо, — констатировал Олег.

— Просто магия, — заметил Антон.

— Что с терминалом?

— А его больше нет, — оживленно затараторил Толик. — Часть, конечно, осталась. Дальние ангары, помнишь? Туда обычно долго стоящие фуры сливали. А все остальное — в кашу. Вся земля, корпуса, склады — в мелкое крошево. Почти в песок. Я только что съездил, посмотрел. Эх, жаль, ты смерча не видел!

— Почему же, видел. Даже убегал.

— Это была только разминка, — ухмыльнулся Толян. — Он асфальт метров на двадцать задрал. А потом обрушился вовнутрь, лопнул. Я думал, ядерный взрыв случился. Залег было с перепугу. Ан, нет…!

— А Дембель? — спросил Олег.

Толян молча покачал головой.

— Долго я был без сознания?

— Минут десять, двадцать, — ответил Толян. — Мы уже волноваться начали. Если бы не аэрбэги — хана.

У меня была защита, подумал Олег. Лучшая защита от моей супруги.

— Что это было, Вепрь? — устало спросил он.

— Разрыв реальности, — ответил консультант. — Не глобальный, конечно. Но сильный.

— А Афимия? Кокон этот? Красный шар?

— Когда рвется реальность, — нравоучительно произнес Вепрь, — меняется сам континуум. И пространственный и временной. Откуда кокон — не знаю. Наверное, когда-то существовала и такая тварь. Мы, кстати, могли сегодня и динозавров увидеть. Искажение реальности — это очень сильное вмешательство, Олег. Последнее оружие загнанного в ловушку мага.

— Кто это сделал?

— Афимия.

— Тогда где же Настя?

Толян поднял голову.

— Что это? — озадаченно спросил он.

Вепрь замер.

Что-то с надсадным ревом двигателя приближалось к ним по дороге.

Через мгновение черный джип, взвизгнув тормозами, резко остановилась около Толянового джипа. Машина показалась Олегу смутно знакомой. Где-то он уже видел ее, давно, словно в другой жизни. Где? Внезапно он вспомнил, где…. У Мишки. У супруга Ириной сестры. Водительская дверь распахнулась и из машины вылезла — Олег до боли прикусил губу — двоюродная сестра супруги — Настя, собственной персоной. Одета она была в такое же длинное темно-синее платье, что и уже казавшаяся мимолетным фрагментом кошмара, размазанная по асфальту джипом Тополева у ворот склада ведьма Афимия.

— Это Настя, — тихо произнес Олег одними губами. — Приехала добивать.

— Наконец-то, — распрямился Вепрь. — А я уж было начал думать, что она так и не появиться. Что ж, пришло время узнать, кто из нас сильнее.

Толя молча вытащил из-под рубашки поблескивающий пистолет, щелкнул предохранителем и передернул затвор.

— Не надо, — жестом остановил его Вепрь. — Только мы с ней. Она и я. Маг против мага.

— Ладно, — согласился Толян. — Но я, все-таки, буду рядом.

— Постойте, — произнес Олег и поднялся на ноги. Попрыгал на месте. Все вроде бы казалось целым.

Он точно знал, кто должен закончить все с Настей.

2

Тень шла к его ненавистной машине.

Асфальт был усеян битым стеклом и сверкающими на солнце железками. Кое-где валялись куски тлеющей и смрадно чадящей резины. Она осмотрелась с надеждой. Ни трупов, ни крови нигде не было. А Тень желала видеть. Она страстно хотела ощутить боль, растерянность и страх ненавистного ей человека. Впитать его сметенные чувства в себя, пресытится ими, словно гурман деликатесом, а потом оборвать слабую жизнь одним махом, одним движением. Но обязательно собственными руками и медленно. В такой прекрасный летний день спешить казалось преступлением.

Афимию оказалась настоящим бойцом, такого отчаянного шага Тень от нее не ждала. Ей было немного жаль ее — добрую, славную помощницу. Жизнь Афимии не должна пропасть втуне. Она отдала ее не напрасно.

Первым стоял поперек дороги джип Анатолия. Передние колеса спущены, а бампер задрался к одинаково разбитым фарам. Перед капотом расползалось темное пятно еще дымящегося тосола. Тень обошла машину, заглянула через распахнутую дверь в захламленный, давно требовавший уборки, салон. Поежилась от отвращения. Эта свинья тоже будет наказана. Страшно, медленно и очень мучительно. Анатолий ответит за то, что привел убийц в ее дом.

Но где же верный компаньон?

Она рассмеялась, запрокинув голову к безоблачному небу.

Подонок, наверное, сильно подмочил штаны. Бежит без оглядки, падая, спотыкаясь, бросив все: и машину, и умирающего друга. То, что он увидел на терминале, надолго врежется ему в память. Так и надо воспитывать животных. Болью, оставляя зарубки в душе и теле. Ату, беги пока, мразь. Тебе осталось совсем недолго, очень недолго еще бегать.

Олег, подумала она. Главное. Человек, возжелавший ее смерти. Предавший ее не раз и не два. Тень посмотрела вперед на дымящиеся обломки его машины. Когда рвется реальность, многие не успевают. И для тебя, слизняк, все случившееся наверняка стало одним большим сюрпризом.

Олежек, родственничек.

Хотя, ты конечно, молодец, скрепя сердце, признала Тень. Ты оказался достойным противником. А уж, здесь, на терминале и подавно. Из сворачивающегося пространства вообще мало кто успевает уйти. Тебе удалось. Наверное, в самом деле, у тебя был большой потенциал.

Тень посмаковала слово «был». Хорошее, прекрасное слово.

В куче металлолома, которым стала некогда красивая машина и гордость семьи, салон виделся с трудом. Скорее угадывался по растопыренным, словно крылья, изломанным дверям.

Тень подошла ближе, хрустя каблуками по битому стеклу. Перешагнула через курящееся колесо с остатками вырванных рычагов. Смерть висела над обломками тугим облаком — Тень ощущала ее физически.

Спекся, родственничек.

Она резко и коротко махнула ногой. Удар каблука пришелся точно — прямо по растрескавшемуся стеклу пассажирской двери. Осколки, поблескивая на солнце, разлетелись серебристым дождем. Тень склонила голову, заглядывая внутрь. Весь исковерканный салон «Шкоды» был засыпан белыми хлопьями сработавших аэрбэгов. Их сдувшиеся пузыри висели над сломанными сиденьями. Впрочем, крови внутри оказалось тоже в избытке. Ею тут, казалось, было перемазано все. Обивка, торпеда, аэрбэги, даже прогнувшийся почти до сидений потолок. Несколько мух-первопроходцев с омерзительным жужжанием исследовали аппетитное, но пустое пространство.

Тень недоуменно подняла голову.

Олега в салоне не было. Она озадаченно обошла машину и уперлась в оторванную водительскую дверь. Широкий кровавый след от нее по асфальту терялся в придорожной траве.

Тень усмехнулась сквозь сжатые зубы. Живуч, сволочь. Уползает, истекая кровью, тварь? Или тебе помогает идиот-компаньон? Хм. Что же, охота становиться все интереснее.

Она выдернула длинный кривой нож. Ножны висели на тонком поясе платья. Солнце отразилось на мгновении в зеркальном лезвии. Молись, гадина, облизнувшись, подумала она. С каким же наслаждением я всажу тебе этот нож в сердце!

— Не меня ищешь? — раздался позади знакомый ненавистный голос, и Тень ошеломленно обернулась. Она не поверила своим глазам.

Целый и невредимый Олег стоял в нескольких шагах от нее, облокотившись на распахнутую дверь джипа компаньона.

— Ты? — с изумлением выдохнула она. — Но как…?!

3

Тень бросилась на него без раздумий.

С ненавистью дикой кошки и вроде бы даже с рычанием.

Нож, растерянно подумал Олег, еле уклонившись. Откуда у нее взялся нож?

Острое лезвие пропороло его рубашку на плече. С визгом рассекаемого воздуха вышло обратно. Тень отскочила назад.

Олег тоже.

Что-то со звоном отлетело из-под его ног. Олег прыгнул следом, наклоняясь и подбирая на ходу с асфальта выломанную автомобильную тягу. Ты мне хорошо служила моя любимая машина, мельком подумал он. Послужи еще раз. Последний.

Они кружились друг напротив друга, не приближаясь и не удаляясь. Где же она научилась так с ножом управляться, изумленно подумал Олег. Я-то, понятно, во дворе и на сборах, а она? На курсах магического спецназа?

Тень сделала выпад.

Олег отбил лезвие рычагом.

Они вновь разошлись.

Олег ощутил кровь, сбегающую с плеча по груди. Зацепила все-таки, сволочь! Быстро намокающая рубашка неприятно липла к телу. Мне никак нельзя истечь сейчас кровью, подумал он отстраненно, словно все это происходило сейчас не с ним. Кровь — это подвижность и сила. Сила — жизнь. Мне нельзя тянуть, иначе сестрица скоро станет королем положения.

Тень словно прочитала его мысли.

— Потек, сопляк? — с издевкой спросила она. — Я из тебя всю твою поганую кровь выпущу, ублюдок.

— Посмотрим, — упрямо мотнул головой Олег.

Он прыгнул вперед и еле успел уклониться от сверкнувшего перед самым носом лезвия. Тень ударила его ногой, но промазала. Длинный каблук просвистел совсем рядом.

— Ты даже драться не умеешь, — заметила Тень ровным голосом. Словно они не танцевали со смертью на солнцепеке, а сидели в баре, попивая пиво. — Слабак, трус и дешевка.

— Распространенное заблуждение, — парировал Олег, экономя дыхание. Легкие сводило от напряжения. Он давно не занимался спортом и сейчас об этом крепко жалел. — Тем более, дешевка — словечко мое.

— Получай! — засвистел рассекаемый воздух, и его правую руку обожгла боль. Лезвие ножа прошило рубашку рядом с венами. Похоже, Настя, великолепно владея холодным оружием, забавлялась с ним, словно с игрушкой. И неторопливо резала, заставляя терять кровь, силы, скорость. Конечно, он не знал, что его противнику больше пяти сотен лет.

Боже, мысленно взмолился Олег. Не может быть, что бы всегда побеждало зло! Неужели ты настолько слеп, что не видишь?

Тень сделала обманное движение, Олег уклонился, но не успел. Нож с чавканьем вошел ему в левую руку около предплечья. Рука моментально онемела.

Боже! Помоги!!!

И Бог отозвался. Дальнейшее стало молниеносной цепью.

Олег рванул рычагом вверх, выбивая из раны нож. Боль его ошеломила, отрезвила и придала сил. Нож вылетел из пальцев Тени. Кувыркаясь, он полетел куда-то в траву.

— Раз! — рявкнул Олег.

Ведьма отскочила назад с перекошенным от боли лицом, мотая в воздухе разбитыми пальцами. Но Олег уже прыгал вперед, на нее, вложив в этот прыжок все последние оставшиеся силы.

— Два! — заорал он исступленно в воздухе.

Он снес Тень всем своим весом, опрокинул ее прямо на горячий асфальт. Столкновение ее головы с дорогой прозвучало отчетливо и громко. А Олег уже наползал на нее из последних сил, наваливался, неистово карабкаясь руками по телу. Выше, еще выше, к тонкому горлу. Ну, что, сволочь, одолела, орал внутри него хор ликующих голосов. Что, смогла?

Олег вцепился ей в шею и рывком поднял голову. Спутанные длинные волосы Тени слиплись от крови.

— Что, гадина?! — заорал Олег, брызгая слюной, прямо в ее выкатившиеся глаза.

Он ударил ее по лицу, ставшему за несколько дней его личным персональным кошмаром. Раз, другой. Ее голова бессильно моталась из стороны в сторону.

Чья-то рука поймала в воздухе его кулак.

Олег дернулся и чуть не упал на Тень.

— Хватит с нее, — сказал сзади Вепрь. Его хватка оказалась неожиданно сильной. — Ты уже победил.

Чьи-то руки стащили его с лежащей на дороге женщины и приподняли. Ноги совершенно не желали держать Олега, колени ослабли и постоянно пытались провиснуть, опереться вниз на асфальт.

— Мы сделали это, Толь, — прохрипел он. — Мы ее победили.

— Нет, Олега, — произнес друг Толян. — Это ты ее победил.

Над безвольно раскинувшей ноги женщиной склонился Вепрь. Отбросил окровавленные волосы со лба. Положил на ее лицо свои руки.

— Что он делает? — прохрипел Олег.

У него все плыло перед глазами, а легкие словно свело судорогой. Он никак не мог отдышаться, грудь жгло, а внутренности выворачивало наизнанку. Вепрь с Настей лежащей на дороге троился у него в глазах.

— Ну? — нетерпеливо спросил Олег.

Ну, что же там, в ее ненавистной голове?!

Вепрь, повернувшись, посмотрел на него отрешенно.

— Настя тебя очень сильно любила, а потом не менее сильно боялась, — констатировал он. — И страх превратился в ненависть. Это свою кровь она увидела, Олег. Это ее ты должен убить своими руками. Настя просто решила тебя опередить.

— Что?! — выдавил Олег ошеломленно. — Но Ирина, моя жена, говорила…

— Ирине сказали лишь то, что она хотела услышать, — отрезал Вепрь. — А Настя… Ею управляло имя. Ты воевал не с Настей, а с ее Тенью, Именем. Она не справилась с его бременем.

— Имя? — едва не рассмеялся Толян. — Какое имя?

— Анастасия, — пробормотал Олег. — Тихая, семейная и спокойная. Отличная мать и жена. О чем вы, Вепрь?

— Об истинном имени, влиянию которого подвержены все ведьмы. Ее настоящее имя — Гела. Сверкающая, безжалостная, иногда убивающая. Так что тебе решать.

— Что?

— Либо ты должен согласиться с предсказанием и убить Настю, либо…

— Что либо…? — перебил его Толян.

— Либо ее будет судить Трибунал. Есть такая у нас организация. Судить Настю и ее имя. За превышение магического уровня. За убийства. За разрыв реальности и уничтожение терминала, наконец. Но, главный выбор твой, Олег.

Реальность, Настя, Гела, Тень какая-то… Кровь на руках… Как же мне больно, Господи! И опять выбор, как же мне все это надоело! Снова…

— Что с ней сделает Трибунал? — морщась, спросил Олег.

— Трудно сказать, — пожал Вепрь плечами. — У нас свои законы и своя этика. Но жизнь ей оставят наверняка. Пожизненное заточение — штука гораздо серьезнее.

В голове Олега смешалось все. Лица и события последних дней наплывая, чередовали друг друга, как в калейдоскопе. Ира… Мне уже все равно, что ты сделаешь… Я тебя никогда не обвиню… Теща… Мало еще. Не добили… Настя… Ты — слабак, понял? Я раздавлю тебя, как таракана… Кровь на руках… Вепрь… Вы победитель, молодой человек…! Решать вам. Что же делать? Что выбрать? Смертный приговор или жизнь? Пощадить? Казнить? Что решить? Настя, Гела… Хладнокровная убийца в крови по локоть… Идущая по трупам… Имеет ли она право на жизнь? Или, все-таки, надо оправдать предсказание? Превратить его в хронику происшествий? Да пошли вы все со своими предсказаниями!

Олег откашлялся.

— Пусть, — внезапно принял решение он. — Пусть ее судят.

— Что?! — отшатнулся Толян. — После всего, что Настя нам сделала?!

Олег посмотрел в его злые и пока еще ничего непонимающие глаза.

— Я не убийца, Толя, — просто сказал он. — И не желаю выполнять чьи-то, пусть даже небесные, предсказания. Крови на моих руках больше никогда не будет.

Где-то рядом застрекотал кузнечик.

Разгар лета, июнь.

Из задрожавшего горячего воздуха внезапно появились черные фигуры.

— Это за ней, — сказал Вепрь, поднимаясь и отряхивая брюки. — Сегодня, ты, парень, сделал первые шаги по дороге в нереальное. В большое настоящее нереальное. Запомни этот день.

Эпилог

Ее держали под руки.

Стражи всегда четко выполняли свой долг.

— Отречение, — это вердикт Трибунала, — произнесла Жрица. — Полное отречение от Истинного имени. Ты… Не справившаяся с тяжестью имени. С бременем имени «Сияющая». Готова ли ты к отречению?

— Да.

— Пусть будет так, — острый нож полоснул по ладони. — Пусть мир придет к тебе в душу. Пусть радость поселится в твоем сердце. И пусть…

А Настя словно отключилась.

Жрица что-то говорила и говорила, а Настя, не отрываясь, смотрела на капающую в костер кровь. В каждой падающей капле смеялась Гела. Ее лицо плясало на языках огня. Ее запах нес ветер и дым. Ее ненависть плясала в каждой тени.

Она лихорадочно шептала что-то.

Настя прислушалась к треску костра.

— Я вернусь… Я вернусь, подожди меня, дорогая… Они не смогут нас разлучить никогда… Никогда, слышишь?! Я ВЕРНУСЬ К ТЕБЕ СНОВА!!!..

И тогда Настя Полинок, не боящаяся ничего и никого на этом свете страшно, нечеловечески, дико закричала.

КОНЕЦ


Содержание:
 0  Тяжесть сияния : Кирилл Григорьев  1  Война объявлена : Кирилл Григорьев
 2  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев  4  Путь Тени : Кирилл Григорьев
 6  Клиент : Кирилл Григорьев  8  Шершень : Кирилл Григорьев
 10  Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев  12  Силуэт Тени : Кирилл Григорьев
 14  Путь Тени : Кирилл Григорьев  16  Клиент : Кирилл Григорьев
 18  Шершень : Кирилл Григорьев  20  Дрессировщица бенгальских тигров : Кирилл Григорьев
 22  Шерлок Холмс и доктор Ватсон : Кирилл Григорьев  24  Возмездие : Кирилл Григорьев
 26  Молот ведьм : Кирилл Григорьев  28  Битва с Тенью : Кирилл Григорьев
 30  Неправильный мир : Кирилл Григорьев  32  Разгром : Кирилл Григорьев
 34  Нож в спину : Кирилл Григорьев  36  Вепрь : Кирилл Григорьев
 38  Оберег : Кирилл Григорьев  40  Смерть на утреннем шоссе : Кирилл Григорьев
 42  Локализация : Кирилл Григорьев  44  Решение о ликвидации : Кирилл Григорьев
 46  Контратака : Кирилл Григорьев  48  Гости к столу : Кирилл Григорьев
 50  Попытка бегства : Кирилл Григорьев  52  Цена рабства : Кирилл Григорьев
 54  Команда : Кирилл Григорьев  56  Реальность : Кирилл Григорьев
 58  Нереальность : Кирилл Григорьев  60  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 62  Зеленая тревога : Кирилл Григорьев  64  Желтая тревога : Кирилл Григорьев
 66  Красная тревога : Кирилл Григорьев  67  Нереальная реальность : Кирилл Григорьев
 68  вы читаете: Кровь на руках : Кирилл Григорьев    



 




sitemap