Детективы и Триллеры : Триллер : Глава четырнадцатая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава четырнадцатая

Легкий ветерок лишь слегка шевелил верхушки деревьев, росших вокруг домика Торна, такой же знойный и бесполезный, как воздух на чердаке. Они с Шугарменом сидели на веранде. Сара была в доме, одевалась.

Похмелье Торна было в самом разгаре. На нем были рыбацкие очки с самыми темными стеклами, глаза нестерпимо болели, он старался моргать в том же ритме, что и пульс его сердца. Он был одет в укороченные голубые джинсы, желтовато-коричневые туфли и оранжевую футболку с надписью КИ-УЭСТ, ПОСЛЕДНЕЕ ПРИБЕЖИЩЕ.

Шугармен хранил молчание с того самого момента, когда открыл дверь и увидел Торна и Сару, разметавшихся на скомканных простынях в глубоком сне, хотя солнце уже давно встало.

— Ну, расскажи мне, — произнес Торн. — Он снова отхлебнул кока-колу из банки, пытаясь держать голову прямо. — Что у вас есть?

— Сначала ты расскажи мне, Торн.

— Что?

— Ты же не собираешься уподобиться тем, кто врывается в дома поздно ночью, никому не зачитывая их прав, действуя по законам волчьей стаи?

Торн поднял голову и посмотрел на него.

— Так вот как я выгляжу в твоих глазах?

— Да, именно так.

— Я пацифист, приятель, — сказал Торн.

— И уж, конечно, ты разбил костяшки пальцев во время мирной беседы? — откликнулся Шугармен.

Торн сказал:

— Да ладно тебе.

— Хорошо, вот как обстоят дела. Сейчас этим делом занимаются парни из Агентства по борьбе с наркотиками. Вчера они целый день обыскивали яхту, взяли пробы приманки для рыбы, чтобы определить ее происхождение с помощью компьютера. Прочесали всё мелким гребнем. Уже получили результаты от этих бездельников из лаборатории. Ввели информацию в центральную базу данных, и вот — бац — компьютер выдал результат: «Простите, ребята, можете начинать все заново. Это нам ничего не дает».

— И эта информация должна меня успокоить?

— Подожди минутку, — сказал Шугармен. — Мы знаем, что это были два парня. Они зафрахтовали ее яхту на ночь, вышли в море, к рифу, затем у них произошла стычка с Кейт, кто-то разлил приманку для рыбы, потом прогремели выстрелы, потом они разбросали повсюду марихуану. Это как археологические раскопки. Пласты. Вскрываешь пласт за пластом.

Нед Маклин ловил люцианов на Пиклз-Рифе около одиннадцати вечера в понедельник. Он слышал стрельбу, но не стал вмешиваться, так как подумал, что это очередная разборка наркоторговцев. Его радиоприемник был на последнем издыхании, поэтому он смог сообщить о том, что слышал, только вчера. Он провел там всю ночь, был так напуган, что боялся запускать мотор.

Еще позвонил Ларри Мейфидд с пристани Трембл, сказал, что в пять часов Кейт заправляла яхту топливом в его доках. Она сказала, что ее зафрахтовали двое кубинцев и купила шесть мешков приманки.

Мы знаем, что один из них был высокого роста, а другой коротышка. Это ясно из оставленных ими следов. Они были в новеньких ботинках. За дверь рубки зацепилась какая-то черная нитка. И еще мы нашли удилище с окровавленным кончиком.

Торн молчал, потирая переносицу.

— Похоже, Кейт кого-то из них поранила. Удилище отправили в лабораторию в Майами.

Торн покачал головой, глядя на Шугармена и пытаясь отогнать картинку, которая складывалась у него в голове.

— Парни из агентства раскручивают версию с наркотиками. Это их хлеб. Их не интересует мое мнение о Кейт, они считают, что она приторговывала травкой. И что она мертва, потому что не хотела платить профсоюзные взносы. Они говорят, что разбросанная марихуана — это как подпись. Пусть это послужит уроком другим. Все очень просто. Дело из серии «Ох уж эти любители».

По голосу Шугармена Торн понял — что-то не в порядке. Таким Шугар становился, когда кто-нибудь, находившийся в одной комнате с ним, шепотом произносил слово ниггер.

Шугармен сказал:

— Но это не наркотики. Это могло быть ответной реакцией на ее выступления, на все эти экологические штучки, или на что-то, о чем мы еще не знаем. Но и ты, и я — мы оба знаем, что дело не в наркотиках.

Торн встретился глазами с Шугарменом и увидел, каким тяжелым был его взгляд. Глаза затуманились и стали желтого цвета.

Шугармен продолжал:

— Я позаботился о том, чтобы яхту перегнали в док. Ларри Мейфилд сейчас приводит ее в порядок, нужно поставить пару заплаток. Потом он отгонит ее к причалу Кейт. Так что не беспокойся об этом.

— Есть что-то еще, не так ли?

— Это не связано с Кейт. — Шугармен бросил взгляд на застекленные двери. Оттуда донесся звук смываемой в унитазе воды.

— Сара?

— Нет, это снова Джинни. — Шугармен глубоко вздохнул. — Я не хочу сейчас об этом говорить.

Торн ничего не ответил. Ему вдруг стало тяжело дышать, к горлу подкатил комок. Похмелье тут было ни при чем. Он представил себе Кейт, то, как она наносит удар этим удилищем. Бесстрашная находчивая Кейт. Ее больше нет.

— Я знаю, что сейчас неподходящее время, дружище, но мне необходимо с тобой поделиться. — Шугармен снова взглянул на двери. — Она провела прошлую ночь со священником. С тем чуваком, о котором я тебе рассказывал. Роберт Редфорд с Библией. Представляешь, она стоит в дверях с чемоданом, собираясь уходить, и сообщает мне, что я для нее недостаточно сексуален. Ей, видите ли, нужен этот жеребец.

Шугармен повернул голову в сторону Блэкуотер Саунда.

— Она сказала, что будет иногда оставаться на ночь там, иногда проводить ночи дома. Сказала, что любит нас обоих, но по-разному. Не знаю, Торн. Мне кажется, у меня все в порядке с сексуальностью. Я чертовски страстный.

Торн кивнул.

— Дьявольщина, я не знаю, что ей сказать. Вчера вечером я даже чуть не позвонил на телевидение, этой ведущей с акцентом. Вот до чего я дошел. — Шугармен устало засмеялся.

Торн изобразил улыбку. Отвернулся в сторону и стал смотреть вдаль.

Когда дверь открылась и появилась Сара в белых шортах и белой блузке, Торн обернулся, и ему почудилось, что он слышит негромкую музыку. Его похмелье играло с ним шутки. Он попытался подавить улыбку, но знал, что у него это плохо получается, что ему ничего ни от кого не скрыть.

Шугармен встал, кивнул ей в знак приветствия, и Торн представил их друг другу. Шугармен протянул руку, и она крепко, по-мужски, ответила на его рукопожатие.

— Ну так что же, меня по-прежнему подозревают в контрабанде наркотиков? — спросила она. — Может, мне уже стоит поискать кого-нибудь, кто внесет за меня залог?

Шугармен сказал:

— Торн, мерзавец.

— Ну да, я ей все рассказал. И что? Ты же все равно не веришь в эту чушь. По-твоему, она похожа на мисс Марихуана?

Шугармен печально покачал головой, издав слабый стон. Разве можно доверять что-нибудь таким, как Торн?

— Я буду рада ответить на любые вопросы, — сказала Сара.

Они с Торном обменялись взглядами через стол.

— Что мне сказать в свое оправдание, Шугар? — сказал Торн, дотронувшись до руки Сары. — Когда я говорю людям неправду, у меня появляются бородавки. Огромные гадкие бородавки размером с бутылочную пробку.

Шугармен задержался еще на пять минут, слушая, как Торн объясняет Саре, какими фактами на данный момент располагает полиция. Шугармен украдкой посматривал на нее.

Когда он уехал, Сара встала и сказала:

— Мне нужно кое-что тебе показать. Ты должен это знать.

— Это имеет отношение к тебе?

— Не знаю, — ответила она. — Надеюсь, что нет. Очень надеюсь.

Они сели в ее «транс-ам» и поехали на юг, чуть ли не до самого Плантейшн-Ки. Торн смотрел, как ее руки сжимают небольшой руль, как четко она переключает передачи. Она не превышала скорость, но все время ныряла из ряда в ряд, обгоняя трейлеры «Уиннибего» — медлительный местный транспорт, и нигде подолгу не застревая. Она вела машину так, как будто привыкла ездить намного быстрее, не делала ни одного лишнего движения. Каждая из четырехсот лошадей знала, у кого в руках хлыст.

Он сказал ей, что она прекрасно водит. Она ничего не ответила.

— Я хотел сделать тебе комплимент.

— Просто это щекотливая тема.

Торн молчал, рассматривая ее профиль. Ее волосы трепал воздух кондиционера.

Она сказала:

— Я очень трепетно отношусь к вождению.

Торн подивился, как это ему удалось напороться на эту твердыню.

Сара, глядя на дорогу, продолжала:

— Мой отец погиб из-за того, что не справился с управлением.

— Ты никогда об этом не говорила.

— Это было давно.

Торн положил ей голову на плечо.

— Это неважно, давно или недавно, Такие вещи не проходят со временем. Я знаю.

— Да, я знаю, что ты знаешь, — ответила она.

Она свернула на фунтовую дорогу, тянущуюся вдоль побережья сразу же за указателем сто сорок седьмого километра. Когда-то здесь был небольшой рыбацкий лагерь, располагавшийся на шести гектарах земли. Он знал, что рыбацкие коттеджи давно снесли, но никогда не интересовался дальнейшей судьбой этого участка.

Сара вышла из машины и подошла к ржавой цепи, преграждавшей им дорогу. Она порылась в сумочке, извлекла большую связку ключей, нашла нужный и открыла висячий замок. Оставила цепь в траве.

Они поехали дальше по извивавшейся тенистой дорожке, кусты хлестали по дверцам машины. Теперь Торн вспомнил. Здесь когда-то строили или предполагали построить кондоминиум.

— «Солнечные дюны», — произнес он.

Сара взглянула на него.

— Правильно, — сказала она.

В тени гигантских смоковниц стояли пять двухэтажных недостроенных панельных домов. Только у одного дома была крыша, у остальных — всего по три стены. Стены были покрыты лианами, поднимавшимися на полтора метра от уровня земли. В канаве, окружающей единственный дом с крышей, выросло небольшое каучуковое деревце. Оконные стекла были разбиты. Усыпанная пурпурными цветочками лиана обвивала сваленные в кучу доски.

Сара продолжала петлять по дорожке, пока не добралась до покатой асфальтовой площадки. Асфальт был весь в трещинах, сквозь них пробивались сорняки. Где-то в тридцати метрах от пляжа располагался теннисный корт и бассейн. Пляж был усеян пластиковыми бутылками, обрывками каната, спасательными кругами. Она припарковала машину рядом с бассейном, и они вышли.

Бассейн до краев был заполнен какой-то зеленой жижей. Лягушки и ящерицы брызнули во все стороны, когда Торн и Сара перешли через деревянный мостик, нависавший над бассейном. Повсюду их окружали поваленные стволы деревьев, кокосовые орехи и гигантские побеги пальм. Земля была покрыта огромными листьями, черными и гниющими. Джакузи забито какой-то гадостью. Когда они приблизились к пляжу, большая синяя цапля с криком метнулась мимо них и поднялась в воздух.

— Ты помнишь, как Кейт около года назад дала тебе ключ?

Торн напряг свою память.

— Она дала тебе ключ и сказала, что это очень важно, чтобы ты его берег.

— Да, я помню. Я храню этот ключ.

Ключ лежал в секретере, в ящике с инструментами. Он представил его себе, плоский позолоченный ключ рядом с плоскогубцами, кусачками и бритвенными лезвиями.

— Хорошо.

Она повела его через лужайку по направлению к пляжу, где стояли два зеленых кресла в стиле «Адирондак» тридцатилетней давности. Они сели. Торн посмотрел на Тарпоновую бухту через свои темные очки. Из-за этих «Полароидов» казалось, что оттуда чуть ли не веет прохладой. Сара наблюдала за ним.

— Этот ключ, — сказала она, — был моей идеей. Кейт хотела кое-что тебе оставить, и я подсказала ей, как это лучше сделать.

Он расслабился в кресле, в его памяти всплыло мимолетное воспоминание о том, как они ловили в этой бухте форель, дрейфуя среди водорослей, как на воде покачивались поплавки. Тогда в бухте еще водилась форель, а дно было покрыто водорослями. Потом, когда здесь заработали драги, намывая землю для новых поселенцев, все стало голым и стерильным из-за поднимающегося со дна ила.

— Ключ был своего рода символом подарка. Он означал, что подарок преподнесен, сделка состоялась. Это очень важно или может быть важно, если Рики вздумает оспаривать твои права. Она ничего не получит, но может предпринять такую попытку.

Торн уставился на нее.

— Не получит чего?

— Этой земли, — ответила она. — «Солнечных дюн» и еще десятка таких же участков, раскиданных по всему архипелагу.

— Этот город-призрак? Он принадлежал Кейт?

— Да, он принадлежал Кейт. А теперь принадлежит тебе. Она вписала твое имя во все закладные. Право собственности переходит к тебе после ее смерти. Это подарок, не наследство. Формально она подарила тебе это место в тот день, когда вручила ключ от своего сейфа. Но тогда не имело смысла объяснять тебе все это.

— Она купила этот участок и позволила ему стать таким?

Сара нахмурилась.

— Она купила этот участок для того, чтобы он стал таким, — сказала она. — Это то, что она завещала тебе. Это природные дюны, здесь еще растет красное дерево — там, где застройщики хотели вырубить лес для нового строительства. Я знаю, у многих это вызывает насмешки, но здесь еще водятся древесные крысы.

— Я не смеюсь, — сказал он.

— Она вкладывала в подобные участки каждый свободный цент. Использовала для этого собственные сбережения, страховку, полученную после смерти доктора Билла, его ренту, все доходы, которые приносил остров Отдохновения, в основном, в форме арендных и лизинговых платежей. Все эти деньги шли на то, чтобы остановить новое строительство.

Время от времени владельцы этих участков сталкивались с финансовыми трудностями, пропускали пару платежей. Или же благодаря Клубу «Сьерра» или обществу «Одюбон»[29] инвесторы оказывались по уши втянутыми в судебные разбирательства, так что владельцам смертельно надоедало ждать возобновления строительства, вкладывая дополнительные средства. Вот тогда Кейт вступала в игру и предлагала им либо продать весь участок целиком, либо продать ей долю в нем, а затем наращивала эту долю до тех пор, пока не становилась полноправным собственником. Конечно, она делала это тайно. Она вела открытую борьбу с застройщиками через общества защиты природы, а тайно пыталась выкупить эти участки. Как только права собственности переходили к ней, все строительные работы прекращались.

Торн нагнулся вперед и глядел на нее. У него снова разболелась голова.

— Моя работа заключалась в том, чтобы эти сделки Кейт не выплыли наружу. Мы использовали бланковые индоссаменты,[30] материнские компании, анонимные трасты, подставных лиц — все, что я могла придумать, чтобы операции совершались в рамках закона, но при этом Кейт оставалась в тени. Иногда на это уходило много времени, но в конечном итоге ей удавалось найти способ так измотать прочих владельцев или заставить их нервничать, что они продавали ей участок.

Но на все это по-прежнему требуются деньги. Все участки облагаются налогом на имущество. По некоторым еще не выплачена закладная. А источником финансовых поступлений является остров Отдохновения. Он должен работать с максимальной отдачей, чтобы эти места могли оставаться городами-призраками.

Торн прочистил горло, посмотрел вниз, на свои колени.

— Вы немного опоздали с этим участком. Земля уже расчищена, здания построены. По-моему, это лишь с большой натяжкой можно назвать спасением земли.

Сара с минуту глядела на него, а потом сказала: «Не знаю, я не ожидала такой реакции. Я думала, что ты, с твоим образом жизни, близостью к природе, сразу все поймешь. Я думала, ты это увидишь».

— Я смотрю. — Торн почувствовал себя неуютно в своем кресле. — Я пытаюсь это увидеть. Он помолчал, глядя на дома, на лианы. — Это похоже на болячку. Болячку, которая еще не зажила.

— Что ж, теперь это твоя болячка. Если ты хочешь вновь начать здесь строительство, продавать тайм-шэры, позволить, чтобы половина жителей Миннесоты смывала содержимое своих унитазов в залив — это твое право. Многие с радостью помогут тебе в этом.

А еще остров Отдохновения. Он тоже твой. Теперь ты можешь просто перекрыть денежный ручеек, и тут же сбегутся любители поживиться.

— А что получит Рики? Все-таки она родная дочь. А я всего лишь приемыш.

— Весной я вносила изменения в завещание, так что могу заявить вполне определенно, что для Кейт ты был больше, чем просто приемыш. Рики получит ровно двадцать пять тысяч долларов.

— Но есть что-то еще, правда? Ты не все мне рассказала.

Сара слегка смутилась, но потом утвердительно кивнула.

— И что же?

— Я думаю.

Она глубоко вздохнула и откинула голову на спинку кресла, словно затем, чтобы поймать эти полуденные лучи, оживить щеки румянцем. Торн пристально разглядывал ее шею, выступы ключиц, вздымавшуюся грудь, кружево бюстгальтера, просвечивающее сквозь прозрачную блузку.

Она медленно повернула голову в его сторону, все еще опираясь на спинку кресла. Торн бросил взгляд на ее лицо, его внимание привлек ее рот. Что-то показалось ему знакомым, ее рот напомнил ему чей-то рот, который он знал, не слишком долго, но хорошо. Он не мог вспомнить чей, и это его тревожило. Странно, что Сара напоминает ему кого-то другого.

— Ты не облегчаешь мне задачу, Торн. — Она глубоко вздохнула и попыталась улыбнуться. Затем взглянула назад, на обветшалые здания. — Но, думаю, мне придется тебе довериться.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  вы читаете: Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap