Детективы и Триллеры : Триллер : Глава двенадцатая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава двенадцатая

Торну удалось заснуть лишь на рассвете, а часом позже он вдруг проснулся, посередине какого-то сна, где преследовали его, или он кого-то преследовал — не мог вспомнить точно. Он вспотел, его сердце бешено колотилось. Торн огляделся и понял, что все еще находится в своей старой спальне, в доме Кейт.

Он поехал к себе домой, принял душ, оделся как в лихорадке. Подъехав к бюро ритуальных услуг в девять утра, Салли Спенсер увидела, что он расхаживает взад-вперед перед закрытой дверью. Она вылезла из машины, глядя на него так, как будто сомневалась, в здравом ли он уме.

— Я в порядке, — заявил он ей, поднимая руки и демонстрируя ей свои ладони. — Я в полном порядке.

Она отперла входную дверь и провела его в свой кабинет, положила сумочку в ящик стола и села. На ней было желтое платье, волосы убраны в высокую прическу. Минуту или две они разглядывали друг друга. Он видел, что она читает в его лице что-то, не внушающее ей доверия.

— Ты пришел не по адресу, Торн. Теперь это дело полиции. Поговори с Шугарменом.

— Ее изнасиловали, Салли?

— Говорю тебе, это не в моей компетенции — отвечать на вопросы.

— Я видел ее брюки. Ее изнасиловали, ведь так, Салли?

Салли чуть помедлила, а потом утвердительно кивнула головой.

Они сидели друг напротив друга, и Торн чувствовал, как к его лицу приливает кровь. Он сердился на нее, потому что вокруг больше никого не было. Потому что она выбрала себе такую дерьмовую профессию. Потому что она была женщиной, а женщин насилуют.

Они сидели, глядя друг на друга. Торн вцепился в подлокотники кресла. Это чувство не пройдет, он знал это. Раньше он испытывал его к Далласу, а теперь к убийце Кейт. Он мог накричать на Салли, устроить погром в ее кабинете. Но это чувство осталось бы с ним, даже спустя многие годы. Оно бурлило бы под внешним спокойствием.

Вместе они обсудили кремацию. Салли отвезет тело в Майами, проведет там день и вечером привезет останки. Она назвала их «креманками». Торн снова пришел в ярость. Чуть не высказал ей, что он думает. Даже если она ни в чем не виновата, даже если она добра, открыта и дружелюбна. Все равно она не имеет право называть их «креманками».

Торн сказал, нет, он не хочет еще раз взглянуть на тело.

Потом он отправился в «Карибский клуб» — бар с видом на залив, куда в основном наведывались байкеры и строительные рабочие. Заказал пиво. Осушил бокал, глядя как парочка виндсерферов сражается с волнами залива. Затем заказал еще одно пиво. Бар мен, принесший заказ, сказал ему, что они слышали о том, что случилось с Кейт. Вот только что о ней говорили. Торну не понравилась его интонация. Или то, как он переглянулся с парнем, сидевшим рядом с Торном.

— Да? — спросил Торн. — И что же?

— Да ничего, — ответил незагорелый бармен.

— Эй, — позвал Торн удалявшегося бармена, — эй, почему я здесь единственный, на ком есть рубашка?

— Черт побери, да потому что это Кис, приятель, — сказал сидевший рядом с ним бритоголовый парень.

Перед ним на стойке бара лежала металлическая каска с буквами SS. Его ремень не было видно из-за нависавшего над ним живота.

— Ты, что не в курсе, белый мальчик? Здесь законы не действуют.

— Здесь действует только закон джунглей, — сказал его приятель, наклонившись вперед и бросив на Торна свирепый взгляд.

Это был низкорослый парень с плоским лицом питбуля. На голове у него красовался черный мотошлем.

Тощий мужчина с волосами, забранными в конский хвост, и в жилетке, под которой виднелась его костлявая грудь, направился к ним, оторвавшись от бильярдного стола, держа наготове кий.

— Ах, вот оно что, — сказал Торн, — закон джунглей?

— Разумеется, блин, — откликнулся бритоголовый. Он оторвал локти от барной стойки и нагнулся к Торну, обдав его запахом пива. Ухмыльнулся и обратился к своим товарищам:

— Родился еще один тост! Выпьем за того, кто прикончил крысиную леди! Если чертова крыса не может выжить без посторонней помощи, ее нужно ликвидировать.

— За ликвидацию, — закричал его друг-коротышка. — За закон джунглей!

Торн схватил его бокал с «Будвайзером» и врезал им бритоголовому по глазам. Быстро зашел сзади и, схватив коротышку за шлем, ударил его лицом о стойку бара. Парень с кием встал в позу бейсболиста, готовящегося к удару, крепко сжимая кий в руке, и придвинулся к Торну. Быстрым, почти незаметным движением Торн метнул в него фашистскую каску, и, пока тот отвлекся, пытаясь от нее уклониться, нанес ему удар в пах. Бармен тем временем испарился.

Снаружи, на автостоянке, у него мелькнула мысль повалить их «Харлеи» на землю как костяшки домино. Но шутить с этими парнями не стоило.

Он медленно ехал по первой федеральной магистрали в южном направлении, пытаясь справиться с дрожью в руках, тяжело дыша и чертыхаясь.

Четырехрядное шоссе прорезало остров посередине как позвоночник. Местами остров так сужался, что можно было, стоя в центре дороги, бросить камень либо в океан, либо во Флоридский залив. И услышать, как он упадет в воду.

Сейчас все вокруг казалось Торну чужим и никчемным. От старых времен осталось всего несколько деревянных домиков с железными крышами, цистернами и куполами, зажатых между ресторанами «Пицца Хат», магазинами принадлежностей для ныряльщиков и лавками, торгующими раковинами, витрины которых были завалены раковинами королевского моллюска. Над скоплением ресторанов фаст-фуд поднимался смог от фритюрниц. Даже сильный морской бриз не мог очистить воздух от этого смрада.

На Ки-Ларго не было города в обычном понимании этого слова, не было сетки улиц, не было площади перед зданием суда, не было парка со статуями. Не было даже тротуаров. Только эта горячая четырехрядная полоса шоссе, сбоку от которой бежала велосипедная дорожка. Заправочные станции, автомобильные кемпинги, магазины автотоваров, семейные мотели, магазины, торгующие приманкой для рыбы, со стенами, разрисованными изображениями рыбы-парусника, рекламные щиты, увлекающие водителей мимо всех этих аляповатых строений дальше, на Ки-Уэст.

Незастроенным по случайности остался только один участок земли, открытое пространство, откуда неожиданно открывался вид на Флоридский залив и на Атлантику. Яркое пятно водной глади пятнадцати оттенков голубого и зеленого, а затем снова здания из шлакоблоков, где можно купить страховку от наводнений или гамбургер.

В тех местах, где ширина острова достигала нескольких сотен метров, громоздились кварталы бетонных жилых домов на сваях. Но на Ки-Ларго не было потребности ни в комитете по охране архитектурных памятников, ни в историческом обществе. То, с чем не справился ураган 1935 года, было снесено бульдозерами.

Там, где раньше никогда не было теней, теперь повсюду были тени. Самыми древними на двести километров вокруг были люди. И почти все они, за исключением жалкой горстки, были вновь прибывшими, пенсионерами, которые так привыкли к супермаркетам и огромным автостоянкам там, у себя дома, так гордились своими торговыми центрами, с такой готовностью рассказывали кончам, какими благами цивилизации наслаждается вся остальная Америка, что тут и там стали появляться новые и новые ренегаты.

Даже некоторые старые друзья Кейт предали ее, Им нужны были «Кей-марты», а не древесные крысы. Они устали столько лет ездить за любыми крупными покупками в Майами. Устали быть первопроходцами. При этой мысли Торну захотелось развернуться и поехать на север, ехать до тех пор, пока «кадиллак» не остановится. Осесть там, неважно где. Лучше жить в том месте, которое давно уже покинула надежда, чем оставаться здесь и наблюдать, как все постепенно разрушается.

Однако он вернулся домой, немного посидел в «кадиллаке», а потом дошел до края причала. Просто стоял там, вдыхая морской воздух, ни к чему не приглядываясь. Когда наконец приехала Сара, было уже десять часов.

Торн стоял на причале и смотрел, как она выбирается из своего красного «транс-ама». Наблюдал, как она идет к нему, во что она одета, как уложены ее волосы. Неужели так выглядят торговцы наркотиками? Он не находил в ней ничего особенного. На ней были коричневые вельветовые джинсы, темная блузка с короткими рукавами, теннисные туфли. Солнечные очки. Ее походка, ее волосы ни о чем не говорили.

Она вышла на причал, остановилась перед ним и спросила, как он себя чувствует. Он ответил:

— Нормально. Сказал, что ему нужно выпить.

— Мне поехать с тобой?

Смерив ее долгим взглядом, он ответил: да, он хочет, чтобы она поехала с ним. Он позволил ей взять себя за руку, и они направились к ее машине.

Торн велел ей ехать на остров Отдохновения. Это было курортное местечко, тридцать лет тому назад Кейт и доктор Билл купили в нем долю. Многие годы там не было ничего, кроме нескольких коттеджей. Для семьи Труман это было удобным местом, где они хранили свою лодку, местом, куда они могли отправиться на выходные. Приемная мать Шугармена, белая женщина одного возраста с Кейт, тоже была в числе совладельцев и каждые выходные привозила на остров Шугармена, чтобы он ловил рыбу, катался на лодке и нырял вместе с другими детьми.

Сара припарковала машину и стала ждать, а Торн сидел и смотрел через ветровое стекло.

— Зачем мы сюда приехали? — спросила она.

— Мне нужно что-то сделать, — ответил Торн.

Торн поводил ее по острову, показал, где раньше были коттеджи, спуск для лодок, волейбольная площадка, поле для игры в крокет. Длинные столы для пикников и обложенное камнями место для барбекю, где, бывало, собирались пять-шесть семей, жарили рыбу и картошку и пели песни.

Один из совладельцев острова Отдохновения был юристом, это ему пришла в голову мысль построить небольшой мотель на дальнем конце острова, который не будет причинять неудобств, но, вместе с тем, будет приносить определенный доход. Там смогут останавливаться приезжающие в гости родственники. Да плюс еще налоговые льготы.

Все остальное развивалось так постепенно, что никто и не думал возражать. Здесь выкопали несколько мангровых деревьев, там устроили небольшую насыпь. Построили еще одно здание. Кое-где проредили кустарник. Торну навсегда запомнился один прекрасный осенний день, когда наконец-то наступила долгожданная прохлада, это было в начале семидесятых. Он шел мимо яростно сражающихся волейболистов к своей лодке и не встретил ни одного знакомого лица. Вторжение завершилось. У пришлых был численный перевес.

Теперь остров Отдохновения был полностью открыт для широкой публики. Лодочные спуски, три бара, четырехэтажный мотель, два обычных ресторана, один дорогой и фешенебельный, закусочная, несколько сувенирных магазинчиков. В последние несколько лет, к неудовольствию Кейт, остров стал также популярным местом отдыха холостяков.

Он повел Сару мимо магазина, где продавались бикини, к сараю из старых сосновых бревен. Деревянная обшивка сарая покоробилась, крытая рифленым железом крыша проржавела. Это было последнее строение, оставшееся от былых дней. Десятью годами ранее, когда Торн принял решение больше не выходить с туристами в море ловить рыбу на отмелях, он оставил там на хранение свою лодку и изношенный «Эвинруд».

Торн отыскал нужный ключ на брелоке с ключами, открыл висячий замок и распахнул тяжелые двойные двери. Оглядел темное помещение. Зачехленный мотор возвышался на козлах посередине сарая. Торн подошел и положил руку на мотор.

— Мне нужно привести его в рабочее состояние, — сказал он Саре.

Стоя в дверном проеме, с нимбом из солнечного света над головой, она кивнула в знак того, что все понимает.

Сперва он почистил и смазал инструменты, оставленные им на верстаке, затем вынул из чехла мотор мощностью в тридцать лошадиных сил. С помощью шпателя соскреб ржавчину с головок. Отправив Сару за запасными уплотнительными прокладками, он разобрал карбюратор, промыл его части в бензине и вновь собрал его. Все резиновые кольца пришли в негодность. Нужны были новые наконечники и свечи. Когда Сара вернулась с прокладками, он снова отправил ее в магазин с целым списком запчастей. Цилиндры были в нормальном состоянии, чуть поцарапаны, но, в целом, в порядке. Кольца он отполировал.

Потом Сара стояла у дверей сарая, глядя, как он работает, и каждые полчаса приносила ему свежее пиво. Он выпустил немного масла из нижнего поддона — масло было черным, и он слил его. Шестерни передач не заржавели, маховик проворачивался.

Около шести вечера он установил двигатель на лодку и оттащил ее на тележке к причалам. Сара и несколько знакомых с глубоководных яхт наблюдали, как Торн влил немного бензина в карбюратор и попытался завести «Эвинруд». С пятой попытки двигатель заработал и выпустил струйку голубого дыма, а винт стал медленно поворачиваться сквозь толщу воды. Пара человек зааплодировали.

— Хорошая работа, Торн, — крикнул один из них.

Торн стоял в своей лодке, тяжело дыша и озираясь вокруг.

— Ты в порядке? — спросила Сара.

Он ответил:

— Да.

Но по ее лицу и по глазам остальных видел, что никто в это не поверил. Он опустил голову и посмотрел на свою правую руку. Она была крепко сжата в кулак, как будто в ней все еще был гаечный ключ.

— Наверное, не помешает пропустить стаканчик, — сказал он. — Четыре стаканчика.

— Говорят, это помогает, — откликнулась Сара.

— Десять стаканов, — сказал Торн.

Они отправились в «Тики-Бар», который находился на верхнем этаже мотеля. Сара заказала чай со льдом, Торн — «Будвайзер». Она спросила его, какими фактами он располагает, и он рассказал ей все: про марихуану на борту, про изнасилование, про то, что Кейт вышла в море ловить желтого тунца. Он наблюдал за ее реакцией, но ничего особенного не заметил. Потом она просто молча сидела и смотрела на Торна в замасленной одежде, на то, как он принимает соболезнования от бармена и официанток, и пила свой чай со льдом.

В семь часов они спустились вниз, в «Кокосовую хижину» на краю бассейна. Сели друг против друга за круглый столик под зонтиком. Торн заказал бурбон, а Сара по-прежнему чай. Она покусывала губу, пытаясь избежать пытливых взглядов, которые периодически бросал на нее Торн. Вокруг слонялись несколько туристов. Была середина недели, середина лета. Торн пытался не думать о Салли Спенсер, о том, где она сейчас и что делает.

Когда солнце село, Торн переключился на текилу в баре «Маргаритавилль Экспресс», располагавшемся в маленькой хижине на краю устроенного на острове Отдохновения небольшого пляжа. Они сидели в баре, и Торн смотрел, как два парня катались на водных лыжах по вечернему океану, огни их катера освещали часть Атлантики.

В полдевятого Сара заказала моллюсков в тесте и молча принялась за еду. Торн смотрел, как появляется вечерняя публика. Пока Сара ела, глядя в свою тарелку, он крутился на своем стуле и слушал разговор двух медсестер из Мичигана, которые казались еще пьянее, чем он сам. Их разговор явно предназначался для его ушей. Они посматривали на него, сидя за небольшим столиком.

— Минет, минет, минет, — говорила рыжая. — Всегда одно и то же.

Ее темноволосая подружка в больших очках с затемненными стеклами улыбнулась Торну уже, наверное, в пятнадцатый раз.

— Парням наплевать, — сказала она, обращаясь к подруге. — Они думают, для девушек это как икра. Большое одолжение, подарок свыше.

— Например, тот парень в «Пир Хаус».

— Фредди?

— Да, — ответила рыжая, бросая еще один зазывный взгляд на Торна (слезай со своего стула, парень. Подойди к нам). — Минет, минет. Он хотел сидеть в своем «порше» и любоваться закатом, пока я его обслуживаю.

— Какой романтик.

— Неужели я проехала шесть с половиной тысяч километров, чтобы сидеть, засунув голову под руль? Пока какой-то парень, воображающий, что его обтрепанный «порш» делает его, по меньшей мере, героем-любовником из Голливуда, любуется на закат? Нет уж, дудки.

— Слышит, что ты дипломированная медсестра, и хочет, чтобы ты измерила ему пульс, температуру: кажется, у меня лихорадка.

Сара коснулась его локтя.

— Ты готов?

Торн смотрел, как водные лыжи то появляются в пятне света, то исчезают из вида. Воображал, каково это — быть сейчас там, в темноте, без ориентира.

— Я готов, — сказал он, с трудом слезая с неустойчивого барного стула.

Двое парней в теннисных шортах и гавайских рубашках стояли позади столика, за которым сидели медсестры. Один из них был невысокого роста, с трехдневной щетиной, злыми маленькими глазками и проплешиной на макушке. Второй — высокий и грузный, с пиратской повязкой на глазу и длинными сальными волосами. Должно быть, их внимание привлекла эта болтовня о минете. Рыжая в последний раз одарила Торна улыбкой, прежде чем переключиться на этого вновь пришедшего парня в расстегнутой гавайской рубашке, из-под которой виднелась его грудь, заросшая темными курчавыми волосами.

— Я знаю, кто это сделал.

— Ты пьян, Торн. — Сара помешала соломинкой остатки своего чая со льдом.

Торн глядел, как коротышка в гавайской рубашке нащупал под столом колено рыжеволосой и полез ей под юбку.

Торн посмотрел на счет и оставил на столе несколько купюр.

— Это тот парень в начальной школе, на собрании. Тот лесоруб. Которого я заставил заткнуться. — И Торн ударил ладонью по барной стойке.

— Боже мой, Торн. — Сара повесила сумочку на плечо. — Да таких парней пять сотен. Да еще их жены. Их дети. Все они точили на Кейт огромный зуб. Этот парень лишь один из многих.

Двое в гавайских рубашках наблюдали за Торном. Медсестры отправились в туалет. Эти парни пока не до конца поняли, был ли Торн просто еще одним пьяным или мог бы их поразвлечь.

Торн оглядел ряды столиков, парочки, перед которыми стояли бокалы с розовыми коктейлями и кружки с пивом. Кокосовые пальмы были украшены новогодними гирляндами. Вдруг все показалось ему чудовищно несправедливым. Эти люди роняли свой картофель фри на землю там, где доктор Билл показывал детям, как чистить рыбу, а Кейт разучивала с ними названия созвездий, слова песен.

Лишь когда они сели в Сарин «транс-ам» и отправились с Лоуэр-Мейткамб-Ки обратно на Ки-Ларго, перед глазами Торна все поплыло. Он откинул голову на подголовник, закрыл глаза, но продолжал ощущать, как вибрирует глушитель, как Сара, не любившая езду в ночное время и потому нервничавшая, резко поворачивает руль, как о ветровое стекло разбиваются ночные мотыльки.

Подъехав к его домику на сваях, Сара припарковала машину на траве как можно ближе к лестнице. Она помогла Торну вылезти из тесного салона машины и с трудом втащила его вверх по лестнице. Отперла дверь и подтолкнула его внутрь комнаты. Торн спросил:

— Ты останешься? Мне бы этого хотелось.

— Я остаюсь, — ответила она откуда-то издали. — Подожди минутку, я сейчас вернусь.

В темноте Торн разделся, шатаясь после целого дня пьянства. Все плыло перед его глазами. Он попытался почистить зубы, соблюсти этот ежевечерний ритуал, но не смог открыть тюбик с пастой.

Он услышал, что Сара снаружи, на веранде. Держа в руках зубную пасту, он добрался до дверей и увидел, что она сидит в одном из кресел доктора Билла, и ее плечи сотрясаются от рыданий.

Торн шагнул наружу, взял свои вещи, щурясь на мельтешащий перед его глазами залив. Он встал за креслом и посмотрел на нее. Она сидела, закрыв лицо ладонями. Ему хотелось положить ей руку на плечо и вернуть обратно на землю. Но она, похоже, была слишком далеко.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  вы читаете: Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap