Детективы и Триллеры : Триллер : 61 : Джеймс Гриппандо

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  111  112  113  116  120  124  128  132  136  140  142  143

вы читаете книгу




61

Пейтон похолодела от страха, когда ее адвокат встал, чтобы сделать объявление. В переполненном зале суда воцарилась мертвая тишина.

— Защита вызывает ответчика — доктора Пейтон Шилдс, — объявил он.

Все это время газеты изображали ее неверной женой, в ее честности сомневались адвокат и даже ее собственный муж. И вот наконец у Пейтон появилась возможность рассказать всю правду, которая известна только ей. Она знала, что этот день все-таки настанет и у нее будет возможность восстановить свое доброе имя. Именно эта уверенность и поддерживала ее в минуты отчаяния, когда казалось, что весь мир от нее отвернулся. Однако сейчас, когда она шла к месту свидетеля, Пейтон больше всего боялась того, что этот мир ей не поверит.

— Обязуетесь ли вы говорить правду, только правду и ничего, кроме правды…

Она уже не раз слышала, как произносили присягу другие свидетели. Вся эта процедура выглядела монотонной и скучной. Но сейчас все было по-другому. Ведь судебный пристав говорил слова присяги именно для нее. И именно на нее сейчас смотрели все присутствующие в зале: судья, присяжные, ее адвокат, ее муж и родители, падкие на сенсации журналисты и целая толпа зрителей. Все глаза были устремлены на нее. «Интересно, — подумала она, — кто-нибудь из тех, кто когда-либо стоял на этом месте, лгал суду?» В этот волнующий момент, когда она собиралась сделать заявление перед присяжными, Пейтон осознала одну простую истину: она никогда не уподобится тем, кто лгал суду. Она будет говорить только правду.

Ее адвокат произнес вступительное слово. Он говорил спокойным, приятным голосом, излагал факты четко и ясно. Ничего лишнего. Только то, что касается сути дела. Сначала он кратко изложил биографию своей подзащитной, сделав особенный акцент на ее решении посвятить жизнь лечению больных детей. Это был своего рода профессиональный адвокатский трюк. Нужно было создать благоприятное впечатление о клиенте, пока тот готовится давать показания. Однако на этом самая приятная для клиента часть заканчивалась.

— Доктор Шилдс, вчера, прежде чем закончить свою речь, обвинитель проинформировал нас о том, что у вас есть пистолет тридцать восьмого калибра. Когда вы купили это оружие?

— Прошлой зимой, — сказала она хрипловатым голосом. Пейтон только начала говорить, а у нее уже как будто ком в горле застрял.

— Зачем вы его купили?

— Однажды вечером, когда мой муж был в командировке в другом городе, мне показалось, что кто-то пытался открыть замок входной двери нашей квартиры.

— Итак, вы купили пистолет для своей собственной защиты?

— Это правда.

— Когда вы из него стреляли?

— Я прошла курс обучения, куда входила стрельба по мишеням. Насколько я помню, последний урок был в феврале. Именно тогда я и стреляла из него.

— Что вы после этого с ним сделали?

— Я хранила его в небольшом сейфе — металлической коробке, которая лежала в шкафу на полке. Я положила пистолет туда и, клянусь, больше не дотрагивалась до него.

— Тогда почему же его там не оказалось, когда полиция делала обыск в вашей квартире после смерти Гэри Варнса?

— Я не знаю. Скорее всего, его украли.

Тони сделал паузу, словно давая присяжным время осознать услышанное. Судья Гилхорн зарычал, как медведь после зимней спячки. Он дал знак юристам обеих сторон подойти к нему. Тони и обвинитель поднялись со своих мест и подошли к судье почти вплотную, так чтобы их разговор не был слышен присяжным. Пейтон стояла очень близко от них и хорошо слышала, как судья устроил нагоняй Тони и Оуну.

— Мистер Фэлкоун, я удовлетворил ваше предварительное ходатайство, о том чтобы запретить обвинению использовать так называемые любовные письма в качестве вещественных доказательств. Вы помните, что эти письма полиция нашла в том самом металлическом сейфе, где надеялась обнаружить пистолет. Если вы еще раз позволите себе намекнуть на то, что кто-то украл пистолет из сейфа, то я изменю свое решение по поводу вашего ходатайства. Вы меня поняли?

— Да, ваша честь.

На этом их короткое совещание закончилось. Оун вернулся на место, а Тони подошел и стал рядом со своей подзащитной. Теперь он задавал Пейтон вопросы о ее прошлых отношениях с Гэри Варнсом. И она рассказала о том, как они начали встречаться, когда еще учились в школе, и как потом, через несколько лет, их жизненные пути снова пересеклись в детской больнице. Теперь они были просто коллегами по работе, но сохранили дружеские отношения. И вот настало время объяснить присяжным, как она оказалась в квартире Гэри. И начать нужно было с ее поездки к Кевину в Нью-Йорк, а потом рассказать о том, что она по ошибке подумала, будто ее муж живет в одном гостиничном номере с другой женщиной.

— Что вы сделали после того, как вернулись в Бостон?

— Мне очень не хотелось возвращаться домой, я имею в виду — в нашу квартиру. Поэтому я решила поехать в больницу. Я подумала, что работа поможет мне отвлечься.

— И вы там встретили мистера Варнса?

— Да. Он в тот день дежурил, и мы разговорились. Он заметил, что я была расстроена. Я уже говорила, что мы с Гэри были друзьями, поэтому решили пойти куда-нибудь, чуть-чуть выпить, чтобы немного развеяться.

Пейтон посмотрела на присяжных. Ей показалось, что некоторые из них уже вполне ясно себе представили неприглядные последствия того, куда может завести вполне невинное предложение «немного развеяться».

— Итак, вы пошли в бар?

— Да. Сначала в один, а потом в другой. Там мы встретили его друзей.

— Вы можете вспомнить, сколько алкоголя в тот вечер выпили?

— Я не могу сказать точно. Не думаю, чтобы я выпила очень много, принимая во внимание все, что случилось в тот день, я просто не смогла бы выпить слишком много. Я устала и чувствовала себя ужасно. Ведь я только что прилетела из Нью-Йорка в полной уверенности, что муж изменяет мне.

— В котором часу вы покинули последний бар?

— Я помню только, что мне стало очень плохо приблизительно около двух часов ночи. И мы сразу же ушли. После этого я уже ничего не помню.

— Что вы можете сказать о том моменте, когда пришли в себя?

— Это было уже утро. Я проснулась в квартире Гэри.

По залу прокатился ропот. Еще бы, ведь они услышали новые пикантные подробности!

У Пейтон часто забилось сердце. Наступил самый неприятный для нее момент. Тони должен был задать ей пару вопросов, на которые она предпочла бы не отвечать. Но вчера вечером, когда они с Тони репетировали сегодняшнее выступление, он убедил ее в том, что если она собирается рассказать всю правду, то лучше ей самой поведать суду обо всех деталях, чем дать Оуну возможность выпытать их во время перекрестного допроса.

— Где конкретно вы находились, когда проснулись?

— Я лежала в его кровати. Гэри спал на диване.

— Вы были одеты?

— Не совсем.

— Что на вас было надето?

— На мне были мои трусики и футболка Гэри.

Зал зашумел еще громче. Судья стукнул молотком, сказав:

— Прошу соблюдать порядок.

Тони заговорил снова:

— Должен заметить, что это довольно щекотливая ситуация.

— Это совсем не так. Гэри мне все утром объяснил. Он сказал…

— Протестую, — закричал Оун. — По словам свидетельницы, она не помнит, что случилось после того, как она очутилась в квартире Гэри Варнса. Она узнала о том, как оказалась полуголой в кровати жертвы исключительно со слов самого Гэри Варнса. Это показания с чужих слов.

— Протест принимается.

Пейтон посмотрела на Тони. Она сожалела, что не сможет рассказать присяжным, как все обстояло: Гэри сам признался ей в том, что в ту ночь они не занимались сексом, — им обоим было плохо. Гэри всего лишь снял с нее испачканную одежду и постирал ее.

— Но, ваша честь, — умоляющим голосом произнес Тони.

— Протест принимается. Пожалуйста, переходите к следующему вопросу.

Пейтон поймала на себе взгляд судьи. И в этот момент она поняла: Тони был прав, когда предупреждал ее о том, что присяжные не поверят ее словам, будто она не спала с Гэри. Похоже, судья был того же мнения.

Тони пришлось перейти к дальнейшей части истории, когда после той ночи Гэри начал относиться к ней враждебно. Затем последовал рассказ о ссоре по поводу розы, привязанной к ручке шкафа Пейтон в больничной раздевалке, и о краже компьютера из библиотеки. И вот наступил самый ответственный момент.

— Доктор Шилдс, мы слышали, как Сандра Блэр рассказывала, будто бы она слышала, как вы ссорились со своим мужем на вечеринке в Гарварде. Из-за чего произошла та ссора?

— До Кевина дошли слухи о том, что я спала с Гэри, и он захотел поговорить со мной в коридоре. Я отрицала, что между мной и Гэри что-то было, но сказала, что коридор неподходящее место для подобных выяснений. Когда я отказалась продолжать разговор, он разозлился и ушел.

— И вы вернулись домой одна?

— Да. Я долго ждала, когда же он придет, но он так и не вернулся. Около одиннадцати часов два раза звонил телефон, но когда я снимала трубку, то слышала только короткие гудки. Это напугало меня, поэтому я не могла уснуть и допоздна смотрела телевизор.

— Что было потом?

— Потом снова зазвонил телефон, и я проснулась. Я так и сидела перед телевизором. Было уже начало пятого утра.

— Кто звонил?

— Не знаю. Я услышала незнакомый мужской голос.

— Что он сказал?

Пейтон испугалась, что Оун может снова заявить протест. Но, кажется, он, впрочем как и все остальные, очень внимательно ее слушал и не собирался перебивать.

— Он сказал, чтобы я проверила свою почту, и повесил трубку.

— Вы это сделали?

— Да. В прихожей я нашла конверт, который кто-то подсунул под дверь. Я вскрыла его.

— Что вы там обнаружили?

У нее перехватило дыхание. Немного успокоившись, она сказала:

— Прядь человеческих волос.

Это вызвало бурную реакцию публики.

— Прошу соблюдать порядок в зале суда! — Судья стукнул молотком.

— Что произошло затем?

Ее голос дрожал, когда она рассказывала, как в квартире погас свет и она на ощупь пробиралась в спальню, где звонил ее мобильный телефон.

— Я добралась до спальни и ответила на звонок. Это был тот же голос.

— Что же на этот раз вам сказали?

— Этот человек сказал, что похитил Гэри Варнса и требует за него выкуп. Десять тысяч долларов.

Похоже, Оуна ее рассказ просто шокировал. Он был настолько сбит с толку, что даже не пытался прервать ее. Пейтон старалась сосредоточиться и не обращать внимания на шум в зале.

— Он велел вам заплатить десять тысяч долларов. А если вы откажетесь выполнить его требование, то что? — спросил Тони.

Пейтон мельком взглянула на Кевина. Она заметила, что ему все это доставляет просто физические страдания. Его состояние могла понять только она, потому что хорошо знала своего мужа.

— Он заявил, что убьет Гэри и расскажет моему мужу, что мы с Гэри были любовниками.

— Как вы на это отреагировали?

— У меня было смешанное чувство. Я опасалась за жизнь Гэри, и в то же время меня бесило, что он обвиняет меня в измене, которую я не совершала. Ну и, кроме того, конечно же, у меня был шок. Этот человек дал мне два дня, на то чтобы я собрала деньги.

— Вы позвонили в полицию?

— Нет. Он предупредил, что если я позвоню в полицию, то он убьет Гэри.

— И что же вы сделали?

— Под утро домой вернулся Кевин, и я рассказала ему обо всем. Он с самого начала был уверен в том, что Гэри сам инсценировал свое похищение, а потом позвонил и начал нас шантажировать. Поэтому мы решили не платить выкупа.

Пейтон увидела, как поморщился ее адвокат, когда она упомянула о шантаже. Он считал, что этим они делают обвинению настоящий подарок. Подносят ему еще один мотив убийства на блюдечке с голубой каемочкой.

— Звонивший обвинил вас в том, что вы изменяли мужу с Варнсом. Вы обсуждали с мужем это вопрос?

— Я сказала Кевину, что это неправда. Он ответил, что, даже если бы это было правдой, он все равно простил бы меня.

— Этот предполагаемый похититель звонил еще?

— Через два дня он позвонил мне на работу и велел достать деньги до полуночи, иначе он убьет Гэри.

— Вы достали деньги?

— Нет. Мы с Кевином все еще были уверены, что это делает сам Гэри. Но все-таки решили, что, если похититель еще раз позвонит, мы обратимся в полицию.

— Он позвонил еще раз?

— Нет. Мы с Кевином ждали до полуночи, но он так и не позвонил.

— И что было потом? Вы легли спать?

— Мы очень нервничали, наверное поэтому снова поссорились, и Кевин ушел.

— Как долго его не было?

— Его не было до утра.

Она посмотрела на мужа, а потом перевела взгляд на обвинителя. Похоже, Оун взял на заметку тот факт, что Кевин второй раз ушел из дома.

— Что вы сделали?

— Я легла спать, но не могла уснуть. На следующий день мне нужно было очень рано быть на работе, поэтому около пяти часов утра я вышла из дому, подошла к своей машине и села в нее.

Ее голос звучал совсем тихо. Два месяца Тони убеждал ее в том, чтобы она не упоминала в зале суда о похищении, и она молчала. А сейчас, стоя перед судьей и присяжными, она подробно рассказывала о том мужчине на заднем сиденье, который закрыл ей рот рукой, о том, что в зеркале заднего вида она видела его лицо в лыжной маске и ей показалось, будто она уже где-то видела это лицо.

— Он спросил меня, достала ли я деньги. Я пыталась сказать, что могу их достать. Но он хотел, чтобы я ответила на его вопрос только да или нет. Тогда я сказала: нет.

— Что дальше?

— Он сказал мне: «Что же, хорошо, Пейтон. Ты сделала правильный выбор», — проговорила она и замолчала. Ее голос дрожал, на глаза навернулись слезы. Их с Тони вчерашняя репетиция закончилась как раз на этом моменте. Пейтон решила пояснить свой ответ. — Как мне показалось, он хотел сказать этим: правильным является то, что Гэри должен умереть.

Тони сделал паузу, чтобы добиться большего эффекта.

— Расскажите нам, что случилось потом, — попросил он.

— Он закрыл мне рот какой-то тряпкой. Я почувствовала запах хлороформа и после этого потеряла сознание.

— Когда вы пришли в себя, каково было ваше первое воспоминание?

— Я очнулась в больнице. Рядом со мной стоял Кевин. Он рассказал мне, что полиция нашла меня в машине, а рядом лежал флакон со снотворными таблетками. А потом в больнице появились полицейские, — продолжила Пейтон, немного волнуясь. — Они сообщили, что Гэри убили, а его тело нашли в багажнике моей машины.

Тони немного отступил назад, и Пейтон подготовилась к заключительной части их выступления. По мнению Тони, это был сильный финал.

— Доктор Шилдс, у вас была сексуальная связь с Гэри Варнсом?

— Нет.

— Это вы убили Гэри Варнса?

— Нет, я не убивала его.

— Вы каким-нибудь образом помогали избавиться от тела мистера Варнса?

— Нет, я этого не делала.

— У вас есть какие-нибудь соображения по поводу того, кто мог его похитить?

Пейтон задумалась на минуту. На репетиции он не задавал вопроса о том, кто мог быть предполагаемым похитителем, и это ее несколько обеспокоило.

— Нет, — вымолвила она. Ее била нервная дрожь. — Хотя по странному стечению обстоятельств он показался мне знакомым.

— Как такое может быть?

Возможно, на Пейтон повлияло то обстоятельство, что она находилась в переполненном зале суда или то, что она дала присягу говорить только правду и теперь старалась вспомнить все до мельчайших подробностей, но она вдруг поняла, что тот мужчина в лыжной маске и «добрый самаритянин», вытащивший ее после аварии из озера Джамайка, — одно и то же лицо. Она посмотрела куда-то вверх и сказала:

— Мне показалось, что я уже видела его глаза.

Медленно, чтобы все присяжные заметили это, Тони отвернулся от Пейтон, так же медленно повернулся в ту сторону, где сидел ее муж, и красноречиво посмотрел на него.

Пейтон повторила в уме свои последние слова: «Мне показалось, что уже видела его глаза», — и с ужасом поняла, на что намекнул Тони, поглядев в сторону Кевина. Она хотела взять назад свои слова или объяснить, что она имела в виду. Но прошло слишком много времени, прежде чем Пейтон сообразила, какой фокус выкинул ее адвокат.

— Благодарю вас, доктор Шилдс, — сказал Тони. — У меня больше нет вопросов.

Пейтон взглянула на Кевина и увидела на его лице обиду и боль. Она фактически предала его! Она перевела взгляд на судью. В ее глазах читался немой призыв: «Подождите! Я должна вам что-то сказать!»

— Мистер Оун, — произнес судья. — Пожалуйста, начинайте перекрестный допрос.

Пейтон совсем упала духом. Она посмотрела в горящие от нетерпения глаза Оуна, и поняла, что уже поздно что-либо объяснять. Сделанного не вернуть.

Итак, это все были только цветочки. Сейчас начнется самое трудное.


Содержание:
 0  Губительная ложь Lying with strangers : Джеймс Гриппандо  1  Часть 1 Зима : Джеймс Гриппандо
 4  4 : Джеймс Гриппандо  8  8 : Джеймс Гриппандо
 12  12 : Джеймс Гриппандо  16  16 : Джеймс Гриппандо
 20  20 : Джеймс Гриппандо  24  3 : Джеймс Гриппандо
 28  7 : Джеймс Гриппандо  32  11 : Джеймс Гриппандо
 36  15 : Джеймс Гриппандо  40  19 : Джеймс Гриппандо
 44  23 : Джеймс Гриппандо  48  27 : Джеймс Гриппандо
 52  31 : Джеймс Гриппандо  56  35 : Джеймс Гриппандо
 60  39 : Джеймс Гриппандо  64  43 : Джеймс Гриппандо
 68  47 : Джеймс Гриппандо  72  51 : Джеймс Гриппандо
 76  25 : Джеймс Гриппандо  80  29 : Джеймс Гриппандо
 84  33 : Джеймс Гриппандо  88  37 : Джеймс Гриппандо
 92  41 : Джеймс Гриппандо  96  45 : Джеймс Гриппандо
 100  49 : Джеймс Гриппандо  104  53 : Джеймс Гриппандо
 108  57 : Джеймс Гриппандо  111  60 : Джеймс Гриппандо
 112  вы читаете: 61 : Джеймс Гриппандо  113  62 : Джеймс Гриппандо
 116  65 : Джеймс Гриппандо  120  69 : Джеймс Гриппандо
 124  54 : Джеймс Гриппандо  128  58 : Джеймс Гриппандо
 132  62 : Джеймс Гриппандо  136  66 : Джеймс Гриппандо
 140  70 : Джеймс Гриппандо  142  Благодарность : Джеймс Гриппандо
 143  Использовалась литература : Губительная ложь Lying with strangers    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap