Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 32 : Джейн Гудалл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  4  8  12  16  20  24  28  31  32  33  36  40  44  48  52  56  60  64  68  72  76  80  84  88  92  96  100  104  108  112  116  120  122  123

вы читаете книгу




Глава 32

— Здравствуйте, это мистер Перрин? Вам звонит Брайони Уильямс.

— Доброе утро. Я как раз размышлял, сколько времени пройдет до следующего нападения. У меня вчера состоялся долгий разговор с вашими людьми.

Ну что же, подумала Брайони, значит, они все-таки к ней прислушались: ведь в конце концов, именно она первой зацепила эту нить расследования.

— Только один вопрос, — произнесла она вслух. — Квин знал испанский язык?

— Меня об этом вчера уже спрашивали. Понятия не имею.

— Спасибо, мистер Перрин.

Четверг начинался неудачно. Полиция Салташа явно потеряла след семьи Квина и пришла к выводу, что они переехали в другое место. Брайони возмутило, что на этом все и успокоились. Дневник отдали переводчику, который пообещал подготовить как минимум две тысячи слов к завтрашнему утру. К этому же времени ожидали доставки из Плимута дела по давнему убийству в поезде, а также отчета криминалистов об осмотре комнаты, которую Квин занимал в общежитии. Частичный отпечаток пальца был выявлен на фотографии, но никаких соответствий ему в архивах не нашлось. Поток сведений возрастал, но дело не двигалось. Сидя за своим рабочим столом, Стив просматривал книги об Уильяме Хогарте. Вероятно, он многого ждал от допроса Олдройда, запланированного на одиннадцать часов. Но поскольку Олдройд уже сказал Брайони, что никогда не слышал про Мэтью Квина, она на этот допрос особых надежд не возлагала.

И все же лучше подготовиться. Инспектор достала свои записи, сделанные в прошлый раз. Однако не успела она прочитать и половину страницы, как мысли улетели далеко прочь. Брайони вновь и вновь прокручивала в памяти недавние события.

Она вспоминала корзины, полные жирной черной земли; маленьких птичек, вспорхнувших из гущи растений; корзину, которую Кендрик вытаскивал с полок — внутри, в сухой, спекшейся земле хранилась страшная тайна; маленькую синюю книжку в пластиковом коконе. Все эти образы громоздились на картиной, нарисованной на воротах на улице Криспин быстрыми, жесткими мазками. Почему этот рисунок представлялся ей более реальным и угрожающим, чем изображения трупа Кэролайн Стэйнес, развешанные вокруг? Он был словно тайное обещание: убийца обязательно вернется, это еще не конец.

Брайони встала, вышла из комнаты и направилась в туалет, намереваясь привести себя в порядок перед допросом. Там она встретила Донну, расчесывающую волосы.

— Привет, Брайони! Как дела?

— С переменным успехом. Но лучше, чем были. Ты оказалась отвратительно права, Донна. Так что теперь держись: в любой момент тебе могут отплатить за добрый совет, я уж не упущу возможности. Кстати, хотела тебя спросить: ты все еще разрабатываешь «Висячие Сады»?

— Нет. Паб вычеркнули из списка приоритетов. Состав посетителей изменился, и Пелгрейв не думает, что я смогу добыть там полезную информацию. Это немного облегчает мне жизнь, не правда ли?

— Ты не сталкивалась ни с кем, кто бы говорил по-испански?

— Равно как и ни с кем, кто знал бы Мэтью Квина. Прости, Брайони. Эти две нити в моем ареале деятельности не ведут никуда. Глухо.

— Ладно. Полагаю, надо разработать эту версию под другим углом. Знаешь, сегодня утром мы будем проводить повторный допрос Олдройда. Это благодаря твоему отчету.

— Правда? Интересно будет услышать, что это даст. Он не слишком приятный парень, этот Олдройд. Этакий напыщенный кретин. У него в рукаве всегда припрятан сборник с правилами хорошего тона.

— Могу себе представить. Я присутствовала на первом допросе и уже составила некоторое представление о нем — не благодаря Стиву Латему, так что обязательно расскажу тебе все, что смогу.

— Хорошо. Потому что общее совещание состоится не раньше пятницы, а мне сегодня в восемь вечера нужно присутствовать на балу. Встретимся в «Лайонс» часов в шесть?

Ровно в шесть Брайони сидела за столиком. Перед ней стояли тарелка сосисок с пюре из тушеных бобов, а также большая чашка чая, рядом с которой красовался батончик «Марс».

— Тебе плохо не будет? — предостерегла подругу Донна.

— Ерунда. Когда я училась в колледже, обедала так каждый день. Намного лучше здорового питания. Только прикинь: доктор велел мне ежедневно есть печенку. Донна, мне снова нужен совет по поводу Стива Латема. Я просто не могу понять его. То он сама любезность и дружелюбие…

— Хочешь сказать, флиртует? — уточнила Донна.

— Наверное. Но это нельзя назвать обычным флиртом. Возникает ощущение, что он действительно хочет подъехать ко мне. А потом вдруг делает нечто оскорбительное. Вчера я пыталась обсудить со Стивом сложившуюся ситуацию.

— Молодец! И что?

— Получилась своего рода дискуссия, которая благополучно зашла в тупик. Днем мы должны были встретиться с Кендриком, так Стив, по крайней мере, не мешал мне задавать вопросы и вести беседу. Кстати, нам удалось обнаружить кое-что по-настоящему ценное. Я собиралась рассказать тебе…

— В данный момент меня гораздо больше интересует, что вы узнали на допросе Олдройда.

— Нельзя сказать, что он открыл все карты. Расскажу за минуту. — Брайони подцепила полную вилку бобов. — Сначала ответь на мой вопрос. Как ты думаешь, чего хочет Стив Латем?

Донна отодвинула тарелку с недоеденным салатом из сыра и яиц. Затем открыла сумочку, вынула маленькое зеркальце, тушь и подкрасила глаза.

— Знаешь что? — сказала она наконец. — Я думаю, он тебе нравится.

— Вовсе нет. Я бы не смогла подружиться с человеком, которому даже доверять нельзя.

— Вот и правильно. В присутствии Стива Латема следи за собой. Когда я только пришла, он все время норовил поболтать со мной. И был очень настойчив — сама знаешь, как это бывает, — когда мужчина как будто глаз от тебя отвести не может, но слишком застенчив, чтобы сделать первый шаг. Но как только его чуть-чуть поощришь, он тут же делает вид, что это ты за ним бегаешь. Эдакая маленькая игра во власть. Я несколько раз подобное наблюдала.

— Когда мне стало плохо, Стив был очень мил. Но когда мы встретились в следующий раз, он сидел в кабинете Макриди и даже не посмотрел на меня. Да еще это его выступление о женщине, которой не место в комнате для допросов. Вчера, когда я пыталась поговорить с ним, мне так и не удалось добиться чего-то конкретного. Я совершенно не понимаю Латема.

— А он, вероятно, считает, что не может понять тебя. Ты не пользуешься тушью для ресниц?

— Нет, за исключением особых случаев. Я всегда так тороплюсь по утрам. Обычно не хватает времени на макияж.

Про себя Брайони отметила, что ресницы Донны напоминают ножки жуков.

— Знаешь, тебе нужно пользоваться косметикой. У тебя красивые глаза. Но не стоит носить такие очки. Они вышли из моды. Я тебе советую вставить контактные линзы.

— Да-да, может быть. Но мне сейчас нужен не этот совет. Ты же не рекомендуешь мне стрелять в Стива глазками?

— Стив — типичный мужик. Такой язык они все понимают. Вот. Попробуй.

Брайони отложила в сторону нож и вилку, сняла очки и взяла кисточку, покрытую блестящей массой, похожей на крем для обуви.

— Слушай, там в туши, по-моему, какие-то крошки.

— Это же удлинитель. Чешуйки приклеиваются к кончикам ресниц. Они выглядят более густыми и длинными. Выглядит шикарно.

Но стоило Брайони коснуться ресниц кисточкой, как одна из чешуек попала ей в глаз. Девушка отчаянно заморгала, и голубая краска растеклась вдоль всего нижнего века.

— О, черт! Слушай, я не в настроении заниматься этим прямо сейчас.

Она принялась вытирать пятно салфеткой, которую дала ей Донна, затем вернула подруге зеркальце и придвинула назад тарелку с сосисками.

— В любом случае я согласна с Жермен Грир. Мы не должны превращать себя во все, о чем мужики только мечтают.

— А разве ты сама никогда не мечтаешь?

Брайони указала на Донну жирным кончиком ножа:

— Только не об этих чертовых штучках. Так ты хочешь услышать о допросе? — Она положила батончик «Марс» в карман. — Это приберегу на потом.

— Ты совершенно безнадежный случай, Брайони Уильямс. Но однажды появится кто-нибудь, способный взять тебя в руки. — Донна поправила падавшие на плечи волосы и подалась вперед. — Ну ладно. Рассказывай.

— Сначала Макриди заявил, что будет проводить допрос сам. Он довольно резко обошелся со Стивом: мне показалось, что босс хотел удостовериться, что тот не будет слишком сильно давить на Колина Олдройда. Знаешь, на самом деле у меня возникло подозрение — исключительно на основе записей, — что Макриди тоже масон.

— Они особым образом пожимают друг другу руки. Ты ничего такого не замечала?

— Нет, правда, они сидели ко мне спиной, как обычно, когда вошел Олдройд. Сперва я подумала, что сегодняшний допрос вообще никуда не приведет. Макриди зачитал Олдройду его показания на первом допросе. Потом спросил еще раз, не было ли у кого-нибудь причин затаить злобу на Годвина, и получил прежний ответ. Но потом босс начал потихоньку давить на доктора — знаешь, как это делается: уверен ли тот, что ничего не забыл, — стандартная линия мягкого воздействия. И Олдройд вообще ничего не ответил. Он просто замкнулся, и все. Тогда в беседу вступил Стив. Заявил, что до нас дошли слухи, которые якобы бродят по колледжу и связаны с Годвином, — что тот был членом некой организации, из которой людей иногда исключают. И сразу стало видно, что Олдройд напрягся. Он ответил: «Я не имею права говорить об этом». А Макриди на это: «Если вы располагаете информацией, относящейся к данному расследованию, доктор Олдройд, то не имеете права умолчать о ней». При этом у Макриди был такой убийственный взгляд.

— Так он заговорил? О масонах?

— Конечно. Сначала Олдройд пытался вывернуться — называл это клубом, членами которого были они с Годвином и из которого действительно кое-кого исключали. Затем постепенно начал раскалываться. Произнес слово «ложа». Очевидно, Годвин несколько лет назад стал Великим Магистром. Олдройд признал, что традиция включения студентов в число членов масонской ложи восходит к восемнадцатому веку, но таких студентов должны рекомендовать солидные люди. Однако с некоторыми юношами возникли проблемы, так что Годвину пришлось выгнать их. Тогда Макриди попросил назвать фамилии. Олдройд предложил составить список к завтрашнему дню.

— Я могла бы опередить его и сделать это сегодня, — заметила Донна, откидывая непослушную прядь. — У меня сегодня назначено свидание. Хочешь знать с кем?

— Что? Надеюсь, не с тем парнем, который делал подпольный аборт?

— Нет. С тем, из-за которого девушка попала в беду. Его зовут Алек. Мы с ним сегодня обедали, и, по-моему, он вообще не умеет держать язык за зубами. Заявил, что ненавидит Олдройда. Утверждал, что никогда не хотел вступать в клуб, где сидят одни старики, но — и это любопытно — существует якобы небольшой клуб из числа тех, кого масоны отвергли, и Алеку пришлось вступить туда. Они называют себя «Невидимый колледж». Уроды, правда?

— Ты все хочешь увидеть собственными глазами, Донна. Не позволяй себе оказываться в ситуации, которой ты не сможешь управлять. Кстати, а как же его подружка? Та, что была беременна?

— Ну, у нас с ним не совсем свидание — не в том смысле. Алек просто обещал познакомить меня кое с кем из Невидимых.

— И я — единственная, кому ты сообщила об этом? Слушай, Донна, ты ведь не знаешь этих ребят. Ты сама строго отчитала меня за излишнее своеволие и стремление действовать в одиночку. Полагаю, ты сперва должна все обсудить с Пелгрейвом или с Макриди.

— Сегодня утром оба были в Уайтчепел — по телефону я тоже никого не смогла поймать.

— Мне это не нравится. Это дело по-настоящему путает меня, Донна. Странник, кто бы это ни был, все время оказывается на шаг впереди нас. Порой я начинаю думать, что он следит за нами. У меня нехорошее предчувствие. Не делай этого, пожалуйста.

— Со мной все будет в порядке. Честное слово. Брайони, я знаю, что делаю.

— В таком случае обещай позвонить мне завтра с утра, как только встанешь. Если к девяти я не получу от тебя никакой информации, то подниму тревогу.

Брайони съела шоколадный батончик по дороге к метро, проталкиваясь сквозь нарядную толпу, которая кружила перед театрами. В хлопчатобумажной блузке ей было холодно, а площадь Пиккадилли в вечернее время выглядела мрачно, несмотря на бесконечное мелькание рекламных огней. Наступала осень. Вход в метро внезапно показался девушке темной, жуткой пещерой. Вместо того чтобы войти туда, она пересекла дорогу по направлению к островку в центре площади и села под статуей Эроса; ее тут же атаковала огромная стая голубей. Брайони раскрошила остатки батончика и начала бросать их птицам, наблюдая, как начинается борьба за кусочки шоколада — настоящая схватка, в которой выявляются силачи и жертвы. Заметив одного хромого голубя, которого оттеснили в сторону, девушка бросила кусочек специально ему. Но стоило увечной птице поддеть шоколад клювом, как более крупный голубь с великолепным пурпурным оперением под горлом бросился на него. Брайони вскипела от негодования и вскочила со скамейки.

— Пошел прочь! — прошипела она. Несколько прохожих обернулись и посмотрели на нее.


Содержание:
 0  Странник The Walker : Джейн Гудалл  1  Лондон, август 1971 года : Джейн Гудалл
 4  Глава 4 : Джейн Гудалл  8  Глава 8 : Джейн Гудалл
 12  Глава 12 : Джейн Гудалл  16  Глава 16 : Джейн Гудалл
 20  Глава 20 : Джейн Гудалл  24  Глава 24 : Джейн Гудалл
 28  Глава 28 : Джейн Гудалл  31  Глава 31 : Джейн Гудалл
 32  вы читаете: Глава 32 : Джейн Гудалл  33  Глава 33 : Джейн Гудалл
 36  Глава 36 : Джейн Гудалл  40  Глава 40 : Джейн Гудалл
 44  Глава 44 : Джейн Гудалл  48  Глава 48 : Джейн Гудалл
 52  Глава 52 : Джейн Гудалл  56  Глава 56 : Джейн Гудалл
 60  Глава 60 : Джейн Гудалл  64  Глава 3 : Джейн Гудалл
 68  Глава 7 : Джейн Гудалл  72  Глава 11 : Джейн Гудалл
 76  Глава 15 : Джейн Гудалл  80  Глава 19 : Джейн Гудалл
 84  Глава 23 : Джейн Гудалл  88  Глава 27 : Джейн Гудалл
 92  Глава 31 : Джейн Гудалл  96  Глава 35 : Джейн Гудалл
 100  Глава 39 : Джейн Гудалл  104  Глава 43 : Джейн Гудалл
 108  Глава 47 : Джейн Гудалл  112  Глава 51 : Джейн Гудалл
 116  Глава 55 : Джейн Гудалл  120  Глава 59 : Джейн Гудалл
 122  Глава 61 : Джейн Гудалл  123  Использовалась литература : Странник The Walker



 




sitemap