Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 16 : Джейн Гудалл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  15  16  17  20  24  28  32  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  122  123

вы читаете книгу




Глава 16

В субботу шеф проявил снисходительность. Утреннее совещание было коротким: всех поставили в известность о том, что в десять их команда встречается с владельцем «Висячих Садов», а затем проводят опрос Грега Кендрика и других сотрудников, способных оказать помощь в расследовании. Паб находился на узкой кривой улочке всего в двух кварталах от Бейкер-стрит. Крайнее здание в целом ряду домов эпохи Регентства: глубокие, вытянутые окна и схожей формы синие двери с веерными окошками над ними. Позади домов росли раскидистые деревья — вековые дубы во всем их летнем великолепии, взметнувшие верхние ветви высоко над крышами. И хотя все здания здесь возвышались на четыре этажа над мостовой, они казались пропорциональными относительно ширины улицы, так что весь этот район производил впечатление уединенного, самостоятельного места. А цветы были поистине великолепны: они господствовали надо всей сценой, сияя роскошным великолепием красок. Вспышки розовато-лилового, желтого и алого мелькали тут и там вокруг гигантских корзин, а белые глянцевые каскады цветущего плюща спускались вдоль водосточных труб почти до самой земли.

Окна первого этажа в здании, принадлежащем пабу, были расширены и окантованы мраморными пилястрами, на которых вверху были установлены декоративные лампы, напоминающие фонари старинных экипажей. Посетители проходили внутрь сквозь резные двустворчатые двери, установленные по диагонали к перекрестку, на углу здания. Согласно отчету об убийстве, в пабе не было черного хода, и эти двери являлись единственным входом.

Следователи допросили всех, кто был в пабе вечером накануне убийства, и у всех, кроме Грега Кендрика, было алиби, а ведь именно он был теперь официально исключен из списка подозреваемых. Кендрик оказался невысоким круглолицым мужчиной. Он приветствовал полицейских милой, рассеянной улыбкой, хотя признаки напряжения были заметны в его движениях, когда он расставлял для всех прибывших стулья вокруг самого большого в баре стола. Брайони подумала, что на вид ему больше двадцати восьми, и прикинула: интересно, эти классические джинсы и клетчатая рубашка — лучшая его одежда?

— Могу предложить вам выпивку, — заговорил первым Кендрик. — Но я не уверен, что это будет правильно.

— Сердечно благодарю. Если вы принесете нам немного воды, то вот это будет совершенно правильно, — отозвался Макриди, снимая плащ и передавая его Кендрику.

Разговор начался с весьма нетипичного для босса обмена ремарками.

— Я смотрю, вы тут не страдаете от уличного движения, — заметил суперинтендант, глядя в окно на небольшую собаку, обнюхивавшую поребрик с противоположной стороны улицы. — Тут всегда так тихо?

— Почти всегда. Здесь не срежешь дорогу, а поворот слишком крутой, чтобы набирать скорость.

— Собака местная?

— Милли? О да, она принадлежит пожилой даме из дома номер семь. Поблизости живет несколько собак.

— А у вас есть собака, мистер Кендрик?

— Нет, сэр.

— Жаль. Мне и самому иногда хочется завести пса, но Пиккадилли — не самое подходящее для этого место. Должен признать, у вас тут действительно один из самых приятных уголков Лондона. Вы давно здесь работаете?

— Три года.

— А раньше?

— Был помощником садовника в Кьюгарденз.

Суперинтендант было приподнял бровь, но тут же опустил ее:

— Вот как? Вы счастливец, мистер Кендрик. Полагаю, такой опытный садовод, как вы, мог бы найти работу в более престижных районах города?

— Ну, в общем-то верно, но не совсем. — Кендрик покосился на Латема, затем на Брайони. — Я не совсем понимаю, что вы хотите узнать.

Макриди выпрямился:

— Ах, да. Вы напомнили нам о деле, мистер Кендрик. Инспектор Латем объяснит вам, о чем речь.

Латем, с явным нетерпением ожидавший, когда закончится странная беседа, составившая вводную часть стратегии Макриди, сразу взял быка за рога:

— Мистер Кендрик, как вы знаете, мы хотим снова поговорить с вами об убийстве, совершенном здесь четырнадцатого августа прошлого года. Вы были знакомы с жертвой, мисс Сабиной Мельес, не так ли?

— Немного…

— Она была вашей подругой?

— Сабина просто была очень дружелюбной девушкой. Я по натуре довольно застенчив, а она наоборот. Она знала здесь абсолютно всех, честное слово. Владелец паба, да и все завсегдатаи могут рассказать вам о девушке не меньше моего. Я познакомился с ней всего за несколько месяцев до трагедии. Сабина не слишком долго жила здесь и вовсе не собиралась задерживаться.

— Расскажите нам об этом поподробнее. Например, о планах, которые она обсуждала с вами.

— Сабина любила рассуждать о том, что хорошо бы вступить в кибуц в Израиле. Она раньше уже жила в коммуне, где-то в Америке, но потом их группа распалась. Именно поэтому Сабина и приехала в Англию. Ей удалось найти хорошо оплачиваемую работу переводчика. Она знала испанский.

Латем заглянул в блокнот, где были сделаны выписки из прежнего допроса Кендрика, и внимательно просмотрел их, прежде чем задать следующий вопрос:

— Вы утверждаете, что она не была вашей близкой подругой?

— Совершенно верно.

— Но вы спали с ней.

Кендрик посмотрел вниз, на свои стиснутые руки, лежавшие на столе, и нахмурился:

— Пару раз. Но это ничего не значило. Во всяком случае, для Сабины. Она со многими спала. Она была… ну, вы понимаете.

— Кем она была, мистер Кендрик?

— Девушкой слишком свободных нравов.

— А были от этого неприятности у окружающих, как вы считаете?

Кендрик посмотрел Латему прямо в глаза:

— Уверен, что были. Причем очень у многих. Иногда казалось, что половина собравшихся в пабе вечером — это девушки, чьи парни спали с Сабиной, а вторая половина — мужчины, рассерженные тем, что она их отвергла после непродолжительной связи. Но, как правило, она умела всех успокаивать. Надо было видеть Сабину, чтобы понять, как ей это удавалось.

— Вы могли бы сказать, что кто-то был всерьез обижен на нее?

— Нет, не думаю. Я ничего такого не видел.

Латем выдержал еще одну паузу, погрузившись в свои записи, а потом продолжил:

— Мистер Кендрик, когда вас допрашивали в августе прошлого года, вы сказали: «Вообще-то у меня есть кое-какие подозрения». И назвали три имени. Одним из них был брат мисс Мельес — Андреас. Почему вы сочли его возможным подозреваемым?

— Ну, причины очевидны. Это был здоровенный агрессивный тип. Я видел его всего два раза, и в обоих случаях он требовал у Сабины деньги. В первый раз он зашел сюда пьяный, схватил ее за локоть и вытащил девушку наружу. Затем мы все слышали, как он кричал на сестру, называл ее шлюхой, потаскухой и еще более грязными словами. Ушел он только после того, как Сабина дала ему двадцать фунтов.

— Сигарету? — предложил Латем.

— Нет, спасибо. Я не курю.

— Как вы узнали, что она дала ему деньги?

— Сабина сказала, что дала ему десятку, но перед этим у нее была одна-единственная двадцатифунтовая банкнота, и она спрашивала, не может ли кто-нибудь разменять ее. Ей только что дали на работе зарплату. Братец вел себя так, что можно было ожидать от него любой грубости и жестокости, и она позволила ему забрать двадцать фунтов.

— А при каких обстоятельствах вы видели Андреаса во второй раз?

— Когда он пришел во второй раз, Сабины здесь не было, и он стал угрожать всем, кто сидел в баре, пытаясь выяснить, где она. Владелец паба позвонил в полицию, но парень, естественно, ушел до их приезда.

— Между четвертым августа и пятым сентября мистер Мельес находился под арестом в полицейском участке Сан-Пауло за участие в уличной драке. Вы знали об этом?

— Понятия не имел.

— Итак, кого же еще вы заподозрили, мистер Кендрик?

— Вы слишком жестко формулируете. Но мне не особо нравились люди, на которых она работала, — какое-то агентство. На мой взгляд, все это выглядело довольно сомнительно.

— В каком смысле?

— Они просили ее не рассказывать никому о сути работы. Сабина переводила их документы и подписала обязательство не разглашать их содержание. Но порой я замечал, что это тревожило ее. Время от времени девушка говорила, что хочет уйти от них, но не сможет столько зарабатывать в другом месте, потому что печатает недостаточно быстро. Обычно за работу в баре или в качестве пособия по безработице дают всего двенадцать фунтов в неделю.

— Люди, на которых работала Сабина Мельес, являются сотрудниками испанского посольства, мистер Кендрик. Конфиденциальность — непременное условие для всех сотрудников таких организаций.

Кендрик, который до этого момента говорил и вел себя очень мягко, неожиданно пнул ножку стула, на котором сидел.

— Вы что, пытаетесь меня дураком выставить? Зачем спрашивать о том, что вы и сами отлично знаете?

Макриди жестом призвал Латема к молчанию и вмешался в разговор:

— Я извиняюсь, мистер Кендрик. Ваши воспоминания крайне важны, мы не имеем намерении оскорблять вас. Пожалуйста, продолжайте. Вы ведь еще кого-то назвали в качестве возможного подозреваемого, не так ли?

— Вроде того. Это случилось за неделю до того… до того, как девушку убили. Она пришла в бар с тем типом — не помню его имени, а может, она и не говорила мне, как его зовут. Сабина сказала, что он был в той коммуне, где она раньше жила, в Калифорнии. Он только что вернулся из Америки и хотел, чтобы девушка приютила его на несколько дней, но она явно испытывала неловкость в его обществе, что на нее совсем не было похоже. Они тогда вместе выпили, посидели полчаса, а затем он ушел, а Сабина подошла ко мне и заговорила. Она была сильно встревожена. Сначала ничего не рассказывала про этого парня, а потом, после пары стаканчиков виски, чуть расслабилась. Я не помню в точности ее слов, но что-то насчет того, что этот тип связан с темными делишками. Я спросил, что она имеет в виду, а Сабина ответила, что кое-кто в коммуне плохо кончил. Я тогда еще поинтересовался, уж не потому ли она оттуда уехала. Она кивнула, мол, да. А затем Сабина сказала — и вот эти слова я четко запомнил: «Они влипли в настоящее дерьмо». Я попытался расспросить девушку поподробнее, узнать, чего она боится. Я даже был немного заинтригован, честное слово. Мне в голову пришла вся эта чушь про Чарльза Менсона, ну, вы знаете. Но тут вдруг Сабина начала смеяться. Мне показалось, что это скорее походило на истерику, так что я прекратил разговор. Но она спросила, не проведу ли я вместе с ней ночь.

Латем снова включился в диалог:

— И тогда вы с ней в первый раз переспали?

Рот Кендрика скривился:

— Нет. В первый раз это случилось за несколько месяцев до того, вскоре после первой нашей встречи. Я был для Сабины средством удовлетворения собственных потребностей. Ну, да это неважно.

— А вы могли бы описать того человека, что пришел тогда в бар вместе с мисс Мельес? — спокойно поинтересовался Макриди.

Кендрик глубоко вздохнул:

— Это трудно. Неопрятные волосы. Такие, знаете, крысиные хвостики. Кажется, темный шатен, но сложно сказать из-за грязи. По-моему, довольно высокий. Примерно метр восемьдесят. Худой. В тот вечер было тепло, но на нем было толстое шерстяное пальто, это я запомнил. Он был какой-то резкий, угловатый — руки и ноги находились в постоянном движении, как у людей, которые постоянно торопятся, но при этом выглядел сосредоточенным, а ведь так не бывает, если действительно торопишься.

— Вы не обратили внимание на цвет его глаз?

— Точно не скажу, но кажется, темные. Он один раз взглянул на меня, когда я перешагнул через его вытянутые ноги по дороге в туалет. Темные глаза, бледное лицо — боюсь, я вряд ли смогу сказать больше.

— И вы никак не можете вспомнить его имя?

— Я пытался сделать это. И чем глубже я погружаюсь в воспоминания, тем больше уверен: Сабина не называла его имя.

— Спасибо, мистер Кендрик, — решительно произнес Макриди, прерывая Латема, который готов был задать новый вопрос. — Если вы припомните еще что-то про этого человека или что мисс Мельес о нем говорила, прошу вас, немедленно дайте нам знать. А теперь можем мы подняться наверх и поближе рассмотреть ваши сады?

Кендрик словно бы на мгновение заколебался, прежде чем тронуться с места. Потом ссутулился и уставился на стол. Макриди решил поторопить его:

— Мистер Кендрик? Вы еще что-то хотите сказать? Что-то вспомнили?

— Пожалуй. Но не исключено, что я ошибаюсь, учтите это. Память иногда выкидывает странные штуки, правда? А мне задавали столько вопросов, что иногда я уже не уверен… Впрочем, ладно. Сабина сидела с тем парнем вон там. — Он указал на скамью в дальнем конце комнаты. — Они были увлечены беседой, но говорили негромко. Я собирал стаканы, так что проходил мимо них, чтобы взять посуду с соседнего столика. И вот что: я тогда отчетливо слышал их голоса, но не мог распознать слова. Я еще подумал, что они говорят по-испански.


Содержание:
 0  Странник The Walker : Джейн Гудалл  1  Лондон, август 1971 года : Джейн Гудалл
 4  Глава 4 : Джейн Гудалл  8  Глава 8 : Джейн Гудалл
 12  Глава 12 : Джейн Гудалл  15  Глава 15 : Джейн Гудалл
 16  вы читаете: Глава 16 : Джейн Гудалл  17  Глава 17 : Джейн Гудалл
 20  Глава 20 : Джейн Гудалл  24  Глава 24 : Джейн Гудалл
 28  Глава 28 : Джейн Гудалл  32  Глава 32 : Джейн Гудалл
 36  Глава 36 : Джейн Гудалл  40  Глава 40 : Джейн Гудалл
 44  Глава 44 : Джейн Гудалл  48  Глава 48 : Джейн Гудалл
 52  Глава 52 : Джейн Гудалл  56  Глава 56 : Джейн Гудалл
 60  Глава 60 : Джейн Гудалл  64  Глава 3 : Джейн Гудалл
 68  Глава 7 : Джейн Гудалл  72  Глава 11 : Джейн Гудалл
 76  Глава 15 : Джейн Гудалл  80  Глава 19 : Джейн Гудалл
 84  Глава 23 : Джейн Гудалл  88  Глава 27 : Джейн Гудалл
 92  Глава 31 : Джейн Гудалл  96  Глава 35 : Джейн Гудалл
 100  Глава 39 : Джейн Гудалл  104  Глава 43 : Джейн Гудалл
 108  Глава 47 : Джейн Гудалл  112  Глава 51 : Джейн Гудалл
 116  Глава 55 : Джейн Гудалл  120  Глава 59 : Джейн Гудалл
 122  Глава 61 : Джейн Гудалл  123  Использовалась литература : Странник The Walker



 




sitemap