Детективы и Триллеры : Триллер : Глава 14 : Стивен Хантер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  3  6  9  12  15  18  21  24  27  30  33  36  38  39  40  42  45  48  51  54  57  60  63  66  69  72  75  78  81  84  87  90  93  96  99  102  105  106  107

вы читаете книгу




Глава 14

В тот самый миг, когда Боб нажал на спусковой крючок, капитан-лейтенант из Северного Вьетнама повернулся, будто хотел перед смертью хоть раз взглянуть на своего убийцу. На секунду он застыл на месте, маленький даже по вьетнамским меркам человек с биноклем на груди и с пистолетом на поясе. Только что он был полон жизни и энтузиазма. Но едва пуля поразила его, он мгновенно утратил эти качества и застыл в печально торжественной позе, а на его лице не осталось никакого выражения, ибо его вдруг покинули все надежды и мечты. Если он обладал душой, то как раз сейчас она отлетала в те небеса, которые готовы были ее принять. А потом все закончилось, и он не сгибаясь, всем телом повалился вперед с таким видом, будто выполнял важное церемониальное действо.

Боб быстро передернул затвор, выкинув стреляную гильзу. При этом он не отрывал глаза от окуляра прицела – очень полезный навык, но, чтобы овладеть им, требуется чуть ли не целая жизнь. В идеально круглом окошке он видел увеличенных в девять раз людей – свои цели, – смотревших друг на друга в полном изумлении. В выражении их лиц не было ничего неожиданного для него: они были совершенно ошеломлены, потому что никак не предвидели ничего подобного: против такого события были и дождь, и туман, и абсолютная свобода выбора времени и места атаки, и их безостановочный ночной переход, и их хорошая дисциплина, и их боевая выучка, и их убежденность. Они попросту не могли сразу же понять и объяснить случившееся. Нет, это было невозможно.

Боб повел стволом винтовки в сторону, нашел новую цель и снова почувствовал толчок отдачи. Двести метров, две десятых секунды и 173-грановая пуля, летящая со скоростью семьсот метров в секунду. Таблицы утверждают, что при такой дистанции и скорости она развивает энергию чуть ли не в три тонны на метр, и вот с этой самой энергией пуля сейчас вонзилась в человека, командира пулеметной команды, стоявшего рядом со своим уже мертвым командиром: она угодила ему в низ живота, разворотив все внутренности. Именно таким было действие этих больших пуль: они буквально взрезали человека, открывая всем находившимся поблизости самые интимные тайны его биологии; такой выстрел если и не убивал сразу, то приводил к смертельной потере крови за считанные минуты.

Боб моментально нашел следующую цель и за время, которого вряд ли хватит, чтобы мигнуть, выстрелил третий раз; еще один человек повалился наземь.

Северовьетнамцы не впали в панику, хотя у них не было шансов разглядеть Боба в тумане; звук выстрела гулко разносился над долиной и тоже не помогал точно определить местонахождение стрелка. Они знали только одно: он находится где-то справа. Кто-то спокойно отдал приказ, цепь рассыпалась, и люди начали высматривать цель. От колонны тут же отделилась группа, направившаяся вправо, чтобы обойти противника. Для подразделения, обладавшего опытом и профессионализмом, это было стандартное боевое действие.

Но Боб уже неслышно покинул свою огневую позицию, отполз в сторону, а когда почувствовал, что туман надежно скроет его, выпрямился во весь рост и пустился бежать. Он точно знал, что у него есть лишь несколько секунд на то, чтобы перебраться на новое место. Как они поведут себя? Смирятся с потерями и продолжат переход? Или выпустят отряды, чтобы усилить фланговое охранение? Или решат остановиться и потратить время на разворачивание минометов? Он не мог предсказать их дальнейших действий.

Он быстро пробежал сотню метров, на ходу засунув в патронник три новых патрона. Он не желал впустую тратить время, когда у него было столько целей. Это время было поистине драгоценным. Сбежав вниз по склону, он оказался на дне долины и побежал, пригибаясь, через заросли слоновой травы; это было странное, не принадлежавшее миру людей место, со всех сторон огороженное стеной испарений. В конце концов он оказался прямо на середине тропы, где не росла трава и потому был отличный обзор. Боб находился в трехстах метрах от головы колонны и различал в тумане только смутные тени. Быстро опустившись на одно колено, он навел прицел на эти тени, поместил одну из них в перекрестье прицела, немного приподнял перекрестье, чтобы дать поправку на расстояние, и нажал на спуск. Вполне возможно, что он стрелял в пень. Но тень упала, и другая, в которую он выстрелил долю секунды спустя, тоже упада. Он сделал еще два выстрела, а затем тени исчезли: или залегли в траве, или отступили, – он не мог разглядеть их действий.

И что дальше?

Возвращаться назад.

Фланговые уже вышли, но они будут продвигаться медленно, опасаясь встречи с большим отрядом.

Даже не пригибаясь, Боб со всех ног бежал сквозь туман. Внезапно в разрыве испарений появились солдаты Северного Вьетнама, и он рухнул на землю. Однако шквал огня не обрушился на него тут же: стрельба явно велась наугад, туда, где он, по догадкам стрелков, должен был находиться. Он видел, как трассирующие пули пролетали в доброй сотне метров за его спиной; расплывчатые, похожие на неоновый свет вспышки в тумане мелькали так быстро, что казались обманом зрения. Когда же пули вонзались в землю, они вздымали фонтанчики бурой воды. А затем стрельба прекратилась.

Он пополз дальше и, сделав крюк, добрался до очередного дерева. Быстро вставил еще четыре патрона в патронник М-40. Последний патрон он с силой прижал пальцем и задвинул затвор с таким чувством, будто закрывал дверь склепа.

Приклад винтовки снова прижался к щеке, а тут еще и немного посчастливилось: туман слегка разошелся, и он смог хорошо разглядеть противника. Офицер разговаривал по радиотелефону, а солдаты рассыпались цепью вокруг него. Боб убил офицера, убил двоих солдат. Затем у него получился прямо-таки прекрасный выстрел: он увидел пригибавшегося в поисках укрытия бойца с четырьмя зарядами для РПГ на спине, навел прицел на боеголовку и выстрелил. Эффект получился очень впечатляющий: от детонации взорвались все четыре реактивные гранаты, и в земле образовалась солидная воронка. Солдат разбросало по сторонам, несколько человек, возможно, были убиты взрывом.

Боб не тратил время на подсчет убитых, даже на то, чтобы быстрым взглядом оценить результаты стрельбы. Он снова полз через высокую слоновую траву, пот крупными каплями стекал по лицу. На этот раз он полз, как ему показалось, очень долго. Над ним свистели безадресно выпущенные трассирующие пули; сбивая высокую траву и яростно взвизгивая, проносились пули из автоматов. Однажды, когда стрельба на мгновение стихла, ему показалось, что он ощущает рядом с собой присутствие людей, и он замер, но ничего не произошло. Когда в конце концов он нашел несколько деревьев и смог вернуться к своей работе, то обнаружил, что ушел далеко за хвост колонны. Сквозь клубы тумана он смог разглядеть перед собой несколько человек, которые напоминали не столько солдат, сколько вьючных животных, так они были нагружены всяким снаряжением. Это было простое убийство; он не испытывал от этого никакого удовольствия, но и нисколько не стыдился своих действий. Есть цели? Сбивай их, вали их, устраняй их. Отрешившись от любых чувств, он делал то, что было необходимо.

* * * * *

Перед Хуу Ко, старшим полковником, возникла проблема. Дело было не в огневой мощи: ее, можно считать, и не было. Дело было в меткости.

– Брат полковник, – обратился к нему офицер, – когда он стреляет, он убивает нас. Он похож на призрак. Люди падают духом.

Хуу Ко внутренне кипел, но все понимал. При лобовой атаке его люди стойко сопротивлялись бы, отвечая огнем или кидаясь навстречу противнику. Это было бы сражение. А сейчас происходило нечто иное: ужасный туман, таинственные пули, которые со звонким свистом вылетали из-за белой завесы и с безошибочной меткостью находили офицеров и командиров, убивали их, а потом… а потом тишина.

– Может быть, их несколько? – предположил кто-то.

– Уверен, что их по меньшей мере десять человек, – подхватил другой.

– Нет, – отрезал Хуу Ко, – здесь только один человек, и у него только одна винтовка. Это магазинная винтовка, значит, это американский морской пехотинец, потому что их армия больше не пользуется магазинными винтовками. Это легко понять по времени, которое проходит между выстрелами, по отсутствию двойных выстрелов или очередей. Вы должны сохранять спокойствие. Он рассчитывает на то, что вы испугаетесь. Именно так.

– Он что, может видеть сквозь туман?

– Нет, сквозь туман он видеть не может. Совершенно ясно, что он находится в холмах справа от нас и, все время меняя позицию, выискивает разрывы в тумане. Там, где туман реже, он видит нас и стреляет. Прикажите людям залечь в траву; если они будут стоять, то погибнут.

– Брат полковник, может быть, нам лучше двигаться дальше? Сколько он сможет убить? Наша цель находится в конце долины, а не здесь.

Это был вполне резонный вопрос, и его с полным правом задал комиссар Тьен Фук Бо, замполит. Действительно, при некоторых обстоятельствах долг требовал от офицеров и солдат не обращать внимания на потери, если речь шла о выполнении задания. Заповедь номер один: защищай Родину; борись, не щадя жизни, за дело Народной революции.

– Но сейчас положение иное, – ответил Хуу Ко. – Дело в тумане и в меткости его стрельбы. Неприцельный огонь можно с полным основанием рассматривать как первый шаг к проигрышу сражения. Снайпер ведет бой, исходя из совсем иных принципов, как философских, так и тактических. Если отдельно взятый солдат чувствует себя мишенью, это заставляет его чрезмерно нервничать и лишает его уверенности в себе. На Западе это состояние называют паранойей, очень полезное слово, означающее болезненно чрезмерную боязнь за свою жизнь. Отвлеченно рассуждая, солдат пожертвует собой вместе с другими ради общего дела, идеи или судьбы задания, но не станет жертвовать собой как отдельно взятым человеком. Это слишком лично, слишком интимно.

– Хуу Ко прав, – поддержал командира его заместитель Нхоунг. – Мы не можем так просто смириться с потерями во время перехода, потому что это очень тяжело скажется на людях и к тому времени, когда мы доберемся до цели, они окажутся полностью удручены. Чего мы в таком случае сможем добиться?

– Вам решать, – сказал Фук Бо. – Но вы можете позднее подвергнуться критике и будете с прискорбием вспоминать об этом еще много-много лет.

Хуу Ко отлично понял намек: ему уже пришлось в течение девяти долгих месяцев подвергаться критике, когда он в 1963 году находился в лагере переподготовки, а подвергаться критике в вьетнамском значении этого выражения означало терпеть истязания.

Тем не менее, он смело продолжал гнуть свое:

– Такой человек может причинит нам невероятно большие потери, особенно среди офицеров и сержантов, сердца армии. Без командиров люди пропадут. Он может выбить по одному всех наших командиров, если мы немедленно и решительно не разделаемся с ним. Я хочу, чтобы второй взвод развернулся справа и имел на обоих флангах по пулемету, чтобы подавить его огнем. Они должны прочесать местность, в то время как остальной личный состав будет укрываться в высокой траве. Я хочу связаться по радио с саперной ротой номер два, отозвать ее назад и поручить им блокирование. Они должны действовать как можно быстрее. Судя по самым последним сообщениям, погода в ближайшее время не должна измениться. У нас есть некоторый запас времени, и я безусловно считаю, что гораздо важнее сейчас обеспечить безопасность подразделения, чем, продолжая нести потери, двигаться дальше. Мы скоро захватим его. Терпение во всем – вот наш путь. Свяжитесь с вашими командирами и бойцами. Сейчас не время для опрометчивых действий; это испытание нашей дисциплины и силы духа.

– Все понятно, командир.

– Тогда давайте вернемся к исполнению своих обязанностей, братья. Я рассчитываю, что все будет успешно закончено в течение часа, и знаю, что вы меня не подведете.

* * * * *

Донни лежал в высокой траве, прижимая к глазу корректировочную трубу. Но расстояние было слишком велико, не менее четырехсот метров, так что он не видел в долине ничего, кроме клубящегося тумана, зато хорошо слышал перестрелку.

Он отложил трубу и уставился вниз невооруженными глазами. Увы, так тоже ничего не разглядеть. Стрельба то усиливалась, то утихала, снова усиливалась и снова утихала да время от времени сквозь автоматный треск два-три раза громко крякала винтовка – это были выстрелы Боба. Однажды раздалось подряд несколько довольно сильных взрывов. Может быть, Боб взорвал клейморовскую мину? Донни не знал, хотя и считал, что вряд ли у снайпера, который мечется по холмам, хватит на это времени.

Донни занимал очень хорошую позицию: на середине склона холма, немного выше верхней кромки тумана, наполовину зарывшись в густом кустарнике. Он имел хороший обзор справа и слева и не думал, что кто-нибудь сумеет застать его врасплох. Он знал точное компасное направление на лагерь Специальных сил в Кхамдуке и знал, что, если придется, он сможет, напрягая все силы, добраться туда за два или три часа. Он сделал глоток воды из единственной оставшейся у него фляги. Все отлично. Единственное, что он должен был делать, это сидеть здесь, поджидая птичек, указывать птичкам, куда лететь, а затем уносить ноги быстрее собственного визга. Если птички так и не прилетят, то ему следовало убраться отсюда с наступлением сумерек. Он не должен был спускаться в долину.

Он подумал о надписи несмывающимися чернилами, которую можно было увидеть на каске или бронежилете чуть ли не у каждого морского пехотинца: "Пусть я гуляю в Долине Смерти, но мне никто не страшен, потому что я самый главный подонок из всех, кто там водится!" Бравада, откровенная наглая бравада, словно колдовское заклинание, должна была прогнать Костлявую прочь.

"Я не гуляю в Долине Смерти, – сказал себе Донни. – Мне это не было приказано. Я выполнял приказы, я делал все, что мне приказывали, а мне было определенно запрещено входить в Долину Смерти".

Он воспринимал происходившее, как с моральной, так и с тактической стороны, согласно приказу его непосредственного командира. Ни один солдат не имел права оспаривать приказ, или хотя бы желать этого, или пытаться это сделать.

"Я в полном порядке, – сказал он себе. – Я в полном порядке и скоро вернусь домой, мне осталось всего три месяца и несколько дней до ПСВОСР. Передо мной вся моя проклятущая жизнь, и ни один человек не может сказать, что я прятался, или увиливал, или уклонялся. Никто никогда не спросит, на чем основаны мои убеждения: на моральной логике или моей собственной трусости. Я не должен никому ничего доказывать.

Тогда почему я чувствую себя настолько дерьмово?"

Это было правдой. Его прямо-таки тошнило, он до омерзения злился на себя. Там внизу Суэггер, по всей вероятности, жертвовал своей жизнью, и Донни, по тем или иным причинам, не участвовал в представлении. Все о нем заботились. Триг тоже заботился о нем. Что в нем было такого особенного, что он должен был остаться в живых? Он не имел писательского дарования, не владел ораторским искусством, не был наделен ни особым обаянием, ни божественным вдохновением, ни какой-либо харизмой; никто не станет его слушать, и никакой свидетель из него не выйдет.

"Почему я?

Чем моя задница лучше всех остальных?"

Он услышал их раньше, чем увидел. Это было "топ-топ-топ" людей, уверенно бегущих вверх по склону. Он не стал дергаться или пытаться укрыться получше и очень обрадовался этому, потому что именно такие внезапные движения и выдают прячущегося.

Они прошли примерно в двадцати пяти метрах перед ним, держась в затылок друг другу, подвижный отряд, без касок, рюкзаков и даже фляг, торопившийся вступить в бой и исполнить свой долг. Это был вчерашний фланговый патруль из двенадцати человек, вызванный по радио, чтобы обойти снайпера с тыла.

Он представлял себе, как они будут действовать. Они рассыплются в цепочку, и фланговые оттеснят Боба на них, или же они навалятся на него сзади. В любом случае Боб был обречен.

Будь у Донни автомат, он мог бы положить всех двенадцать одной очередью. Хотя вряд ли: очень сложно точно стрелять очередями в таких условиях. Если бы он заранее поставил клейморовские мины, то тоже мог бы рассчитывать на то, что сумеет справиться с ними. Но он недоделал этого. У него была только его М-14.

Он провожал их глазами, а они тяжело топали вверх по склону, и все равно в их движениях было определенное изящество, расчет и сила. Вот они скрылись в тумане.

"У меня приказ", – подумал он.

"Моя работа – это наблюдение за воздухом", – подумал он.

А потом он подумал: "Да пропади оно все пропадом!" – и вскочил, чтобы напасть на них сзади.

* * * * *

Они появились именно так, как он ожидал: числом около взвода, опытные, хорошо обученные люди, стремящиеся убивать, пробирались через высокую траву, развернувшись в частую цепь. Боб сумел рассмотреть в тумане темные бесформенные пятна; он думал об олене, которого однажды видел сквозь туман посреди кукурузного поля – это было давным-давно, в Арканзасе, – и о старом Сэме Винсенте, который пытался заменить ему отца, после того как его родного отца не стало, о том, как Сэм советовал ему бороться с охотничьей лихорадкой, сохранять спокойствие и холодную голову.

И теперь он, как наяву, слышал Сэма:

"Будь сдержаннее, малыш. Не дергайся. Как только начнешь дергаться, все пропало и назад уже не вернешь".

И поэтому он был спокойным, он был смертоносным он был из тех охотников, кто стреляет наверняка и кому не приходится гоняться за подранками по кровавому следу, кто сам является частью природы.

Но он таким не был.

Он был воплощением войны в ее самом жестоком виде.

Никогда прежде Боб не ощущал этого чувства. Оно напугало его, но одновременно и подбавило возбуждения.

"Я война, – думал он. – Я заберу их всех. Я заставлю их матерей рыдать. Я не знаю милосердия. Я война".

Это была лишь случайная мысль, промелькнувшая в его сознании и сразу же вытесненная напряжением боя, но ее никак нельзя было позабыть.

Командир взвода будет слева, а не впереди, он будет разговаривать со своими людьми, заставляя их держаться вместе.

Боб начал охоту на говорящего человека и когда нашел его, то всадил ему пулю в рот и навсегда заставил умолкнуть.

"Я война", – думал он.

Он быстро взял на прицел человека, подбежавшего к упавшему офицеру, и чуть не застрелил его, но сдержался, выждал лишнюю секунду, пока к первому не присоединился другой, который на мгновение склонился над упавшим, принял на себя командование и повернулся, чтобы отдать приказ. Сержант.

"Я война".

Он пристрелил сержанта.

Солдаты уставились друг на друга – для него они были уже мертвыми целями – и после мгновенного приступа паники совершили единственно верный поступок.

Они кинулись к нему.

Похоже, что ему не удалось бы разделаться со всеми ими или хотя бы с половиной; он не мог убежать от них или скрыться. Ему оставалось только одно.

Он поднялся, охваченный безумием боя, с лицом, черно-зеленым от краски, с выпученными от ярости глазами, и заорал:

– Ну, подходите, вы, подонки! Я хочу еще немного подраться! Подойдите и попробуйте взять меня!

Они увидели, как он появился на склоне над ними, и чуть ли не все уставились на него, застыли на месте, глядя на это безумное чучело со смертоносной винтовкой, которое стояло на травянистом пригорке и не боялось их. Неведомо почему, ни один из них даже не подумал начать стрелять.

Мгновение затянулось, вся ситуация уже ощутимо отдала безумием в какой-то особенно утонченной форме.

А потом они все побежали к нему.

А он рухнул на землю и пополз в том единственном направлении, на которое они никак не могли рассчитывать.

Им навстречу.

Боб полз, напрягая все силы, огибая пучки густой травы, и в конце концов они начали стрелять.

Они остановились лишь в нескольких метрах от своего врага и открыли стрельбу от бедра, как будто участвовали в каком-то ритуале, где насмерть перепуганные люди пытаются убить дьявола. Свинцовый шквал несся в воздухе прямо над его головой, скашивая стебли травы и падая где-то далеко за его спиной. Это казалось ритуалом разрушения. Они стреляли и стреляли, вставляли полные магазины и, пытаясь убить его, снова сыпали пулями с таким ожесточением, словно старались напрочь снести вершину холма.

Он полз вперед, пока не увидел перед собой ноги и целые кучи стреляных гильз.

Стрельба прекратилась.

Боб услышал, как кто-то крикнул по-вьетнамски:

– Братья, американец мертв. Идите и разыщите его тело, товарищи.

– Сам иди и ищи его тело.

– Говорю вам, он мертв. После такого ни один человек не уцелеет. А даже если он еще жив, то все равно больше не сможет стрелять в нас.

– Вот и прекрасно, иди отрежь ему голову и принеси нам.

– Папа Хо желает, чтобы я оставался здесь. Кто-то должен командовать.

– Я останусь здесь, брат. Позволь, я уступлю тебе честь осмотреть тело.

– Дураки, мы пойдем все вместе. Перезарядите автоматы, будьте начеку и стреляйте во все, что шевелится. Убьем американского демона!

– Убьем демона, мои братья!

Он смотрел, как ноги начали приближаться к нему.

"Стань маленьким, – приказал себе Боб. – Будь очень, очень маленьким!"

Он сжался в комок, стремясь сделаться настолько неподвижным, что это сошло бы за настоящую смерть. Это был талант, которым он обладал, истинная мечта охотника – делать так, чтобы его тело врастало в землю, а не лежало на ней. Он беспокоился только из-за запаха своего пота, насыщенного американскими жирами, что могло бы насторожить самых внимательных из них.

Ноги подошли совсем близко.

Он видел перед собой парусиновые ботинки и пару купальных шлепанцев.

"Они выиграли эту проклятущую войну, победили нас в купальных шлепанцах!"

Две пары ног раздвигали траву, и каждая была неповторима в своей исключительности. У человека, обутого в купальные шлепанцы, были маленькие грязные, заскорузлые ноги. Шлепанцы были, вероятно, только случайной деталью его обмундирования; он вполне мог бы воевать босиком в снегу или на острых камнях. У второго ботинки были дырявыми, вернее, изодранными в клочья и держались только на веревке, которая связывала верх с подошвой, – обувь для комического бродяги, нечто такое, в чем вполне мог бы щеголять Клем Кадиддлхоппер из Ред-Скелтона. В следующее мгновение ботинки двинулись дальше, прошлепали мимо, а Боб пополз вперед, стараясь не шевелить траву, пока не перевалил через высокую кочку. Там он поднялся, осмотрелся вокруг и, не увидев ничего в тумане, рысцой побежал направо, вниз по склону, к колонне, которая, вероятно, уже снова двинулась в сторону "Аризоны".

И столкнулся с солдатом.

Солдатом северовьетнамской армии.

Первое мгновение Боб и этот балбес, по-видимому отставший из-за того, что пялился по сторонам, просто смотрели друг на друга. Человек открыл рот, собираясь закричать, и одновременно завозился, пытаясь вскинуть свой АК, но Боб кинулся на вьетнамца в зверином прыжке, взорвавшись вспышкой ничем не приукрашенной дикой жестокости, разбил ему рот головой и подмял его под себя, прижимая автомат противника к его груди всем своим весом. Левой рукой он обхватил горло вьетнамца и принялся сдавливать его, все сильнее наваливаясь на противника, а правой пытался нащупать свой нож "рэндолл".

Вьетнамец отчаянно извивался, корчился и колотил Боба по шее и голове. Потом одна рука опустилась, вероятно, он тоже вспомнил о ноже, но Суэггер немного откатился налево, поджал колено и со всей силой, на которую был способен, вонзил его в пах противнику. Он услышал, как у того перехватило дыхание, а все тело содрогнулось от дикой боли.

Ну а в следующее мгновение у Боба в рук оказался нож, и никакие гуманные порывы его не сдерживали. Он вонзил оружие в живот врагу, повернул так, что острый край врезался в кишки, и сильно дернул влево. Человек спазматически задергался, испытывая непреодолимую боль, вцепился обеими руками в запястье Боба, из стиснутого большой ладонью горла вылетели чуть слышные хриплые звуки. Боб выдернул нож и нанес удар вверх, почувствовав, как тяжелый клинок вошел в гортань. Он оттолкнулся от умиравшего солдата, приподнялся и еще два или три раза вонзил нож в часто-часто вздымавшуюся грудь; после каждого удара тело судорожно выгибалось.

Он сел. Осмотрелся вокруг и увидел в полутора метрах от себя "ремингтон". Вытер лезвие "рэндолла" о свои камуфляжные брюки и засунул его в косо нашитый на грудь карман-ножны. Быстро проверил свое снаряжение: два пистолета, фляга. Подобрал "ремингтон", но на то, чтобы искать потерянную во время схватки шляпу, времени уже не оставалось. Облизал губы. Он рассек кожу на макушке, когда боднул северовьетнамца, из ссадины вытекло немного крови, и струйка дотянулась до уголка рта; соленый вкус потряс его. Боб повернулся и посмотрел на убитого.

Почему это оказалось настолько легко? Почему этот человек оказался таким слабым?

Ответ был очевиден: солдату исполнилось от силы лет четырнадцать. Он еще никогда в жизни не брился. Его мертвое лицо было очень грязным, но в общем-то безмятежным. Раскрытые глаза были яркими, но совсем пустыми. Белые зубы. Прыщи на лбу и щеках.

Боб смотрел на окровавленную кучу, которая только что была мальчиком, и на него нахлынуло непреодолимое отвращение. Он согнулся, его затошнило, он срыгнул несколько комьев не успевшего перевариться сухого пайка, перевел дыхание, вытер кровь с рук и повернул обратно на предстоявший ему путь, путь, который вел к вражеской колонне.

"Я война, – думал он, – и это моя работа".

* * * * *

Фук Бо, политический офицер батальона Хуу Ко, был непреклонен. Коренастый низкорослый человек, обучавшийся в русском штабном училище, Фук Бо обладал тупой напористостью партийного аппаратчика; этот человек жил и дышал ради дела партии и был виртуозом диалектики.

– Брат полковник, вы должны двигаться дальше, чего бы это ни стоило. Тратить впустую время означает лишиться нашего драгоценного преимущества. Сколько народу может убить один человек? Ну, допустим, сорок, пусть даже пятьдесят! Это примерно двадцатипроцентные потери, с точки зрения Партии они вполне допустимы. Иногда бывает необходимо жертвовать жизнью бойцов, чтобы выполнить задание.

Хуу Ко задумчиво кивнул. Впереди опять послышался частый огонь, и колонна снова остановилась. Никаких сообщений от фланговых патрулей и от отозванных назад саперов пока что не поступало. А американец продолжал атаковать их точными прицельными выстрелами, безошибочно выбирая командиров.

Как он их узнавал? Кадровые командиры не имели никаких броских знаков различия, наподобие хлыстов для верховой езды, сабель или особых головных уборов. Командиры ничем не отличались от рядовых бойцов и согласно партийной теории, и на практике. И все же этот американец как-то инстинктивно угадывал их и когда стрелял, то выбивал лидеров. Пусть это происходило не каждый раз, но все равно достаточно часто для того, чтобы нанести непоправимый урон.

– Он выбивает наши кадры, брат политический офицер. И что будет, если мы пойдем дальше, а он будет продолжать расстреливать нас на всем протяжении нашего пути? И когда мы доберемся до цели, то останемся без командиров и наша атака закончится неудачей? Что тогда скажет партия? Кто подвергнется тогда самой громкой критике?

– Наши бойцы могут сами выдвигать командиров из своей среды. В этом наша сила. В этом наша мощь.

– Но командиров необходимо обучать, а потеря подготовленных командиров ради самолюбия политического офицера, который хочет обрести славу на том, как его колонна уничтожит американский форт в самом конце уже выигранной войны, может само по себе рассматриваться как поступок, требующий определенных выводов.

– Я все думаю, дорогой брат полковник: не осталось ли в вашей душе следов западного гуманизма, этого отброса упаднического обреченного общества? Вы слишком уж сильно переживаете по поводу таких вещей, как малозначащие отдельные жизни, тогда как ваши мысли должно занимать движение масс, соотношение исторических сил, наши великие цели.

– Я склоняю голову перед тонким и проницательным критическим анализом, который проделал мой брат, – ответил полковник. – Но все равно продолжаю верить в то, что терпение является залогом успеха долгого пути, и в то, что упорство есть добродетель.

– Любезнейший полковник, – сказал политический офицер, побагровев, – я поклялся комиссару, что американский форт будет взят. И поэтому я требую, чтобы приказали двигаться дальше, невзирая на…

Фук Бо внезапно умолк. Трудно говорить, когда у тебя нет нижней челюсти и языка. Он попятился. Из безобразной дыры, возникшей там, где только что был рот, с бульканьем полилась кровь, хлынула яркими струями на грудь. Похоже, что он все еще пытался продолжать говорить, но его аргументы звучали так невнятно, что при всем желании полковник не мог бы понять их и последовать им. А в следующее мгновение глаза Фук Бо потускнели, обретя цвет старых двухфранковых монет. Он умер, стоя на ногах, и уже мертвый упал навзничь, примяв высокую траву, и его падение на мокрую землю сопровождалось всплеском грязной воды.

Люди, окружавшие старшего полковника, поспешно попадали на землю в поисках укрытия, но старший полковник чувствовал, что американец не станет стрелять в него. Он знал, что на этот раз уцелеет. Ему стало ясно, что американец не просто снайпер, но еще и психолог и стремится удалить из массы людей самых важных с виду, кичливых, властных. Политический офицер Фук Бо был вспыльчивым человеком и говорил со своим старшим полковником настойчиво, с оживленной, почти драматической жестикуляцией, говорил громко и злоупотреблял повелительными жестами. Присмотревшись к его поведению, американец решил, что это и был командир, распекавший своевольного подчиненного. Так что полное отсутствие у старшего полковника тщеславия и напыщенности сделало его как бы невидимым в снайперском прицеле.

Прогремел еще один выстрел; в изрядном отдалении от командира вскрикнул и повалился сержант.

Старший полковник отвернулся от невидимого стрелка – единственный человек, стоявший во весь рост среди залегших в траву солдат, – и спокойно, будто рассуждая на отвлеченную тему, сказал своему заместителю:

– Нужно выслать еще один взвод: боюсь, что от первого нашему противнику удалось ускользнуть. И прикажите всем укрыться в траве. Мы вовсе не обязаны погибать из-за излишнего самолюбия хоть партии, хоть какого-то американского охотника за славой. Приказ был немедленно передан. Старший полковник снова повернулся к холмам, откуда американец все еще продолжал охотиться на них.

"Да, мсье, – подумал он на языке своей молодости, почти забытом за минувшие годы, – вы, мсье, tres formidable"*. Потом он вернулся к размышлениям о том, как покончить с этим человеком.

* * * * *

Пуллер последними словами ругал тучи, которые нависали низко над землей, были напитаны влажностью, густы и казались темнее, чем кровь на полу палатки, куда складывали раненых, а тучи ответили на его гнев новым ливнем струи которого, падая в жидкую грязь, словно пули, вздымали жидкие фонтанчики.

Никаких самолетов.

Нет, сегодня они не прилетят, только не сегодня, когда это небесное дерьмо прямо-таки придавило землю. Он окинул взглядом свою погибающую империю из грязи, неряшливых блиндажей, развалившихся хижин командиров и разбитых нужников, вокруг которых все было засыпано разбросанным взрывами содержимым выгребных ям. Над тем местом, где находился взорванный вчера склад боеприпасов, все еще курился легкий дымок. Вьетнамцы и американские солдаты сидели за валами или, низко пригибаясь, перебегали с места на место, с великой опасностью для жизни выглядывали из-за заграждений и стреляли из винтовок. Грязь воняла буйволиным навозом, кровью, но все это забивал резкий острый запах пороха.

Неподалеку взорвалась мина, и майор поспешил укрыться за парапетом. Тут же раздались крики:

– Врача, черт возьми, врача!

Но ни врача, ни хотя бы санитара не было. Джек Димс, бывший с майором с шестьдесят пятого года и хорошо владевший как приемами оказания первой помощи, так и подрывными работами – на самом деле очень хороший профессиональный солдат, – вчера был убит пулей, попавшей в грудь. Истекая кровью, он громко призывал своих детей.

Пуллер содрогнулся.

Взорвалась еще одна мина. Слава богу, у вьетконговцев были только 60-миллиметровые минометы, которые швыряли в "Аризону" мины размером не больше ручной гранаты; такие мины могли убить человека только при столь редкой удаче, как прямое попадание, или если бедняга во время разрыва оказывался под открытым небом и принимал на себя смертоносный град осколков. А вот когда заявится старший полковник Хуу Ко со своими гадкими мальчишками… У него будет с собой целый взвод минометов "чи-ком-53" с трубой аж в 82 миллиметра, а это совсем другое дело. Если они решат не кидаться с ходу в атаку, то могут своими камушками разнести "Аризону" на мелкие кусочки, а потом без помех войти и добить раненых. Да, так оно и будет, а потом они бесследно скроются в холмах. Так можно было бы переместить на другое место всю линию фронта. Получился бы очень изящный план, особенно сейчас, когда американские силы тают прямо-таки на глазах, но у армии ДРВ не хватает уверенности в себе, зато искушение слишком велико, чтобы от него отказаться, и потому они, впервые с шестьдесят восьмого года, все же отказались от своей обычной оборонительной стратегии.

Пуллер снова всмотрелся в глубину затянутой туманом долины и почувствовал озноб, будто ему за шиворот засунули большой кусок льда. Он вглядывался вдаль, как будто мог проникнуть взором сквозь эту клубящуюся ватную, но все равно пустую мглу, но, увы, был не в состоянии сделать это.

Время от времени оттуда доносились один-два выстрела – надсадные хлопки винтовки морской пехоты калибра 0,308, и в ответ всегда раздавалось нервное стрекотание множества автоматов. Значит, морпех все еще находился в игре.

"Парень, да ведь ты тигр, – подумал майор. – Я не знаком с тобой, братец, но ты самый настоящий чертов тигр. Ты один стоишь между нами и этой сворой псов".

– О'ни не добраться до него, – сказал И Док.

– Нет, – отозвался Пуллер. Ему очень хотелось взять отряд, отправиться на помощь снайперу и привести его сюда, но он знал, что не может этого сделать, что любая попытка не приведет ни к чему, кроме тяжелейших потерь. – Пока нет, но они все-таки до него доберутся, будь они прокляты.

* * * * *

Теперь они все-таки добрались до него.

Они собирались взять его, и весь вопрос состоял в том, раньше или позже у них это получится.

Откуда же подбираются эти парни?

И в следующее мгновение он это узнал.

Это скорее всего было саперное подразделение, то самое, которое шло во фланговом охранении, поспешно вернувшееся оттуда, где они были. Вероятно, лучшие солдаты Хуу Ко, настоящие профи.

Боб лежал ничком на вершине небольшого пригорка, все еще ощущая себя смертью, и жадно хватал ртом воздух. На земле под ним лежал его "ремингтон", и затвор снайперской винтовки сейчас безжалостно, словно желая проткнуть, упирался ему в живот. Неудобно изогнувшись, он видел через подпрыгивавший в такт дыханию оптический прицел, как они подкрадывались к нему.

Они откуда-то знали, что он сидел именно на этом холме; здесь, наверное, сработал инстинкт очень хорошего охотника. Но потом он понял: "Они нашли в овраге мертвого солдата и выследили меня". Пробираясь через мокрую слоновую траву, он наверняка стряхнул с нее росу, где-то примял ее, а где-то наступил на голую землю, оставив отпечаток подошвы. Для понимающего человека этого было больше чем достаточно.

И теперь они обложили его на этом проклятом холме, и все будет кончено через несколько минут. О, эти парни знали толк в своем деле.

Они рассыпались широкой цепью и очень грамотно взбирались вверх: два-три человека делают несколько шагов, еще двое их прикрывают. Одновременно можно было разглядеть не больше трех человек, державшихся друг от друга на слишком большом расстоянии для того, чтобы их можно было снять одной серией выстрелов, да и показывались они лишь на считанные секунды. Они были готовы пожертвовать одним из своих, чтобы определить, где он прячется, и взять его. Солдаты.

Боб знал, что ему придется пустить в дело свой пистолет-пулемет; когда они подберутся поближе, то он со своим "ремингтоном", пригодным только для одиночных выстрелов, после каждого из которых приходится передергивать затвор, не сможет даже толком оказать сопротивления.

Теперь настала его очередь повернуться, причем сделать это как можно медленнее и совершенно бесшумно.

"Учись у них, – наставлял он себя. – Вспомни их уроки: терпение, осторожность, спокойствие, свобода от страха, но прежде всего – дисциплина медленного движения". Ему предстояло сложное дело: он должен был, не издав ни звука, просунуть руку под капюшон, расстегнуть ремень М-3, вытащить автомат, прижимая его к телу, откинуть крышку затворной коробки и перевести затвор в боевое положение. Хоть какой-то шанс у него оставался лишь в том случае, если удастся все это сделать, но на это требовалось несколько невероятно длинных минут.

Моросивший до тех пор дождь превратился в ливень, и его шум хоть самую малость скрадывал те звуки, которые он издавал. Но на него охотились опытные, хорошо обученные люди: их уши должны были уловить шорох материи, трущейся о кожу, или металла, прикасающегося к телу, а может быть, они уловят резкий и не похожий ни на что другое запах его страха, а может быть, засекут его движение, слишком стремительное в сравнении с более спокойными ритмами природы.

Самым медленным движением, на какое был способен, Боб перекатился с живота на бок, перемещаясь не более чем на два-три сантиметра за один прием, и засунул руку за шиворот за спиной. Теперь он уже слышал, как они перекликаются между собой: они говорили птичьим языком.

– Ку! Ку! – донеслось воркование голубя с юга, где никаких голубей не водилось.

– Ку! – послышался ответ справа.

– Ку! – раздалось сзади.

Теперь они точно знали, что он находится здесь, так как след вел на холм, но не спускался с него; они специально искали обратный след и не нашли. Боб окончательно попался. Полное ку-ку!

Его пальцы коснулись металла. Они проползли по плечевому упору пистолета-пулемета, немного пошарили, добрались до круглой ствольной коробки, наконец-то нащупали ремень, пропущенный через пряжку, и принялись открывать застежку.

"Ну, шевелись", – молил он про себя.

Эта мелкая пакость может оказаться очень тугой, ее детали могут приржаветь одна к другой или просто оказаться слишком сильно сдавленными, так что без инструмента не подденешь.

"Почему ты не проверил застежку? Э-эх, бестолочь!"

Он приказал себе тысячу раз проверить все застежки на оружейных ремнях, так что, если только ему удастся выбраться из этой переделки, он никогда больше не забудет это сделать.

"Давай, детка? Ну прошу тебя, поддайся".

Изо всей силы напрягая пальцы, упираясь большим пальцем, Боб пытался одолеть эту ерунду. Она была такая маленькая, и все это было просто-таки абсурдно: в двадцати пяти метрах от него находились двенадцать человек, ведущих на него охоту, а он развалился тут на холодной промокшей земле и пытается совладать с какой-то чертовой маленькой…

Ух!

Застежка открылась с металлическим щелчком, который, кажется, могли услышать даже в Китае.

Но никто не закуковал, и в Боба не ударил шквал пуль, чтобы подбросить его над землей и распотрошить на месте. Ремень выскользнул из застежки, и оружие сползло по его спине, но он быстро схватил его рукой и начал вытаскивать. Он делал это очень медленно, протаскивал автомат вокруг тела, прижимая его к себе, словно тот был женщиной, с которой он надеялся найти свое счастье на всю оставшуюся жизнь. Он обонял великолепный маслянистый запах, ощущал жестяную царственность. Надежная уродливая железяка, одна из тех скороспелых импровизаций, на которые была так богата Вторая мировая война; она, вероятно, стоила в производстве доллара полтора и делалась из колесных колпаков, детских санок и велосипедов и прочего металлолома, собранного на улицах и сметенного с полов заводов, изготавливавших станки и пароходы в сороковых годах. Именно поэтому автомат казался ему дешевой игрушкой, чем-то вроде погремушки. Пальцы ловко отжали замок на крышке затворной коробки, Суэггер всунул указательный палец в открывшееся отверстие, отодвинул затвор, почувствовал, как механизм встал на место, и позволил ему вернуться вперед. Потом повернулся на живот, и взял автомат в обе руки.

– Ку! Ку!


Содержание:
 0  Сезон охоты на людей : Стивен Хантер  1  Пролог : Стивен Хантер
 3  Глава 2 : Стивен Хантер  6  Глава 5 : Стивен Хантер
 9  Глава 8 : Стивен Хантер  12  Глава 3 : Стивен Хантер
 15  Глава 6 : Стивен Хантер  18  Глава 9 : Стивен Хантер
 21  Глава 12 : Стивен Хантер  24  Глава 15 : Стивен Хантер
 27  Глава 18 : Стивен Хантер  30  Глава 21 : Стивен Хантер
 33  Глава 24 : Стивен Хантер  36  Глава 11 : Стивен Хантер
 38  Глава 13 : Стивен Хантер  39  вы читаете: Глава 14 : Стивен Хантер
 40  Глава 15 : Стивен Хантер  42  Глава 17 : Стивен Хантер
 45  Глава 20 : Стивен Хантер  48  Глава 23 : Стивен Хантер
 51  Глава 26 : Стивен Хантер  54  Глава 29 : Стивен Хантер
 57  Глава 32 : Стивен Хантер  60  Глава 35 : Стивен Хантер
 63  Глава 38 : Стивен Хантер  66  Глава 41 : Стивен Хантер
 69  Глава 44 : Стивен Хантер  72  Глава 47 : Стивен Хантер
 75  Глава 25 : Стивен Хантер  78  Глава 28 : Стивен Хантер
 81  Глава 31 : Стивен Хантер  84  Глава 34 : Стивен Хантер
 87  Глава 37 : Стивен Хантер  90  Глава 40 : Стивен Хантер
 93  Глава 43 : Стивен Хантер  96  Глава 46 : Стивен Хантер
 99  Глава 49 : Стивен Хантер  102  Глава 52 : Стивен Хантер
 105  Глава 52 : Стивен Хантер  106  Послесловие : Стивен Хантер
 107  Использовалась литература : Сезон охоты на людей    



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap