Детективы и Триллеры : Триллер : Глава четырнадцатая Гримсдайк : Джек Хиггинс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15

вы читаете книгу




Глава четырнадцатая

Гримсдайк

Фэллон открыл глаза и увидел, что Дженни трясет его за плечо.

— Проснитесь! — повторяла она настойчиво. — Проснитесь!

Он чувствовал, что его правый глаз слегка подергивается, но в остальном он был в порядке. Он сел, постучал ногами по полу и потер колючий подбородок.

— Сколько времени?

— Четыре. Ваш друг отец Да Коста звонил. Он хотел вас видеть.

Фэллон выпрямился и посмотрел на нее туманным взглядом.

— Когда это было?

— Минут десять назад. Я хотела позвать вас к телефону, но он сказал, что у него нет времени ждать.

— А где он хочет меня видеть? В церкви?

Она покачала головой.

— Нет. Он сказал, что везет племянницу в деревню, где она будет в безопасности. Маленький поселок Гримсдайк. Это в дюнах, километрах в тридцати отсюда. Он хочет, чтобы вы встретились с ним там, и как можно раньше.

— Ну ладно, — сказал Фэллон. — Вы знаете, где это?

— Да, как-то я ездила туда на пикник, когда была маленькой. Но мне не доводилось бывать на мельнице, куда он отправился. Милл Хаус, так она называется — и он объяснил, как туда добираться.

Фэллон медленно поднял голову.

— И вы хотите проводить меня туда?

— Если вы не возражаете. Мы поедем на моей машине. Нам понадобится полчаса езды.

Он посмотрел на нее потемневшими глазами, они были очень выразительны. Она нервно отвернулась покраснев, не в силах выдержать его взгляд.

— Слушайте, да плевал я. Вы едете со мной или нет?

Он знал, что она лжет, и однако его это совершенно не волновало, ибо по непонятным ему самому причинам, он знал, что она привезет его в правильном направлении.

— Ладно, — сказал он. — Прекрасно. Подождите меня десять минут, пока я приготовлюсь, и встретимся внизу.

Когда она вышла, он вытащил «чешку» из кармана куртки, зарядил ее восемью патронами и сунул в правый карман френчкота.

Потом подошел к окну, наклонился, приподнял краешек ковра и вытащил из тайника браунинг, которым пользовался при первой встрече с Кристу в Лондоне. Кроме того, там находился конверт, содержащий две тысячи фунтов купюрами по десять — часть вознаграждения от Мигана. Он сунул конверт во внутренний карман и быстро проверил оружие.

В аптечном шкафчике над раковиной он отыскал рулончик лейкопластыря, отрезал от него бритвой две длинные полоски и прикрепил браунинг к левой ноге над щиколоткой.

Он спустился, застегивая френчкот. Дженни ждала его у входа, одетая в непромокаемый плащ из красной клеенки. Она принужденно ему улыбнулась, надевая перчатки.

— Вы готовы, как я вижу?

Он открыл дверь, но удержал Дженни за плечо, когда она сделала шаг на улицу.

— Ничего другого, не правда ли? Нет ничего такого, что вы забыли бы мне сказать?

Она покраснела, и в ее голосе послышался гнев, когда она возразила:

— С чего бы это я забыла?

— Ну, тогда все в порядке, — спокойно сказал Фэллон. — Поехали.

Он закрыл дверь и пошел за ней к «Мини-Куперу», припаркованному у тротуара.

* * *

Дюны Гримсдайка в устье реки оказались унылой плоской равниной с соляными участками, илистыми отмелями и с высокими изгородями из шиповника, блеклыми и пыльными. С самого начала истории мира сюда по тем или иным причинам приезжали римляне, саксонцы, датчане, норманны, но теперь эти места превратились в оплот призраков. Странный, нечеловеческий мир, населенный птицами — куликами, бекасами, дикими гусями, прилетевшими из Сибири на зимовку.

Они пересекли городок, довольно приятный на вид, состоящий из тридцати или сорока домиков, гаража и паба. Шел очень сильный дождь, ветер швырял в море целые потоки воды, хлещущей с неба на дюны.

— Через восемьсот метров после границы городка, направо, — сказала Дженни, взглянув на Фэллона. — Так сказал ваш друг.

Она съехала с дороги на проселок, который был не шире, чем колея двуколки. С обеих сторон тянулись высокие изгороди шиповника, тростника и диких трав, согнутых дождем и ветром, с моря поднимался легкий туман.

Фэллон опустил стекло со своей стороны и глубоко вздохнул, с удовольствием втягивая морской воздух:

— Дивный пейзаж!

— Я обожала бывать здесь, когда была ребенком, — сказала она. — Другого такого места нет нигде на земле. После городской жизни кажется, что попадаешь в совершенно иной мир.

Чем ближе они подъезжали к морю, тем гуще становился туман, и наконец, перебравшись через дюны, они заметили строение, которое не могло быть ничем иным, кроме мельницы. Она виднелась в сотне метров от небольшой рощицы. Фэллон дотронулся до локтя Дженни, и она затормозила.

— Ну что еще?

— Дальше мы пойдем пешком, — сказал он.

— Это необходимо?

— Если я чему-нибудь и научился в этой жизни, так это тому, что нельзя верить глазам своим.

Она пожала плечами и вышла из машины не споря, а Фэллон срезал расстояние и, опередив ее, прошел к мельнице через ельник.

Он спрятался за кустами, и Дженни тоже пришлось встать рядом. Фэллон внимательно осматривался. Перед ним была каменная башня из трех этажей без крыши. С одной из сторон находилась жилая постройка из дерева, по виду похожая на сарай не в самом лучшем состоянии. Из железной трубы над домиком вился дымок.

С другой стороны находилось огромное колесо, которое ужасно гремело под давлением воды и приводило в движением механизм мельницы.

— Никаких следов его мини-фургона, — пробормотал Фэллон.

— Должно быть, он поставил его под крышу, в сарай, разве нет? — возразила Дженни, которая с нетерпением добавила: — Боже мой, да решайтесь же! Идем мы или так и будем торчать здесь, в этом дерьме? Я скоро вымокну до нитки.

Казалось, она сердится, ее руки слабо дрожали.

— Идите впереди меня, — сказал он ей. — Если все будет в порядке, позовите меня.

Она с некоторым удивлением посмотрела на него, затем пожала плечами, вышла из укрытия и отправилась вперед. Он проследил за ней, пока она дошла до сарая. Один раз она обернулась, а затем открыла одну из створок дверей и исчезла внутри.

Через несколько секунд она снова появилась и крикнула:

— Все в порядке! Можете идти!

Фэллон еще немного поколебался, затем вздохнул и вышел из убежища, на его губах застыла усмешка. Когда он был в нескольких метрах от двери, Дженни сказала ему:

— Они там.

И вошла в дом. Он последовал за ней, продолжая сомневаться. В сарае пахло соломой и мышами. В углу стояла старая повозка, с другой стороны был устроен сеновал. В круглые слуховые окна без стекол проникал тусклый дневной свет. В старой печке горел огонь.

Здесь не было ни малейшего намека на следы отца Да Коста или Анны, но Фэллона это и не удивило. Дженни стояла возле маленькой кровати у стены, в которой, накрытая одеялом, спала белокурая девочка.

— Мне очень жаль, Мартин, — сказала Дженни с искренним огорчением. — Но у меня не было выбора.

— Руки вверх, Фэллон! — крикнул кто-то.

Фэллон поднял глаза и увидел на верхушке сеновала Доннера с ружьем. Рядом с ним стоял Руперт, держа в руках обрез, и тут у входа появился Гарри, бармен из «Булл энд Белла» с револьвером в правой руке.

Доннер немного качнул стволом ружья.

— Кажется, что пуля, выпущенная из этой штуковины, попадает в тело и вылетает наружу, унося с собой добрый кусок плоти. Так что я советую тебе не шевелиться.

— А я и не шевелюсь, — заверил Фэллон без доли иронии и поднял руки.

Первым к нему подошел Гарри. Вид у него был ужасающий. Левый глаз совершенно заплыл, а половина лица посинела. Он остановился в метре или двух и нацелил на Фэллона свой револьвер, пока вниз с сеновала спускался Руперт. Когда и он показался внизу, Доннер опустил ружье и присоединился к ним.

— Никогда не верь девкам, мой утеночек, — просюсюкал Руперт с насмешливой улыбкой. — Я-то думал, что тебе это давно известно. Они все дряни и вруньи. Изменчивые, как луна. А вот я, например...

Доннер дал ему пинка.

— Заткнись и обыщи его. В правом кармане у него пушка.

Руперт без затруднений нашел «чешку», а затем и конверт с деньгами. Доннер вскрыл его и присвистнул.

— Сколько здесь? — спросил он.

— Две тысячи, — ответил Фэллон.

Доннер улыбнулся во весь рот.

— Значит вот что он имел в виду, когда говорил о сверхурочных.

Он сунул конверт во внутренний карман, а Руперт прошелся руками по всему телу Фэллона.

— Прелестно, — пробормотал он. — Я просто готов влюбиться в тебя, мой утеночек.

Он провел ладонью по его щеке, но Фэллон отбросил ее со словами:

— Еще раз дотронься до меня, и я сломаю тебе шею!

Глаза Руперта блеснули, он поднял свой обрез и щелкнул затвором.

— Ладно-ладно, мы скалим зубки! Но я займусь этим!

Доннер дал ему пинка еще раз.

— Маленький ничтожный грязный дурак! Чего ты добиваешься? Все провалить? Давай, пошевеливайся, приготовь чаю. Ты только на это и годишься!

Руперт пошел к печке, ругаясь под нос и не выпуская из рук ружья. Доннер извлек из кармана пару наручников, какие обычно используются в полиции. Он защелкнул ими на запястьях Фэллона и кинул ключ в нагрудный карман.

— Можешь выбирать — плотно или свободно, — сказал он. — Мне все равно. Понятно?

— Всегда старался все понять, — сказал Фэллон.

— Хорошо. Тогда садись рядом с этой мышкой, чтобы я мог следить за вами обоими.

Фэллон подошел к кроватке и сел, прислонившись к стене. Он взглянул на ребенка. Глаза ее были закрыты, она ровно дышала.

— Вы мне об этой девочке говорили? — спросил он у Дженни. — Она в порядке?

— Они дали ей успокоительное, — ответила она, и глаза ее заблестели от слез. — Мне ужасно жаль, Мартин, но у меня не было выхода. Я пошла проведать ее, как делаю это каждую субботу, и повела ее в парк, на игровую площадку. Там-то Руперт и эта скотина Гарри и похитили ее.

— Они вам угрожали?

— Они пообещали, что не тронут Салли. Что я смогу забрать ее, если мне удастся заманить вас сюда. Что я могла сделать? Я с ума сходила от страха! Вы не знаете Джека Мигана так, как знаю его я. Он на все способен, как и Билли.

— Билли вас больше не потревожит, — сказал Фэллон. — Вчера вечером я убил его.

Она вытаращила на него глаза.

— Что?!

— Да, и потом намеревался прикончить Джека, — спокойно сказал Фэллон. — У меня в левом кармане пачка сигарет. Будьте любезны, закурите для меня одну. Пожалуйста.

Она была потрясена тем, что услышала, но выполнила просьбу. Она сунул ему в зубы сигарету и зажгла спичку. Тут к ним подошел Доннер с шотландской сумкой. Он извлек оттуда три бутылки ирландского виски и поставил их на землю.

— Джеймсон, — сказал Фэллон, — моя любимая марка. Как вы угадали?

— И все это тебе, — объявил Доннер. — Все три бутылки.

— Должен признать, что эта идея кажется мне интересной. И что же дальше?

— Интересной? А почему бы и нет? По правде говоря, она очень хороша. Думаю, тебе понравится. Понимаешь, Фэллон, у нас возникло сразу три проблемы. Кюре и племянница — потому что им известно больше, чем нужно.

— И я?

— Совершенно верно, — сказал Доннер, беря одну из сигарет Фэллона. — И, короче, мистеру Мигану пришла в голову эта отличная идея. Она удивительно проста. Мы избавляемся от Да Косты и его племянницы, а валим все на тебя.

— Понятно. И как же вы рассчитываете проделать это? — спросил Фэллон.

— Ты ведь подкладывал бомбы там, в Ольстере, правильно? Значит, будет вполне логичным, если тебе вздумается отправить таким же путем на тот свет кого-нибудь здесь.

— Боже мой! — воскликнула Дженни.

Доннер не обратил на нее внимания. Он явно развлекался.

— Вечерняя месса в церкви будет в шесть, — продолжал он. — Когда она закончится, мистер Миган и Бонати свяжут кюре и племянницу и доставят их наверх, в башню, одновременно с двадцатью фунтами взрывчатки и запалом в коробке из-под бисквитов. Когда этот маленький подарочек взлетит на воздух, они последуют за ним, а заодно и вся церковь.

— Понятно, — сказал Фэллон. — А я-то как же?

— А очень просто. Бонати приезжает сюда на фургоне Да Косты, мы вливаем тебе в пасть три бутылки ирландского виски, сажаем за руль и отправляем покататься. В пяти километрах отсюда есть холм, называемый Калленс Бенд. Ужасное место для аварий.

— И вы воображаете, что таким образом все устроится?

— Все будет шито-крыто, упаковано-взвешено, словно рождественский подарок. Когда фараоны увидят то, что останется от этой тачки, то они обнаружат в ней материалы для бомбы, патроны, взрывчатку, ту же, что и в церкви, уж не говоря о пушке, из которой подстрелили Краско. Эксперты разберутся что к чему, и тебя опознают к радости особого отдела и службы безопасности, которые, если говорить откровенно, уже давно за тобой гоняются. Они будут просто в восторге.

— Миллер ни на грош в это не поверит, — возразил Фэллон. — Он знает, что Миган виновен в убийстве Краско.

— Возможно, но ему не удастся что-либо доказать.

Тут на едином выдохе вмешалась Дженни:

— Но ведь это же убийство. Хладнокровное убийство. Вы не можете так поступать.

— Заткни пасть, — сказал ей Доннер.

Она боязливо отступила, и тут заметила необычную вещь. Глаза Фэллона, казалось, поменяли свой цвет, в них загорелись огоньки, они стали глубже, чернее, и когда он взглянул на нее, она почувствовала на себе силу его взгляда, почти физическую мощь, новую власть. Это было похоже на то, как если бы она спала, и вдруг внезапно проснулась. Он взглянул на остальных. Гарри рассматривал старую телегу, повернувшись ко всем спиной, а Руперт со своим ружьем крутился возле печки.

— Итак, все кончено? — сказал он тихонько. Доннер покачал головой с фальшиво сокрушенным видом.

— Лучше бы ты сидел дома, в своей торфяной яме, Фэллон. Здесь тебе не Ирландия...

— Если уж говорить...

Доннер наклонился за очередной сигаретой. Фэллон опустил руки и дотронулся до рукоятки пистолета, который он так тщательно прикрепил к левой ноге над щиколоткой. Он оторвал его от ноги и всадил пулю в сердце Доннера, едва коснувшись курка.

Под сильным ударом Доннер дернулся и рухнул на пол, и в тот же момент Фэллон выстрелил в спину Гарри, до того как тот успел повернуться на шум. Пуля пробила ему позвоночник, и он упал на телегу головой вперед.

Дженни визжала, Фэллон жестко отстранил ее, он уже стоял на ногах, наведя браунинг на Руперта, который в ужасе поворачивался к нему. Было поздно хвататься за обрез.

Он разинул рот в немом крике, и тут пуля Фэллона пробила его лоб. Кровь и осколки черепа разлетелись по серым камням, и Руперта отбросило к стене; палец на курке обреза конвульсивно дернулся, и он выстрелил, уже мертвый, из обоих стволов.

Дженни бросилась к дочери, которая по-прежнему спала своим глубоким искусственным сном. Стало очень тихо. Она боязливо обернулась и увидела Фэллона, который стоял, широко расставив ноги, удивительно устойчиво, держа в обеих руках браунинг. Его лицо было очень бледным, лишенным всякого выражения, глаза потемнели. Правый рукав был разорван и оттуда сочилась кровь.

Она, дрожа, бросилась к нему.

— Вы ранены.

Казалось он не расслышал, пошел к телеге, возле которой лежал Гарри, и толкнул его легонько ногой. Затем направился к Руперту. Дженни встала рядом.

— Он мертв? — спросила она, и тут же увидела затылочную часть его черепа. Она отвернулась, сдерживая тошноту и опираясь о стену.

Когда она овладела собой, Фэллон уже стоял на коленях возле Доннера и рылся в кармане его пиджака. Он отыскал ключ и поднялся.

— Освободите меня от этого.

Она чувствовала запах бойни, казалось, он добирается до самых глубин ее мозга, и, повернувшись к нему, испуганная и с трепещущим сердцем, она вздрогнула и чуть было не упала. Он протянул руку и поддержал ее.

— Нервы, моя девочка. Не подведите теперь. Вы нужны мне.

— Все в порядке, — простонала она. — Все очень хорошо, правда.

Она открыла наручники, и Фэллон швырнул их на землю, затем снова нагнулся и вытащил свой конверт из внутреннего кармана Доннера.

— Вы бы дали посмотреть мне вашу руку, — сказала Дженни дрожащим голосом, когда он разогнулся.

— Давайте, если хотите.

Он снял куртку и присел на край кроватки девочки, куря сигарету, пока Дженни делала все, что могла.

Рука была в жалком состоянии. Три или четыре отвратительные раны от дроби. Она, как могла перевязала их, пользуясь платком Доннера. Фэллон взял одну из бутылок «Джеймсона», сорвал пробку зубами и сделал долгий глоток.

Когда Дженни закончила перевязку, она села рядом с ним и осмотрелась.

— Сколько времени это длилось? Две или три секунды? — прошептала она вздрагивая. — Что вы за человек, Мартин?

Фэллон неуклюже натянул куртку.

— Вы же слышали Доннера. Маленький ирландец, оторванный от своих, которому следовало бы сидеть в своей торфяной яме.

— Но ведь он ошибался, не правда ли?

— Там, откуда я пришел, он не прожил бы и дня, — безразлично произнес Фэллон. — Сколько времени?

— Полшестого.

Он встал и взял свой френчкот.

— Этот корабль, — сказала она, — на котором вы должны отправиться отсюда. Я слышала, как он называется. Доннер и Руперт говорили об этом. Вы бы могли еще спастись.

— Без паспорта?

Он неловко попытался застегнуть пояс, и она помогла ему.

— С деньгами можно много добиться, — сказала она. — А в вашем конверте их достаточно.

Она тесно прижалась к нему, ее руки обхватили его, глаза смотрели в его глаза. Он спокойно сказал:

— А вы, я подозреваю, хотели бы отправиться вместе со мной?

Она тряхнула головой:

— Не стоит обольщаться. Теперь мне слишком поздно меняться. В тот день, когда я все начала, было тоже поздно. Я думаю о вас. Вы — единственный мужчина из всех, который дал мне нечто большее, чем торопливая связь или пощечина.

В течение долгого времени Фэллон смотрел на нее долгим взглядом, затем пробормотал:

— Увезите малышку.

Он пошел к двери. Дженни приподняла девочку, завернула ее в одеяло и пошла следом. Когда она вышла, то увидела, что он стоит под дождем, сунув руки в карманы и подняв глаза к небу, где летели дикие гуси, их стая образовывала четкий треугольник.

— Они свободны, а я нет, Дженни. Вы способны понять это?

Он вытащил правую руку из кармана, на пальцах была кровь.

— Вам нужен врач, — сказала она.

— Мне нужен денди Джек Миган и никто другой. А теперь — едем отсюда.

Он повернулся и пошел по тропке к машине.


Содержание:
 0  Отходная молитва : Джек Хиггинс  1  Глава первая Фэллон : Джек Хиггинс
 2  Глава вторая Отец Да Коста : Джек Хиггинс  3  Глава третья Миллер : Джек Хиггинс
 4  Глава четвертая Исповедь : Джек Хиггинс  5  Глава пятая Денди Джек : Джек Хиггинс
 6  Глава шестая Лицом к лицу : Джек Хиггинс  7  Глава седьмая Прелюдия и фуга : Джек Хиггинс
 8  Глава восьмая Дьявол и его деяния : Джек Хиггинс  9  Глава девятая Палач : Джек Хиггинс
 10  Глава десятая Эксгумация : Джек Хиггинс  11  Глава одиннадцатая Евангелие по Фэллону : Джек Хиггинс
 12  Глава двенадцатая Дополнительная работа для похоронного бюро : Джек Хиггинс  13  Глава тринадцатая Воинствующая церковь : Джек Хиггинс
 14  вы читаете: Глава четырнадцатая Гримсдайк : Джек Хиггинс  15  Глава пятнадцатая Гнев божий : Джек Хиггинс



 




sitemap