Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 34 : Джон Гришем

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43

вы читаете книгу




Глава 34

С невозмутимо-строгими лицами они вернулись в “Камиллу” и расселись на прежних местах. Большинство оставили свои пиджаки двумя этажами ниже. Им предстояло закатать рукава и ослабить узлы галстуков, как принято в тех случаях, когда впереди большой и тяжкий труд. Сэнди засек время – отсутствовали они более полутора часов. Слово взял Спролинг.

– Что касается денег… – начал он, и Сэнди понял: сделка будет заключена, необходимо только уточнить детали. – Какую сумму намерен вернуть ваш клиент?

– Всю.

– Целиком?

– Все девяносто миллионов.

– А как насчет процентов?

– Кого интересуют проценты?

– Нас.

– С чего это вдруг?

– Это было бы справедливо.

– По отношению к кому?

– М-м… к налогоплательщикам.

– Бросьте. – Сэнди едва не расхохотался. – Вы, парни, работаете на федеральное правительство. С каких пор вас стали тревожить проблемы налогоплательщиков?

– Обычное явление для дел, связанных с кражами и мошенничеством, – подал голос Морис Маст.

– И сколько же составляет ваш процент? – поинтересовался Сэнди.

– В таких случаях, как правило, назначают девять процентов. Думаю, это будет честно.

– Вы так думаете? А сколько платит налоговая служба, когда устанавливает, что я внес большую, чем полагается, сумму, и хочет вернуть мне мои деньги? – Все молчали. – Шесть процентов. Государство отдает мне шесть паршивых процентов!

Для Сэнди в происходящем не было никаких неожиданностей. Такие вопросы он предвидел и ответы на них подготовил заранее. Ему доставляло наслаждение смотреть, как его гости пытаются сохранить лицо.

– То есть вы предлагаете нам шесть процентов? – медленно спросил Спролинг, тщательно подбирая слова.

– Нет, конечно. Деньги – у нас, нам и определять, сколько мы будем платить. Этому же принципу следует и правительство. Полагаю, деньги все равно уплывут в черную дыру Пентагона.

– Диктовать условия их расходования мы не можем… – сказал Джейнс, уставший от препирательств.

– Вот какой представляется проблема нам, – перебил его Сэнди. – Деньги были бы потеряны. Они предназначались мошеннику, который бы тут же с ними и сгинул. Мой клиент предотвратил это. Он сохранил всю сумму и хочет вернуть ее.

– А мы должны выдать ему награду? – спросил Джейнс.

– Нет. Всего лишь отказаться от процентов.

– Нам требуется согласовать это с Вашингтоном, – заметил Спролинг. – Дайте нам что-нибудь конкретное, над чем можно работать.

– Мы заплатим половину того, что возвращает назад налоговая служба, и ни цента больше.

– Обсужу это с генеральным прокурором. Остается надеяться, что у него хорошее настроение.

– Передайте ему привет, – бросил Сэнди.

– Три процента, так? – приподнял голову от блокнота Джейнс.

– Так. С двадцать шестого марта девяносто второго года по первое ноября девяносто шестого. Всего выходит сто тринадцать миллионов с какой-то мелочью, на которую можно не обращать внимания. Ровным счетом сто тринадцать миллионов.

Цифра ласкала слух правительственных чиновников. Каждый записал ее в свой блокнот. Выглядела она грандиозной.

У кого повернется язык оспаривать сделку, вернувшую налогоплательщикам такие деньги?

Подобная щедрость могла означать лишь одно: украденные девяносто миллионов долларов Патрик успешно куда-то вложил. Люди Спролинга уже занимались предварительными подсчетами. Если Лэниган поместил деньги в банк под, к примеру, восемь процентов годовых, то сумма выросла до ста тридцати одного миллиона. Десять процентов – это сто сорок четыре миллиона. Свободных от налогообложения, естественно. Много потратить Патрик не мог, так что в конечном итоге он останется весьма состоятельным человеком.

– Нам внушает некоторое беспокойство также и судебный иск, который вы предъявили ФБР от имени мистера Лэнигана, – сказал Спролинг.

– В ответ на небольшую услугу со стороны мистера Джейнса он будет аннулирован. Эту не слишком важную деталь можно обсудить позже.

– Отлично. Пойдем дальше. Когда ваш клиент будет готов дать показания большому жюри?

– Когда потребуется. Физически он в состоянии сделать это в любое время.

– Мы не намерены откладывать дело в долгий ящик.

– В таком случае чем быстрее, тем для него лучше.

Разрешенные вопросы Спролинг обводил в своем блокноте кружками.

– Мы настаиваем на полной конфиденциальности. Никакого общения с прессой, иначе вокруг сделки поднимется ужасный шум.

– От нас газетчики не узнают ни слова, – пообещал Сэнди.

– Когда вы хотите, чтобы мисс Миранда вышла на свободу?

– Завтра. Ее необходимо доставить в аэропорт Майами.

Было бы неплохо, если бы кто-нибудь из ФБР проследил, как она поднимется по трапу самолета.

– С этим не возникнет проблем. – Джейнс пожал плечами с видом человека, удивленного подобной просьбой.

– Что еще? – Сэнди потер руки как бы в предвкушении самого интересного.

– Со стороны правительства больше ничего, – ответил Спролинг.

– Тогда я предлагаю вам следующее: у меня здесь два секретаря с компьютерами. Мы уже подготовили проект соглашения и решение суда о снятии с мистера Лэнигана обвинений федеральных властей. Чтобы уточнить необходимые мелочи, много времени не потребуется, бумаги вы сможете подписать тут же. Я отвезу их своему клиенту, и при удачном раскладе через два часа все будет закончено.

Мистер Маст, я рекомендовал бы вам как можно скорее связаться с федеральным судьей. Решение о снятии обвинений мы перешлем ему по факсу.

– Когда мы получим документы и магнитофонные записи? – спросил Джейнс.

– Если в течение ближайших нескольких часов все пройдет, как предполагается, они станут вашими сегодня в пять часов дня.

– Мне нужно позвонить. – Спролинг поднялся.

Телефон потребовался и Джейнсу с Мастом. Все трое разошлись по комнатам огромного номера.

* * *

Обычным заключенным полагалась ежедневная часовая прогулка. Стоял конец октября, день был пасмурный и прохладный. Патрик решил потребовать дарованного ему конституцией права, однако охранники ответили отказом: никаких распоряжений относительно прогулок они не получали.

Патрик позвонил судье Хаски, и все было мгновенно улажено. Он также спросил Карла, не сможет ли тот зайти в магазинчик на Дивижн-стрит, купить крабов и пирожков с сыром, чтобы пообедать вместе на свежем воздухе. Судья ответил, что сделает это с удовольствием.

Они сидели на деревянной скамье неподалеку от фонтана, под маленьким печальным кленом во внутреннем дворе госпиталя. Принесенных Карлом пирожков хватило и на охрану, устроившуюся чуть в стороне.

О проходивших в “Камилле” переговорах Хаски ничего не знал, и Патрик не стал затрагивать эту тему. Там был Пэрриш, который в самое ближайшее время поставит его честь в известность о принятых решениях.

– Что обо мне говорят? – спросил Патрик, покончив с пирожком.

– Сплетен больше не слышно. Жизнь возвращается в нормальное русло. Твои друзья так и остались твоими друзьями.

– Кое-кому из них я написал. Ты не согласишься передать письма?

– Передам, конечно.

– Благодарю.

– Я слышал, в Майами задержали твою знакомую.

– Да. Но ее скоро выпустят. Небольшая неувязка с паспортом.

Хаски молча жевал. Он уже привык к длинным паузам во время бесед с Патриком. Собственно говоря, это ему приходилось думать над тем, что сказать, – у Патрика такой проблемы не возникало.

– Хорошо посидеть на свежем воздухе, – заметил Лэниган. – Спасибо тебе.

– У тебя есть право на прогулку.

– Ты бывал когда-нибудь в Бразилии?

– Нет.

– А стоит.

– Убежать так же, как и ты? Или вместе с семьей?

– Нет, просто съезди и посмотри.

– Пляжи?

– Забудь о пляжах и городах. Отправляйся в сердце страны, где чистое синее небо, исключительный воздух, где живут простые и добрые люди. Там мой дом, Карл. Как мне хочется вернуться туда!

– Быстро это не получится.

– Наверное, но я могу и подождать. Я – уже не Патрик, Карл. Загнанный и несчастный Патрик умер. Он был толстым, вызывал жалость, и слава Богу, что его не стало. Теперь я – Денило, Денило Силва, человек более удачливый, живущий спокойной жизнью в совсем другой стране. Денило подождет.

“К тому же у Денило есть замечательная женщина и целое состояние”, – хотелось добавить Карлу, но он не стал об этом говорить.

– И каким образом Денило попадет в Бразилию? – спросил судья.

– Я как раз работаю над этим.

– Послушай, Патрик, ничего, если я буду звать тебя Патриком, а не Денило?

– Пожалуйста.

– Мне, кажется, пора отойти в сторону и передать дело Трасселу. Скоро начнутся слушания. Я сделал все, что было в моих силах, чтобы помочь тебе.

– Тебе намекнули?

– Так, вскользь, словно между прочим. Не хочу причинять тебе боль, но боюсь, если медлить с передачей дела, то это могут не правильно понять. О наших отношениях все знают. Черт возьми, я даже нес урну с твоим прахом!

– Думаешь, я все это спланировал?

– Нет. Ты был мертв тогда, так что и говорить не о чем.

Но получилось весело.

– Согласен.

– В общем, я пообщался с Трасселом, он готов. Я рассказал ему о твоих ожогах и о том, насколько важно для тебя подольше остаться в госпитале. Он понял это.

– Спасибо.

– Но ты должен считаться с реальностью. Придет день, когда тебя все же перевезут в тюрьму. Ты можешь остаться там на долгое время.

– По-твоему, я убил того парня, Карл?

Положив недоеденный пирожок в бумажный пакет, Карл сделал глоток чаю со льдом. Врать ему не хотелось.

– Выглядит это довольно подозрительно. В машине нашли останки человека, значит, кто-то все же погиб. ФБР провело детальный компьютерный анализ людей, пропавших без вести девятого февраля девяносто второго года или чуть ранее. В радиусе трехсот километров Пеппер оказался единственным, о ком никто ничего не слышал.

– Неужели этого достаточно, чтобы выстроить обвинение в убийстве?

– Ты спрашивал не об обвинении.

– Отлично. Ты думаешь, я убил его?

– Я не знаю, что думать, Патрик. Я двенадцать лет проработал судьей, и передо мной стояли люди, признававшиеся в преступлениях, в которые сами не могли поверить. При определенных обстоятельствах человек в состоянии совершить абсолютно все.

– Значит, ты веришь этому?

– Мне не хочется этому верить. Не знаю, во что я сейчас верю.

– Думаешь, я мог пойти на убийство?

– Нет. Но я не думал также, что ты сможешь инсценировать собственную смерть и скрыться с девяноста миллионами долларов. Твоя жизнь полна удивительных неожиданностей.

Еще одна долгая-долгая пауза. Карл бросил взгляд на часы.

Неторопливо поднявшись со скамьи, Патрик медленно двинулся через двор.

Обед в “Камилле” состоял из принесенной на пластиковых подносах горы сандвичей. Прервал его телефонный звонок федерального судьи, четыре года назад занимавшегося делом Патрика. Поглощенный процессом в Джексоне, судья с трудом выкроил время для разговора. Маст кратко обрисовал складывавшуюся ситуацию и перечислил участников переговоров, судья посетовал, что вынужден общаться лишь по телефону. Затем он поинтересовался предложенным Сэнди вариантом соглашения, и Маст сжато передал его суть. Несколько вопросов судья задал и Спролингу. Краткий телефонный разговор превратился в настоящую конференцию.

В какой-то момент Спролинг вышел с телефонной трубкой из номера, чтобы поговорить с судьей без свидетелей. Он сообщил о настоятельном стремлении высокопоставленных вашингтонских чиновников заключить сделку с Лэниганом и поймать в сети настоящую большую рыбу. Затем, также приватно, судья побеседовал с Т.Д. Пэрришем, заверявшим, что уйти от ответственности мистеру Лэнигану не удастся.

Ему придется опровергнуть весьма серьезные обвинения или значительную часть жизни провести за решеткой.

Судья был против спешки, однако, подчинившись давлению заинтересованных в деле влиятельных фигур и приняв во внимание статус собравшихся в Билокси, он согласился все же подписать документ, снимающий с Патрика обвинения федеральных властей. Лист тут же вложили в факс, и через пару минут он вернулся уже подписанным.

* * *

После обеда Сэнди ненадолго оставил своих гостей, чтобы съездить в госпиталь. Патрик писал письмо матери, когда дверь палаты внезапно распахнулась.

– Получилось! – пришлепнул к поверхности стола текст соглашения Сэнди. – Мы добились всего, что хотели.

– Снятия федеральных обвинений?

– Да. Судья только что подписал бумагу.

– За какую сумму?

– Девяносто плюс три процента.

Прикрыв глаза, Патрик сжал кулаки. Судьба нанесла ему ощутимый удар, и все же оставалось еще достаточно, чего вполне хватит на то, чтобы устроиться вместе с Евой где-нибудь в спокойном, безопасном месте и завести полный дом детей. Большой дом с кучей ребятишек.

Он просмотрел текст и подписал его. Сэнди бросился к машине.

* * *

К двум часам дня в номере опять было полно народу.

Сэнди приветствовал появившегося на пороге Тэлбота Мимса и его клиента, мистера Шенолта – вице-президента “Нозерн кейс мьючуэл”, который приехал в сопровождении двух сотрудников, чьих имен хозяин “Камиллы” не расслышал.

Руководствуясь собственными соображениями, Миме притащил с собой своего партнера и его ассистента. Сэнди собрал визитки и провел мужчин в гостиную, где проходила утренняя встреча. Журналистки уже сидели там.

Расположившиеся в соседней комнате Джейнс и Спролинг разговаривали по телефону с Вашингтоном. Своих подчиненных они отправили на час отдохнуть в казино – никакого алкоголя!

Представителей “Монарх-Сьерры” было меньше: Хол Лэдд, его помощник и главный юрисконсульт компании, невзрачный коротышка по имени Коэн. Обменявшись сдержанными приветствиями, гости расселись, готовые внимать Сэнди. Тот раздал всем довольно тонкие папки и попросил ознакомиться с документами: судебным иском Патрика Лэнигана к ФБР за причинение физических страданий, нанесение ран и набором цветных фотоснимков. Юристы уже, видимо, подготовили своих клиентов, так что обошлось без неожиданностей.

Сэнди подвел итог: к ранам, полученным его клиентом, ФБР не имеет никакого отношения, поскольку не агенты ФБР задержали мистера Лэнигана. Это сделал Стефано. Стефано работал на трех клиентов сразу: на Бенни Арициа, “Нозерн кейс мьючуэл” и “Монарх-Сьерру”. Каждой из сторон грозил судебный иск.

– Как вы собираетесь доказать, что ожоги – дело рук мистера Стефано? – спросил Тэлбот Миме.

– Минуту. – Сэнди приоткрыл дверь в соседнюю комнату и попросил Джейнса ненадолго присоединиться к ним.

Вошедший назвал свое имя и должность, после чего с видимым удовольствием в деталях описал то, что Стефано рассказал ФБР о розысках Патрика Лэнигана: финансирование консорциума, вознаграждения за информацию, охота, развернувшаяся в Бразилии, пластические операции, парни с Плутона, захват Лэнигана и пытка электрическим током.

И все это сделано на деньги, которые были предоставлены Арициа, “Нозерн кейс мьючуэл” и “Монарх-Сьеррой” для защиты их интересов, подчеркнул Джейнс.

Рассказ производил ошеломляющее впечатление. Джейнс наслаждался.

– Не будет ли у кого-либо вопросов к представителю ФБР? – с довольным видом поинтересовался Сэнди.

Вопросов ни у кого не оказалось. За прошедшие восемнадцать часов ни Шенолту, ни Коэну не удалось выяснить, кто именно в их компаниях принял решение нанять Джека Стефано для розыска Лэнигана. Они уже и не рассчитывали узнать это теперь, когда стирались последние следы случившегося.

Оба представляли крупные и богатые компании с многочисленными держателями акций и значительными средствами. Кого обрадуют излишние проблемы?

– Благодарю вас, мистер Джейнс, – сказал Сэнди.

– Я буду рядом, – ответил тот – он явно радовался возможности загнать в крышку их гроба очередной гвоздь.

Присутствие Джейнса сбивало с толку и настораживало.

Для чего заместитель директора ФБР приехал в Билокси?

Почему с таким энтузиазмом он валил все на плечи страховых компаний?

– Вот вам условия нашей сделки, господа, – продолжил Сэнди, когда Джейнс закрыл за собой дверь. – Они просты и не подлежат изменениям. Прежде всего, мистер Шенолт, что касается “Нозерн кейс мьючуэл”. Ваш клиент пытался в этой маленькой войне вернуть выплаченные Труди Лэниган два с половиной миллиона долларов. Будет лучше всего, если вы просто вернетесь домой. Заберите из суда свой иск, забудьте о Труди – пусть живет. У нее маленький ребенок, а большая часть денег все равно уже истрачена. Заберите иск, и мой клиент не предъявит вам собственный – на предмет ожогов.

– Это все? – с недоверием спросил Тэлбот Миме.

– Да. Это все.

– Договорились.

– Нам нужно проконсультироваться, – с суровым выражением лица проговорил Шенолт.

– Нет, – возразил Миме. – Отличная сделка. Мы согласны, и это точка.

– Но я хотел бы проанализировать… – начал было Шенолт.

– Нет, – отрезал Миме. – Мы согласны. В противном случае найдите себе другого юриста. Но пока я здесь, мы подпишем бумаги.

Шенолт молчал.

– Возражений не имеем, – подтвердил Миме.

– Мистер Шенолт? – повернулся к нему Сэнди.

– М-Да. Думаю, мы согласны.

– Великолепно. Проект соглашения ждет вас в соседней комнате. Теперь, джентльмены, я хотел бы, с вашего разрешения, переговорить с мистером Лэддом и его клиентом без свидетелей.

Представители “Нозерн кейс мьючуэл” вышли. Закрыв дверь, Сэнди приблизился к Коэну, Холу Лэдду и его помощнику:

– С вами вопрос, боюсь, обстоит несколько иначе. Ваши коллеги так легко отделались лишь потому, что там предстоит еще развод – процесс довольно сложный и неприятный. Предполагавшийся иск к “Нозерн кейс мьючуэл” мой клиент мог бы активно использовать в свою пользу, ведя речь о разводе.

Вы в другой ситуации, джентльмены. Они поставили на Стефано полмиллиона, вы же – в два раза больше. Следовательно, и ответственность ваша вдвое выше. Кроме того, всем известно, что вы намного богаче “Нозерн кейс мьючуэл”.

– На какую сумму вы рассчитываете? – спросил Коэн.

– Патрик очень обеспокоен судьбой ребенка. Девочке шесть лет, и ее мать с удивительным проворством бросает деньги на ветер. Вот почему “Нозерн кейс мьючуэл” так быстро сдалась: они превосходно знают, что от миссис Лэниган ничего не получат. Патрик хотел бы, чтобы на имя ребенка вне пределов досягаемости для матери была положена некая скромная сумма.

– Какая именно?

– Четверть миллиона долларов. И столько же в качестве гонорара ему – как адвокату. В общей сложности пятьсот тысяч, и ваш клиент не будет иметь никакой головной боли из-за этих фотоснимков.

В истории побережья имелись громкие судебные дела, в ходе которых присяжные выказывали потрясающую щедрость в отношении жертв физических увечий или насильственной смерти. Хол Лэдд уже говорил Коэну о возможности вынесения многомиллионного вердикта Арициа и страховым компаниям за то, что они проделали с Патриком Лэниганом.

Выходец из Калифорнии, Коэн отлично понимал, в какую сложную ситуацию они попали. Его компания не имела ничего против того, чтобы решить дело миром.

– Значит, в обмен на полмиллиона долларов вы откажетесь от иска? – спросил он.

– Совершенно верно.

– Мы идем на это.

Сунув руку в папку, Сэнди достал несколько листов.

– Вот проект нашего соглашения. – Он вручил каждому по копии и вышел.


Содержание:
 0  Партнер : Джон Гришем  1  Глава 2 : Джон Гришем
 2  Глава 3 : Джон Гришем  3  Глава 4 : Джон Гришем
 4  Глава 5 : Джон Гришем  5  Глава 6 : Джон Гришем
 6  Глава 7 : Джон Гришем  7  Глава 8 : Джон Гришем
 8  Глава 9 : Джон Гришем  9  Глава 10 : Джон Гришем
 10  Глава 11 : Джон Гришем  11  Глава 12 : Джон Гришем
 12  Глава 13 : Джон Гришем  13  Глава 14 : Джон Гришем
 14  Глава 15 : Джон Гришем  15  Глава 16 : Джон Гришем
 16  Глава 17 : Джон Гришем  17  Глава 18 : Джон Гришем
 18  Глава 19 : Джон Гришем  19  Глава 20 : Джон Гришем
 20  Глава 21 : Джон Гришем  21  Глава 22 : Джон Гришем
 22  Глава 23 : Джон Гришем  23  Глава 24 : Джон Гришем
 24  Глава 25 : Джон Гришем  25  Глава 26 : Джон Гришем
 26  Глава 27 : Джон Гришем  27  Глава 28 : Джон Гришем
 28  Глава 29 : Джон Гришем  29  Глава 30 : Джон Гришем
 30  Глава 31 : Джон Гришем  31  Глава 32 : Джон Гришем
 32  Глава 33 : Джон Гришем  33  вы читаете: Глава 34 : Джон Гришем
 34  Глава 35 : Джон Гришем  35  Глава 36 : Джон Гришем
 36  Глава 37 : Джон Гришем  37  Глава 38 : Джон Гришем
 38  Глава 39 : Джон Гришем  39  Глава 40 : Джон Гришем
 40  Глава 41 : Джон Гришем  41  Глава 42 : Джон Гришем
 42  Глава 43 : Джон Гришем  43  Использовалась литература : Партнер



 




sitemap