Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 25 : Джон Гришем

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38

вы читаете книгу




Глава 25

Группа экспертов из отдела документации использовала для написания очередного письма Рикки тот же самый ноутбук, что и в предыдущем случае. На этот раз текст письма был составлен лично Дэвиллом и получил одобрение Тедди Мэйнарда. В нем говорилось:

«Дорогой Рикки!

Я рад хорошей новости, что ты скоро освобождаешься и переедешь в Балтимор. Дай мне несколько дней, и я надеюсь, что смогу найти тебе там подходящую работу. Думаю, это будет не очень высокая должность с небольшой зарплатой, но для начала и это неплохо.

Полагаю, нам не следует форсировать наши отношения, как тебе того хочется. Может, для начала просто пообедаем где-нибудь, а потом посмотрим, что из этого получится. Я не привык торопиться в подобных делах.

Надеюсь, у тебя сейчас все нормально. Напишу на следующей неделе и постараюсь подробно сообщить о твоей будущей работе. Не унывай.

С наилучшими пожеланиями, Эл».

Письмо было отпечатано на принтере, и только имя «Эл»написано от руки. На конверт прилепили почтовую марку со штемпелем округа Колумбия, и письмо полетело к Клокнеру на побережье Флориды.

Тревор Карсон в это время находился в Форт-Лодердейле по своим адвокатским делам, и поэтому письмо пролежало в почтовом ящике около двух дней. А когда он вернулся, первым делом долго ругался с секретаршей, а потом сломя голову выскочил во двор, сел в машину и помчался на почту. К его радости, почтовый ящик был забит почти доверху.

Отобрав и выбросив в корзину для мусора рекламную макулатуру, он тут же направился на Атлантик-Бич, где проделал ту же операцию.

Когда вся корреспонденция была собрана, Тревор поехал в тюрьму «Трамбл», чем немало расстроил внимательно наблюдавшего за ним Клокнера. По пути Карсон позвонил букмекеру и с горечью узнал, что проиграл за последние дни почти две с половиной тысячи долларов. На этот раз Спайсер решил поставить на результаты хоккейных матчей, но, поскольку плохо разбирался в этом виде спорта, все продул вчистую, а вместе с ним и Тревор. Крепко выругавшись, он решил больше никогда не рисковать и ставить только на баскетбол, в котором Спайсер был большим знатоком.

На этот раз с Тревором встретился не Спайсер, он был занят какими-то срочными делами, а судья Бич. Он препроводил адвоката в библиотечный конференц-зал, где они довольно быстро обменялись почтовыми отправлениями. Тревор вручил Бичу четырнадцать писем, а для отправки забрал восемь.

– Как там насчет Брента из Аппер-Дарби? – поинтересовался Бич, когда обмен письмами был закончен.

– А что с ним случилось? – не понял Тревор.

– Кто он такой? Чем занимается? Дело в том, что мы уже готовы наехать на него.

– А, понятно. Пока я ничего не выяснил, но сделаю это в ближайшее время. Мне пришлось отлучиться на несколько дней.

– Да, займись этим как можно скорее. Парень может оказаться нашей самой крупной добычей.

– Завтра же все выясню, – пообещал Тревор.

Они расстались через двадцать минут. Хэтли Бич не играл в карты и к тому же совершенно не интересовался спортом.

На этот раз собратья допоздна засиделись в дальнем конце библиотеки. Давно прошел ужин, и давно пора было закрыть библиотеку, а они все сидели и напряженно обсуждали неожиданно возникшую проблему, изредка поглядывая на стол, где лежали три письма. Одно было отпечатано на принтере и отправлено пару дней назад из Вашингтона, округ Колумбия, а второе написано от руки и отправлено три дня назад из Сент-Луиса. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять: эти письма противоречили друг другу и, судя по всему, были написаны разными людьми. Похоже, в их тайную игру включился кто-то посторонний, и вот теперь они бились над решением этой непростой задачи.

Но еще большее недоумение, если не сказать растерянность, вызвало у них третье письмо. Они перечитывали его много раз, рассматривали на просвет и даже тщательно обнюхивали, так как им показалось, что от него исходит легкий запах дыма. Но дело, разумеется, было совсем не в запахе дыма, а в том, что этот запах полностью соответствовал запаху второго письма, в котором Эл сообщал о прекращении контактов с Рикки. И еще большее удивление собратьев вызывало содержание письма. Оно явно было адресовано другому человеку, точнее, женщине по имени Кэрол, написано от руки и датировано 18 апреля. И говорилось в нем следующее:

«Дорогая Кэрол!

Какая чудная ночь! Дебаты прошли бы не столь успешно, если бы не твоя помощь и поддержка всех пенсильванских добровольцев. Огромное тебе спасибо! Давай еще немного поднажмем и выиграем эту гонку. Мы уже обскакали соперников в Пенсильвании, и надо удержаться на этом уровне.

До встречи на следующей неделе».

Под письмом стояла подпись Аарона Лэйка, и это же имя было указано в верхней части бланка. Сначала это вызвало у собратьев лишь удивление, но когда они сверили почерк этого письма с почерком Эла, то это привело их в состояние панического ужаса. Почерк был совершенно идентичным! Письмо на имя Рикки было вложено в большой белый конверт, и когда Хэтли Бич вскрыл его, он сразу не заметил, что под первым листом бумаги лежит второй, подписанный «Аарон Лэйк».

Когда же лист выпал из конверта, они обнаружили странное, если не сказать пугающе тревожное, совпадение.

Это произошло примерно в четыре часа дня, то есть вскоре после ухода Тревора. Вся троица в течение почти пяти часов исследовала письма, сверяя почерки, сравнивая лексические особенности, и в конце концов пришла к следующим выводам. Во-первых, отпечатанное на принтере ноутбука письмо, несомненно, является фальшивкой, а подпись «Эл» подделана довольно искусным мастером своего дела. Во-вторых, фальшивая подпись «Эл» была практически идентична настоящей, а из этого следовал ужасный вывод о том, что кто-то получил доступ к письмам собратьев. В-третьих, письма, адресованные Рикки и Кэрол, написаны рукой Аарона Лэйка – это очевидно даже без специальной графологической экспертизы. И наконец – адресованное Кэрол письмо попало к ним совершенно случайно.

Самое же главное заключалось в том, что потенциальный клиент, на которого они возлагали так много надежд, на самом деле оказался Аароном Лэйком. К этому времени даже самые нелюбознательные заключенные тюрьмы «Трамбл» знали, что этот человек – один из самых известных политиков в стране и, вполне возможно, именно он станет президентом США. Поэтому сама мысль о том, что их мошенничество затронуло столь известного деятеля, приводила собратьев в ужас.

Были и еще доказательства того, что они столкнулись именно с Аароном Лэйком. На его персональном почтовом бланке указан вашингтонский адрес в округе Колумбия. А именно там последнее время жил конгрессмен Аарон Лэйк. Теперь понятно, почему он скрывался под вымышленным именем.

Будучи человеком достаточно известным в столичных кругах, он пытался обезопасить себя и скрыть от всех свои нетрадиционные пристрастия.

Это открытие заставило их пролистать последние газеты и уточнить общественно-политический статус Аарона Лэйка.

Вскоре они выявили удивительное совпадение. Письмо Лэйка было отправлено из Сент-Луиса в то самое время, когда его самолет загорелся и совершил вынужденную посадку в этом городе после проведения успешных дебатов с губернатором Тэрри в Пенсильвании. Теперь стало ясно, почему он решил прервать всяческие контакты с Рикки. Переписка началась незадолго до того, как Лэйк вступил в борьбу за пост президента страны, а потом, вероятно, он испугался огласки или шантажа и пошел на попятный.

Собратья попытались определить свое отношение к Аарону Лэйку и выработать хоть какую-то стратегию. Однако после нескольких бесплодных часов работы они оставили эту пустую затею и теперь сидели молча.

Первым тишину нарушил Финн Ярбер. Он предложил свою версию происходящего, основанную на предположении, что доступ к их письмам получил не сам Аарон Лэйк, а кто-то из членов его предвыборного штаба. Все мгновенно оживились и битый час горячо обсуждали эту идею. Они были готовы поверить, что Эл Кониерс тоже живет в Вашингтоне и работает на Лэйка. А что, если этот Лэйк, будучи чрезвычайно занятым человеком, поручил своему близкому помощнику написать пару писем от его имени?

Тут же вмешался Хэтли Бич и добавил, что он ни за что на свете не поручил бы столь деликатное дело постороннему. Что же до Спайсера, то он вообще никогда в жизни не сталкивался с подобной ерундой и поэтому ничем не мог помочь своим друзьям.

Однако через несколько минут их посетили совсем другие мысли. Разве можно себе представить то колоссальное напряжение, которое испытывает лидер предвыборной гонки? Конечно, они сами были когда-то довольно занятыми людьми и часами просиживали в зале суда, но это не идет ни в какое сравнение с теми нагрузками, которые должен испытывать баллотирующийся на пост президента политик. Предположим, это действительно один из многочисленных помощников Аарона Лэйка. Найти его непросто, так как он очень мало сообщал о себе и не выслал ни единой фотографии. Но почему он решил прервать переписку именно в этот момент?

На этот вопрос они так и не смогли ответить, хотя спорили очень долго. Хэтли Бич и Финн Ярбер в конце концов пришли к выводу, что ни один нормальный человек, вступивший в борьбу за пост президента страны, не позволит кому бы то ни было писать подобные письма от своего имени. Разумеется, у кандидатов есть сотни помощников и консультантов, которые составляют тексты писем и речей, но только он один имеет право подписывать их.

Спайсер поставил перед ними еще один серьезный вопрос: почему Аарон Лэйк пошел на риск, написав письма собственноручно? Ведь все его предыдущие послания были отпечатаны на принтере и отправлены в простом белом конверте.

Благодаря своему богатому опыту собратья могли определить труса даже по манере оформлять свои послания, и Лэйк в этом смысле ничем не выделялся среди остальных клиентов. Кроме того, в его распоряжении огромное количество компьютеров, принтеров и другой канцелярской техники.

Чтобы ответить на этот вопрос, троице пришлось вернуться к тем незначительным фактам, которые у них имелись. Так, например, адресованное Кэрол письмо было написано глубокой ночью в двадцать минут второго. Согласно сообщениям прессы, экстренная посадка самолета произошла тоже ночью, в пятнадцать минут третьего, то есть менее чем через час после написания письма.

– Он написал его на борту самолета, – решительно заключил Финн Ярбер. – Было поздно, все устали после дебатов, народу было очень много, более шестидесяти человек, если верить сообщениям прессы. В такой ситуации он просто не мог отпечатать письмо на принтере.

– Почему же он не подождал в таком случае? – едко заметил Спайсер.

– Это была его ошибка. Он понадеялся на свое интеллектуальное превосходство, в чем вряд ли приходится сомневаться, но при этом допустил оплошность и вложил в конверт письмо другому адресату.

– Давайте посмотрим на это с другой стороны, – рассудительно заметил Бич. – Этот человек фактически обеспечил себе номинацию на общенациональном съезде. Он только что одержал убедительную победу над своим главным оппонентом и поэтому уверен: его имя непременно будет внесено в бюллетени для голосования в ноябре. Но у него есть секрет, разглашение которого может погубить всю его карьеру. Это Рикки.

Лэйк никак не может решить, что с ним делать. Он думает над этим много недель и в конце концов решает порвать с Рикки.

Тем более что этот парень, по его же словам, скоро будет выпущен на свободу и страстно желает встретиться с ним.

Аарона Лэйка раздирают противоречия. Ему хочется встретиться с Рикки, но еще больше хочется стать президентом страны. Вероятно, эти цели показались ему несовместимыми, и он пишет письмо, в котором извещает Рикки о желании прекратить контакты. При этом он абсолютно уверен, что содержание письма останется в тайне. И тут происходит непредвиденное – самолет должен совершить вынужденную посадку. В спешке Лэйк совершает ошибку, которая оборачивается для него кошмаром.

– Он еще не знает, что отправил в конверте лишнее письмо, – уточнил Ярбер. – Но это дело времени.

Версия Бича показалась всем наиболее убедительной. В течение долгого времени они сидели молча, не зная толком, что теперь делать. Самое ужасное заключалось в том, что кто-то просматривает их почту и скорее всего держит под контролем их переписку. Но кто? И каким, собственно, образом этот неизвестный вышел на них? И вообще, кому это нужно и зачем? Как этот человек перехватывает их письма?

Вопросов было так много, а информации так мало, что задача казалась им неразрешимой. Измученные невыносимо долгим молчанием, собратья вдруг снова стали яростно обсуждать вариант с таинственным помощником Аарона Лэйка, который якобы писал письма от его имени. На сей раз эта версия не показалась им глупой. А если действительно какой-нибудь помощник кандидата в президенты узнал о порочащей шефа связи и решил любой ценой положить ей конец, чтобы тем самым спасти босса?

Когда силы были уже на исходе, все единодушно согласились, что из-за недостатка информации никакого разумного решения они сейчас найти не смогут. Стало быть, надо успокоиться и хоть немного поспать. Может, дальнейшие события подскажут им план действий.

Они спали плохо и уже в шесть часов утра, небритые, с покрасневшими от бессонной ночи глазами, собрались в библиотеке. Горячий крепкий кофе немного взбодрил их, но настроение оставляло желать лучшего. Заперев дверь, собратья разложили на столе письма.

– Я предлагаю проверить почтовый ящик в районе Чеви-Чейз, – начал Спайсер. – Это можно сделать быстро, незаметно и почти без усилий. Тревор легко справится с этой задачей. Пусть хоть немного поработает по-настоящему. Если мы узнаем, кто снимает этот почтовый ящик, многие вопросы сразу отпадут.

– Трудно поверить, что кандидат в президенты Аарон Лэйк станет арендовать почтовый ящик на окраине города, чтобы получать какие-то идиотские письма. – Хэтли Бич недоверчиво усмехнулся и посмотрел в окно.

– Не забывай, что сейчас это не тот Аарон Лэйк, который когда-то арендовал ящик и начал переписку с Рикки, – резонно заметил Финн Ярбер, которому, похоже, понравилась идея Спайсера. – Тогда он был обычным конгрессменом, каких в Вашинггоне пруд пруди. А теперь все резко изменилось – он стал политиком общенационального масштаба.

– И именно поэтому пытается положить конец порочащим его репутацию связям, – воодушевился Спайсер, с благодарностью глядя Ярберу в глаза. – Сейчас он живет практически в другом мире и прекрасно понимает, что может потерять.

Все с облегчением вздохнули. Направление первого шага стало для них достаточно ясным. Теперь надо заставить Тревора выполнить его работу.

Воодушевленные первым успехом в своих мучительных поисках выхода из затруднений, собратья стали энергично обсуждать дальнейшие действия. При этом они исходили из предпосылки, что Эл Кониерс и Аарон Лэйк – одно и то же лицо.

Что может предпринять Аарон Лэйк, когда поймет, что отправил Рикки чужое письмо или что стал жертвой мошенников?

Может ли он дотянуться до них? Вне всяких сомнений. Собратья прекрасно осознавали, что лидер предвыборной гонки за пост президента страны имеет в своем распоряжении многие миллионы долларов и ему не составит большого труда пожертвовать незначительной частью казенных средств, чтобы отыскать Рикки и заставить его замолчать. А если учесть, что речь идет о большой политике и что ставки в такой игре чрезвычайно высоки, то он способен заставить своих корреспондентов замолчать навсегда.

Согласившись с этой исходной посылкой, собратья стали обсуждать следующий вопрос: стоит ли написать Элу Кониерсу письмо и слезно попросить его не предпринимать никаких действий против молодого и неопытного в подобных вещах Рикки. И добавить, что Рикки нужна была лишь дружеская помощь, не более того. Короче говоря, нужно создать у Аарона Лэйка впечатление, что ничего страшного не случилось, что все нормально и что никаких гомосексуальных фантазий у Рикки и в помине не было. Возможно, Аарон Лэйк прочитает это письмо, почешет затылок и забудет о письме к Кэрол.

Однако вскоре от этой идеи собратьям пришлось отказаться.

Они вспомнили, что их письма кто-то перехватывает, стало быть, вся эта история может получить огласку. Прежде всего необходимо выяснить, кто проверяет их послания, а уж потом пытаться установить контакт с Лэйком.

Допив кофе и немного успокоившись, собратья направились в столовую, чтобы подкрепиться. Они ели молча, выпили йогурт, а напоследок проглотили по большому куску пирожного. После сытного завтрака все вышли прогуляться на свежем воздухе, что, как известно, способствует более эффективной умственной работе. Они шли молча, думая об одном: как странно складывается жизнь. Аарон Лэйк колесит из штата в штат, опаздывает на встречи, изнывает под бдительным оком телохранителей, отмахивается от многочисленных помощников и не имеет свободной минутки, чтобы подумать о себе. А они целый день сидят в библиотеке, сочиняют письма и постоянно думают только о себе да о том, как получить побольше денег и при этом остаться безнаказанными. Остается надеяться, что эти неравные условия будут компенсированы другими приобретениями.


Содержание:
 0  Шантаж : Джон Гришем  1  Глава 2 : Джон Гришем
 2  Глава 3 : Джон Гришем  3  Глава 4 : Джон Гришем
 4  Глава 5 : Джон Гришем  5  Глава 6 : Джон Гришем
 6  Глава 7 : Джон Гришем  7  Глава 8 : Джон Гришем
 8  Глава 9 : Джон Гришем  9  Глава 10 : Джон Гришем
 10  Глава 11 : Джон Гришем  11  Глава 12 : Джон Гришем
 12  Глава 13 : Джон Гришем  13  Глава 14 : Джон Гришем
 14  Глава 15 : Джон Гришем  15  Глава 16 : Джон Гришем
 16  Глава 17 : Джон Гришем  17  Глава 18 : Джон Гришем
 18  Глава 19 : Джон Гришем  19  Глава 20 : Джон Гришем
 20  Глава 21 : Джон Гришем  21  Глава 22 : Джон Гришем
 22  Глава 23 : Джон Гришем  23  Глава 24 : Джон Гришем
 24  вы читаете: Глава 25 : Джон Гришем  25  Глава 26 : Джон Гришем
 26  Глава 27 : Джон Гришем  27  Глава 28 : Джон Гришем
 28  Глава 29 : Джон Гришем  29  Глава 30 : Джон Гришем
 30  Глава 31 : Джон Гришем  31  Глава 32 : Джон Гришем
 32  Глава 33 : Джон Гришем  33  Глава 34 : Джон Гришем
 34  Глава 35 : Джон Гришем  35  Глава 36 : Джон Гришем
 36  Глава 37 : Джон Гришем  37  Глава 38 : Джон Гришем
 38  Глава 39 : Джон Гришем    



 




sitemap