Детективы и Триллеры : Триллер : 30 : Питер Харрис

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




30

— Полагаю, вы не станете возражать против присутствия мадемуазель Тауэрс? В конце концов, она в курсе всех событий.

— Не только не стану возражать! Я даже очень рад, что вы пришли — быть может, расскажете что-нибудь интересное. Вы ведь знаете старое присловье насчет того, что четыре глаза лучше двух.

— Как себя чувствует Дюкен?

Для Пьера это был самый естественный вопрос, но он удивился, что даже такой грубиян, как Годунов, способен быть благодарным за сочувствие.

— Нам остается лишь надеяться. Он по-прежнему находится в тяжелом состоянии, хотя теперь ему все-таки чуть лучше.

— Я очень рад.

— Но полностью здоровым он уже не будет. Из докторов слова клещами не вытащишь. Они боятся ляпнуть лишнее. Им есть чем гордиться. Ведь Дюкен был доставлен в больницу в состоянии клинической смерти. Некоторые журналисты даже успели сообщить о гибели полицейского инспектора.

— Как идет расследование аварии?

— Она была спровоцирована. Мы разрабатываем несколько направлений. Уж поверьте, дело продвигается.

— Подтверждается версия «Красной змеи»?

— Похоже на то.

Пьер понял, что дальше на эту тему комиссар распространяться не намерен, и решил замолчать, уступить ему инициативу.

— Как вы заметили, я дал вам время прийти в себя после путешествия в Лиму.

— Я должен сказать спасибо?

— Бланшар, стоит вам заговорить, как вы тотчас начинаете тянуть меня за яйца! — Годунов взглянул на Маргарет и прибавил к этой фразе свои извинения.

— Вы же не станете требовать, чтобы я был доволен и счастлив после того, как нас беспричинно задержали, сковали наручниками и отправили в полицейский комиссариат, словно отъявленных преступников.

— Скажем так, это была расплата за ваше бессовестное поведение.

— Ко мне это тоже относится? — вскинулась Маргарет. Ей показалось оскорбительным слышать подобные вещи от человека, отвечающего за общественную безопасность.

— Поверьте, вас мне искренне жаль, и я приношу свои извинения, однако Бланшару было указано не покидать Париж, предварительно не предупредив меня.

— Так, значит, я нахожусь под подозрением?

— Не совсем так, но вам надлежит знать, что вы важнейшая фигура в расследовании, которое движется полным ходом. Не забывайте, вы последний, кто видел Мадлен Тибо живой.

Пьеру показалось, что Годунов расставлял ему ловушку. Если он промолчит, тем самым признавая правоту комиссара, то его могут посчитать убийцей.

— За исключением тех или того, кто ее убил, — заметил он.

— Бланшар, только не начинайте сначала!

— Я только хотел уточнить для ясности, что не я был последним. Если бы я своим молчанием подтвердил ваше утверждение, то, боюсь, вы сделали бы неправильные выводы.

Годунов решил сменить тему:

— В прошлый раз вы заявили, что поехали в Арк, потому что там собираются члены «Братства змеи».

— А вы ответили, что это брехня.

Комиссар пропустил эту колкость мимо ушей и заявил:

— Я кое-что разузнал.

Маргарет и Пьер переглянулись.

— Что же?

— Замок Арк был арендован у мэрии представителями известной компании.

— Какой еще компании?

— Не горячитесь, Бланшар. Она называется «Фармаколин», зарегистрирована в Цюрихе.

Журналисту показалось, что Годунов снова завлекает его в ловушку, хотя уверенности в этом у него не было. Такое ощущение возникло просто от недоверия, испытываемого журналистом к комиссару.

Пьер решил прощупать почву:

— Значит, «Фармаколин»?

— Да, фармацевтическая компания. Но я узнал и кое-что еще.

— Что именно?

— Ни в одной аптеке не продаются товары марки «Фармаколин». Это просто прикрытие.

— Для «Змееносца»!

— Не надо торопиться!

Пьер посмотрел на Маргарет, благоразумно хранившую молчание. Он нуждался в ее поддержке.

— В том же здании, где зарегистрирован «Фармаколин», сидят еще с полдюжины фирм, занятых самой разнообразной деятельностью. Могу назвать норвежское предприятие по добыче лосося, немецкую фирму, выпускающую упаковку и полиэтиленовые пакеты. Другая контора — шведская, работает с древесиной, производит в основном целлюлозу для бумажных заводов. Есть и французская компания. — Годунов сверился с бумажкой, лежащей на его рабочем столе. — Под названием «Сталь из Меца». Они изготовляют железные болванки, то есть занимаются черной металлургией. Есть даже русские. Эти, конечно же, разводят осетров на икру.

— Вот уж докатились! — не удержался Пьер.

— Между всеми этими компаниями есть кое-что общее, не считая того, что они зарегистрированы в одном и том же доме. Ни одна из вышеназванных фирм не производит товары, которые мог бы приобрести обычный потребитель! Исключением является случай с «Фармаколином», хотя, как я уже говорил, продукции этой фирмы в аптеках мы тоже не обнаружили.

— Вижу, вы в прошедшие двое суток не теряли времени даром.

— Пока вы спали, я работал. Теперь пора задать главный вопрос. Кто же все-таки собирался в Арке?

— Я на него ответил.

— Бланшар, вы снова за свое!

— Просто я нисколько не сомневаюсь в своей правоте.

— Ладно, примем вашу точку зрения в качестве рабочей гипотезы. Но теперь мне нужно, чтобы вы рассказали мне эту историю целиком, во всех подробностях, не упуская вообще ничего. Предупреждаю! Не вздумайте прикрываться правилом о неразглашении источников, иначе я вас засужу за отказ содействовать расследованию чертовой кучи убийств.

— Это уже судье решать.

— Вы абсолютно правы. Но если учитывать все факты, то я могу поручиться в том, что любой судья за час вынесет вам обвинительный приговор. Допустим, вам нужен сенсационный репортаж для желтой прессы. Обещаю — вы его напишете. Мы могли бы заключить взаимовыгодное соглашение.

— Не знаю, какой у меня на сегодня гороскоп, но этот день должен быть удачным для заключения сделок.

— Что это значит?

— Ничего, мысли вслух.

— Вы принимаете мое предложение?

Пьер обернулся к Маргарет. Он был похож на бедолагу, потерпевшего кораблекрушение, который видит, как последнее спасительное бревно уходит под воду.

— Марго, ты как считаешь?

— Мы могли бы обменяться информацией. Возможно, мне, историку, удалось бы узнать, что же за структура скрывается под именем «Красная змея». Ты, как и обещал комиссар, напишешь свой потрясающий репортаж, а у полиции появится больше шансов раскрыть несколько убийств. Может быть, комиссара Годунова даже повысят в должности.

Возможно, полицейский и улыбнулся, но сквозь густые усы этого нельзя было разобрать. Он ничуть не обиделся на шутку Маргарет.

— Лучше и короче просто не скажешь. Жаль, что я не хожу к вам на лекции.

Годунов обернулся к журналисту и подытожил:

— Бланшар, если вы согласны, то я обращаюсь в слух.

— Хорошо, но сначала мне нужны гарантии того, что вы предоставите информацию для моего репортажа.


Купол Военной школы выделялся на фоне зданий, примыкавших к Марсову полю с востока. Посетитель уютного полупустого зала наслаждался тишиной. Он сидел за столиком на террасе, перелистывал страницы «Фигаро», просматривал заголовки, и его внимание привлек один из материалов.

Полиция высказалась о причинах большой аварии на подземной парковке. Она унесла жизни шести человек.

Затем этот человек углубился в отчет римского корреспондента о состоянии здоровья Папы. Ватиканские источники характеризовали его как стабильное.

«Какое, однако, емкое словцо! — с иронией подумал он. — Именно так они в Ватикане обрабатывают информацию. Стабильное — это что означает? Стабильное в каком отношении? На самом деле это слово ничего не говорит о подлинном состоянии его святейшества».

Посетитель кафе улыбнулся и отпил глоточек минеральной воды. Потом его крайне заинтересовали комментарии комиссара Годунова, представленные в эксклюзивном интервью.

Мужчина закончил знакомство с газетой, аккуратно сложил ее, посмотрел на часы и огляделся по сторонам. К его столику приближался молодой человек в аккуратном, хотя и не на заказ шитом костюме. На его лбу выступили мелкие бисеринки пота — явный признак волнения, а по лицу было видно, что его что-то тревожит.

Арман д'Амбуаз встретил его весьма сухо:

— Ты опоздал на десять минут, Андре.

— Приношу свои извинения, мой господин, но движение становится просто невозможным. К тому же какое-то время мне пришлось уделить делу чрезвычайной важности.

— Важнее, чем встреча с магистром?

— Мне очень жаль, мой господин.

Андре был заметно встревожен.

— Что будешь пить? — спросил магистр и подозвал официанта, который не замедлил явиться.

— Воду, как и вы.

Руководитель братства попросил принести еще одну бутылку минеральной воды. Официант вежливо склонил голову и удалился.

— Садись и рассказывай, что еще за чрезвычайная важность.

Андре уселся на краешек стула. Расслабиться ему никак не удавалось.

— Полиция наступает нам на пятки, мой господин.

— Это я и так знаю.

— Я сейчас веду речь не о следах, оставленных в Арке, мой господин. Полагаю, что от них мы легко можем избавиться.

— Не заблуждайся, Андре. Тут нужно действовать со всей осторожностью. Годунов что-то разнюхал. Его люди спрашивают по всем аптекам о продукции лабораторий «Фармаколин». Еще они интересовались «Сталью из Меца». По-видимому, комиссар также проявляет внимание к норвежским рыбакам, скандинавскому лесу и русскому рыбоводству.

— Не может быть!

— Эта ищейка куда опаснее, чем мы думали вначале. Проблему представлял не только инспектор, который, судя по газетам, поправляется, но и сам комиссар Годунов. — Арман д'Амбуаз хлопнул ладонью по газете, лежавшей на столе. — Вот так-то.

Андре посмотрел на свежий выпуск «Фигаро» с фотографией комиссара, но не осмелился взять его в руки.

— Какой настырный тип, мой господин!

— Если я вызвал тебя в это спокойное местечко, так только потому, что в настоящий момент кабинет не представляется мне надежным укрытием. Не знаю, докуда удалось дотянуться полицейским. Однако от цюрихской резиденции придется отказаться. Ее нужно оставить абсолютно чистой. У тебя сутки на то, чтобы она исчезла бесследно. Надо ликвидировать банковские счета, телефонные линии, факсы, интернет-кабели и мобильники. «Фармаколин» и все то, что как-то связано с его резиденцией, должно попросту перестать существовать. Послезавтра открывается оперативный центр в Милане. Уточнять требуется?

— Нет, мой господин. В Милане мы тотчас же начнем работу, а вот для того, чтобы устранить все следы в Цюрихе, может потребоваться чуть больше чем двадцать четыре часа.

— Сутки, Андре, и ни часом больше. Завтра к вечеру офис должен быть пуст. Если полиция наступает нам на пятки, то их усилия должны разбиться о стену молчания.

Андре кивнул. Он знал, что распоряжения магистра должны быть исполнены.

— Да, мой господин.

Арман д'Амбуаз собирался что-то добавить, однако появление официанта заставило его благоразумно умолкнуть. Официант профессиональным движением налил минералку в бокал, спросил, не желают ли господа еще что-нибудь, и удалился.

— Теперь расскажи-ка мне про дело чрезвычайной важности.

Брови магистра дернулись кверху.

— Понимаете, мой господин, полиция, включая этого самого Годунова, изучает все, что имеет отношение к автокатастрофе. Операция прошла не так гладко, как мы рассчитывали.

— Да что ты говоришь?! — Глаза д'Амбуаза яростно сверкнули. — Это был грандиозный провал, Андре! Полный кошмар! Шестеро погибших, а Дюкен уцелел. Хуже не придумаешь.

— Мне очень жаль, мой господин.

— Сожалений не нужно. Рассказывай.

— Полиция добралась до автомастерской, где чинят машину, которую мы использовали в ходе операции «Дюкен».

Магистр насупил брови и сурово воззрился на помощника:

— Не вздумай еще раз назвать это дело подобным образом. Как они вышли на мастерскую?

— Именно это меня и беспокоит, мой господин. Ищейки спрашивали о конкретной модели с определенным номером, хотя цифры они назвали неточно. По-видимому, кто-то видел нашу машину и сообщил об этом полицейским, хотя и не все точно запомнил.

— Надеюсь, номера были фальшивые?

— Конечно, мой господин. Однако меня беспокоит тот факт, что ни в одной из соседних мастерских полиция не побывала.

В течение нескольких секунд Антуан д'Амбуаз созерцал купол Военной школы и лишь потом задал вопрос:

— Кто участвовал в операции?

— Гренувиль и Леруа.

— Те самые, что навели порядок в квартире журналиста и похитили профессора истории?

— Да, мой господин.

— Им нужно ненадолго исчезнуть.

— Конечно, мой господин.

— В мастерской люди надежные?

— Да, мой господин.

— Абсолютно надежные? — настаивал д'Амбуаз.

— Разумеется, мой господин.

— Пусть они снимут с машины фальшивые номера, поставят другие шины, уже бывшие в использовании и другой марки. Пусть работают не покладая рук, пока не устранят все последствия столкновения! Может, нам удастся сбить полицию со следа.

— Что-нибудь еще?

— Ничего. Приступай к делу немедленно, не теряя ни секунды. Если возникнут проблемы, то ты знаешь, где меня искать.


Арман д'Амбуаз наблюдал, как его секретарь, так и не отведавший ни глоточка из своей бутылки с минеральной водой, удалялся в сторону Эйфелевой башни. Затем он вернулся к газете и отыскал страницу с материалом о здоровье Папы.

Магистра удивляло, что так долго не было звонка из Рима, хотя, впрочем, это было и к лучшему. Ему надлежало завершить все дела в Париже, а для этого требовалось еще два-три дня.


Содержание:
 0  Красная змея La Serpiente Roja : Питер Харрис  1  1 : Питер Харрис
 2  2 : Питер Харрис  3  3 : Питер Харрис
 4  4 : Питер Харрис  5  5 : Питер Харрис
 6  6 : Питер Харрис  7  7 : Питер Харрис
 8  8 : Питер Харрис  9  9 : Питер Харрис
 10  10 : Питер Харрис  11  11 : Питер Харрис
 12  12 : Питер Харрис  13  13 : Питер Харрис
 14  14 : Питер Харрис  15  15 : Питер Харрис
 16  16 : Питер Харрис  17  17 : Питер Харрис
 18  18 : Питер Харрис  19  19 : Питер Харрис
 20  20 : Питер Харрис  21  21 : Питер Харрис
 22  22 : Питер Харрис  23  23 : Питер Харрис
 24  24 : Питер Харрис  25  25 : Питер Харрис
 26  26 : Питер Харрис  27  27 : Питер Харрис
 28  28 : Питер Харрис  29  29 : Питер Харрис
 30  вы читаете: 30 : Питер Харрис  31  31 : Питер Харрис
 32  32 : Питер Харрис  33  33 : Питер Харрис
 34  34 : Питер Харрис  35  35 : Питер Харрис
 36  36 : Питер Харрис  37  Использовалась литература : Красная змея La Serpiente Roja



 




sitemap