Детективы и Триллеры : Триллер : Глава первая Фэллон : Джек Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




Глава первая

Фэллон

Когда полицейская машина появилась из-за угла, Фэллон инстинктивно проскользнул в углубление между стеной и входной дверью какого-то дома, пережидая, пока она проедет мимо. Две-три минуты спустя он продолжил свой путь. Ему пришлось поднять воротник, потому что начал накрапывать дождь.

Он шел по направлению к докам, стараясь слиться со стенами; его руки были глубоко засунуты в карманы френчкота цвета морской волны. Казалось, что этот невысокий человек — его рост не превышал метра шестидесяти — не шел, а плавно скользил по воде.

Он смотрел вслед какому-то кораблю, отчалившему от пристани и медленно сливающемуся с густым туманом, в котором было что-то зловещее и одновременно щемящее — словно последний динозавр пересекал древнее море, оставшись один на один с незнакомым миром. То, что Фэллон видел и слышал вокруг себя, полностью соответствовало его настроению.

В конце улочки, там, где виднелся другой берег реки, находился пакгауз. Вывеска гласила: «Янош Кристу, перевозки». Фэллон отворил дверь главного входа и вошел.

Помещение было завалено тюками и ящиками всех размеров и форм. Было очень темно, но в глубине мерцал огонек; туда-то Фэллон и направился. Какой-то человек сидел за столом, сооруженном из досок, положенных на козлы, и что-то старательно записывал в старомодной амбарной книге при свете электрической лампочки без абажура. Остатки его шевелюры были похожи на грязную бахрому серого цвета. На нем была старая кожаная куртка, на руках шерстяные перчатки.

Фэллон сделал еще один осторожный шаг. Старик проронил не оборачиваясь:

— Это ты, Мартин?

Фэллон вступил в круг света и остановился возле стола.

— Привет, Кристу.

На полу стоял распакованный ящик. Фэллон поднял крышку и извлек автоматическое ружье марки «Стерлинг», покрытое слоем защитной смазки.

— А ты продолжаешь в том же духе, как я погляжу. Для кого это на сей раз? Дня израильтян или арабов, или для тех и других?

Кристу протянул руку, отобрал у Фэллона «Стерлинг» и убрал обратно в ящик.

— Не я сделал мир таким, каков он есть, — сказал он.

— Возможно, но ты помог ему стать таким, — возразил Фэллон, зажигая сигарету. — Ты, кажется, хотел меня видеть?

Кристу отложил ручку и задумчиво поглядел на гостя. Лицо его было старым, кожа стала похожа на пергамент, но в голубых глазах еще горели живые огоньки ума.

— Неважно выглядишь, Мартин.

— Никогда еще не чувствовал себя лучше, — заверил его Фэллон. — Ну? Что с моим паспортом?

Кристу по-дружески улыбнулся.

— Думаю, ты не откажешься выпить, а? — Он извлек из ящика бутылку и два картонных стаканчика. — Лучшее ирландское виски. Ты сразу почувствуешь себя как дома.

Фэллон помедлил, затем взял один из стаканчиков. Кристу поднял другой.

— За смерть в Ирландии, кажется так у вас говорят?

Фэллон проглотил виски и раздавил стакан рукой.

— Мой паспорт, — тихо повторил он.

— Это зависит не только от меня, Мартин. Я знаю, что тебе туго приходится, я действую по нескольким каналам, но это требует времени, мне тоже нелегко.

Фэллон обогнул стол и на некоторое время застыл неподвижно, опустив руки в карманы своего френчкота. Наконец он очень медленно поднял глаза на старика; его взгляд ничего не выражал, но он словно жег собеседника.

— Если ты рассчитываешь поднять цену, то ты делаешь это зря, старая падаль: я тебе последнее отдал.

Сердце Кристу екнуло. Он почувствовал, как ледяная рука сжимает его желудок.

— Господь свидетель, Мартин, тебе бы еще капюшон и можно Смерть изображать.

Фэллон еще постоял, устремив черные глаза в одну точку. Вдруг он резко повернулся, собираясь уйти.

— Есть один способ, Мартин, — торопливо проговорил Кристу. — Я клянусь, есть один способ.

Фэллон насторожился:

— Ну и что это?

— Паспорт, койка на борту судна, отплывающего в Австралию в следующее воскресенье вечером... И две тысячи фунтов на разживку в твоем кармане.

Фэллон взорвался:

— Ну и что от меня требуется? Снова кого-нибудь прикончить?

— Точно.

Фэллон тихонько рассмеялся.

— А ты продолжаешь делать успехи, Кристу, ей-богу.

Он взял бутылку виски, вылил на пол содержимое стаканчика Кристу и наполнил его снова. Старик наблюдал за ним, — он ждал. Дождь уныло стучал в оконное стекло, словно просил разрешения войти. Фэллон взглянул на пустынную улочку.

— Какой-то автомобиль стоял на левой стороне.

Без сигнальных огней, что интересно. Шум мотора удаляющегося корабля был еще слышен, но теперь слабее.

— Грязная ночка для такого дела, — сказал он повернувшись. — Но вполне соответствует.

— Чему, Мартин?

— Да типам вроде тебя или меня.

Он осушил стакан, вернулся к столу и осторожно поставил его перед Кристу.

— Прекрасно, — сказал он. — Слушаю тебя.

Кристу улыбнулся.

— О, ты становишься разумнее.

Он расстегнул куртку, извлек из внутреннего кармана фотографию и кинул ее на стол:

— Взгляни на это.

Фэллон взял фотографию и поднес ее к свету. Снимок был сделан на кладбище, на первом плане виднелся весьма любопытный надгробный памятник из бронзы. Он изображал старую женщину, поднимающуюся из своего кресла, собирающуюся выйти за дверь, которую изображали две мраморные колонны позади нее. Возле статуи находился коленопреклоненный человек в темном пальто и с непокрытой головой.

— А вот еще, — сказал Кристу, вытаскивая еще одно фото.

На нем было то же самое, не совпадала лишь одна деталь. Человек в темном пальто уже стоял на ногах; он держал свою шляпу в руке и смотрел в объектив. Это был крупный широкоплечий мужчина, ростом метр восемьдесят семь-метр девяносто. Крупные черты его лица выдавали славянское происхождение, скулы его были широкими, а глаза небольшими.

— Кажется, с такими мешкать не приходится, — заметил Фэллон.

— С тобой согласились бы многие.

— Кто это?

— Его имя Краско. Ян Краско.

— Поляк?

— Да, родом он из Польши, но давно уехал оттуда. Он перебрался сюда еще до войны.

— Сюда, это куда?

— На Север. Тебе все объяснят, когда будет нужно.

— А старушка в кресле?

— Его мать, — сказал Кристу, забирая фото, чтобы самому посмотреть. — Каждый четверг, утром, в любую погоду, будь то дождь или снег, он приходит сюда с цветами. Они были очень близки.

Он убрал обе фотографии и снова взглянул на Фэллона.

— Ну?

— А что он натворил такого, чтобы быть достойным моего внимания?

— То, что называется несовпадением интересов. Мой клиент пытался его образумить, но Краско отказывается соблюдать правила игры. Так что необходимо его устранить, и с максимальным шумом.

— Чтобы научить остальных?

— Что-то в этом роде.

Фэллон вновь повернулся к окну и посмотрел на улицу. Автомобиль по-прежнему был на месте. Не глядя на старика, он спросил:

— А чем этот Краско занимается?

— Да мало ли чем... Ночные клубы, игорные дома, подпольный бизнес...

— Наркотики и проституция? — сказал Фэллон поворачиваясь. — А твой клиент...

— Ты заходишь слишком далеко, Мартин.

— Спокойной ночи, Кристу.

Фэллон повернулся к двери и сделал вид, что уходит.

— Ну ладно, ладно! — выкрикнул торопливо Кристу. — Твоя взяла!

Пока Фэллон возвращался к столу, Кристу открыл еще один ящик и принялся в нем рыться. Оттуда он извлек папку, открыл ее и выложил пачку газетных вырезок. Разложив и рассмотрев их, он наконец нашел нужную и протянул ее Фэллону.

Края газеты уже заметно пожелтели... Это была статья из прошлогодней газеты, озаглавленная «Английский Аль Капоне».

Там имелся снимок импозантного грузного мужчины, спускающегося по лестнице. Лицо его было румяным и высокомерным. Он хищно глядел в объектив из-под черной шляпы с закругленными полями. На нем было светло-голубое узкое пальто, из нагрудного кармашка по-щегольски выглядывал краешек платка. Рядом с ним находился молодой человек лет семнадцати-восемнадцати, одетый в таком же стиле, но без шляпы. Это был альбинос, и его неестественно белые волосы ниспадали до плеч, что делало парня похожим на падшего ангела.

Ниже был текст: «Джек Миган и его брат Билли при выходе из здания центрального штаба полиции города Манчестера после допроса по поводу гибели Агнессы Дрю».

— А кто была Агнесса Дрю? — поинтересовался Фэллон.

— Из тех, кто сует нос не в свое дело. Издержки производства! Тебе известно, что это такое.

— Могу себе представить, — сказал Фэллон, еще раз взглянув на снимок в газете. — У них вид, как у могильщиков.

Кристу расхохотался до слез.

— Знаешь, это ужасно смешно. Дело в том, что мистер Миган как раз им и является. Он руководит одним из самых крупных предприятий по организации похорон на севере Англии.

— Как?! Ни тебе ночных клубов, ни рулетки? Ни наркотиков с проституцией? — воскликнул Фэллон, кладя вырезку обратно на стол. — Что-то не похоже, если верить написанному.

Кристу склонился над своей папкой, снял очки и тщательно протер их грязным платком.

— Согласен. А если я тебе скажу, что в настоящий момент все дела мистера Мигана абсолютно легальны? Что людишки, подобные этому Краско, оказывают давление на него? И очень сильное давление. А полиция отказывает ему в помощи?

— Конечно, я все понимаю, — сказал Фэллон. — Когда собираешься утопить свою собаку...

— Вот именно. Именно так! — вскричал Кристу, стукнув кулаком по столу, после чего он снова водрузил очки на нос и хитро посмотрел на Фэллона. — Ну так что, по рукам?

— Ни за что в жизни! Я и кончиком пальца не дотронусь ни до Краско, ни до твоего дружка Мигана. В противном случае я рискую заразиться.

— Да чего ты хочешь, бог ты мой, Мартин, разве твой послужной список возможно пополнить? — закричал Кристу, видя, что гость уже в дверях. — Сколько на твоей совести? Тридцать два? Тридцать четыре? Если еще не считать четверых солдат в Лондондерри.

— Все, что я сделал, я сделал ради особой цели. Я считал, что это необходимо.

— Очень порядочно с твоей стороны. А детишки в школьном автобусе, которых ты отправил на тот свет? Это тоже ради особой цели?

Внезапно Кристу почувствовал, что его лицо прижато к поверхности стола, горло стальной хваткой сжимает рука, перед глазами находится дуло браунинга, а чуть дальше смутно виднеется бледное лицо демона. Резко щелкнул боек.

Старик чуть было не потерял сознание. Он почувствовал, что не может сдержать острого позыва, родившегося в кишечнике. В холодном воздухе разлилась вонь, и Фэллон с отвращением отпустил его.

— Никогда больше, слышишь, Кристу, — проговорил он сквозь зубы, — никогда больше ни слова об этом.

Пистолет исчез в правом кармане френчкота.

Он повернулся и пошел прочь, его шаги гулко раздавались в стенах ангара. Хлопнула дверь.

Кристу с трудом разогнулся, глаза его были полны слез от пережитого страха и стыда. Кто-то рассмеялся в темноте, затем раздался суровый и жесткий голос: манера говорить выдавала йоркширское происхождение.

— Вот именно это, Кристу, я и называю «быть по уши в дерьме».

Джек Миган прошел к свету, за ним по пятам шел его брат Билли. Оба были одеты в точности так же, как на фотографии. Поразительно. Миган взял в руки газетную вырезку.

— Кто просил тебя показывать это? Помню, я затеял процесс против того дерьма, что состряпал статейку. И выиграл.

— Да, правда, — отозвался издевательским тоном Билли Миган. — Судье следовало бы потребовать с него возмещения убытков, но с мертвеца разве чего добьешься?

Он говорил фальцетом, в его голосе не звучало ни единой приятной нотки, ни малейшего намека на мужественность.

Джек отечески похлопал тыльной стороной ладони по его губам, потом обратился к Кристу, брезгливо сморщив нос.

— Иди подотри зад, черт тебя дери. А потом поговорим.

Когда Кристу вернулся, Миган сидел за столом, брат его расположился позади и наливал в чистый стакан виски. Отпив глоток, он тут же сплюнул и скорчил гримасу.

— Я знаю, что ирландцы еще не выбрались из своих торфяных болот, но мне непонятно, как можно пить такую мерзость.

— Извините меня, господин Миган, мне очень жаль.

— Ты еще больше пожалеешь после того, как я закончу разбираться с тобой. Ведь ты прокололся, так?

Кристу облизал пересохшие губы и принялся крутить в руках очки.

— Не думал, что он отреагирует именно так.

— А что ты вообще думал? Он же тронутый, разве нет? Они там все такие. Они носятся по всей стране, убивая женщин и взрывая младенцев, и это по-твоему цивилизация?

Кристу не нашелся, что ответить, но его спас Билли, который проговорил не раздумывая:

— А на меня он не произвел впечатления. Всего-то-навсего какой-то урод. А без взрывателя и вообще ничтожество.

Миган тяжело вздохнул.

— Знаешь, иногда я страшно разочаровываюсь в тебе, Билли. Перед тобой предстал дьявол во плоти, а тебя угораздило его не узнать. (Он усмехнулся, выражение его лица было жестким.) А ты, Кристу, проиграл. Он просто взбесился от твоих слов, старый дурачина. Его трясло от ярости, однако эта штука в его руке не дрогнула.

Кристу скорчил гримасу.

— Я знаю, мистер Миган. Я ошибся в расчетах. Не следовало упоминать о детишках.

— Ну и что теперь ты намерен делать?

Кристу покосился на Билли, затем посмотрел на его брата и слегка наморщил брови.

— А вы еще не передумали, сэр?

— Разве это не единственный наш шанс?

— Да, вы правы.

Он нервно рассмеялся, и Миган, вставая, похлопал его по щеке.

— Уладь это дельце, Кристу, будь пай-мальчиком. Ты знаешь, где меня искать. Если до полуночи от тебя не будет известий, я поручу Верзиле Альберту навестить тебя. Это тебе не слишком понравится, так ведь?

Он исчез в темноте, сопровождаемый братом. Испуганный Кристу остался на своем месте. Дверь приоткрылась, и Миган прокричал:

— Кристу?

— Да, мистер Миган?

— И не забудь принять ванну, когда вернешься к себе. Ты воняешь, как то, что осталось от моей покойной тетушки Мэри.

Дверь хлопнула, и Кристу рухнул на стул. Он нервно постукивал пальцами по крышке стола, он проклинал на все лады Фэллона, с каким удовольствием он заложил бы его!

И тут его осенило. Идеальный выход из положения... и такой простой!

Он снял телефонную трубку, набрал номер Скотланд-Ярда и попросил соединить его с Особым отделом.

* * *

Дождь усилился. Джек Миган остановился, чтобы поднять воротник.

— Что-то я никак понять не могу, — сказал Билли. — Чего ради ты прицепился к этому Фэллону?

— Первое: с оружием в руке он не сравнится ни с кем. Второе: его все ищут — Особый отдел, военные, и даже отряды Ирландской Республиканской армии, из чего следует третье: его очень просто убрать после задания.

— Ну и что это значит? — спросил Билли, пока они сворачивали за угол, где находился их автомобиль.

— Возьми как-нибудь в руки книгу и прочти ее, умнее станешь, черт возьми! Тебе бы все в бирюльки играть!

Они уже подошли к машине марки «Бентли Континенталь», когда Миган вдруг схватил Билли за руку, удерживая его.

— Погоди, что происходит? Где Фред?

— Легкая травма, господин Миган. Ничего страшного. Он прикорнул на заднем сиденье.

Зажглась спичка, и вспышка осветила лицо Фэллона. В его зубах была сигарета.

Миган открыл дверцу «Бентли» и зажег фары.

— Что вам надо? — спокойно спросил он.

— Я просто хотел увидеть вас во плоти, так сказать. Вот и все. Спокойной ночи, господа.

Фэллон было направился прочь, но Миган удержал его за рукав.

— Знаете, а вы мне нравитесь, Фэллон. Я думаю, что мы найдем много общих тем.

— А я сомневаюсь в этом.

Миган не слушал.

— Я тут читал одного немецкого философа. Вам его имя вряд ли знакомо. Он считает, что для того чтобы начать истинную жизнь, необходимо бросить вызов смерти. Вы согласны с этим высказыванием?

— Хайдеггер, — сказал Фэллон. — Да, это забавно, что он вам понравился. Это было настольной книгой, так сказать, Библией, Гиммлера.

Он снова сделал шаг в сторону, но Миган тут же оказался рядом.

— Хайдеггер? Вы что, читали Хайдеггера? — воскликнул он, и в его голосе звучало подлинное изумление. — Я удваиваю вознаграждение и беру вас на постоянную работу. Лучше я не могу поступить, не так ли?

— Спокойной ночи, господин Миган, — произнес Фэллон и исчез в темноте.

— Что за человек! — восхитился Миган. — Вот ведь чертова бестия! Он неподражаем, Билли, он превосходен, будь он сам Сатана! Ладно, поехали в «Савой». И попробуй только поцарапать машину, тебе не поздоровится!

* * *

Фэллон снимал комнатку в пансионе на Хангер Стрит, в Стефни, почти на углу Коммершл-роуд. Не больше трех километров отделяло его от цели, так что он легко смог возвратиться пешком несмотря на дождь. У него в голове не было ни малейшего намека на выход из положения. Кристу отнял у него последнюю надежду. Он — конченный человек, и все тут. Конечно, можно попытаться сбежать, но куда?

Прежде чем войти к себе, он вынул бумажник и пересчитал его содержимое. Четыре фунта и немного мелочи, а за квартиру он уже задолжал за две недели. Он зашел в бистро, купил сигарет и перешел Хангер Стрит, направляясь домой.

Продавец газет, который всегда стоял на углу, покинул свое привычное место и спрятался от дождя под аркой подъезда. Это был старый ирландец из Лондона, одетый в лохмотья, слепой на один глаз и плохо видящий другим. Фэллон сунул ему в руку монетку и взял газету.

— Спокойной ночи, Майкл, — сказал он.

Старик повернулся к нему зрячим глазом, нащупывая сдачу в сумке, висящей на шее.

— Это вы, мистер Фэллон?

— А кто же еще? Сдачу оставь себе.

Старик взял его за руку и старательно отсчитал мелочь.

— А у вас гости, они появились в тринадцатом номере минут двадцать назад.

— Фараоны? — выдохнул Фэллон.

— Но не в форме. Они вошли внутрь и не выходили. Две машины ждут в конце улицы, третья с другой стороны дороги.

Он отсчитал Фэллону последний пенни. Тот направился к телефонной кабине, набрал номер пансиона, и старая хозяйка тут же сняла трубку. Он нажал кнопку и сказал:

— Миссис Миган? Это Дейли. Вы не окажете мне небольшую услугу?

Он тотчас же понял по легкому колебанию ее голоса и по неестественности интонации, что подозрения старика Майкла справедливы.

— Да, мистер Дейли, конечно.

— Дело в том, что мне должны позвонить в девять часов. Запишите номер и скажите, что я перезвоню, когда вернусь. Я не смогу быть вовремя. Мы тут встретились со старыми приятелями и собираемся выпить по стаканчику. Знаете, как это бывает...

Последовала небольшая пауза, прежде чем она ответила, словно кто-то диктовал ей, что сказать.

— Да, конечно. Где вы находитесь?

— В пабе «Гренадер» в Кенсингтоне. Ну, мне пора. До скорого.

Он повесил трубку, вышел из кабинки и спрятался под аркой, откуда открывался прекрасный вид на его дом.

Несколько мгновений спустя дверь отворилась. Их было восемь. Судя по их виду это были люди из Особого отдела. Первый вышел, подал знак, и два автомобиля появились из темноты. Вся компания разместилась в машинах, и они уехали. Третий автомобиль последовал за ними.

Фэллон перешел улицу и подошел к старому продавцу газет. Он открыл бумажник, извлек оттуда последние четыре фунта и сунул ему в руку.

— Благослови вас Господь, мистер Фэллон, — сказал Майкл.

Но Фэллон был уже на другой стороне улицы и торопливым шагом следовал по направлению к реке.

* * *

На этот раз Кристу ничего не услышал. Однако он ждал, и нервы его были напряжены. Он ждал целый час. Он сидел за столом, раскрыв амбарную книгу и держа в руке, одетой в шерстяную перчатку, свою ручку. Он с трудом различил шаги, легкие, словно шуршание ветра в траве, а затем щелчок браунинга. Кристу глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

— Ну и к чему это, Мартин? — сказал он. — Чего ты добьешься?

Фэллон медленно двигался вдоль стола с пистолетом в руке. Кристу поднялся и оперся руками о крышку стола, чтобы унять дрожь пальцев.

— Я ведь теперь твой единственный друг, Мартин.

— Ты — падаль, — прорычал Фэллон. — Ты продал меня Особому отделу.

— А чего ты хотел? — затараторил Кристу. — Это был единственный способ тебя вернуть. И все ради твоего же блага, Мартин. Ты похож на зомби, на мертвое тело, способное двигаться. А я могу вернуть тебя к жизни. Действие и риск, ведь ты это любишь? Это именно то, что тебе нужно.

Глаза Фэллона были похожи на черные дыры, которые выделялись на белом лице. Он поднял на вытянутой руке оружие и направил его между глаз Кристу. Старик зажмурился.

— Ладно, хорошо, если тебе так уж необходимо меня шлепнуть, то давай, и покончим с этим. Разве все это называется жизнью? Но только запомни вот что: если ты убьешь меня, то ты убьешь и себя, потому что больше у тебя никого не останется. Ни единой души на этом свете, кому нужно было что-то еще, а не повесить тебя или всадить пулю тебе в башку.

Воцарилось тягостное молчание. Он открыл глаза и увидел, что Фэллон медленно опускает собачку своего браунинга. Он стоял, опустив руки, прижав оружие к правой ноге, устремив взгляд в никуда.

— Да и вообще, — нерешительно продолжал Кристу, — что тебе до этого Краско? Он тебе брат родной, что ли? Он гангстер, убийца. Он наживается на девчонках... Просто свинья.

— Не нужно тут распинаться. Что теперь делать?

— Всего-навсего позвонить. Через полчаса приедет машина. Тебя отвезут на одну ферму около Донкастера. Это просто развалюха на отшибе. Там ты будешь в безопасности. В четверг поутру ты выполнишь задание на кладбище, на том самом месте, которое я тебе показал на фото. Всю свою шарашку он оставляет ждать у ограды, ему не нравится быть на виду, когда он расчувствуется.

— Ладно, — сказал Фэллон. — Сам соображу что к чему. Тебе ясно?

— Конечно-конечно. Как тебе угодно, — ответил Кристу, выдвигая ящик и вынимая оттуда конверт. — Здесь пятьсот фунтов купюрами по пятерке, для начала.

Фэллон взвесил на ладони конверт, потом сунул его в карман.

— А остальное когда? И что с паспортом?

— Мистер Миган позаботится об этом, когда все будет выполнено.

Фэллон кивнул.

— Прекрасно. Валяй, звякни им.

Кристу улыбнулся с чувством облегчения и одержанной победы.

— Ты решил подчиниться, и правильно, поверь мне... Только вот еще одна мелочь, если позволишь.

— Что еще?

— Да браунинг... он не годится для такой работы. Тебе нужно кое-что получше.

Фэллон покосился на свой браунинг и наморщил лоб.

— Может ты и прав. А что ты можешь предложить взамен?

— А что бы ты хотел?

Фэллон покачал головой.

— Я никогда не питал особого пристрастия к какому-либо оружию. Марка , даже самая престижная, может подвести. Стоит попасть в засаду, и все коту под хвост.

Кристу открыл небольшой ящик в углу и извлек оттуда что-то, завернутое в ткань. Он положил вещь на стол и развернул. Там был автоматический пистолет сантиметров пятнадцати в длину, с дулом на пять сантиметров длиннее, снабженный семисантиметровым глушителем и двумя упаковками по пятьдесят патронов.

— Ну и что это такое? — спросил Фэллон, взяв оружие.

— Чехословацкая «Чешка». Калибр семь с половиной. Модель двадцать семь. Во время войны немцы захватили один такой заводик, и эта игрушка уже из Германии. Дуло здесь особой конструкции. Сделано специально, чтобы использовать глушитель.

— И это чего-то стоит?

— По крайней мере, эсэсовцы такими пользовались, да ты сам попробуй.

Кристу отошел в тень. Через несколько секунд в глубине помещения зажегся огонек, и Фэллон различил мишень, очень похожую на армейскую. Она изображала фигуру солдата в полный рост.

Пока он прилаживал глушитель, Кристу успел вернуться к нему.

— Ну давай, стреляй, как приготовишься.

Фэллон тщательно прицелился, держа оружие обеими руками. Раздался глухой хлопок, едва различимый в радиусе трех метров. Он метил в сердце, но задел правую руку. Тогда он прицелился получше, сместив оружие немного в сторону. На этот раз выстрел был точен.

— Что я тебе говорил? — торжествуя, воскликнул Кристу.

Фэллон кивнул.

— Гадкая штучка, но смертельная, Кристу, как pas для таких типов вроде нас с тобой. Я не рассказывал тебе, как однажды увидал на стене в Де-рри афишку: «Существует ли жизнь перед смертью?..» Ты не находишь, что нет ничего смешнее?

Кристу озадаченно взглянул на него. Фэллон повернулся на каблуках, дважды выстрелил, почти не целясь, и выбил мишени глаза.


Содержание:
 0  Отходная молитва : Джек Хиггинс  1  вы читаете: Глава первая Фэллон : Джек Хиггинс
 2  Глава вторая Отец Да Коста : Джек Хиггинс  3  Глава третья Миллер : Джек Хиггинс
 4  Глава четвертая Исповедь : Джек Хиггинс  5  Глава пятая Денди Джек : Джек Хиггинс
 6  Глава шестая Лицом к лицу : Джек Хиггинс  7  Глава седьмая Прелюдия и фуга : Джек Хиггинс
 8  Глава восьмая Дьявол и его деяния : Джек Хиггинс  9  Глава девятая Палач : Джек Хиггинс
 10  Глава десятая Эксгумация : Джек Хиггинс  11  Глава одиннадцатая Евангелие по Фэллону : Джек Хиггинс
 12  Глава двенадцатая Дополнительная работа для похоронного бюро : Джек Хиггинс  13  Глава тринадцатая Воинствующая церковь : Джек Хиггинс
 14  Глава четырнадцатая Гримсдайк : Джек Хиггинс  15  Глава пятнадцатая Гнев божий : Джек Хиггинс



 




sitemap