Детективы и Триллеры : Триллер : Таящийся ужас 3 : Владимир Гриньков

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




В третьем выпуске сборника «Таящийся ужас» представлены повести писателя Владимира Гринькова, а также рассказы английских и американских писателей.

Все произведения написаны в жанре, соединяющем в себе элементы «страшного» рассказа и психологического триллера.

Публикуется впервые.

Для широкого круга читателей.

Владимир Гриньков

Заглянувший в смерть

Труба? Да, похоже. Что-то вроде уходящего вдаль огромного туннеля, перед которым сам ты кажешься песчинкой. Там, далеко впереди — яркий свет, яркий и мягкий одновременно. И божественная музыка, которая манит, и достаточно только сделать первый шаг — и уже не вернешься, будешь идти и идти навстречу этой музыке и этому яркому свету, пока не придешь — куда? Никто не знает. Тот, кто, стоя у входа, смог собрать все свои силы и не сделать первого шага навстречу музыке, — вернулся к нам и знает не намного больше нашего. Но кто не нашел в себе сил остановиться и переступил через невидимый порог, те уже ничего нам не расскажут. Они оставили за спиной эту границу — границу между Жизнью и Смертью.


В комнате были только Толик и Хома. Странно, вот так прилипнет к человеку кличка, и заменит ему полностью имя — Хома и Хома. Вот Толик — это Толик, а Хома — только Хома и никак иначе.

— Привет, — сказал я. — Что нового?

— Привет, — отозвался Толик. — Все старое.

— Мне из дома не звонили?

— Нет.

На столе лежала нераспечатанная почта — несколько писем. Я взял верхнее и надорвал конверт.

— Да, так вот насчет дыхания, — повернулся к Хоме Толик. — От того, как ты дышишь, зависит твое здоровье, да и вообще — сколько ты проживешь. Вот в этой статье говорится, что дышать надо животом…

— Чем? — протянул Хома. — Может, тебе еще чем-нибудь подышать?

— Ты не так понял, — поморщился Толик. — Дышать ты, конечно, должен носом, но при вдохе у тебя живот должен увеличиваться в размерах. Живот, а не грудь — понимаешь? Вот вдохни и выдохни пару раз.

Хома подчинился.

— Вот у тебя правильное дыхание, — сказал Толик. — Видишь, живот вздувается, как при беременности…

— Тьфу ты! — в сердцах сказал Хома. — У самого у тебя — как при беременности!

— Чудак, я же ничего обидного не сказал.

— Да ну тебя! Пойдем лучше покурим. Тоже, говорят, жизнь удлиняет. За счет снятия стресса.

Когда они вышли из комнаты, я поднял телефонную трубку и набрал номер. Сначала шли только короткие гудки, потом в трубке щелкнуло и женский голос произнес:

— Алло.

— Добрый день, — произнес я гнусавым голосом. — Это вас беспокоят из Центра социологических исследований. Мы проводим опрос населения на предмет отношения людей к цветному телевидению. Как вы считаете: цветное телевидение имеет право на существование, или мы должны вернуться к использованию исключительно черно-белых телевизоров?

Светка рассмеялась:

— Эдик, это ты? Я тебя узнала.

— Конечно, я. Ко мне вернулся мой обычный голос.

— Как у тебя дела, сестричка?

— Все отлично, кроме одной очень неприятной вещи.

— Какой? — насторожился я.

— Мой брат пропал.

— Никуда я не пропал, — я засмеялся. — Не далее как сегодня благополучно ночевал дома.

— Твое появление я фиксирую только по исчезновению продуктов в холодильнике, — вздохнула Светка, — а о том, что у него есть младшая сестра, за которой нужен глаз да глаз, мой брат совсем забыл.

— Не маленькая уже — двадцать лет, — буркнул я.

— Двадцать не двадцать, но пока ты пустил это дело на самотек, мне уже предложили выйти замуж.

— Кто этот нахал? — встревожился я. — Светка, не чуди! Ты помнишь наш с тобой уговор?

— Да я же ему еще ничего не ответила.

— Еще не ответила? — переспросил я. — Значит, еще не послала его куда следует? Слушай, я ему обломаю рога, этому твоему ухажеру. Кто он такой, откуда взялся?

— Ну чего ты так сразу? — обиделась Светка. — Он вполне приличный парень, в сборной по волейболу играет.

— Ах вон оно что! — взвился я. — Косая сажень в плечах, честность во взгляде и грамота за второе место на областных соревнованиях — просто идеальный вариант для любой порядочной девушки!

— Эдик, ну перестань…

— Все! — отрезал я. — Мы с тобой договорились: сначала ты заканчиваешь институт, я тем временем покупаю тебе квартиру, а потом уже выходи замуж, я тебя благословлю, кем бы ни был твой избранник: хоть волейболистом, хоть негром преклонных годов. Ты меня поняла?

— Поняла, — буркнула Светка.

— Ну и молодец! — Я сменил строгий тон на жизнерадостный. — Что там дядя Леша с тетей Таней — приехали?

— Нет еще.

— Что же такое? По времени пора бы им прибыть.

— Может, поезд опаздывает? Ты бы позвонил на вокзал, узнал в справочной.

— Да ладно, все равно они от этого раньше не появятся.

— Эдик, ты хоть сегодня приедешь раньше? Неудобно перед дядей Лешей. Приедут они с дороги, а тебя и к полуночи не будет.

— Не знаю, у меня сегодня много работы.

— Ну что можно делать на работе ночью? Я начинаю опасаться за незапятнанность твоего морального облика.

— Нет-нет, — запротестовал я. — У меня сегодня вечером очень важная работа — я парюсь в сауне.

— И это ты называешь работой?! — возмутилась Светка. — Да с каких пор это стало считаться общественно полезным трудом?

— Это, как правило, отдых, — согласился я. — Но когда в сауне устраиваешь встречу с городским мэром для решения некоторых вопросов — это уже работа.

— Ты знаешь, как это называется?

— Знаю, — подтвердил я. — Нормальные рабочие отношения. Так ты позвони мне, как только дядя Леша приедет. Хорошо?

— Хорошо, — вздохнула Светка.

— Ну все, пока. Привет волейболисту, — и я положил трубку.


Вострецов все-таки успел до приезда поляков: вкатился в комнату словно мячик и, рухнув в кресло, рванул на груди рубаху.

— Ну и жара! — прохрипел он, поводя по сторонам белесыми глазами.

Я достал из холодильника бутылочку пепси-колы и, наполнив стакан, протянул его Вострецову.

— Ну и противная штука, — поморщился Вострецов, осушив стакан. — Слушай, почему бы нам с тобой не организовать выпуск русского кваса в жестяных банках — знаешь, как пиво западногерманское?

— Организуем, — пообещал я. — Сан Саныч, не томи, рассказывай.

— А что рассказывать? Колхозный голова согласился — отдадут они нам в аренду эту ферму и имение на тех условиях, которые мы им предлагаем.

— Ну наконец-то, — облегченно вздохнул я. — Хоть теперь можем с поляками спокойно разговаривать. Как же ты его уломал?

— Шут его знает, — пожал плечами Вострецов. — И за что эти председатели да директора меня так любят?

В комнату вошел Толик.

— Кажется, поляки едут, — объявил он.

В окно было видно, как к обочине подкатил «Фиат» и два шикарно одетых молодых парня вышли из машины.

— Быстро же они приобрели европейский лоск, — сказал Толик. — За версту видно, что иностранцы.

— С чего же ты взял, что быстро? — не согласился Вострецов. — От них французскими одеколонами пахло еще в те времена, когда у нас «Шипр» считался последним криком моды.

Поляки вошли в здание. Мы видели, как таращится им вслед Хома.

— Я проведу их сюда, — сказал Толик и исчез за дверями.

— Как ты думаешь, будет с ними дело или нет?

— Кто знает, — пожал я плечами. — Сие великая тайна есть.

Дверь открылась, и на пороге появились поляки. Я поднялся из-за стола.

— Пан Брошин? — вопросительно произнес тот поляк, что был пониже ростом, глядя на меня.

— Да, это я. — Я пожал им обоим руки. — Только, если можно, без слова «пан».

— Почему же? — удивился поляк. — Вам не нравится?

— Нравится, — признался я. — Но слышится не «пан Брошин», а «пан брошен», а это уже совсем другое дело. Брошен, понимаете? От слова «бросать».

— А-а, понятно, понятно, — с улыбкой закивали поляки.

— Так что зовите меня просто Эдик, а вот это мой коллега, пан Вострецов.

Сан Саныч воспринял свое «панство» спокойнее, чем я.

— Меня зовут Тадеуш, — сказал тот, что пониже. — Имя моего напарника — Казимир.

— Прошу к столу, — предложил я. — Может быть, заварить кофе?

— Нет-нет, — запротестовал Тадеуш. — Мы только что пообедали в ресторане. Давайте сразу приступим к делу.

— Согласен. — Я сел в кресло напротив. — В разговоре по телефону вы сказали, что речь может идти о создании совместного предприятия. Так?

— Так, — кивнул Тадеуш.

— И как же вам видится организационная сторона дела?

— Производство вы могли бы взять на себя, — сказал Тадеуш. — А мы займемся сбытом.

— Сбытом где? — поинтересовался я.

— В Польше. На Западе сейчас есть определенные трудности со сбытом мехов: там «зеленые» проводят очень активную кампанию в защиту животных.

— Значит, вы сразу ориентируетесь исключительно на польский рынок?

— Я так не сказал, — покачал головой Тадеуш. — Но вы должны понимать, что на первых порах будет очень трудно прорваться на Запад.

— Но можно же поиграть ценами, на первых порах поработать себе в убыток — потом наверстаем.

— Нас обвинят в демпинге, и на этом наш бизнес закончится, — подал голос Казимир. — Мы не сможем слишком значительно зажать цены — Тадеуш прав, говоря, что на Запад трудно прорваться. Но туда и не надо торопиться. Давайте начнем с Польши. Вас интересует валюта? Так у нас злотые свободно меняются на доллары.

— Да сколько же шкурок мы сможем продать в Польше? Сколько поляки способны их купить? — воскликнул я.

— Все, — сказал Тадеуш. — Все, которые вы сможете им предложить, при условии, что цена будет божеской. Теперь мы подходим к главному вопросу: какова ваша база и сколько шкурок вы способны выдать в ближайшие два-три года?

— Какова наша база, — протянул я. — У нас есть целая ферма, которая, правда, нуждается в реконструкции. С учетом времени, необходимого на поиски материалов, реконструкция закончится не ранее чем через шесть месяцев.

— Шесть месяцев — это много, — сказал Казимир. — Месяц, от силы — два. Но не шесть.

— Дело не только в материалах, — вмешался в разговор Сан Саныч. — Надо еще закупить молодняк, а здесь тоже есть свои сложности. Кстати, тем, сколько молодняка мы сможем достать, и определится производительность нашей зверофермы.

— Может быть, для ускорения реконструкции мы ввезем кое-какие материалы из Польши? — предложил Тадеуш.

— Мы составим список всего необходимого и тогда решим этот вопрос, — сказал я.

О том, что договора на аренду фермы у нас еще нет, я решил промолчать.

— Когда список будет готов? — поинтересовался Тадеуш.

— Нам требуется не меньше недели. Сан Саныч, хватит недели?

— Хватит, — кивнул Вострецов. — В самый раз будет.

— Договоримся о следующей встрече, — предложил Тадеуш.

— В следующий вторник приезжайте в это же самое время. Тогда уже мы сможем говорить более конкретно.

Через неделю, по крайней мере, мы подпишем с колхозом все необходимые бумаги.


Я крутанулся по двору и затормозил, упершись светом фар в скамейку у подъезда. На скамейке сидела Светка и во все глаза таращилась в мою сторону, пытаясь разобрать, чья это машина. Но фары слепили ее, и она наконец отвела взгляд. Рядом с ней на лавочке сидел парень довольно внушительного вида. «Волейболист», — понял я и почувствовал, как в моей груди вскипает раздражение. Я погасил фары, вылез из машины и, зло хлопнув дверцей, направился к скамейке. Светка поднялась мне навстречу, собираясь что-то сказать, но я опередил ее.

— Я же тебя предупреждал! — зарычал я. — Это он? — кивнул я на парня. — Ты же знаешь — я не потерплю…

Ничего не понимающий «волейболист» начал медленно подниматься со скамейки.

— Иди в квартиру! — приказал я Светке. — Там я с тобой поговорю!

— А в чем дело-то? — с вызовом спросил парень, поднявшись во весь рост.

— Катись отсюда, чтобы я тебя больше никогда не видел! — сказал я и опять повернулся к Светке. — Марш домой!

Она, всхлипывая, исчезла в подъезде.

— А ты кто такой будешь? — поинтересовался парень. — Я бы на твоем месте сделал отсюда ноги.

Я молча пошел к подъезду, но он нагнал меня и, схватив за плечо, резко развернул:

— Ты не пойдешь туда, приятель, понял? Вали отсюда!

Поняв, что «валить» я не собираюсь, он, как-то сразу изменившись в лице, схватил меня за куртку и резко встряхнул. Правой рукой я достал из кармана куртки баллончик и пустил струю газа в лицо «волейболиста». Он отпустил мою куртку и, корчась, рухнул на землю.

Я развернулся и пошел домой. Там меня поджидал сюрприз: когда я вошел в квартиру, из комнаты появился дядя Леша.

— Эдик! — Он обнял меня и потянул в комнату. — Таня, посмотри на этого бродягу, который домой заявляется полдвенадцатого!

— Эдичка, здравствуй! — Тетя Таня почему-то расплакалась и чмокнула меня в щеку.

— Ну, что за слезы! — возмутился дядя Леша. — Он что — так плохо выглядит?

— Да хорошо выглядит, хорошо, — тетя Таня замахала руками. — Это я так, по-женски.

— А-а, для порядка, значит, — успокоился дядя Леша.

— Когда вы приехали? — спросил я.

— Два часа назад. Поезд опоздал, так что мы, как видишь, с задержкой прибыли. Светланка нас уже накормила, так что все нормально. Иди ешь, мы тебя подождем.

— Еще чего, — сказал я. — Ложитесь спать — устали с дороги. Вы с тетей Таней ляжете в спальне, Светка будет спать в зале, а я поставлю раскладушку на кухне.

— Так и я могу на раскладушке, Эдик.

— Вам нельзя, у вас не тот статус, — покачал я головой.

— Иди ешь, — буркнула Светка, появляясь в комнате.

— Иди поешь, правда, — подтолкнул меня дядя Леша. — Голодный небось. Что ж это у тебя за работа такая, что ты в полночь домой возвращаешься? Все в своем кооперативе колотишься?

— В нем, родимом, — кивнул я. — Вы будете со мной кушать?

— Да мы только что из-за стола. Я так, посижу с тобой за компанию. Так кем же ты работаешь в своем кооперативе?

— Председателем, — сказал я, поддевая вилкой кусок хлеба.

— Вот как! — протянул дядя Леша. — А чем занимаетесь?

— Много чем. Строим, ремонтируем, сейчас вот собрались пушниной заняться.

— Пушнина — это хорошо. За валюту небось собрались продавать?

— Мы-то собрались, а капиталисты пока нет, — засмеялся я.

— Не хотят, стало быть?

— Не хотят, — кивнул я. — Вы, говорят, зверушек губите — не хотим носить ваши меха.

— Ну и ладно, — махнул рукой дядя Леша. — Оно и к лучшему. Нам тоже надо что-то носить. Правильно?

— Правильно, — поддакнул я.

— А работа твоя тебе нравится?

— Нравится. Сам себе хозяин — чего еще можно желать?

— Хозяин, — с укоризной сказал дядя Леша. — Хозяин, а в ванной лампочка не горит. Ты ж мужик — не Светланке же ремонтом заниматься. Совсем про дом забыл с этим кооперативом.

— Да сделаю я, — поморщился я. — Некогда сейчас, минуты свободной нет. А там возиться надо — с проводкой что-то.

— Ну ладно, — махнул рукой дядя Леша. — Все равно сегодня смотреть не будем. У родителей на могилке давно были?

— В прошлом месяце со Светкой ездили.

— Ты машину купил?

Я кивнул.

— Отвезешь нас с Таней на кладбище?

— Все вместе съездим, — пообещал я. — Завтра вряд ли, а вот послезавтра можем.

Дядя Леша посмотрел на свое отражение в темном окне.

— Светланка замуж не собирается? — спросил он.

— Нет, — отрезал я, вспомнив «волейболиста». — Институт закончит, тогда — да.

— Я это вот к чему спрашиваю, — сказал дядя Леша, по-прежнему глядя на свое отражение. — Мы с Таней деньги кое-какие собрали — Светланке на свадьбу.

Я поперхнулся супом и закашлялся.

— Нет у вас родителей — судьба так сложилась — что ж теперь делать. А поскольку я братом был вашему отцу, я обязан о вас позаботиться, — продолжал дядя Леша.

Я наконец откашлялся и вновь обрел способность жевать.

— Дядя Леша, спасибо вам большое. Но денег никаких не надо — я прилично зарабатываю и смогу обеспечить Светке все как положено.

— А ты не торопись, — дядя Леша вздохнул. — Тут дело не только в деньгах, тут дело в принципе. Понял?

— Понял, — кивнул я. — Спасибо вам.

Он опять вздохнул:

— Тяжелая сейчас жизнь пошла, Эдик. Так что не отказывайся от помощи.

Ночью я проснулся от того, что в ванной хлюпал кран. Я попытался заснуть, но шум из ванной мешал, и я вдруг понял, что это не кран, что там кто-то плачет.

Дверь в ванную была приоткрыта. Я распахнул дверь и увидел Светку. Она плакала, уткнувшись лицом в полотенце.

— Светка, что такое? — опешил я. — Ты это из-за сегодняшнего, что ли?

Она подняла опухшее от слез лицо и кивнула.

— Ну перестань, — попросил я. — Некрасиво получилось, согласен, но ты же помнишь наш уговор…

— «Некрасиво», — пробормотала Светка, не переставая плакать. — Нет, это по-другому называется. Какое ты имел право так вести себя?

— По праву старшего брата, — огрызнулся я.

— Ты забываешь, что мне уже двадцать лет, и я сама могу решать, с кем мне знаться, а с кем — нет.

— Он хам! — отрезал я. — Чего он схватил меня за куртку?

— Кто тебя схватил? Зачем ты выдумываешь? Он на такое не способен.

— О-о, конечно! Только вот у меня две пуговицы отлетели от куртки, понимаешь? Я сначала грешил на твоего «волейболиста», но теперь, после твоих слов, понял, как я был не прав. Это я просто располнел, и пуговки — р-раз — и отлетели. Две штуки разом. — Я уже начал заводиться.

— Господи, да ты, может, вел себя как-то там… Ты иногда груб с людьми, Эдик.

— Да нормально я себя вел. Предложил ему проваливать — и все.

— Ну вот видишь. Послушай-ка! — Ее вдруг осенило. — Да ведь он же не знал, что ты мой брат!

— Как это? — удивился я. — А за кого же он меня принял?

Светка рассмеялась сквозь слезы:

— Да он тебя принял за своего конкурента! Решил, что ты — такой же мой ухажер, как и он, только более хамоватый.

— Тьфу, черт! — Я вспомнил наш с «волейболистом» разговор и понял, что именно так все и было. — Но все равно я не хочу его видеть. Думаю, что после нашего разговора он и сам не горит желанием встречаться со мной.

— Эдик, ты ему ничего плохого не сделал?

— Нет. Поговорили и разошлись. А что?

Светка приблизилась и, глядя мне прямо в глаза, сказала:

— Если ты его чем-то обидел, он этого просто так не оставит.


Утром в конторе кооператива меня встретил хмурый Вострецов.

— Что-нибудь стряслось, Сан Саныч? — поинтересовался я.

— А ты с Толиком поговори, — посоветовал он. — Очень интересно рассказывает парень, очень.

Толик сидел на подоконнике, и по его лицу было видно, что он действительно готов рассказать что-то интересное.

— Ну давай, — вздохнул я. — Чувствую, что приятных новостей сегодня не будет.

— Да я практически ничего не знаю, — пожал плечами Толик. — Просто вчера вечером заезжал к знакомой в бар «Интуриста» и увидел там поляков — тех, что днем были у нас.

— Ну и что? — не понял я.

— А то, что поляки эти сидели за одним столиком с Соколовским! — не выдержал Вострецов.

— А ты не ошибся, Толик?

— Точно я вам говорю. Они сидели втроем и трепались о чем-то.

— Ну, это еще ни о чем не говорит. Это могла быть случайная встреча. За столиком оказались свободные места, поляки подсели — только и всего.

Толик замотал головой:

— Нет, у них был какой-то серьезный разговор. И когда они прощались, пожали друг другу руки.

— Да что ж тут непонятного, — сказал Вострецов. — Дорогу он нам перебегает, этот Соколовский. Сначала пытался перехватить у нас эту ферму, теперь вот на поляков вышел. Бандит, честное слово.

— А чем он нам реально может помешать? — спросил я. — Ну, поговорил он с поляками, а дальше?

— А дальше поляки заключили сделку с ним, а не с нами — вот и все, — в сердцах сказал Вострецов.

— Ну посмотрим, — вздохнул я. — Что там у тебя с договором?

— Сейчас поеду к председателю. Думаю, сегодня уже начнем оформлять бумаги.

— Что ты ему пообещал кроме арендной платы?

— Два вагона шифера.

— Два вагона? — возмутился я. — Он что, собирается все небо над своим колхозом шифером покрыть?

— Он хозяин — ему и решать, что с этим шифером делать, — развел руками Вострецов.

— Где же мы ему возьмем шифер? Ты что — не мог уломать его без этого шифера?

— Мы еще легко отделались, — сказал Вострецов. — Он мог бы заломить цену и выше, и мы бы ее заплатили.

— Ну уж дудки!

— Заплатили бы, Эдичка, заплатили бы.


После полудня я выкроил время, чтобы заскочить домой. Неудобно было перед дядей Лешей очень: в кои-то веки выбрались они к нам в гости, а я пропадаю с утра до ночи.

Когда я заехал во двор, увидел машину «Скорой помощи» у нашего подъезда. Вряд ли это к нам, но все равно стало чуточку тревожно на душе. Заперев машину, я обогнул «Скорую» и уже в дверях подъезда столкнулся с врачом. За ним шла тетя Глаша, наша соседка, и что-то быстро-быстро говорила доктору. Значит, это не к нам. Я пропустил врача с тетей Глашей и, перемахнув через несколько ступенек, оказался перед дверью своей квартиры. Ключ застрял в кармане между какими-то бумажками, и я, доставая его, позвонил в дверь — вдруг наши гости никуда не пошли и остались дома. Одновременно со звонком я услышал, как в квартире что-то обрушилось, и, еще не зная, что бы это могло быть, я наконец извлек ключ и, торопливо открыв замок, распахнул дверь.

Дядя Леша лежал на полу в ванной, широко раскинув руки, и глаза его были закрыты. В углу я увидел перевернутую табуретку, рядом с ней — плоскогубцы и отвертку и понял, что здесь произошло: дядя Леша взялся чинить проводку, но потерял равновесие и упал. Видимо, он ударился головой о пол и потерял сознание.

Я бросился к нему, затормошил, пытаясь привести в чувство, но его тело было так безжизненно, что я, подозревая самое худшее, рванул рубаху на груди дяди Леши и приник к нему. Он был мертв. Эта мысль не потрясла меня — она была слишком дикой и невероятной, чтобы я в нее поверил. Я зачем-то опять затормошил его, словно что-то могло измениться, и только теперь почувствовал: тело дяди Леши под моими руками было теплое! Он был жив еще минуту назад! Так вот что рухнуло в квартире, когда я подошел к двери. Все это произошло только что! Я вскочил с пола и бросился на улицу. «Скорая» еще стояла у подъезда, врач захлопывал дверцу, и я слышал, как он сказал тете Глаше, которая еще продолжала его о чем-то упрашивать:

— Я же вам сказал: это у него реакция на прививку, только и всего. Завтра температура спадет — я вам гарантирую. А мы — «Скорая»…

Он осекся, увидев меня.

— Быстрее! — захрипел я. — Там у человека сердце остановилось!

Должно быть, выглядел я ужасно, потому что доктор, не спрашивая ни о чем, схватил свой чемоданчик и выскочил из машины.

— Эдичка, кто это — с сердцем-то? — Тетя Глаша обхватила щеки руками.

Я ничего не ответил и помчался в квартиру. Доктор первым делом пощупал пульс, потом, не доверяя своим рукам, приложился ухом к груди лежащего на полу дяди Леши, после чего распрямился и сказал глухо:

— Он мертв.

— Да он теплый еще! — закричал я, не помня себя от ужаса перед неизбежным. — Он только что упал — минуту назад! Ну сделайте же что-нибудь, умоляю вас!

Но я напрасно кричал. Этот парень уже успел все рассчитать и прикинуть шансы.

— Значит, так… Тихо! — рявкнул он и заговорил уже спокойнее, только очень-очень торопясь: — Помоги отнести его в машину, у нас несколько минут. Сможем запустить сердце — спасем. Не запустим — богу виднее.

Подхватив тело дяди Леши, мы вынесли его на улицу и уложили в машину.

— Костик, гони в двадцатую! Если повезет — откачаем человека, — сказал врач водителю.

— Понял, — кивнул Костик и завел двигатель.

— Вперед иди садись! — приказал мне врач. — Не мешай!

Машина рванула с места. Доктор в салоне колдовал над дядей Лешей. Его лицо раскраснелось, это было особенно заметно в сравнении с все усиливающейся бледностью дяди Леши.

— Костик, давай-давай! — просил доктор. — Ты же умеешь быстро ездить, я знаю.

— Да что же они — не слышат сирену? — бормотал Костик, маневрируя между не желающими уступать дорогу машинами. — И куда ГАИ смотрит?

— Есть! — выдохнул врач. — Пошло сердце, пошло родимое! Давай-давай, Костик! Нам бы теперь его только до реанимации успеть довезти — там будет легче!

— Все? Он будет жить? — Я хотел услышать ответ, и этот ответ должен быть только положительным.

— Пока не знаю, — сказал врач, обламывая кончик стеклянной ампулы. — Но то, что сердце пошло, — это хорошо, это просто великолепно.

«Всего на волосок от смерти, — подумал я. — Он ведь уже умер, и сердце у него не билось. И теперь он возвращается к нам. Неужели так бывает?»

Прошло уже достаточно много времени, и «Скорая», доставившая нас сюда, давно уехала, а я все мерил и мерил шагами приемный покой, ожидая развязки. Несколько раз собирался позвонить домой, но передумывал в последний момент — что я им скажу? Сам еще ничего не знаю.

Врач появился часа через два. Не тот врач, который запустил сердце дяди Леши, а другой. Он подошел ко мне и сказал, глядя прямо в глаза:

— Стопроцентной гарантии дать еще не можем, но похоже, что все обошлось.

— Он будет жить? — быстро спросил я.

— Мы постараемся сделать все возможное, — ответил доктор.

— Что у него — сердце?

Врач покачал головой:

— Это больше похоже на электрошок. Сердце работает нормально. Похоже, что оно остановилось в результате удара электрическим током.

— А так бывает? — удивился я. — Ведь остановившееся сердце запускают с помощью электрического разряда, как я слышал, а тут…

— Я думаю, что так оно и было, как я вам сказал.

— Как он сейчас?

— Без сознания. Мы поместили его в реанимационное отделение. За него еще предстоит побороться. Он кто вам?

— Дядя.

— Не местный?

— Нет, в гости приехал. Вчера.

— Надо же, — покачал головой врач. — Все-таки где его могло ударить током, по-вашему?

— Проводку он чинил, будь она неладна. Залез на табуретку, начал, видимо, ремонтировать — тут его и ударило.

— Ах, там еще и табуретка была, — протянул врач. — Теперь понятно, откуда у него травма головы.

— Когда он придет в сознание, по-вашему?

Врач пожал плечами:

— Трудно сказать. В нашем нынешнем положении остается только ждать и надеяться.

— Меня к нему пустят?

— Нет. Пока нельзя.

— Но его жена — она захочет его видеть.

— Нет, — повторил доктор. — Она должна быть готова к тому, что в ближайшие дни не сможет увидеть своего мужа. Давайте подождем, пока он придет в себя.


Тетя Глаша встретила меня у подъезда.

— Эдичка, я им рассказала, что здесь произошло. Иди, иди домой — заждались тебя там. Что с дядей твоим?

— Все хорошо, тетя Глаша, — пробормотал я.

Я еще не знал, что буду говорить тете Тане. Они обе — тетя Таня и Светка — выскочили в коридор, услышав, что я вошел: заплаканные и перепуганные, они смотрели на меня, не решаясь спросить ни о чем. Слишком страшным мог быть мой ответ.

— Он жив, — сказал я и едва успел подхватить повалившуюся на пол тетю Таню.

— Света, воды принеси, — распорядился я.

Через минуту тетя Таня раскрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Все хорошо, — сказал я. — Врачи предполагают, что осложнений не будет.

— Что с ним было? — слабым голосом спросила тетя Таня.

— Он упал, — ответил я. — Упал с табуретки и ушибся.

Про удар током я решил пока ничего не говорить — с нее и так было достаточно.

— Зачем я ушла сегодня? — заплакала тетя Таня. — Почему оставила его одного? Что мне делать теперь?

— Не надо плакать, — попросил я. — Не мучайте себя. Врач сказал, что все обошлось и скоро мы увидим дядю Лешу.

— Отвези меня к нему, — попросила тетя Таня. — Эдичка, отвези.

Она вдруг загорелась этой идеей и начала умолять меня, отказываясь слушать какие-либо доводы. Мы со Светкой на пару едва успокоили ее, пообещав завтра с утра отправиться в больницу. Случившееся сильно потрясло ее, и я потом всю ночь слышал, как она плакала за стенкой. Наверное, она догадывалась о том, что с дядей Лешей все не так благополучно, как я пытаюсь представить. А может быть, к этому недоверию примешивалось чувство жалости к себе? Не знаю.

Утром нас не пустили в палату к дяде Леше. Доктор был категоричен в своем отказе. Он лишь сказал нам, что пока никаких изменений нет, дядя Леша в сознание не приходит, но шансов на успешный исход больше, чем… Он не стал продолжать, но мы и так все очень хорошо поняли. Тетя Таня смирилась с тем, что ее не пускают к мужу, а только смотрела во все глаза на доктора, боясь пропустить хотя бы одно слово.

Потом я отвез их обеих домой, наказав Светке не ходить сегодня в институт на занятия — надо было присматривать за тетей Таней, она была очень плоха. А сам я отправился в контору, где меня уже поджидал Вострецов.

— Ну наконец-то, — протянул он, когда я вошел в комнату. — Где ты пропадаешь?

— Что там у тебя, говори, — буркнул я, усаживаясь напротив него за столом.

— Вчера подписали с председателем арендный договор, — сказал Вострецов. — Так что, считай, полдела сделали. Теперь осталось его утвердить — и можно закупать молодняк.

— Так, хорошо. Что слышно с поляками?

— Пока ничего. Может, это действительно была случайная встреча?

— С Соколовским-то?

— Да.

— Кто знает, — пожал я плечами. — Время пройдет — увидим.

— А ты чего как в воду опущенный? — участливо поинтересовался Вострецов. — Тебя не узнать сегодня, честное слово.

— У меня родственник в больницу попал, — ответил я. Больше я ему ничего не сказал. Зачем?


Нас не пустили к дяде Леше ни на второй день, ни на третий, ни на четвертый, потому что в сознание он так и не пришел. На наши расспросы, когда же нас пустят в палату, доктор пожимал плечами и говорил:

— Пока не могу сказать ничего определенного. Организм борется за жизнь, и мы это видим, но, когда положение стабилизируется, мы не знаем.

Тетя Таня совсем сдала. Она почти не спала, бродила призраком по квартире, бесцельно переставляя вещи с места на место или смахивая со стола невидимую пыль. Мы теперь не оставляли ее одну, кто-то из нас обязательно находился с нею рядом, и мне пришлось урывать время от работы, а Света пропускала кое-какие лекции, когда я не мог остаться дома.

Вострецов за это время успел оформить все необходимые бумаги, и дело, похоже, сдвинулось с мертвой точки. Он еще раз лично облазил всю ферму и составил план приобретения молодняка. В один из вечеров Вострецов вызвал меня из дома телефонным звонком. Когда я приехал, Толик рассказывал ему что-то о жизни тибетских монахов. Сан Саныч сидел, склонив голову набок, как будто внимательно слушал, но я понял, что он дремлет под мерный рассказ Толика.

Услышав мои шаги, Вострецов встрепенулся:

— Здравствуй, Эдик! Как твой дядя?

— Неважно, — буркнул я. — Пока лежит в больнице.

— Вот горе, — сказал Вострецов. — Что за жизнь у человека?..

— Зачем вызвал? — оборвал я его. — Что-то серьезное?

— Это кому как покажется, — пожал плечами Вострецов. — В командировку мне надо ехать, Эдик. Я разузнал про один зверосовхоз — там как раз есть то, что нам надо. Хочу полететь туда, посмотреть на месте, да и договориться, если что.

— Ты прикинул, сколько зверьков мне надо покупать?

— Прикинул. — Вострецов вынул из кармана сложенный вчетверо листок и протянул его мне. — Посмотри, здесь все расписано.

Я пробежал глазами написанное.

— Не слишком мы размахнулись? — спросил Вострецова. — Потянем?

— А с меньшими масштабами нет смысла возиться, — ответил он.

— Но мы сейчас деньги вкладываем в расчете на поляков, — напомнил я. — А если у нас с ними ничего не получится?

— Не они первые, не они последние, — отрезал Вострецов. — Быть такого не может, чтобы мы не нашли покупателей на нашу пушнину.

— Ты прав, пожалуй, — согласился я. — Поезжай туда, посмотри все на месте.

— Завтра поеду, — кивнул Вострецов.

— Странное дело, — сказал от окна Толик. — Третий день за ним наблюдаю: стоит и стоит напротив наших окон. Ему что — делать нечего?

Мы с Вострецовым подошли к окну. На противоположной стороне улицы стоял желтый «Москвич», в открытом окне виднелась голова водителя.

— Ты уверен, что он тут уже три дня ошивается? — спросил Вострецов.

— Точно я вам говорю, — подтвердил Толик. — Приедет с утра, встанет напротив наших окон и стоит.

— Может, он привозит сюда кого-то? — засомневался Вострецов. — А потом ждет целый день.

— Один он приезжает. И уезжает тоже один. И при этом целый день сидит в машине, не выходя из нее.

Вострецов с беспокойством посмотрел на меня:

— Эдик, тут что-то не то. Это не просто так — что-то затевается.

— Вы думаете, против нас что-то готовится? — уточнил Толик. — Этот тип в машине — разведчик?

— Разведчик, — кивнул я и вздохнул. — Только он не за вами следит, а за мной.

Я уже узнал парня, сидящего в «Москвиче». Это был Светкин «волейболист».


Вечером, когда тетя Таня тихо ушла в свою комнату, я как бы невзначай спросил Светку:

— А что твой «волейболист»?

— А что мой «волейболист»? — переспросила она, и я увидел, как сестра напряглась.

— Не появлялся больше?

Она отвернулась и сказала с усилием:

— Нет, не появлялся.

— Ну и отлично, — лживо обрадовался я. — Приятно это слышать.

Я подошел к распахнутому окну и выглянул на улицу. Здесь было очень тихое место, как в дальнем и забытом всеми углу парка. Да это и был когда-то парк: там, за деревьями, высились больничные корпуса, больные, прогуливаясь между деревьями, подходили иногда под самые окна нашего дома. Потом больницу отгородили от нас забором, а кусочек больничного парка так и остался, только никто здесь теперь не ходил — тихое было место. Тихое и всеми забытое.

— Ты не боишься? — спросил я. — Окно-то постоянно открыто. Залезет кто-нибудь, первый этаж все-таки.

— У меня есть твой баллончик, — ответила Светка. — Пшикну ему в лицо — пусть только сунется.

— Кому пшикнешь-то? — поинтересовался я. Я почему-то подумал о «волейболисте», дежурящем под окнами нашей конторы.

— Кто залезет, тот и получит, — пояснила Светка.

Я опять выглянул в окно. Асфальтированная дорожка между деревьями была пустынна, и только прямые, как карандаши, сосны молча стояли в вечерних сумерках. Я закрыл окно и запер его на оба шпингалета.


Промотавшись полдня по делам, я лишь ближе к полудню смог отвезти тетю Таню в больницу. Вызванный медсестрой врач попросил тетю Таню подождать в коридоре, а меня увлек в свой кабинет.

— Я бы хотел сначала поговорить с вами, — сказал он. — Так будет лучше.

Он проверил, плотно ли закрыта дверь, и устроился на кушетке напротив меня.

— Я хочу поговорить с вами о вашем родственнике и его жене. Ситуация очень сложная, и вы должны подготовить женщину к тому, что, возможно, придется оставить надежды на успешный исход дела.

— Он умрет? — быстро спросил я, и собственный голос показался мне хриплым и противным.

— Нет, я говорю совсем о другом, — покачал головой врач. — Я постараюсь не употреблять медицинских терминов, а рассказать все на бытовом, если хотите, уровне. Все эти дни ваш дядя — он ведь ваш дядя?

— Да, — кивнул я.

— Так вот, все эти дни ваш дядя находился под нашим постоянным наблюдением. Мы считали, что его организм борется за жизнь и в конце концов, когда кризисная фаза минует, он придет в себя, а дальше будет как обычно: курс лечения — и выписка из больницы. Но чем дольше мы наблюдали за больным, чем больше получали информации о ходе болезни, тем сильнее убеждались, что дело обстоит несколько иначе, чем мы предполагали вначале. Даже консилиум вчера собирали, и вы должны знать о его результатах. Так вот, главное, что я вам хочу сказать, — кризис уже миновал, и, по всей видимости, жизни вашего дяди ничего не угрожает.

— Он будет жить? — спросил я, еще не веря услышанному.

— Да, — подтвердил врач.

— К чему же тогда я должен подготовить тетю Таню? Я думал, речь идет о…

— Я еще не все вам рассказал, — остановил меня врач. — Больной не приходит в сознание. Я сейчас употребил слово «больной», но я не уверен, что это слово применимо к вашему дяде. Его организм функционирует вполне прилично, и он не нуждается ни в каком, подчеркиваю — ни в каком, лечении. Со вчерашнего дня мы отменили все уколы — в них просто нет необходимости. Он здоров, ваш дядя, по крайней мере, в бытовом понимании этого слова. Но он не приходит в сознание. Чтобы вам было понятнее, я скажу так: он спит, и когда проснется — не известно никому. А может быть, и не проснется никогда. Я говорю «спит», но вы должны понять, что это не сон, это особое состояние организма. Что тому причиной — удар током, или сердечный приступ, или что-то еще, мы не знаем. Подозреваю, что причина кроется в том отрезке времени, пока его сердце не билось, — в эти минуты в организме происходили серьезные изменения, и некоторые из них могли оказаться необратимыми. Но это только мои предположения. Вот к этому вы и должны подготовить жену вашего дяди — к долгому ожиданию его пробуждения.

— Да она же до сих пор с минуты на минуту ожидает его смерти, и то, что он будет какое-то время находиться в бессознательном состоянии — пустяк по сравнению с тем, что вы ей скажете: ваш муж будет жить. Для нее это главное.

— Да, вы правы, пожалуй, — согласился врач. — Ей обе новости надо сказать одновременно — и она легче все это воспримет.

— А все-таки как вы считаете — это вот с дядей Лешей надолго?

Врач вздохнул:

— Не могу сказать даже приблизительно. Такие случаи крайне редки, поверьте мне. Я лично вообще с этим ни разу не сталкивался. Все происходящее — на уровне мозга, а все, что с ним связано, пока во многом скрыто от нас. Может показаться, что для науки уже практически нет секретов, но это не так. Что происходило с вашим дядей и с его мозгом в те несколько страшных минут, что его сердце стояло? Да, отмирали какие-то клетки, но сколько? И как это отразилось на дальнейшей деятельности мозга? И почему он не приходит в сознание? Какой такой рычажок надо повернуть, чтобы мозг дал ему команду проснуться? Нет ответа — и в этом наша слабость.

— Вы пустите нас к нему?

— Завтра, — пообещал врач. — Приезжайте завтра.

— А с тетей Таней вы поговорите?

— Вы действительно считаете, что ее не надо предварительно подготовить?

— Это излишне. Для нее главное — что муж остался жить. Остальное она, кажется, переживет.

— Тогда зовите ее, — сказал врач.


Тетя Таня молчала все время, пока я вез ее домой. Она смотрела в окно, думая о чем-то своем. И я начал подозревать, что врач был прав — ее сначала необходимо было подготовить. Мы уже въезжали во двор, когда тетя Таня, по-прежнему глядя в окно, сказала негромко:

— Боже, какое счастье — он будет жить! — и заплакала.


В конторе сидел один Хома.

— Вострецов улетел? — спросил я, входя в комнату.

— Улетел, — кивнул Хома. — Еще утром. Просил передать, что к концу недели вернется.

— Шустрый, — буркнул я. — Хотя, может, и получится. Как у тебя дела с теми бетономешалками, о которых ты мне говорил?

— Сегодня в пять встречаюсь с начальником стройуправления. — Хома взглянул на часы. — Сейчас уже поеду.

Он пошел к дверям, но остановился, что-то вспоминая:

— Сан Саныч еще что-то просил передать, а что — не помню.

Он подумал еще немного, потом махнул рукой:

— Вспомню — скажу.

За ним закрылась дверь, и я услышал, как он спустился по лестнице. Я поднял трубку и набрал номер. К телефону подошла Светка.

— Как дела в институте? — спросил я.

— Нормально.

— Молодец. Тетя Таня тебе рассказала, что мы сегодня услышали от нашего врача?

— Да. Я хотела спросить тебя: это серьезно — то, что с дядей Лешей происходит сейчас?

Я услышал, как кто-то поднимается по лестнице.

— Думаю, что серьезно, — сказал я. — Хотя врач говорит, что угрозы для жизни нет.

Человек на лестнице уже подошел к самой двери.

— Но сколько они продержат его в больнице? — спросила Светка.

Дверь медленно открылась. На пороге стоял «волейболист».

— Пока не знаю, — ответил я. — Я перезвоню тебе позже, хорошо? — И положил трубку.

Этот парень стоял в дверях и молча смотрел на меня, не делая никаких движений. К себе я его, конечно, не подпущу — баллончик с газом у меня в кармане. Но что он задумал?

— Ну, — сказал я. — Слушаю тебя.

Ворот его футболки был распахнут, и я видел медальон на его шее: голова улыбающегося черта. Нагловатая была улыбка, неприятная. Сам «волейболист» по-прежнему молча смотрел на меня.

И в это время на лестнице послышались шаги. Парень посторонился, пропустив запыхавшегося Хому.

— Вспомнил, — сказал Хома. — Вострецов попросил, чтобы до его приезда с поляками ни о чем конкретном не договаривались.

Слушая Хому, я смотрел на «волейболиста». Тот постоял еще немного, потом бросил негромко:

— Ты не представляешь, как будешь жалеть о том, что сделал, — и, развернувшись, медленно начал спускаться по лестнице.

— Кто это? — опешил Хома.

— Мой враг, — сказал я.

Теперь я уже не сомневался — что-то должно произойти.


Светка встретила меня у порога.

— Как тетя Таня? — спросил я.

— Ты знаешь, что она мне сказала? Ходила, ходила по квартире, думала о чем-то своем, а потом вдруг говорит: «Мы должны забрать дядю Лешу из больницы».

— Как это — забрать? — удивился я. — Кто же нам его отдаст?

— Вот и я ей то же самое сказала. А она в ответ: «Он же не болеет, ему даже уколы перестали делать, так что не имеют права держать». Ты бы поговорил с ней.

Я прошел в комнату к тете Тане. Она сидела у открытого окна и смотрела куда-то между сосен.

— Тетя Таня, — тихонько позвал я.

Она вздрогнула и обернулась.

— Как ваши дела? — спросил я.

— Все хорошо, Эдичка. Я хотела поговорить с тобой.

— Я слушаю вас.

— Я сегодня подумала, что дядю Лешу надо непременно забрать из больницы. Я понимаю, что это стеснит вас со Светой, но я сама буду за ним ухаживать, пока он не придет в сознание.

— Дело не в том, стесните вы нас или нет. Пока дядя Леша без сознания, его из больницы никто не выпишет.

— Там за ним не будет никакого ухода, — сказала тетя Таня. — Здесь ему будет лучше.

— Но там он под присмотром врачей…

— И сколько же они собираются за ним присматривать? — Она взглянула на меня. — А если он не будет приходить в сознание долго, очень долго? Месяц, год? Он что — все время и будет там лежать? А как же я? Нет, его надо обязательно забрать оттуда. Мы привезем его сюда и обождем хотя бы недельку — может, все образуется. Ну, а если нет — я увезу его к нам, домой. И буду ходить за ним лучше, чем все медсестры вместе взятые.

Я покачал головой:

— И все-таки они дядю Лешу не отдадут.

— Как это — не отдадут? — удивилась тетя Таня. — Он что — их собственность?

Я понял, что она не отступится.


Врач едва не лишился дара речи, когда тетя Таня выложила ему свою просьбу. Мы стояли в коридоре больницы, и я в приоткрытую дверь видел палату и в ней — какого-то мужчину без ног, который непрерывно стонал.

— Вы представляете, о чем просите? — воскликнул доктор. — Нет, об этом не может быть и речи.

— Я хочу забрать его, — упрямо повторила тетя Таня.

— Если вы опасаетесь, что за ним не будет нормального ухода, можете дежурить в его палате, — сказал врач. — Но о выписке я даже не хочу говорить.

— Сестра! — простонал безногий. — Сестра!

— Никто не знает, сколько Леша пролежит без сознания, — сказала тетя Таня. — Так пусть он это время проведет дома.

— Вы знаете, что мы трижды в день кормим его через зонд? Вводим трубочку в желудок и кормим. Как вы собираетесь делать это в домашних условиях? А если вдруг ему срочно потребуется помощь врачей?

Мне показалось, что доктор раздражается от того, что ему приходится объяснять столь очевидные вещи.

— Я договорюсь с участковым врачом, она будет приходить к нам, — сказала тетя Таня.

— Трижды в день? — Доктор махнул рукой. — Не выдумывайте!

— Сестра! — Безногий уже не стонал, а кричал. — Сестра!

— Я сама научусь, — пообещала тетя Таня. — Я в молодости окончила курсы медсестер.

— Нет! — отрезал доктор. — Я считаю бессмысленным продолжать этот разговор.

— Сестра! Сестра!

Я видел, как нервничает доктор. Мне показалось даже, что у него начала подергиваться щека.

— Сестра! Ну подойдите же кто-нибудь! — умолял безногий.

— Бобылева! — рявкнул доктор, и я увидел, как его лицо покрылось пятнами.

Из соседнего кабинета выскочила медсестра и юркнула в палату к безногому.

— Я не оставлю его здесь, — сказала тетя Таня. — Ни за что.

— Я не решаю эти вопросы! — взорвался доктор. — Ну как вы не можете этого понять!

— Надо было так сразу и сказать. — Тетя Таня вздохнула. — К кому мне нужно обратиться?


Домой дядю Лешу везли на машине «Скорой помощи». Мы с санитаром на носилках снесли его вниз, к машине. Казалось, что дядя Леша спит: глаза его были закрыты, и дышал он ровно и глубоко, как во сне. Тетя Таня шагала рядом с носилками и держала мужа за руку.

— Эдичка! — говорила она, вытирая свободной рукой слезы со своего лица. — А он совсем не бледный, правда? Даже вроде румянец на щеках — или мне это только кажется? Господи, как хорошо, что все обошлось!

У машины нас поджидал доктор. Он отвел меня в сторону и сказал, глядя себе под ноги:

— Попробуйте все-таки договориться с участковым врачом. Трижды в день она ходить к вам не сможет, но хотя бы раз или два в день…

— Я поговорю с ней, — кивнул я.

— Вам, видимо, придется нести какие-то расходы при этом, — продолжал доктор. — Ведь то, о чем вы ее попросите, не входит в круг ее прямых обязанностей.

— Я прилично зарабатываю.

— Ну что ж, мое дело — предупредить вас.

Он хотел уйти, но я остановил его:

— И все-таки хочу спросить вас напоследок: чем все это кончится, по-вашему?

Он поднял глаза и медленно произнес:

— Поймите же наконец: то, что с ним происходит, — это уже вне досягаемости человеческого разума. Поэтому никто не сможет вам сказать, чем все кончится. Никто. Потому что мы бессильны перед этим.


Светка была дома. Она посторонилась в дверях, пропуская носилки и во все глаза глядя на лицо дяди Леши.

— Вот мы и дома, — сказала тетя Таня, словно муж мог ее услышать. И это прозвучало так естественно, что у меня как-то сразу отлегло от сердца, да и Светка вроде повеселела. Мне показалось, что даже дядя Леша облегченно вздохнул, когда мы внесли его в квартиру.

— Тут ему будет лучше, — сказала тетя Таня. — Дома и стены помогают.

В спальне мы переложили дядю Лешу на кровать.

— Эдичка, распахни пошире окно, пожалуйста, — попросила тетя Таня. — Леше сейчас нужно как можно больше свежего воздуха, а у вас за окном сосны.

Я подошел к окну и раскрыл створки. Слабо качались верхушки сосен. Откуда-то издалека доносился шум трамвая. По асфальтовой дорожке, удаляясь от наших окон, шел какой-то человек. Прежде чем повернуть за угол, он обернулся, и я узнал его. Это был «волейболист». Мы встретились взглядами, и он усмехнулся. Где мне довелось видеть такую усмешку раньше, я вспомнил уже потом, когда «волейболист» исчез за углом. Такая усмешка была на физиономии черта с медальона. Нагловатая и неприятная была усмешка.


Вечером за ужином тетя Таня сказала:

— Мы не стесним вас надолго, ребята. Хотя бы недельку поживем у вас — хорошо?

Я поперхнулся.

— Что вы такое говорите, тетя Таня? — возмутилась Светка. — Живите здесь сколько потребуется. Правда, Эдик?

Я, беспрерывно кашляя, закивал головой.

— Спасибо вам, ребята. Но долго мы здесь все равно не пробудем. Если через неделю Леша не придет в себя, я повезу его к нам домой. Там у меня племянница — врач, там будет легче.

— Я завтра заеду в районную поликлинику, вызову участкового врача, — сказал я. — Нужно его привести сюда, и здесь уже договоримся с ним, чтобы приходил к вам ежедневно. Светка, что у тебя завтра с занятиями?

— Зачет у меня завтра.

— Ну тогда, тетя Таня, вы завтра будете здесь одна.

— Да не одна я буду, — сказала она и улыбнулась впервые за несколько последних дней. — Вдвоем мы будем, с Лешей.


Фамилия участкового врача была Папрыкина.

— Зайдите в седьмой кабинет, она сейчас должна быть там, — сказала мне медсестра из регистратуры.

Папрыкина оказалась немолодой полной женщиной с простым лицом. Я рассказал ей все как есть, она молча, не перебивая, выслушала меня, потом вздохнула и сказала:

— Зря вы его забрали из больницы, не надо было этого делать. Ходить я к вам буду, конечно. Помогу, чем смогу. В обед сегодня вас устроит?

— Устроит, — кивнул я. — Вы время подскажите, я подъеду за вами на машине.

— В двенадцать приезжайте. Я уже обойду к этому времени всех своих постоянных пациентов и вернусь сюда. Сколько ему лет-то?

— Пятьдесят шесть.

Папрыкина опять вздохнула:

— Господи, ему же еще жить и жить.

— Как, по-вашему, это надолго?

Она пожала плечами.

— Будем надеяться, что не навсегда. К тому же вы должны быть готовы, что, даже придя в сознание, он не будет тем прежним человеком, которого вы знали раньше. Возможно, что за время, которое он находился в состоянии клинической смерти, в его мозгу произошли какие-то необратимые изменения. Он, например, может потерять память или утратить какие-то накопленные ранее навыки, да мало ли что еще может произойти.

— Вы говорите о клинической смерти — это когда у него сердце не билось?

— Да. Первые несколько минут после остановки сердца организм еще жив, он не погиб окончательно, хотя процесс разрушения уже начался. Речь идет об очень маленьком отрезке времени — буквально пять-десять минут. Это тот период, когда изменения в организме еще не приняли необратимый характер и можно спасти человека, заново запустив его сердце. Вот это и есть состояние клинической смерти. Строго говоря, в этот период человек еще не мертв.

— Но и не жив? — спросил я.

— Да, но его еще можно спасти. Если же время упущено, наступает смерть биологическая. Здесь уже ничего нельзя поправить.

— Но случаи такие известны — когда умершего человека оживляли, успевали оживить?

— Сколько угодно. Самый простой пример: человек утонул, купаясь в реке. Когда его вытаскивают на берег, он уже не дышит, но если ему делают искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, он приходит в себя. Лишь бы все это делалось своевременно. Ваш случай сложнее. Что-то произошло с организмом вашего родственника, но что? Будем надеяться на лучшее.


Я привез Папрыкину в час дня. Тетя Глаша одиноко сидела на скамейке у подъезда.

— Как здоровье дяди? — поинтересовалась она.

— Пока без изменений, — сказал я.

У двери я позвонил, но никто не открыл нам.

— Странно, — сказал я, отвечая на немой вопрос Папрыкиной. — Тетя Таня должна быть дома. Не оставит же она мужа без присмотра.

Порывшись в карманах, я нашел ключ и отпер дверь. В квартире было тихо, только на кухне что-то позвякивало.

— Там, в спальне, — я показал на дверь, а сам отправился на кухню.

Позвякивала крышка чайника. Вода уже закипела, но газ по-прежнему горел, и крышка чайника подпрыгивала, издавая характерный звук. Я выключил газ и тут услышал шорох за своей спиной. Я обернулся. Папрыкина стояла, ухватившись обеими руками за косяк двери. Лицо ее было белее мела.

— Какой кошмар! — выдохнула она. — Быстрее вызывайте милицию.

Тетя Таня лежала на полу спальни, неловко подвернув под себя левую руку. У ее головы я заметил небольшую лужицу крови.

— Вы можете посмотреть ее? — спросил я Папрыкину, не сводя глаз с тети Тани. — Возможно, она жива. Я пока вызову милицию.

Я посторонился, пропуская ее, и тут мой взгляд упал на распахнутое окно.

— Она жива, — сказала Папрыкина, поднимаясь с колен. — Только без сознания. Милицию, может, и не надо, а «Скорую» вызовите обязательно. Это несчастный случай.

— Нет, — качнул я головой. — Это не несчастный случай, это нападение, — и пошел к телефону.

Через минуту в прихожую вышла Папрыкина. В руке она держала чугунную сковородку.

— Вы правы, — сказала она. — Ее ударили этой сковородкой, вот здесь кровь и прилипшие волосы.


— А это кто? — спросил милицейский капитан, показывая на лежащего в кровати дядю Лешу.

Мне пришлось вкратце рассказать ему о событиях последних дней.

— И все эти дни он без сознания? — с удивлением спросил капитан. — И неизвестно, когда придет в себя?

Я покачал головой.

— Ну надо же, — капитан подошел к кровати и вгляделся в лицо дяди Леши, — а впечатление такое, будто человек спит.

— А это и есть такое состояние — что-то вроде сна, — пояснил я.

Он повернулся ко мне:

— Вы кого-нибудь подозреваете?

— Нет, — сказал я. — Они только что приехали к нам в гости из другого города — откуда же у них здесь враги?

Из соседней комнаты появился врач «Скорой помощи».

— Мы забираем ее с собой, — сказал он мне.

— Что с ней?

— Скорее всего, сотрясение мозга. Но угрозы жизни нет, хотя удар и был очень сильным.

— Удар или удары? — уточнил капитан.

— Возможно, удары, — после небольшого раздумья сказал врач. — Но не более двух или трех. Иначе череп просто не выдержал бы.

— В какую больницу вы ее сейчас везете?

— В двадцатую.

— Она все еще без сознания?

— Без сознания, но это вполне естественно.

Я повернулся к капитану:

— Я могу поехать с ней?

— Нет, вы мне нужны здесь.

— Ну, я поехал, — сказал врач.

— А ограбление возможно? — спросил меня капитан.

— Все более-менее ценные вещи на месте, я уже посмотрел.

— Кем вы работаете?

— Я председатель кооператива.

Мне показалось, что он насторожился при этих словах.

— Вам никто не угрожал в последнее время? Может быть, вымогали деньги?

— Я понял, о чем вы спрашиваете. Нет, рэкет исключен.

— Вы в этом так уверены?

— Абсолютно.

— На чем основана эта ваша абсолютная уверенность?

— Скажем так: есть люди, которые заботятся о моей безопасности, и они не допустят сюда чужих.

— Значит ли это, что вы уже платите кому-то за возможность спокойно работать?

— Я этого не говорил, — осторожно сказал я. — Но вы близки к истине. Возможно.

Капитан вздохнул:

— Итак, значит, не рэкет и не ограбление. А у вас лично есть враги?

— У кого же их нет?

— Это мог быть кто-то из них?

— Это мои враги, — я особо подчеркнул слово «мои». — Зачем же им нападать на постороннего человека, если они хотят свести счеты со мной?

— Все гораздо сложнее, чем вы себе представляете. Начнем, пожалуй, с вашей работы в кооперативе. Сталкивались ли вы с кем-либо в последнее время по работе? Я имею в виду, портили ли с кем-либо отношения?

— Нет, отношения у меня со всеми ровные. Тем более люди в кооперативе получают приличную зарплату — им не за что обижаться на меня.

— Понятно. Тогда подойдем к этому вопросу с другой стороны. Не может ли покушение на женщину быть делом рук ваших конкурентов?

— А в чем смысл? — спросил я.

— Предположим, ваши дела идут хорошо, вы на подъеме, но при этом кому-то мешаете. Как вас остановить? Серьезные неприятности в семье — очень эффективное средство.

Только теперь я понял, к чему он клонит.

— Конкуренция, конечно, вещь жестокая, — пробормотал я. — Но то, что произошло, — это ведь переходит все границы.

— И все-таки я повторяю свой вопрос…

— Сейчас мы договариваемся с поляками о создании совместного предприятия. Чтобы провернуть это дело, нам пришлось перекупить, а точнее — арендовать звероферму перед самым носом одного человека. Но, по моим данным, он не отступился и сейчас пытается договориться с поляками за нашей спиной. Это к вопросу о том, есть ли у меня конкуренты-недоброжелатели.

— Как фамилия этого человека, о котором вы рассказали?

— Соколовский, — сказал я. — Ян Соколовский. Кооператив «Фло».


Светка пришла домой ближе к вечеру. Оставив в прихожей сумку с вещами, она вошла в спальню и спросила удивленно:

— А где тетя Таня?

— Светик, ты только не пугайся, но тетю Таню забрали в больницу.

— Что с ней? — всплеснула она руками.

— Сейчас ничего страшного. Врач сказал, что все обойдется, лишь сотрясение мозга.

— Что случилось-то? Она упала?

— Сегодня днем кто-то залез в окно нашей квартиры. Это было здесь, в спальне. Возможно, тетя Таня услышала шум и прибежала из кухни. Человек, который залез к нам, ударил ее по голове.

Светка зажала рот рукой. В ее глазах стоял ужас. Я притянул ее к себе и погладил по голове.

— Не пугайся, прошу тебя. Все будет хорошо, вот увидишь.

Я посмотрел на лежащего в постели дядю Лешу и вздохнул:

— Когда ее увозили, она была еще без сознания, но врач сказал, что это ненадолго.

Я почувствовал, как Светка вздрогнула в моих руках:

— Она что — как дядя Леша?

— Нет-нет, — успокоил я ее. — Здесь другое.

— А чем ее ударили?

— Сковородкой.

Она отняла свое лицо от моей груди и спросила недоверчиво:

— Этот бандит лез в окно со сковородкой?

— Сковородка была наша, чугунная — знаешь?

— Как же она попала к нему в руки? Она ведь всегда находилась на кухне.

— Действительно, я как-то об этом и не подумал.

— Она могла быть в ванной.

— Кто?

— Тетя Таня, — пояснила Светка. — Тот человек залез в окно спальни и пошел по квартире. Он вошел в кухню, а в этот момент тетя Таня вышла из ванной.

— Ну, а дальше? Почему она оказалась в спальне?

— Она испугалась этого человека и побежала в спальню.

— Почему именно в спальню?

— Инстинктивно. Там дядя Леша, ее защитник.

— Но он же без сознания.

— А я и говорю — она сделала это инстинктивно. А бандит нагнал ее и ударил по голове.

— Но что ему нужно было в нашей квартире? Зачем он лез?

— У нас ничего не пропало?

— Нет.

— Возможно, он испугался, когда тетя Таня упала без сознания. Тем более он не знал, что наш дядя Леша не проснется от шума — ведь он похож просто на спящего человека.

— Ты права, пожалуй. По крайней мере, в таком случае хоть что-то становится понятным. Возможно, все уже прояснилось, если тетя Таня пришла в сознание. Я сейчас поеду в больницу, узнаю, как там она. Ты оставайся дома. Только прошу тебя — не открывай окна, хорошо? И еще — где тот баллончик, который я тебе подарил?

Светка вышла в зал и вернулась с ярко-красным пластиковым баллончиком. Я взял его в руки.

— Держи его постоянно при себе. Пользоваться им, как и любым аэрозолем: нажимаешь вот здесь и направляешь струю газа в лицо нападающему. Сама старайся при этом не дышать и отскакивай как можно быстрее в сторону. Человека это выводит из строя не очень надолго, поэтому сразу же звони в милицию и вызывай их сюда. Поняла?

— Поняла, — кивнула Светка. — Я поставлю баллончик вот здесь, на тумбочку. Он всегда будет под рукой у меня.

— И никому не открывай дверь. У меня ключи есть.

Я пошел к дверям и только тут вспомнил, что у нее сегодня был зачет.

— Как твои дела в институте?

— Нормально. Зачет получила.

— Ты у меня умница. — Я чмокнул ее в щеку и вышел из квартиры.

На лестнице я столкнулся с тетей Глашей. Она остановилась и, придерживая меня за рукав, сказала сочувственно:

— Что же это за напасть такая, Эдичка? Не успел дядя выздороветь, и на тебе…

Я вздохнул и ничего не ответил.


Доктор — тот, что не хотел отдавать нам дядю Лешу, — встретил меня как старого знакомого.

— Как она? — первым делом спросил я.

— Пока без сознания, — покачал он головой. — Но состояние ее не внушает опасений.

— Вы уверены, что она придет в сознание?

— Да, при травмах такого рода человек приходит в чувство через сутки-трое. Вы оставьте свой телефон, я позвоню вам если что.

Я записал на листке бумаги два телефонных номера: домашний и рабочий.

— Звоните мне в любое время.

— Хорошо, — кивнул доктор. — Что с ней случилось?

— Нападение. Кто-то ударил ее по голове чугунной сковородой.

— Звери какие-то, — пробормотал доктор. — Но его не нашли?

— Пока нет.

— Ну что ж, будем ждать, пока к ней возвратится сознание. Думаю, она расскажет, кто этот человек.

— Вы пустите меня к ней?

— Пока нет. Давайте подождем до завтра. Кстати, я хотел спросить у вас: кто теперь будет сидеть с вашим дядей?

— Я и моя сестра. Участковый врач пообещала наведываться к нам каждый день, а если будет получаться, то и дважды в день.

— Привезли бы вы его обратно к нам: и вам, и нам было бы спокойнее.

Я покачал головой:

— А что нам скажет после этого тетя Таня? Нет уж, мы будем ждать, пока она выпишется.

— Ваша сестра работает?

— Она учится в институте. Сейчас у нее начались зачеты, она сможет в некоторые дни оставаться дома. А если что — я ее заменю.


Утром следующего дня я позвонил в больницу.

— Как фамилия больной? — переспросила медсестра. — Сейчас я посмотрю. Нет, пока без изменений. В сознание не приходила.

Я вздохнул и положил трубку на рычаг.

— Все так же? — спросила Светка.

— Все так же, — кивнул я. — В общем, так: ты оставайся дома, я постараюсь днем заскочить сюда, проведать тебя. Наш вчерашний разговор помнишь? Окна держи закрытыми. Дверь никому не открывай. Скоро придет участковый врач, ее фамилия Папрыкина. Спросишь через дверь, только после этого впускай. И если что — звони мне. Поняла?

— Прямо как маленькой все рассказал, — сказала Светка. — Ты точно днем приедешь?

— Обязательно, — пообещал я.

— Я сварю тебе обед.

— Буду очень рад. Ну, я поехал. Пока.

Лучше бы я не уезжал в этот день никуда.


В конторе меня встретил Толик.

— Привет, — сказал я.

— Здравствуйте. А мы уж вас совсем потеряли.

— От Вострецова никаких известий?

— Нет.

— А у Хомы как дела с его бетономешалками?

— Говорил, что дело сделано.

— Где он сейчас?

— Поехал смотреть.

— Бетономешалки?

— Да. Они же не новые, и Хома решил осмотреть их лично.

Я подошел к окну. Машины с «волейболистом» не было.

— Слушай, — сказал я. — А тот желтый «Москвич» ты видишь в последние дни?

— Который все время стоял под нашими окнами? Нет, пропал куда-то. Ни вчера, ни сегодня я его не видел. А как вы думаете — чего это он здесь околачивался?

— Не знаю, — сказал я, отходя от окна. — Но если опять его увидишь — сообщи мне. И постарайся запомнить номер машины.

— Его надо отвадить, — убежденно сказал Толик. — Он же за нами следит — это ясно.

— Отвадим, — пообещал я. — Дай только срок.

— Как ваш дядя? — спросил Толик. — По-прежнему без сознания?

Я кивнул.

— Как не повезло человеку! — вздохнул Толик. — Ни за что ни про что.

— Давно хотел тебя спросить. Как ты думаешь, что происходит с человеком, когда у него останавливается сердце? Он просто отключается — и все?

— Не совсем так, — покачал головой Толик. — Я читал кое-что об этом. Понимаете, известны случаи, когда человек уже умирал, по нашим понятиям, но вмешательство врачей, например, возвращало его к жизни. И вот об этом периоде, когда они балансировали между жизнью и смертью, люди рассказывали удивительные вещи. Получалось, что даже при остановившемся сердце их чувства не умирали сразу. Они слышали все, что происходило в эти минуты рядом с ними, слышали голоса людей, ощущали их прикосновения. Некоторые даже рассказывали, что видели себя как бы со стороны…

— Что — душа от них отлетала, что ли? — не понял я.

— Вроде того, — кивнул Толик. — Они потом описывали очень подробно все, что происходило в эти минуты. И что самое интересное — возвращение к жизни они воспринимали без особой радости.

— Почему?

— То, что оказывалось там, за порогом жизни, было не так страшно, как это всегда рисуется людям. Там им было лучше, чем здесь, — вот ведь какая штука. Некоторые хотели уйти, а их возвратили — и это им не нравилось.

— Но куда они хотели уйти? Что там дальше?

— Они рассказывают, что стояли у огромной трубы, и впереди, где-то в той трубе, видели свет. И еще музыка…

— Музыка?

— Да, музыка. Тихая, чарующая, манящая музыка. Она зовет туда, и хочется идти по этой трубе. Но им не дают. И когда человек пробуждается, он с горечью осознает, что его насильно вернули в жизнь.

— Но куда они стремились? Что там, впереди?

— Этого никто не знает. Тех, кто все-таки пошел по этой трубе навстречу музыке и свету — тех уже не удалось вернуть. Они умерли, говоря по-нашему. И уже никогда никому не расскажут, что же они там увидели.

— Мистика какая-то, — сказал я. — В голове даже не укладывается.

— Кто знает, что это такое на самом деле, — развел руками Толик. — Но самое поразительное то, что рассказы людей, которых удалось вернуть к жизни, совпадают практически во всем, вплоть до мелочей. Независимо от их возраста, образования, веры они все рассказывают одно и то же. Кстати, у Босха есть картина на эту тему. Очень интересная картина. Очень интересная картина, а ведь Босх жил много столетий назад.

— Значит, и мой дядя это видел?

Толик пожал плечами:

— Возможно. Может быть, он все-таки пошел по той трубе, и только поэтому его никак не удается привести в чувство? Он просто не хочет оттуда возвращаться.

— Может быть, — протянул я. — Но узнать это можно будет только тогда, когда он придет в сознание.

Но ведь он отличается от меня, от Светки, от всех нас. Он недвижим и, главное, без сознания. Врачи говорят, что он может никогда не очнуться. И он — живой? Он, который не может ответить улыбкой на улыбку, который не способен даже думать, — живой? Выпавший из общества себе подобных, заглянувший в смерть — живой? Нет ответа. Нет и не будет.


Доктор из двадцатой больницы позвонил мне в полдень.

— Это Эдик? — По его голосу я понял, что что-то случилось.

— Да, я слушаю вас.

— Эдик, ваша родственница пропала из больницы.

— Как пропала? — не понял я.

— Исчезла. Медсестра зашла к ней в палату, а кровать пуста. Мы обыскали здесь все, но ее нет.

— Куда же она могла деться?

— Единственное разумное объяснение: она очнулась, встала и пошла.

— Куда?

— Не знаю. Я звонил вам по домашнему телефону, но там никто не берет трубку.

— Этого не может быть. Там моя сестра, она никуда не могла уйти из дома.

— Попробуйте сами позвонить, хорошо? И потом перезвоните мне.

Я позвонил домой раз, потом другой. К телефону никто не подходил. Тогда я набрал номер тети Глаши.

— Алло! Тетя Глаша? Это Эдик. Я звоню домой, а там никто не поднимает трубку. Зайдите к нам, выясните, что там случилось? Там должна быть Света.

— Хорошо, сейчас посмотрю.

Я услышал, как она положила трубку рядом с телефоном, потом щелкнула замком и позвонила в нашу квартиру. Потом скрипнула дверь — я не понял, где именно, — и пару секунд было тихо. И внезапно — крик. Какой-то животный вопль, вопль ужаса. Я швырнул трубку на рычаг и помчался к машине. Как назло, двигатель не заводился. Я со злости несколько раз ударил кулаком по рулевому колесу, потом выскочил из машины и попытался поймать такси. Вид у меня, наверное, был безумный, — и ни одна машина не остановилась. Через пять минут я понял, что все это бесполезно и побежал к автобусной остановке.


В дверях квартиры я наткнулся на милиционера.

— Сюда нельзя, — сказал он, загораживая проход.

Через его плечо я видел каких-то незнакомых людей, хозяйничающих в нашей квартире. Кто-то невидимый мне диктовал монотонным голосом:

— …причем голова отделена от туловища и расположена в ногах, в десяти сантиметрах от ступни правой ноги. Записал?

— Пустите!!! — завопил я и вцепился в сержанта.

Какой-то человек в милицейской форме выбежал на шум из комнаты и спросил:

— Что здесь происходит? Что вам нужно?

— Я здесь живу! Пустите! — зарычал я.

Выбежавший из комнаты милиционер изменился в лице и сказал сержанту:

— Вадик, пропусти его.

И как только сержант меня отпустил, я почувствовал, что ужасно боюсь переступать порог. Сержант молча смотрел на меня. Все присутствующие в квартире разом затихли и, сгрудившись, смотрели на меня одним общим, сочувственно-тяжелым взглядом.

— Проходите, — сказал тот, что выбежал из комнаты.

Я сделал шаг, другой. С каждым шагом я видел все больший объем зала, вот уже виден угол стола и какой-то человек за ним, я сделал еще шаг, и теперь увидел уже разложенные на столе листы бумаги. И еще что-то лежало там, на полу, но я боялся опустить глаза, потому что уже догадался, что это такое. Но потом я понял, что посмотреть все равно придется и не надо тянуть — надо вот так, сразу, и посмотрел. Это была голова тети Тани. Она лежала на полу в луже крови, а туловище было чуть в стороне. И там тоже была кровь.

— Где… сестра? — выдавил я из себя. — Она… тоже?..

Я не мог сказать это проклятое слово — «убита».

— Нет-нет, — быстро сказал за моей спиной милиционер. — Здесь больше никого не было, кроме того человека в спальне. Но он не пострадал.

— Он без сознания, — сказал я. — Уже несколько дней.

— Мы в курсе, соседка нам сказала. Вы узнаете эту женщину на полу?

— Да. — Я кивнул и сглотнул слюну. — Это жена моего дяди. Того, что лежит в спальне.

— Вы можете сказать, как она оказалась здесь? Соседка говорит, что эта женщина должна находиться в больнице.

— Я не могу… здесь… мне плохо…

— Пойдемте на кухню. — Милиционер взял меня под локоть.

— Нет… подождите. Я еще хочу… посмотреть…

Стараясь не опускать взгляда на пол, я прошел к двери спальни и заглянул туда. Я увидел именно то, что и ожидал увидеть: окно было распахнуто настежь.


— Так как, по-вашему, эта женщина оказалась здесь, а не в больнице? — повторил свой вопрос милиционер, когда мы с ним вышли на кухню.

— Не знаю. Полчаса назад мне позвонил врач из больницы и сообщил, что она исчезла. Исчезла она примерно час назад.

— Почему она оказалась в больнице? И почему у нее голова перевязана?

— На нее напали вчера. Здесь, в этой квартире. Ударили по голове чугунной сковородой, но она лишь потеряла сознание.

— Подождите, подождите.

Милиционер пошел в комнату, и я услышал, как он сказал кому-то:

— Николай Никитич! Можно вас? Там очень интересные вещи парень рассказывает.

Он появился на кухне с грузным человеком в штатском.

— Голова у нее перевязана потому, что вчера кто-то здесь же, в квартире, ударил ее по голове сковородкой.

— Кто ударил? — спросил грузный.

— Не знаю, — покачал я головой. — Вчера здесь уже была милиция, но они ничего не смогли найти.

— А кто был-то?

— У них за старшего капитан, белесый такой.

— Невысокий? — уточнил Николай Никитич. — Это Панов. Хорошо, мы поговорим с ним. Так что дальше вчера было?

— Тетя Таня была без сознания, и ее увезли в больницу.

— В какую?

— В двадцатую больницу ее увезли. Она лежала там до сегодняшнего дня.

— Не приходя в сознание?

— Да. А потом исчезла.

— Что — пришла в себя и сразу побежала сюда?

— Я так думаю.

— Кто, по-вашему, мог напасть на нее?

Я пожал плечами:

— Ваш коллега тоже меня вчера об этом спрашивал.

— И что же вы ему ответили?

— Что не знаю, кто бы это мог быть.

— А зачем она побежала сюда? Что ее сюда так тянуло?

— Муж, наверное. Она даже специально забрала его из больницы, чтобы самой за ним ухаживать. Его ведь надо кормить через зонд.

— А что с ним такое?

— Несколько дней назад он упал и потерял сознание.

— Здесь, в квартире?

— Да.

— Кто в тот момент находился дома кроме него?

— Он был один. По всей вероятности, полез чинить проводку, а потом то ли потерял равновесие, то ли его током ударило. Это произошло буквально за несколько мгновений до того, как я вошел в квартиру.

— Вы слышали какой-нибудь шум?

— Конечно. Он же упал — и я это слышал.

— А какие-либо шаги или что-то еще в этом роде?

И только тут я понял, к чему они клонят. Дядя Леша мог не оступиться, и его, возможно, не било током — потому что в квартире в тот момент был еще кто-то! И этот «кто-то» сначала хотел убить дядю Лешу и убил бы, если бы не появился я. Потом этот «кто-то» попытался убить тетю Таню, но не смог с первого раза и убил потом, когда она убежала из больницы и пришла домой, к своему мужу. И когда я понял это, я чуть не лишился сознания, потому что понял, что следующими будем мы со Светкой. А где Светка, кстати?

— Здесь больше никого не было, когда вы приехали? — спросил я. — Сестра моя где? Она должна была быть в квартире.

— Нет, — сказал милиционер. — Никого больше не было.

— Он через окно лазает.

— Кто? — не понял Николай Никитич.

— Убийца. Каждый раз, когда здесь что-то происходит, окно оказывается открытым.

— Вы в этом уверены?

— Да.

В коридоре послышался какой-то шум. Я выглянул из кухни и увидел Светку. Она была цела и невредима и держала в руке авоську с продуктами.

— Пропустите ее, это моя сестра! — сказал я и обнял ее крепко-крепко.

— Что здесь такое, Эдик? — спросила она, и я почувствовал, как бешено колотится ее сердце.

Тогда я обхватил ее покрепче, потому что знал, что она упадет сейчас, рухнет как подкошенная, и сказал:

— Не надо ходить в комнату. Там тетю Таню убили.


Она так и просидела весь вечер на кухне, по-щенячьи скуля и дрожа всем телом. Я не пустил ее в комнату, да она и не стремилась туда, а только держалась как маленькая за мою руку. Я загородил собой проход, когда из квартиры выносили труп, и она так и не увидела тетю Таню мертвой. Николай Никитич зашел к нам на кухню, сказал:

— Мы уезжаем, завтра я вам позвоню — может быть, потребуется ваше присутствие.

— Хорошо, — ответил я, но голос был какой-то не мой, и я прокашлялся.

— И еще я хотел бы напоследок задать несколько вопросов вашей сестре. Можно?

— Света, ты можешь ответить Николаю Никитичу?

Она слабо кивнула и тыльной стороной ладони вытерла слезы.

— Вы помните, в котором часу ушли из дома?

Она помотала головой и опять заплакала. Я налил ей воды.

— Хотя бы приблизительно, — попросил Николай Никитич.

— Это было около двенадцати…

— Около двенадцати? Без пяти минут, да? Или без десяти?

— Нет, примерно без двадцати. Я посмотрела на часы, было без двадцати, потом я собралась и пошла в магазин. Так что примерно в одиннадцать сорок — сорок пять.

— Хорошо, — сказал Николай Никитич и повернулся ко мне. — А вы во сколько звонили соседке?

— В двенадцать или сразу после двенадцати.

— А точнее?

— Не помню.

— Но в любом случае у него было не больше тридцати минут.

— У кого?

— У убийцы, — пояснил Николай Никитич. — Это время, которое прошло с момента ухода вашей сестры до появления здесь соседки, обнаружившей труп.

— Подождите, — сказал я. — Как же она попала в квартиру?

— Кто — соседка? Дверь была открыта, она ее толкнула и…

— Я не о ней говорю — о тете Тане. У нее ведь не было ключа. Света, ты закрывала дверь, когда уходила в магазин?

Светка кивнула. Я посмотрел на Николая Никитича.

— Дверь ей открыл человек, убивший ее, — сказал он.

— Но… Это же невозможно… В квартире был только неподвижный дядя Леша…

Николай Никитич поднялся с табурета и вздохнул.

— Все возможно. Под раскрытым окном мы обнаружили свежие следы. Я попрошу вас — не оставляйте сестру дома одну. И завтра вместе приезжайте к нам. Вот мой номер телефона.

Когда он вышел, сидящая за столом Светка уронила голову на руки и разрыдалась. Ее неожиданно начало трясти, и я понял, что это истерика. Я не мог успокоить ее минут пять и совсем уже было растерялся, но она вдруг перестала рыдать и подняла свое бледное, без единой кровинки лицо. Сказала тихо, едва слышно:

— Он убьет всех нас.

И от этих ее негромких слов мне стало так жутко, как не было еще никогда в жизни.


Утром мне позвонил Толик и сообщил, что в конторе меня дожидаются поляки.

— Но мы же договаривались на более позднее время, — сказал я с досадой. — Что там у них стряслось?

— Не знаю, что у них стряслось, но они требуют, чтобы вы немедленно приехали.

— Так уж и требуют? — не поверил я.

— Именно требуют. Они настроены агрессивно, по-моему.

— Хорошо, — буркнул я. — Через полчаса буду. Слушай, я там вчера бросил возле конторы свою машину — она цела?

— Кажется, цела.

— Ну ладно, сейчас я приеду.

Я положил трубку и пошел на кухню, где Светка готовила завтрак.

— Светик, родной, мне нужно ехать в контору.

— Ты уезжаешь? — Она растерянно опустилась на табурет. — А как же я?

— Я ненадолго. Ты ничего не бойся. Главное — никого не впускай в квартиру и держи окна закрытыми. Хорошо?

Она кивнула.

— Помни, что скоро придет участковый врач. Сначала спроси через дверь…

— Да знаю я, — махнула она рукой. — Только не задерживайся долго. Обещаешь?

— Обещаю. И не забывай про газовый баллончик.

— Да помню я все, — и она вздохнула.


Поляки сидели у стола и дымили сигаретами. Пепельница была заполнена окурками.

— Здравствуйте, — сказал я, входя.

Поляки кивнули в ответ, и в их взглядах я прочитал неприязненную настороженность. Толик глазами дал мне понять, что дела плохи.

— Мы пришли ранее намеченного срока, чтобы выяснить некоторые важные вопросы, — сказал Тадеуш. — Мы столкнулись с ситуацией, в которой имеются неясные моменты.

Казимир старательно отводил взгляд в сторону.

— Как любые предприниматели, или, если хотите, капиталисты, мы считаем, что имеем право на изучение рынка, — продолжал Тадеуш. — Знакомясь с рынком, мы рассматриваем и прорабатываем различные варианты, чтобы выбрать наиболее для нас подходящий. Это практика, принятая во всем цивилизованном мире. И вдруг замечаем, что за нами устанавливается слежка.

— Какая слежка? — опешил я.

— Ваше недоумение лишь подтверждает наши предположения. Ваш товарищ, — Тадеуш кивнул на Толика, — проявлял чрезмерное любопытство, когда мы беседовали с одним из наших потенциальных компаньонов.

Я поднял руку, прерывая его:

— Я понял, о чем вы говорите — о баре «Интуриста». Поверьте, это было случайное совпадение — то, что вы и наш сотрудник там встретились.

— Мы тоже так сначала подумали, — жестко сказал Тадеуш. — Но сегодня мы узнали, что человек, с которым мы беседовали в баре, арестован.

— Соколовского арестовали? — вырвалось у меня.

Поляки переглянулись.

— Все это слишком некрасиво выглядит. Мы знаем, что у вас были трения с паном Соколовским, но методы, которые вы применяете в борьбе со своими конкурентами…

— Я не знал, что его арестуют! — крикнул я. — Не знал, поймите!

Тадеуш резко встал.

— Мы не хотим иметь с вами дела. Очень жаль потерянного времени.

Они вышли, даже не прикрыв за собой дверь. Я услышал, как на улице взревел двигатель их автомобиля.

— Неужели то, что они сказали, — правда? — спросил Толик, во все глаза глядя на меня…

Мне хотелось убить его сейчас за этот вопрос.


Дверь я открыл своим ключом. В квартире было тихо. Я заглянул на кухню, Светки там не было. Странно, что она не вышла из комнаты на шум открываемой двери. Я медленно пошел по коридору в зал. Я шел и ждал, что сейчас она выйдет мне навстречу, но было тихо, и только дядя Леша посапывал в спальне. Я вошел в комнату и наткнулся на Светку. Она стояла, притаившись, у стены и держала в вытянутой руке баллончик с газом.


— Что будем делать с дядей Лешей? — спросила она меня, разливая по тарелкам борщ.

— Папрыкина приходила сегодня?

— Врач-то? Приходила.

— Что она говорит про него?

Светка села напротив меня и тяжело вздохнула.

— Она сказала, что надо его везти обратно в больницу. И еще… Она говорит, что лучше бы нам оставить надежду.

Я пристукнул кулаком по столу:

— Вот дура! Как она может такое говорить — ведь она врач!

Светка придержала мою руку своей:

— Врачи обязаны говорить ложь во спасение, но у нас другой случай, Эдик. В этой лжи никто не нуждается. И ты, и я понимаем, что дяде Леше в больнице будет лучше, чем здесь. И еще мы понимаем, что надежды у нас действительно осталось мало.

Я вздохнул.

— Только не вздыхай так, — попросила она.

— Хорошо. Я подумаю о том, что ты мне сказала. Кстати, когда у тебя следующий зачет?

— Завтра. В десять часов мне надо быть в институте. Наверное, не пойду.

— Не выдумывай, я завтра с утра смотаюсь в контору, а часов в девять вернусь, чтобы подменить тебя здесь.

— Ты ешь, пожалуйста. Борщ совсем остыл.

— Угу.

Я следил, как она ест, и думал о своем. Что нам делать с дядей Лешей? И дядя Леша ли лежит сейчас там, в спальне?

— Слушай, Светка. Тебе никогда не снился такой сон: будто ты стоишь у входа в огромную трубу, и где-то в ее конце слышится манящая музыка и виден свет?

Она подняла на меня удивленный взгляд и покачала головой:

— Нет. А почему ты меня об этом спрашиваешь?

— А почему бы мне тебя об этом не спросить? — в тон ей ответил я.

— Да просто странный вопрос.

— Ничего странного не вижу. Ты вот лучше скажи мне: ты веришь в загробную жизнь?

— Нет, конечно.

— А почему «конечно»?

Она пожала плечами:

— Ну, это в общем-то все знают.

— Мне сказали, что наш дядя Леша, когда у него не работало сердце, видел себя как бы со стороны.

— Это ты о душе решил со мной поговорить?

Я поморщился:

— Ну, не обязательно это так называть. Просто он чувствовал и слышал все вокруг в тот момент.

— Откуда ты можешь знать, что именно он чувствовал?

— Говорят, что известны случаи, когда людей возвращали к жизни и все они рассказывали практически одно и то же: они видели себя со стороны, видели, как вокруг них суетятся их близкие и еще — вот эта огромная труба и музыка.

— Ну, этому можно найти объяснение, — пожала плечами Светка. — После того как человек умирает, его мозг еще функционирует несколько минут. Ну, не так, как в обычных условиях, но все-таки какие-то образы он еще рождает. Картина, возникающая в умирающем сознании, всегда одна и та же. Возможно такое? А почему бы и нет? И если человека приводят в чувство, ему вспоминается то, что он видел. Это что-то вроде сна, понимаешь?

— Но почему эта труба никогда не снится? Почему ее видит только умирающий человек?

Светка вздохнула и опять пожала плечами:

— Эдик, мало ли загадок у природы? Может быть, все это неправда?

Может, и неправда. Но что же тогда увидел там дядя Леша? Увидел и теперь не хочет возвращаться.


Ближе к вечеру позвонил Николай Никитич.

— Я ждал вас сегодня, — сказал он. — Мы с вами договаривались — помните?

— Да, точно, — сказал я. — Вы уж нас извините, не смогли мы. Может, завтра?

— Давайте завтра, — согласился он. — В девять утра вас устроит?

— А после обеда можно? С утра вряд ли получится.

— Хорошо, тогда в два часа. Договорились? До встречи.

— Подождите, не кладите трубку, — торопливо сказал я. — А вы что — арестовали Соколовского?

— Мы сейчас с ним работаем, — ответил Николай Никитич после небольшой паузы. — А вы откуда об этом узнали?

— Знакомые рассказали. Значит, завтра в два? До свидания. — И я положил трубку.

На душе было тоскливо.

— Светка, ляжешь сегодня в зале на диване, а я устроюсь на раскладушке рядом. В одной комнате вместе пока будем спать.

Она ничего не ответила, и я повернулся к ней, чтобы убедиться, что она слышала мои слова. Светка плакала, закрыв руками лицо.


Я толкнул дверь нашей конторы и застыл на пороге. У стола сидел Соколовский и лениво стряхивал с сигареты пепел. При моем появлении Толик сказал «здрасте» и метнул быстрый взгляд на Соколовского. Тот уже расправился с пеплом и воткнул сигарету себе в рот, по-прежнему не обращая на меня ни малейшего внимания.

— Толик, выйди, погуляй немного, — попросил я.

Толик вышел. Соколовский, не отрывая взгляда от дымящегося кончика своей сигареты, процедил сквозь зубы:

— Это ты решил таким способом от меня избавиться?

— Каким способом? — спросил я, чтобы хоть как-то потянуть время.

— Не взбрыкивай, ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Милицию ты на меня навел?

— Никого я на тебя не наводил. Они спросили, есть ли у меня конкуренты, которым я могу мешать, — я сказал, что есть. Они потребовали фамилию — я им ее назвал.

Он наконец оставил в покое свою сигарету и повернулся ко мне. Глаза у него были какие-то озорные, словно он собирался сейчас сказать что-то очень смешное.

— Милиция заинтересовалась тобой не потому, что сейчас мы мешаем друг другу, — сказал я.

— Какова бы ни была причина, могу сказать тебе одно: ты сделал очень большую глупость, и тебе еще придется о ней пожалеть. — С этими словами он встал и пошел к двери.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я.

— То, что ты — труп. — Он остановился в дверях и после небольшой паузы добавил: — Это, конечно, выражаясь фигурально.

Я нагнал его уже в конце лестницы, схватил за плечо, развернул и прошипел прямо в лицо:

— Если только выяснится, что все происшедшее твоих рук дело, я убью тебя.

— А что именно стряслось в датском королевстве? — поинтересовался он, прищурясь.

— Я говорю об убийстве моей родственницы, — ответил я и, видя, как быстро белеет его лицо, добавил: — О зверском убийстве.

— Это не я, — сказал он, пятясь вниз по лестнице и оступаясь. — Не я.

И я понял, что он говорит правду.

Я вернулся в комнату. На столе лежала неразобранная почта, целый ворох писем. Я смотрел на них и с удивлением осознавал, что все эти конверты не представляют для меня никакой ценности. Я понимал, что за каждым из этих писем — кусочек моей работы, стеклышко в мозаику, которую я беспрерывно складываю вот уже три года. И сейчас, когда я уже начинаю видеть результаты своего труда, оказывается, что все сделанное мной за это время — ничто, я напрасно гробил силы и время. Я суетился, что-то придумывал, рвал жилы и, — зачем? Зачем мы так живем и зачем мы живем вообще? Я не о смысле жизни, нет, я — об ее итогах. Должно же быть там, за порогом, отделяющим мертвых от живых, что-то такое — светлое, хорошее, что служит людям наградой за мучения в этой бестолковой жизни. Вы хотите называть это раем? Пусть будет так. Но оно есть, я чувствую. Человек должен быть награжден за то, что жил. И тот, кто волею случая заглянул туда, тот уже не хочет возвращаться. И напрасно мы мучаем дядю Лешу, он увидел то, чего не видели мы, и ему решать, как быть дальше. Возможно, Светка права: там действительно ничего нет, только тлен и вечная память, а предсмертное видение красоты — лишь на те пять минут, пока погибает мозг, после чего — конец. Но вот эти пять минут красоты и музыки, которые приходят только в самом конце, — может, это и есть главная награда человеку за прожитую жизнь? Пять минут, прекраснее которых не бывает.


Я бесцельно перебирал конверты с письмами, когда в комнату вошел Вострецов.

— Эдик, дорогой, здравствуй! Как твои дела?

Я промолчал.

— Представляешь, удалось решить все вопросы. Их директор — золотой человек, с ним приятно работать. Мы договорились с ним по всем позициям. Кстати, как поживают наши поляки?

— Нормально поживают, — наконец сказал я. — Делов с ними не будет.

Лицо Вострецова побагровело, он крякнул досадливо и высказал предположение:

— Соколовский нам ножку подставил?

— Не в Соколовском дело.

— А в ком?

— А ни в ком! Пошли они все знаешь куда?

— Ну ты подожди, Эдик, подожди. Что-то мне твое настроение не нравится. Наверное, в мое отсутствие произошли события, о которых я не знаю?

Я молчал.

— Эдик! — Вострецов заглянул мне в глаза. — Почему ты молчишь?

— Потому что — все.

— Что — все? — не понял Вострецов.

— Конец.


Я забежал в булочную, чтобы купить домой хлеба, а когда возвращался к машине, кто-то легонько тронул меня за рукав. Я обернулся и увидел Тадеуша. Чуть в стороне я увидел сидящего в «Фиате» Казимира.

— Мы уезжаем, — сказал Тадеуш. — Возвращаемся в Польшу.

— Передавайте привет братскому польскому народу, — буркнул я в ответ.

— Я сегодня видел Соколовского, — продолжал Тадеуш, не обращая внимания на мои слова. — Мы говорили с ним, и я решил, что не буду вести здесь дела.

— Чем же вам Соколовский не угодил? Ну я — понятно, а он?

— Все очень сложно здесь, Эдик, — он называл меня по имени. — Мы тоже славяне, но мы не понимаем вас, вы для нас чужие. Мы пытаемся к вам приноровиться, но у вас какие-то особые правила игры. Свои правила, свои отношения, свои счеты. Как будто мы вошли в большую темную комнату, а там ворочается что-то, а что — не разобрать. И мы, потыкавшись туда-сюда, возвращаемся к себе, бросив эту комнату и то темное и непонятное, что в ней находится.

— А темное и непонятное — это мы? — уточнил я.

— Ты не обижайся, Эдик, но это вы: и ты, и Соколовский, и все здесь вокруг.

Чтобы он не разочаровался во мне, я скорчил гримасу и зарычал. Так, по моему разумению, должен выглядеть русский медведь. Тадеуш молча развернулся и быстро пошел к машине.


Тетя Глаша сидела на скамеечке и при моем появлении всплеснула руками:

— Эдичка, миленький, тебя не узнать. Вот беда-то приключилась — не расхлебаешь теперь.

Она придержала меня за руку:

— Ты бы не оставлял сестру одну в квартире. Не ровен час — беда приключится. Сегодня с утра парень какой-то под вашими окнами шастал, все выглядывал чего-то. Я за занавеску спряталась и гляжу, а он, значит, шасть к вашим окнам и возится там…

— Давно? — Я почувствовал, что сердце мое оборвалось и стремительно падает.

— Да с час уже, наверное. А потом пропал он, куда — не знаю, только не видела я его больше.

Оставив тетю Глашу, я побежал за угол дома. То, что окно нашей спальни открыто, я увидел издали. Еще не веря в то, что со Светкой могло что-то произойти, я схватился руками за подоконник, подтянулся и крикнул в глубину квартиры:

— Света! Света!! — и захлебнулся, услышав тишину. Она была липкая, эта тишина. Как страх. Или как кровь.

Дядя Леша лежал в кровати, размеренно дыша, и его дыхание было единственным, что я слышал в квартире. Руки мои как-то сами собой разжались, и я соскочил на асфальт. Что-то хрустнуло у меня под ногой, я ступил в сторону и увидел на асфальте маленький медальон. Черт на медальоне улыбался мне, как старому знакомому, передавая привет от «волейболиста», Увидев медальон, я с лихорадочной поспешностью залез в окно квартиры и бросился в зал — там Светки не было. Тогда я побежал на кухню — тоже пусто. Оставалась еще ванная — и я остановился перед дверью, боясь ее открыть, но знал, что открывать все равно придется, лучше уж сразу! Я искал в себе решимость так же, как в тот раз, когда тетя Таня лежала с отрубленной головой, — и открыл.

Она лежала в ванне, и боже мой — как же там все было перепачкано кровью! Ее светло-желтое платье было высоко задрано и скрывало голову, и там, где под платьем должна была быть голова, я видел сплошное красное пятно. Я вот так — пятнами — ее и видел: в верхней части — красное пятно, потом желтое пятно — ее платье, а немного ниже — белые трусики. Я потянул ее за подол, потому что знал, как она всегда меня стесняется, — хотел прикрыть ее наготу, но неожиданно из-под платья выкатилась ее голова, и я отпрянул и застыл, упершись спиной в дверной косяк, а Светкина голова молча и требовательно смотрела на меня.

Я найду его обязательно. И сделаю с ним то же самое. Он хотел свести меня с ума, и ему это удалось. Я пошел на кухню и стал искать нож. Все ножи были кухонные, и ни один из них мне не подходил. Потом я понял, что лучше воспользоваться топором. Порывшись в шкафу, я нашел топор, потрогал лезвие. Топор был — не ахти, но лучшего инструмента «волейболист» и не заслуживал. Достаточно ему будет и этого топора. В дверь я выходить не стал, а пошел в спальню. Я вылезу в окно, как это сделал он, и пойду по его следу. Его след пахнет кровью, и поэтому мне легко будет его найти.

Я уже залез на подоконник, но что-то удивило меня в этой комнате — я даже не понял, что именно. Что-то было здесь не так. Я обвел взглядом спальню и увидел наконец. Дядя Леша сидел на кровати и смотрел на меня, как он обычно это делал, — с заботой и гордостью.

— Ну наконец-то, — сказал я. — А мы вас уже заждались — и тетя Таня, и Света, и я. Все ждем, когда вы в себя придете.

Он смотрел на меня и молчал.

— Вы подождите меня немного, хорошо? Мне надо найти одного парня, этот «волейболист» здорово напакостил, — и я взмахнул топором.

— Это ты про Колю говоришь, про друга Светы? Зря ты о нем так, он хороший парень.

— А вы откуда знаете? — Я не удивился, я просто собирал информацию.

— Он приходил к ней сюда. Она открывала окно, садилась на подоконник, а он оставался на улице. И они говорили, говорили — пока не приходил ты. А я лежал и слушал.

— Вы все слышали?

— Да. И должен тебе сказать, что ты вел себя не лучшим образом. Зачем ты применил свой баллончик?

— Он вел себя грубо.

— Он не знал, что ты ее брат, и хотел потом тебя проучить. Но Светлана рассказала ему, кто ты такой, и он чувствовал себя очень неловко.

— Неужели вы сами все это слышали? Почему же вы не приходили в сознание?

— Я был в сознании, но, если бы я открыл глаза, мне пришлось бы возвращаться в этот мир, а зачем? Я уже хотел уйти от вас, но понял в последний момент, что мне будет очень не хватать вас, и я решил вернуться.

— Зачем?

— Я решил вернуться за вами. Мы должны уйти туда все — вместе нам будет спокойнее.

— Вместе — что? Умереть?

— Да. Я лишь заглянул туда. Там, знаешь, такая труба…

— Не надо. Я знаю.

— Откуда?

— Мне рассказывали.

— Рассказывали — это не то. Надо видеть. Первой я решил забрать свою Татьяну. Но не получилось…

— Так это — вы?!

— Да. Потом я понял, что надо делать что-то такое, чтобы была полная гарантия. И вот видишь — Таня с твоей сестрой уже ждут нас…

Я поднимался медленно-медленно. Для меня ничего не изменилось. Это не «волейболист» сделал, это сделал дядя Леша — ну так какая разница. Светку я ему все равно не прощу.

— Я заглянул туда, в смерть, и понял, что всем нам надо идти туда. Здесь, в этой жизни, нам делать нечего.

«Я сначала оглушу его.»

— Пойми, Эдик, там настоящая жизнь.

Я начал поднимать топор. Дядя Леша сунул руку под одеяло и достал оттуда Светкин баллончик с газом. Я не успел отшатнуться, когда он поднял баллончик на уровень моего лица и пустил газ. Я упал, и последнее, что увидел в этой жестокой, нелепой и бессмысленной жизни, это то, как дядя Леша берет из моих рук топор и пробует пальцем его лезвие.

И я увидел эту трубу! Она уходила куда-то вдаль, и там, в самом ее конце, разливался мягкий и теплый свет. Этот свет нес покой и умиротворение. Тихая музыка, едва слышная, доносилась до меня, и эта музыка была так прекрасна, что я хотел заплакать, но ведь умершие не плачут. Здесь, у входа в трубу, я увидел тетю Таню и Светку.

— Ну наконец-то! — радостно воскликнули они. — Мы уже тебя заждались. Пошли, что ли?

— Подождите, — остановил я их. — Сейчас дядя Леша должен нас нагнать.

И он появился. И нам всем стало радостно, потому что теперь мы снова были вместе.

— Вот здесь я остановился в прошлый раз, — сказал дядя Леша. — Ну что — пойдем? Посмотрим, что там дальше.

И мы переступили порог и пошли. И чем дальше мы шли, тем ярче становился свет. Его было очень много, он слепил глаза, мы шли. Мы шли, и света становилось все больше и больше.

Чертовщина

Гостиницу я увидел сразу, как только завернул за угол. Она стояла в конце небольшой площади, как бы замыкая ее: небольшое двухэтажное здание желтого цвета. Над входом красовалась вывеска: «Гостиница „Центральная“». Хвостик у буквы «р» отсутствовал.

Я пересек площадь и очутился перед выщербленным крыльцом гостиницы. Потеки на ее стенах и обвалившаяся местами штукатурка не оставляли никаких надежд на приличные апартаменты. Мне сразу вспомнились десятки подобных гостиниц в других маленьких городках.

Сидевший на лавочке человек кавказского вида поднялся мне навстречу:

— Извините, у вас не будет монеты — позвонить?

Я порылся в карманах и извлек пригоршню мелочи.

— Вах, — обрадовался он, — вы очень меня выручили. Спасибо, — и побежал к телефону-автомату.

В гостинице было тихо, ослепительно блестели свежевыкрашенные полы, и даже дорожка в коридоре не была вытерта.

— Что вы хотите? — услышал я голос за спиной.

Обернувшись, я увидел женщину средних лет и средней внешности — типичного гостиничного администратора, что подтвердила и табличка на двери за ее спиной.

— У вас можно поселиться дня на три? — поинтересовался я, стараясь заранее прочесть ответ в ее глазах, спрятанных за затемненными стеклами очков.

Мог бы и не стараться. Она ответила так, как ответил бы любой, уважающий себя администратор гостиницы на ее месте:

— Свободных номеров нет.

— Что же делать? — задал я глупый вопрос. — Мне негде остановиться.

Она ничего не ответила.

— А как в других гостиницах с местами? — продолжал я.

— У нас в городе больше нет гостиниц, — отчеканила женщина.

— Как это «нет»? — удивился я. — В любом, уважающем себя городке есть Дом колхозника.

— Но вы же не колхозник, — с обезоруживающей логикой пояснила администратор.

Хлопнула дверь. Кавказец, судя по всему, имел очень приятный разговор по телефону, потому что был чертовски весел. Мотивчик, который он напевал себе под нос, отдаленно напоминал «Сулико». Увидев нас, он смолк, и после раздумья, длившегося ровно мгновение, все понял:

— Тебя, дорогой, что — не селят?

Я промолчал, не зная, надо ли отвечать.

— Не селят, — сделал вывод кавказец. — Ах, Лилия Константиновна, что же вы делаете?

То, что администратора зовут Лилия, я лишь догадался, потому что кавказец произнес это имя как Лыла.

При виде кавказца у Лылы немного смягчилось выражение лица.

— Что я вам скажу, Лыла Константиновна, — продолжал кавказец. — Давайте только зайдем к вам, я не могу говорить об этом в коридоре, — он обернулся ко мне. — Извини, дорогой, я буквально на пару слов.

Лыла под напором кавказца отступила в глубину своего кабинета, и я услышал, как он начал негромко, но с жаром что-то ей объяснять. Она иногда вставляла ответные реплики, но с каждым разом все неувереннее и неувереннее, и спустя минуту кавказец выглянул в коридор с видом победителя:

— Заходи, дорогой, сейчас добрая душа Лыла Константиновна тебя поселит.

Лыла была все так же строга, но теперь я ее совсем не боялся.

— Резо, у меня место только одно — в твоем номере, — предупредила Лыла кавказца.

— Ах, Лыла Константиновна, — развел тот руками. — Чего не сделаешь ради хорошего человека.

— Ваш паспорт, — хмуро произнесла Лыла.

Она изучила мою фотографию, после чего заполнила карточку постояльца. Резо стоял у дверей, поигрывая ключом.

— Восьмая комната, — сказала Лыла. — Резо вас проводит.

—. Пошли, дорогой. — Резо пропустил меня вперед. — Надолго сюда?

— Дня на три.

— Командировка?

— Угу, — кивнул я. — Здесь есть небольшой заводик. «Точприбор» называется.

Мы поднялись на второй этаж.

— Ты тоже здесь в командировке?

— Да, вроде того, — неопределенно Ответил Резо. — Можно это так назвать.

Он отпер дверь. Мои опасения не подтвердились: Номер был вполне приличный, в углу даже стоял телевизор.

— Вот это — твоя кровать, — показал мне Резо. — Устраивайся.

Кроме телевизора и двух кроватей в номере были стол, два стула и две тумбочки.

— Тут даже душ есть, — с гордостью сообщил Резо. — Во всей гостинице душ есть только у нас и в номере под нами.

— Это что, «люкс»? — поинтересовался я.

— «Люкс», — подтвердил Резо. — Все, как у людей.

Я подошел к окну. Площадь, по которой я шел десять минут назад, была пуста.

— Какой-то пустой город, — сказал я, вспомнив улицы, по которым шел от вокзала до гостиницы.

— Все на работе, — пожал плечами Резо и, подумав немного, добавил: — Наверное.

Людей не было видно даже возле магазинов, которых я насчитал на площади четыре: «Гастроном», «Обувь», «Одежда», «Книги». Я вздохнул.

— Ты прямо сейчас на завод? — поинтересовался Резо.

— Уже вечер, — покачал я головой. — Завтра с утра.

— Тогда, может, сходим поужинать? Здесь поблизости есть ресторан.

— Если только чуть-чуть попозже. Сейчас я не хочу.

— В семь, — подвел итог дискуссии Резо.

— В семь, — согласился я. — А пока пройдусь по городу.

— Здесь нет ничего примечательного, — просветил меня Резо. — Единственное хорошее место — ресторан.

А я и не надеялся увидеть здесь что-нибудь примечательное, Таких городков за время многочисленных командировок я перевидел множество, и все они были для меня на одно лицо. Поэтому единственным местом, которое я хотел посетить, был книжный магазин, в котором месяц назад мой коллега приобрел несколько отличных книг.

Я пересёк скучную площадь, в очередной раз подивившись отсутствию людей, и подошел к книжному магазину. За пыльными стеклами витрины виднелись стеллажи с книгами. Дверь открылась, и высокий мужчина средних лет, одетый как-то не по-провинциальному — в отличный джинсовый костюм и черную фирменную рубашку, — посторонился, пропуская меня. Я вошел, и дверь тут же захлопнулась за мной. Встретившийся мне незнакомец мелькнул за окном и пропал, оставив меня наедине с пожилой продавщицей и сотнями книг на полках. Продавщица даже не взглянула в мою сторону, и я одиноко побрел вдоль стеллажей, без особого интереса скользя взглядом по запыленным обложкам книг. Одуревшая муха залетела в паутину и теперь противно жужжала, не понимая, что ей уже никогда не выпутаться. Я совершил круг почета и опять очутился у двери. С книгами мне не повезло. Резо был прав: здесь только ресторан может считаться местом, достойным внимания. Я открыл дверь и обернулся. Продавщица сидела все в той же позе, глядя в никуда. Возможно, она даже не заметила моего минутного пребывания в ее владениях. Это было тем более странно, что люди здесь встречались очень редко и я должен был вызвать у нее хотя бы инстинктивный интерес. Только теперь я понял, почему Резо согласился на мое вселение в его номер: я был человеком из его мира, пришельцем с Большой земли, и он был рад моему появлению. Он отличный парень, этот Резо, и все понимает.

Ресторанчик, в который мы пришли, больше смахивал на столовую. Он и на самом деле работал днем как простая столовая — это сразу было видно. Довольно разношерстная публика пока еще чинно сидела за столиками, еще приглушенно звучали разговоры и никто не бил посуду. Вечер только начинался. Мы с Резо заняли столик у окна. Резо здесь знали.

— С чего начнем? — спросил он.

— Вот тут котлеты «Космос», — неуверенно сказал я, глядя в меню, — потом еще салат из помидоров…

— Понятно, — кивнул Резо и повернулся на стуле, ища глазами официанта: — Саша, можно тебя?

Саша, разбитной малый с нахальным лицом, неспешно подошел к нам, выразив своей походкой две взаимоисключающие идеи: во-первых, он здесь хозяин и в гробу видел всех этих посетителей, и, во-вторых, он бесконечно уважает всех присутствующих. Ну, если не всех, то хотя бы нас с Резо. Или только одного Резо. Но уважает.

— Саша, нам как обычно. — Резо говорил негромко, глядя официанту прямо в глаза. — Мы сегодня вдвоем.

— Хорошо, — сказал понятливый Саша и отвел взгляд.

Через пять минут стол был заставлен блюдами. Правда, я не увидел котлеты «Космос» и салата из помидоров, но это с лихвой окупалось присутствием прочих блюд.

— У них здесь неплохой выбор, — удивился я.

— Угу, — хмыкнул Резо. — Только они забывают вносить все блюда в меню.

Несколько музыкантов в углу, посовещавшись, грянули удалую песню.

— Вечер начался, — удовлетворенно отметил Резо. — Сегодня будем танцевать.

— Ты часто здесь бываешь?

— Каждый день. Должен же я где-то кушать.

Из-за столика в углу кто-то окликнул Резо, и он, узнав знакомого, бросил мне: «Я на минуту» — и оставил меня одного.

Публика постепенно веселела. Стало как-то шумнее, воздух слегка загустел, и официанты чаще стали подносить блюда.

— Извините, у вас свободно?

Я поднял голову. Передо мной стоял незнакомец, с которым два часа назад я столкнулся в дверях книжного магазина. Он был все в том же джинсовом костюме и в той же черной рубашке.

— Пожалуйста, — сказал я. — Здесь свободно.

— Благодарю. — Он присел на стул, оглянулся по сторонам и потом повернулся ко мне: — А я видел вас сегодня.

Я молча кивнул, давая понять, что и я его видел.

— Вы, верно, приезжий? — продолжал он.

Я опять кивнул.

— И как вам этот городишко?

«Так, похоже, он тоже не местный».

— Ничего, — пожал я плечами. — Город как город.

— Паршивый городишко, — поправил он меня. — Вы сегодня приехали?

— Сегодня, — подтвердил я. — Вечером.

— Где поселились, если не секрет?

— В гостинице, — сказал я. — Гостиница «Центральная».

— Вот как? — удивился незнакомец. — И что, был свободный номер?

— Не было, — признался я. — Но мне помогли, — и я кивнул в угол, где сидел Резо с какой-то компанией.

Незнакомец проследил за моим взглядом и опять повернулся ко мне:

— Уж не Резо ли вам помог?

— Резо, — подтвердил я. — А вы его знаете?

— Кто ж его не знает, — как-то неопределенно сказал мой собеседник. — И куда же он вас вселил?

— Мы живем вдвоем, — сказал я.

— Та-а-к. — Незнакомец откинулся на спинку стула. — Так мы с вами соседи. Я живу под вами.

— Во втором «люксе», — понимающе улыбнулся я.

— В «люксе», — кивнул мой собеседник. — Так что всегда можете рассчитывать на меня в случае чего.

— В случае чего? — поинтересовался я.

— Жизнь полна неожиданностей, — рассмеялся незнакомец, но смех его был — какой-то невеселый. С ноткой угрозы был смех. Только я этого не — понял сначала.

— Ну да ладно, — неожиданно переменил он тему. — Чем же вам так понравился этот город?

— Разве я так сказал? — пожал я плечами. — Я сказал, что это обычный город, вот и все.

— Согласен с вами, — кивнул мой собеседник. — Обычный город, один из тысяч. Тем и ценен. Идеальное, знаете ли, место для всяческих социальных экспериментов.

— Это вы о чем?

— О жизни, — усмехнулся незнакомец. — О чем же еще?. Кстати, мы ведь с вами даже не познакомились. Моя фамилия Архабов. Илья Архабов.

— Дмитрий, — представился я. — Фамилия моя вам ничего не скажет.

— Охотно верю, — улыбнулся Архабов. — Так вы заходите, если что. Вы мне понравились.

Он встал, потом, вспомнив что-то, наклонился над столом, чтобы я лучше его слышал, и сказал негромко:

— И не ходите здесь по вечерам один — так будет лучше.

Я ни о чем не успел его спросить, потому что он развернулся и быстро вышел из зала. Только теперь мне пришло в голову, что Архабов ничего не заказывал себе. Он здесь не ел и не пил. «Зачем же он приходил в ресторан? Чтобы предупредить меня о нежелательности хождения по вечерним улицам?»

— Вах, он уже ушел? — с досадой спросил Резо, садясь на свое место. — Ты знаешь, с кем сейчас говорил?

— Архабов, — сказал я. — Так он представился.

— Это мой друг. — Резо посмотрел на меня: — Он писатель, живет в нашей гостинице. Подарил мне свою книгу.

— Вот как? И что, интересная?

— Еще не читал, — признался Резо. — А о чем вы с ним говорили?

— О чем? — Я напряг память. — Да ты знаешь, вроде как ни о чем.

— Понятно, — кивнул Резо. Его трудно было чем-нибудь удивить.

Мы посидели до закрытия. Без десяти одиннадцать в зале погасили часть светильников, и все утонуло в полумраке. Резо расплатился сам. «Это ведь я пригласил тебя поужинать», — веско сказал он. В подобных случаях с грузинами спорить бесполезно.

Мы вышли на улицу. Фонари не горели, и лишь резкий свет из окон домов немного разгонял тьму.

— Нет, какая девушка, а? — Резо все еще не мог успокоиться. — Я заберу ее с собой в Кутаиси.

— А она согласится? — осторожно поинтересовался я.

— А как же? — Резо даже обиделся. — Как она может отказаться, если я ей это предложу?

— Возможно, у нее есть муж, — высказал я предположение.

— Муж? — Резо замолчал, озадаченный таким поворотом дела.

Гасли последние огни в окнах. Город засыпал.

— Не пойму, — сказал я. — Днем никого нет на улицах, потому что люди на работе; а вечером?

— А вечером они спят, — объяснил мне Резо, и тут его осенило: — Слушай: а при чем тут ее муж?

— Это ты о той девушке? Ну, видишь ли, я думаю, что, если у нее есть муж, он тоже играет какую-то роль в этой истории.

— Завтра все выясним, — махнул рукой Резо. — Может, у нее и нет никакого мужа.

Мы вышли на площадь. Было пустынно и тихо, только где-то далеко лаяла собака. Одинокая, как и мы, луна с удивлением разглядывала двух странных путников, бредущих по пустынному городу. «Только бы командировка не затянулась, — с тоской подумал я. — Долго я здесь не выдержу».

Зайдя в гостиницу, мы поприветствовали хмурую Лылу и поднялись к себе.

— Тоска здесь зеленая, — подвел Резо итог прожитому дню.

Не раздеваясь, он завалился на кровать и уставился в потолок.

— Ты надолго здесь? — поинтересовался я.

— С неделю еще пробуду, — пожал Резо плечами. — Если этот Ксенофонтов подпишет бумагу, уеду раньше.

— Ксенофонтов — это кто?

— Начальник, — пояснил Резо. — За лес отвечает, — знаешь, доски, бревна и все такое. Пока он не отпустит нам три вагона леса, я отсюда не уеду.

— Понятно, — кивнул я. — Слушай: а душ здесь работает?

— А как же? — удивился Резо. — Это же «люкс».

Слово «люкс» имело для него магическое значение.

— Сполоснусь после дороги и ресторана, — сказал я.

— Давай.


Душ был отличный: имелась и холодная, и горячая вода. Это действительно был «люкс». Я разделся и подставил голову под хлесткие струи. Почему-то вспомнилась дорога сюда: сутки в поезде, попутчики, ну и все прочее. Жалко, что меня отправили в командировку одного — с напарником было бы веселее. Я добавил немного холодной воды и потянулся за мылом.

Крик в комнате был настолько неожиданным, что я выронил мыло из рук. Не понимая, что произошло, я вышел из-под струи и прислушался. И сразу же в комнате закричали вновь. Я быстро натянул брюки и выскочил из душа. Резо стоял на своей кровати, забившись в угол, и с ужасом смотрел на меня. У него был взгляд безумца. В комнате стоял полумрак, горела лишь лампа на тумбочке у кровати.

— Что случилось? — спросил я.

— Он хотел меня убить, — прошептал Резо, и я увидел, как по его телу прошла судорога. — Я закричал, и он убежал.

— Кто он? — Я оглянулся по сторонам.

— Не знаю, я видел его в первый раз. — Похоже, он постепенно успокаивался, хотя в глазах еще и стоял ужас.

— Как все было? — Я ничего не понимал.

— Я лежал на кровати, отдыхал. — Резо перевел дух. — И тут он входит в дверь — такой, знаешь, черный и молча идет ко мне. Я дар речи потерял. А он подходит и поднимает надо мной свою руку, а там такой нож, понимаешь, кривой, как коготь. Я закричал, он к двери побежал, а потом остановился и опять ко мне. Я опять закричал, и тогда он убежал.

— Что за чертовщина! — в сердцах сказал я. — Может, он живет здесь, в гостинице?

— Не знаю, — покачал головой Резо. — Я здесь никогда не видел постояльцев.

— Но администратор говорит, что свободных мест нет, — сказал я. — Я схожу вниз, к Лилии Константиновне.

— Не надо, — сказал Резо. — Все обошлось.

— Кто знает. — Я вздохнул и пошел в душ — одеваться. Но прежде надо было закрыть входную дверь. Я потянулся к замку и застыл — он был закрыт. Дверь была заперта изнутри! Я опасливо заглянул в душевую — там никого не было. Тогда я вернулся в комнату.

— Резо, а ты закрывал дверь после того, как тот тип выбежал из комнаты?

— Нет, — покачал он головой. — Я к ней даже не подходил.

Я с сомнением посмотрел на него. Конечно, он не производил впечатления больного человека, но вся эта история выглядела очень странно.

Одевшись, я вышел в коридор. Резо не смог мне объяснить, как выглядел тот человек. Просто «черный» — и все.

Я спустился вниз. Лыла сидела в своем кабинете, заполняя какую-то тетрадь. Когда я вошел, она подняла голову и выжидающе посмотрела на меня.

— Сейчас в гостиницу никто не заходил? — спросил я.

— Нет; а что случилось?

— Мне показалось, что кто-то ходил по коридорам, — неловко солгал я.

— Именно показалось, — подтвердила Лыла, — но даже если кто-то и ходил, я не понимаю, почему вы беспокоитесь?

— Не знаю, — я окончательно смешался, поняв, как глупо выгляжу.

— Ну тогда спокойной ночи. — Она была не очень-то деликатной женщиной.

Я вышел в коридор и тут вспомнил об Архабове. Вот кто мог рассказать мне о постояльцах гостиницы. Я подошел к двери его номера и постучал. Дверь распахнулась мгновенно, словно меня ждали, на пороге стоял Архабов.

— А, это вы? — Он широко улыбнулся. — Проходите, пожалуйста. Что-нибудь случилось?

Я вошел в комнату, но садиться не стал.

— Какая-то странная история, — сказал я, — пять минут назад к нам в комнату входил человек; понимаете?

— Не совсем, — признался Архабов. — Не вижу пока ничего странного.

— Он до смерти перепугал Резо, — пояснил я. — Резо говорит, что тот человек хотел его убить.

— Вот как? — Архабов был удивлен. — Зачем же злодею понадобилась жизнь бедного Резо?

— Это не шутка, — поморщился я. — Резо кричал, как будто его действительно собирались резать.

— А вы-то видели этого человека? — Архабов прищурился.

— Я находился в душе, а когда выскочил оттуда, в комнате уже никого не было.

— Та-а-к, — протянул Архабов. — А как он выглядел — тот человек? Как его описывает Резо?

— Никак. Говорит: он был «черный» — и все.

— Не густо. — Архабов потер подбородок. — Что-то я не видел никаких «черных» в гостинице. Может, кто-то зашел с улицы?

Я покачал головой:

— Администратор говорит, что никто не входил в здание.

Архабов быстро взглянул на меня:

— Вы ей обо всем рассказали?

— Нет.

— Что я вам могу предложить? — он развел руками. — Будьте осторожны, держите дверь номера запертой и в случае чего — спешите ко мне. Всегда готов прийти вам на помощь.

— Спасибо, — поблагодарил я его и вышел.

Резо лежал на своей кровати. Когда я вошел, он вздрогнул. Я запер дверь и подергал ее. Ночь, похоже, будет не из спокойных.

— Ты где был? — подозрительно спросил меня Резо.

— У Архабова.

— А, кстати, — он потянулся и поднял с пола небольшую книгу в темном переплете. — Это его книга. Хочешь, дам почитать?

— Сегодня нет, — отверг я его предложение. — Давай-ка лучше поспим.

— Принимается, — безропотно согласился Резо.

Я погасил свет и лег в постель. Одна мысль не давала мне покоя: если кто-то напугал Резо, то почему входная дверь оказалась запертой? А если к нам никто не входил, то почему Резо так страшно кричал? Помучившись над разрешением этих загадок, я в конце концов уснул.

Ночь прошла беспокойно. Резо ворочался и с кем-то разговаривал во сне, из-за чего я постоянно просыпался. За окном было тихо. Ни единый звук не долетал до нас из ночи, и луна высокомерно смотрела на помертвевший город. Лишь под утро я крепко заснул, а когда проснулся, уже было светло. Резо плескался в душе. Похоже, он встал недавно. Я оделся и перебрал бумаги, с которыми мне предстояло появиться на заводе.

— Доброе утро, — сказал Резо, входя в комнату. Его торс был обернут махровым полотенцем.

— Доброе утро. Как спалось?

— Нормально, — ответил Резо, но я видел, что это не совсем так. Его выдавали мешки под глазами. — Ты сегодня идешь по делам?

Я кивнул.

— Ключ я оставлю у администратора, — сказал Резо.

Я умылся и пошел на завод.


В заводоуправлении после долгого хождения по кабинетам я нашел наконец нужного мне человека. Он занимал отдельную угловую комнату с двумя окнами и, судя по количеству бумаг на его столе, был крайне занят. Фамилия его была Катин. Когда я объяснял ему цель моего приезда, он смотрел сквозь меня бесцветными рыбьими глазами, и я даже не мог поручиться, понимает ли он меня. Но оказалось, что он все понял и, когда я закончил, примялся названивать по телефону, долго с кем-то советовался и наконец, глядя сквозь меня, объявил, что человек, занимающийся вопросом, по поводу которого я приехал, в данный момент отсутствует. Он в отпуске. И никто не может мне помочь. Когда этот человек выйдет из отпуска? Через две недели. Неужели мне никто не может помочь? Никто. Из всего сказанного я понял, что у них здесь строго соблюдается иерархия и не надо пытаться пробить лбом стену. Что ж, прости-прощай, как говорится.

Отметив командировку, я отправился на вокзал. Здесь меня ждало разочарование. Единственный поезд уходит утром, и я его уже пропустил. Надо ждать следующего.

До вечера я прослонялся по пыльным улицам городка. Дома следили за мной своими подслеповатыми окнами. Несколько облезлых псов некоторое время сопровождали меня, но потом отстали, видимо, потеряв всякий интерес. Мне было одиноко и грустно, как бывает грустно человеку, попавшему в чужой для него город. Я даже, соскучился по Резо и в гостиницу возвращался как домой.

Резо был в номере, но не в духе.

Я сразу понял, что Ксенофонтов леса не дал.

— Как твои успехи? — спросил я из вежливости.

А-а! — Резо махнул рукой. — Пока никак.

— И у меня никак, — сказал я. — Завтра утром уезжаю.

— Зачем уезжаешь? — удивился Резо. — Если дело не двигается, его надо двигать.

Пришлось объяснить ему ситуацию.

— Тяжелый случай, — согласился он, выслушав меня. — Действительно, лучше уехать.

— Пойдем ужинать? — спросил я.

— Нет, — Резо отрицательно покачал головой и пова


Содержание:
 0  вы читаете: Таящийся ужас 3 : Владимир Гриньков  1  Заглянувший в смерть : Владимир Гриньков
 2  Чертовщина : Владимир Гриньков  3  Плач палача : Владимир Гриньков
 4  УЖАСНАЯ КОЛЛЕКЦИЯ рассказы американских и английских писателей : Владимир Гриньков  5  Сидней Кэррол Стакан молока : Владимир Гриньков
 6  Сибери Куин Ужасная коллекция : Владимир Гриньков  7  Эдвард Лукас Уайт Проклятие : Владимир Гриньков
 8  Чарльз Ллойд Красные перчатки : Владимир Гриньков  9  Август Дерлет Риф Дьявола : Владимир Гриньков
 10  Мартин Уоддел Подарок для Эммы : Владимир Гриньков  11  Пол Теридьон Ножницы : Владимир Гриньков
 12  Роальд Даль Целебное снадобье : Владимир Гриньков  13  Клэр и Майкл Липман Слишком легкое наказание : Владимир Гриньков
 14  А. М. Буррадж Восковые фигуры : Владимир Гриньков  15  Билл Пронзини Белка в колесе : Владимир Гриньков
 16  Флетчер Флора Предмет особой радости : Владимир Гриньков  17  Лоуренс Блок Словно и вправду рехнулся : Владимир Гриньков
 18  Дэвид Макардуэл Зеленая пуповина : Владимир Гриньков  19  Флетчер Флора Прохладное купание в жаркий полдень : Владимир Гриньков
 20  Уильям Сэмброт Остров страха : Владимир Гриньков  21  Мэнн Рубин Нежное прикосновение : Владимир Гриньков
 22  Джон Артур Обезьяньи игры : Владимир Гриньков  23  Джон Бурк Ты не посмеешь : Владимир Гриньков
 24  Монтегю Холтрехт Тепло родного дома : Владимир Гриньков  25  Энтони Веркоу Тайна старого дома : Владимир Гриньков
 26  Сидней Кэррол Стакан молока : Владимир Гриньков  27  Сибери Куин Ужасная коллекция : Владимир Гриньков
 28  Эдвард Лукас Уайт Проклятие : Владимир Гриньков  29  Чарльз Ллойд Красные перчатки : Владимир Гриньков
 30  Август Дерлет Риф Дьявола : Владимир Гриньков  31  Мартин Уоддел Подарок для Эммы : Владимир Гриньков
 32  Пол Теридьон Ножницы : Владимир Гриньков  33  Роальд Даль Целебное снадобье : Владимир Гриньков
 34  Клэр и Майкл Липман Слишком легкое наказание : Владимир Гриньков  35  А. М. Буррадж Восковые фигуры : Владимир Гриньков
 36  Билл Пронзини Белка в колесе : Владимир Гриньков  37  Флетчер Флора Предмет особой радости : Владимир Гриньков
 38  Лоуренс Блок Словно и вправду рехнулся : Владимир Гриньков  39  Дэвид Макардуэл Зеленая пуповина : Владимир Гриньков
 40  Флетчер Флора Прохладное купание в жаркий полдень : Владимир Гриньков  41  Уильям Сэмброт Остров страха : Владимир Гриньков
 42  Мэнн Рубин Нежное прикосновение : Владимир Гриньков  43  Джон Артур Обезьяньи игры : Владимир Гриньков
 44  Джон Бурк Ты не посмеешь : Владимир Гриньков  45  Монтегю Холтрехт Тепло родного дома : Владимир Гриньков
 46  Использовалась литература : Таящийся ужас 3    



 




sitemap  
+79199453202 даю кредиты под 5% годовых, спросить Сергея или Романа.

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение