Детективы и Триллеры : Триллер : Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу

Когда Торн был ребенком, его родители погибли, а в девятнадцать он убил человека, виновного в их смерти. Эти события оставили в душе Торна глубокую, кровоточащую рану, и он поклялся никогда не прибегать к насилию. Но когда через много лет бандиты убивают его приемную мать, Торн, который ведет тихую жизнь на острове Ки-Ларго, близ побережья Флориды, решает прервать свое добровольное изгнание и сам найти убийц.

Есть спокойствие озера, не нарушаемое даже дуновением ветерка; а есть спокойствие канавы, наполненной застоявшейся водой. Так и у нас. Иногда мы ощущаем просветление и умиротворяющее спокойствие, какого никогда еще в жизни не испытывали, и не под действием опиата, а в силу некоего бессознательного подчинения законам высшей справедливости, так что и мы становимся подобны безмятежному озеру с водой хрустальной чистоты… Генри Дэвид Торо. «Дневник писателя»[1]

Июль 1966 года

Стоя перед зеркалом, юноша прицелился в свое отражение из револьвера. Он стоял так до тех пор, пока не унялась дрожь в руке. Юноша закрыл глаза, глубоко вздохнул и опустил револьвер.

Спрятав оружие в ящик для рыболовных снастей, он задвинул его обратно на полку и закрыл шкаф. Потом отправился в ванную, умылся, почистил зубы. Выйдя из дома, постоял на террасе, глядя на океан. Мимо пролетела стая пеликанов, всего в нескольких метрах над водой. Он наблюдал за ними, пока они не скрылись из вида, а затем зашагал по длинной, изрезанной колеями дороге к шоссе.

Юноша вышел на шоссе как раз в тот момент, когда от почтового ящика отъезжал джип почтовой службы. Он открыл ящик и вынул из него посылку. К крышке коробки была прикреплена поздравительная открытка в форме гармошки. Он распечатал ее. Сидящий в лодке рыбак держал на крючке маленькую рыбку, которую вот-вот должна была проглотить рыбка побольше, и так далее, до последнего разворота, где рыба была уже в два раза больше лодки. На открытке была надпись: «Огромного улова в день рождения!»

Еще в конверт были вложены две черно-белые фотографии. На одной из них улыбающийся лысеющий мужчина держал в каждой руке по лососю. На другой женщина с проседью в волосах держала лосося, который был больше любой из двух рыбин в руках у мужчины. Она тоже улыбалась.

Юноша взглянул на фотографии и открыл коробку. В коробке лежали две искусственные мушки: одна из них представляла собой крошечную полевую мышь с латунным крючком в брюшке, а вторая была точной копией стрекозы. «Попробуй новые мушки, — говорилось в записке. — Горячий привет с холодного севера. Поздравляем с девятнадцатилетием. Любим. Скучаем».


Только через час ему удалось поймать машину. К этому моменту он прошел по шоссе уже пять миль. Водитель оказался туристом из Мичигана, взявшим машину напрокат. Он удерживал руль одной рукой, а другой перебирал пачку фотографий. Каждую фотографию он показывал юноше, а затем сам задерживал на ней взгляд. Весь последний месяц мужчина посвятил спортивной ловле рыбы у Исламорады.[2] В основном его интересовал снук, но ему также удалось наловить тарпонов и получить лицензию.

Казалось, мужчина не замечал, что его спутник не произнес ни слова. Юноша рассматривал фотографии из вежливости, сопровождая каждую машинальным кивком. Когда они добрались до окраины Майами, запас фотографий иссяк и мужчина сосредоточил свое внимание на потоке машин, становившемся все более плотным.

На светофоре в Южном Майами юноша без предупреждения выскочил из машины и быстро зашагал по боковой улице. Он шел по ней до тех пор, пока не увидел телефонную будку. Юноша зашел внутрь, закрыл дверь и взял телефонный справочник. Полистав его, нашел нужную страницу, пробежал пальцем по списку фамилий и наконец нашел то, что искал. Он уставился на страницу, затем опустил справочник, и тот закачался на цепочке.

Юноша достал из заднего кармана джинсов карту, развернул ее и несколько минут изучал. Затем взглянул на уличный указатель рядом с телефонной будкой, снова посмотрел на карту. Сложив карту и сунув ее обратно в карман, он вышел из будки и продолжил свой путь.

На нем были парусиновые туфли на босу ногу и темно-зеленая футболка. Выгоревшие на солнце светлые волосы были подстрижены под «платформу». Он был около ста восьмидесяти сантиметров ростом, костлявый и худой. Его темно-синие глаза были устремлены куда-то вдаль, словно он пытался уловить малейшее движение на горизонте.

Широкими шагами он прошел через небольшой торговый квартал, пересек Дикси Хайвэй и двинулся по периметру университета — мимо спортивных площадок и автостоянок к тенистым улицам Корал Гейблз. Было пять часов пополудни, когда он добрался до извилистой тесной улочки, идущей вдоль поля для игры в гольф.

Бросив взгляд в глубину улицы, юноша повернул назад. Через полмили он поравнялся с небольшим сквером с детскими качелями и длинной горкой. Уселся в тени виргинского дуба и стал наблюдать, как чернокожая женщина в белой униформе развлекает белого ребенка. Через час женщина с ребенком ушли, а он остался сидеть в одиночестве в сгущавшихся сумерках.

В полдевятого, когда уже окончательно стемнело, юноша поднялся и снова направился к извилистой улочке. Срезал угол, пройдя через опустевшую стоянку, и пошел вдоль неровного поля для игры в гольф. Держась вблизи густого кустарника, добрался до одноэтажного белого оштукатуренного домика с черепичной крышей. Большие стеклянные двери, выходящие в сад, были освещены, а из открытого окна кухни доносилось звяканье посуды и столового серебра.

Юноша притаился под кустом олеандра в трех метрах от внутреннего дворика и стал смотреть на освещенные окна. Один раз до него донесся детский голос — ребенок звал какого-то домашнего питомца, а часом позже юноша услышал, как женщина, прохаживаясь перед одним из дальних окон, разговаривает по телефону.

Около десяти часов погас свет, но юноша продолжал неотрывно наблюдать за домом. Прошло еще полтора часа, и он услышал, как перед домом остановилась машина. Несколькими мгновеньями позже хлопнула дверь парадного входа. Зажегся свет в гостиной, потом в кухне. Юноша встал и, прижимаясь спиной к шершавой стене дома, прокрался поближе к окну кухни.

В кухне стоял толстяк в темно-синем костюме. У него были темные блестящие волосы, разделенные посередине пробором, и маленький рот с мясистыми губами. Мужчина кинул связку ключей на кухонный стол, снял пиджак и бросил его на пол. Налил стакан виски и, прежде чем юноша успел сдвинуться с места, пропал из вида. Дверь неожиданно распахнулась, и толстяк вышел во двор.

Юноша еще плотнее прижался к стене, а толстяк остановился на брусчатке всего в метре-двух от него и сделал глоток виски. Затем развернулся и что-то бормоча пошел прочь от того места, где стоял юноша, во внутренний дворик, частично освещенный светом из кухни; остановился около шезлонга, потом вдруг согнулся пополам, и его вырвало в цветочную клумбу.

Отерев рот рукавом белоснежной рубашки, мужчина осторожно опустился в шезлонг и снова отхлебнул из стакана. Юноша подождал еще немного. Казалось, толстяк задремал, стакан стоял рядом с ним на земле.

Юноша приоткрыл дверь кухни и проскользнул внутрь. Некоторое время он стоял, оглядывая помещение, затем поднял пиджак толстяка. В нагрудном кармане нащупал бумажник, вытащил водительское удостоверение толстяка и внимательно его изучил.

Затем вернул документ на место, вложил бумажник в карман пиджака и бросил пиджак на пол. Взял ключи с кухонного стола, покинул дом, подошел к шезлонгу, сгреб толстяка за рубашку и поднял на ноги. Толстяк захихикал. Но когда он уже был на ногах, то вдруг напрягся, отпрянул и уставился на незнакомца. Юноша развернул его и одной рукой толкнул вперед, а другой ухватился за воротник его рубашки.

Мужчина двинулся вперед, не произнося ни слова, спотыкаясь на каждом шагу. Они обогнули дом и подошли к проезду. Там был припаркован «Бьюик-купе» шестьдесят пятого года, решетка радиатора упиралась в живую изгородь. Юноша крепко схватил мужчину за воротник, взглянул на разбитый передний фонарь «бьюика» и глубоко вздохнул. Затем развернул толстяка лицом к себе, прислонив его к пассажирской двери.

— Я тебя не знаю, — неуверенно произнес толстяк.

Молодой человек отступил на шаг, поднял правую руку и с размаху ударил толстяка кулаком в нос. Мужчина обмяк, и юноша прижал его к машине, одновременно пытаясь открыть пассажирскую дверь. Толстяк был тяжелее его килограммов на десять-пятнадцать. Справившись с пассажирской дверью, он затолкнул мужчину на сиденье. Захлопнув дверь, постоял, перевел дыхание и прислушался. Затем забрался на водительское сиденье, повозился с ключом и наконец вставил его в замок зажигания. Оглянувшись в сторону дома, завел машину, дал задний ход и слишком резко затормозил, так что в момент, когда машина выехала на асфальт, раздался визг колес.

Он снова взглянул на дом толстяка. У парадного входа в тени виднелась какая-то темная фигура: то ли каменная статуя, то ли ребенок, то ли большая собака. Юноша включил первую передачу и осторожно тронулся с места.

Толстяк пришел в себя минут через десять. Машина остановилась на красный свет, перекресток был пуст, улицы во всех направлениях безлюдны. Чернокожий мужчина сидел у дверей павильона круглосуточной автозаправочной станции, слушал радиоприемник и поглядывал на «бьюик».

Толстяк моргнул, уставился на юношу, затем — через дорогу — на бензоколонку. И вдруг выскочил из машины прежде, чем юноша успел надавить на педаль газа. Он бежал по направлению к бензоколонке, размахивая руками и спотыкаясь. Чернокожий заправщик смотрел, как он приближается, потом вскочил со стула и вбежал внутрь.

Юноша перевел рычаг скоростей в положение «парковка», распахнул дверь и рванул за толстяком. Догнал его в дверях павильона заправочной станции. Чернокожий направил на толстяка мелкокалиберный пистолет, на его лбу выступил пот.

— Перестань, отец, — сказал юноша, обняв толстяка за плечи. — Он немного перебрал. Отмечал мой день рождения.

— Помогите! — закричал толстяк, пытаясь высвободиться из объятий, — этот парень меня похитил.

Юноша покачал головой, глядя на чернокожего:

— С ним это часто случается.

— Да уж, похоже на то, — ответил чернокожий.

Толстяк вырвался из рук юноши и побежал к машине. Пробежав полпути через автостоянку заправочной станции, он споткнулся и упал на колени.

Юноша поспешил за ним, рывком поднял на ноги, и они, шатаясь, двинулись к машине. Толстяк тяжело дышал, он сильно вспотел. Юноша затолкал его в автомобиль, а сам сел за руль.

— Кто ты такой? — спросил мужчина, задыхаясь.

Юноша сказал:

— Брось эти штучки, а то в следующий раз я из тебя всю душу вытрясу. Сиди, где сидишь.

— Я знаю, — произнес толстяк, повернув голову и бросив пристальный взгляд на молодого человека. — Я знаю, кто ты.

Юноша молчал, осторожно управляя машиной, стараясь не превышать скорость.

— Сегодня годовщина их смерти, — сказал мужчина, — я знаю. Ты думаешь, я мог забыть?

— Заткнись, — ответил юноша.

— Ты, конечно, не веришь, что я страдал? Все дело в этом? Ты хочешь отомстить мне, свести счеты, не так ли? — забормотал мужчина. — Скажи мне. Ведь ты их сын?

Светофоры остались позади. Впереди была только длинная полоса шоссе, по обе стороны — консервные заводы и несколько мотелей. Они доехали до Флорида-Сити и выскочили на разбитую асфальтовую дорогу, ведущую через Эверглейдс[3] в сторону Ки-Ларго.[4] Небо было ясное, дорога пустая. Юноша вел машину со скоростью сто десять километров в час.

Толстяк стал звать на помощь. Он обернулся назад, в сторону Майами, и заорал из последних сил. Юноша разогнал машину до ста двадцати километров в час.

— У меня же семья, — закричал ему мужчина.

Юноша повернулся и уставился на него.

— Я могу дать тебе денег. У меня есть деньги. Все что хочешь.

— Я хочу, чтобы ты почувствовал, — ответил юноша. — Почувствовал, каково им было.

— Тебя посадят, — сказал мужчина с угрозой в голосе.

— Юноша усмехнулся и еще больше увеличил скорость:

— Будь что будет.

— Послушай, мне было столько же, сколько тебе сейчас, — сказал мужчина. — Это была дурацкая ошибка. Дурацкая ошибка молодости.

Машина двигалась уже со скоростью сто тридцать километров в час, когда они миновали крутой поворот и поравнялись с мостом через Жюфиш Крик.[5] Машина с грохотом влетела на мост, на миг оторвалась от земли и со всего маху ударилась о землю. Толстяк вцепился в ручку двери. Трезвый как стеклышко. Протрезвевший от адреналина. Они неслись со скоростью сто сорок километров в час во мгле, рассекая ночной воздух.

Юноша еще сильнее вдавил педаль акселератора в пол, заметил, как блеснуло ограждение, как появилось озеро Сюрприз, машину повело вправо, одно колесо соскользнуло на обочину, он почувствовал отдачу в плече, руль вырвало из рук, да он и не пытался удержать его, и «бьюик», вылетев за ограждение, заскользил в воду. «Все правильно, — думал юноша, — все правильно. Все так и должно быть. Да».

Короткий полет, глухой звук удара, брызги стекла, сильный толчок в грудь. Теплая вода озера Сюрприз хлынула в салон. И он потерял сознание.


Когда юноша очнулся, то услышал отдаленный вой сирен. Вода доходила ему до плеч. Грудь болела, под ребрами жгло. Он выбрался через окно, с трудом обогнул машину, чтобы посмотреть, что стало с толстяком. Острый кусок стекла воткнулся мужчине в горло, его голова запрокинулась на спинку сиденья. Из раны текла густая кровь. Если он еще и не был мертв, то уже готов был отдать Богу душу.

Юноша снова добрался до водительской двери, нагнулся, перетащил толстяка с безвольно болтающейся головой через сиденье и втиснул его за руль. Потом где вплавь, где вброд, преодолел двести-триста метров через озеро Сюрприз, выбрался на берег у мангровых деревьев и спрятался в них. Он вымок, у него все болело, но он чувствовал каждую часть своего тела и был в полном сознании.

Он просмотрел весь спектакль до конца: ничего драматичного. Подумаешь, еще один пьянчуга не справился с управлением. Прибывшие люди работали, пытаясь восстановить ход событий. Возникла техническая проблема с лебедкой: трос оказался слишком длинным. Полицейские выбрались из воды вместе с санитарами. Никто не искал пассажира.

Наконец, где-то за час до рассвета, всё закончилось. Люди уехали. Озеро Сюрприз было спокойным. Из маслянисто-черного оно превратилось в серое, потом позеленело. Вставший ни свет ни заря рыбак приплыл на своей лодке и стал забрасывать удочки в тени у берега на расстоянии около полутора километров от юноши.

Юноша пробрался сквозь густые заросли мангровых деревьев и вышел к шоссе. Он тяжело дышал, его руки тряслись. Рубашка промокла от крови. До его дома было меньше пяти километров, но ему понадобилось два часа, чтобы преодолеть это расстояние.


Содержание:
 0  вы читаете: Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap