Детективы и Триллеры : Триллер : Глава шестнадцатая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава шестнадцатая

На двери висела табличка «Стучать», поэтому Торн стукнул в дверь три раза, подождал, потом снова постучал. Он наклонился к окну и заглянул внутрь сквозь пыльное стекло. Джером-старший полулежал в своем кресле, закинув босые ноги на стол. Возле его ног стоял металлический цилиндр, в котором дымилась сигарета.

Торн потянул на себя ржавую дверь и вошел.

— А, Торн, — приветствовал его Джером сквозь гул кондиционера. — Он жестом указал Торну на стул и отложил в сторону оружейный журнал. — Ну что, этого чертового ублюдка уже нашли?

— Пока нет, — ответил Торн, продолжая стоять в дверях.

Внутри было жарче, чем снаружи, о чем Торн не преминул сообщить Джерому.

Джером ответил:

— Эта проклятая штуковина, похоже, охлаждает воздух на улице.

— Без него было бы прохладнее, — сказал Торн, пытаясь перекричать шум кондиционера.

— Просто в такие жаркие дни ему нужно больше времени, чтобы был хоть какой-то эффект. Я к этому привык.

Торн спросил его, где Джером-младший.

— Копается в самолете, — ответил старик. — Несчастный придурок.

— Что-то случилось?

— Его постоянно держат под капельницей. Они разрезали ему глотку, удалили опухоль размером с лошадь. Парень не жилец.

— О, черт.

— К тому же он потерял слух. Приходится подходить к нему вплотную и кричать в самое ухо.

— Боже, Джером. И это выяснилось только сейчас?

— Две или три недели назад. У него обнаружили кровь в моче. А это всегда плохой знак. — Он снова взял журнал, принял прежнюю позу и сказал:

— Люди, которые жили здесь раньше, питались свежей рыбой, дышали чистым воздухом и были крепче скал. Но те времена давно прошли, Торн. Все это дерьмо докатилось и до нас, жить здесь стало не лучше, чем в Майами.

Торн открыл дверь, впустив в комнату солнечный свет и воздух. Сказал:

— Люди говорят, что раньше было лучше, но что-то я не припомню, когда это здесь был рай.

— Было время, — сказал Джером, — когда он был к нам намного ближе, чем сейчас, черт побери.

Торн вышел из дома и зашагал по асфальтовой взлетной полосе к резервному военному самолету, который власти штата использовали для распыления инсектицида от комаров. Джером летал в нем со времен средней школы, и в былые времена они с Торном совершили немало головокружительных полетов. Он взобрался по трапу и, согнувшись, заглянул в кабину. Лежа на спине, Джером ковырялся под приборной панелью, с его груди свисал клубок проводов.

Торн продвинулся вперед и крикнул:

— Джером!

Джером вздрогнул, ударился головой о заднюю стенку панели, а потом высунулся из-под нее.

— Боже правый, Торн! — Джером вылез из-под панели и сел в кресло пилота.

— Извини, приятель.

— Это мой чертов старикан тебя научил?

Торн ответил:

— Да.

— Сам глухой как черт, а думает, блин, что это я плохо слышу. Шепчет, как будто он в церкви. Скоро с ума меня сведет. — Джером-младший поправил свой черный парик, поглядевшись в стекло манометра. — Черт бы побрал эту штуковину. Такое ощущение, что я засунул голову в ведерко со смолой.

— Надеюсь, твой отец сочинил и насчет рака?

— Нет, — сказал Джером. — Здесь он не соврал. — Джером показал через плечо на стальной бак. — Тысячи литров карбофоса. Попробуй-ка десять лет летать в облаке этого дерьма. — Он полез в карман рубашки, вынул пачку сигарет. Предложил сигарету Торну, но Торн отрицательно покачал головой. — Самое плохое в том, что у меня рак — то, что из-за него приходится ездить в Майами. Лучше бы они просто вырезали мне кишки, чем ездить по этим шоссе, лавируя между нью-йоркцами и старыми пердунами. С такой ездой всех этих туристов давно уже пора отправить восвояси. Закрыть границу штата к чертовой матери и повесить на нее большой замок.

Торн смотрел, как он закурил сигарету, выбросил спичку в иллюминатор.

— Я слышал про капитана Кейт, — сказал Джером. — Как только я об этом узнал, я сразу же сказал папаше Джерому, что Кейт, наверное, помешала каким-то наркоторговцам. Ведь это так?

— Пока неясно, — ответил Торн. — Он вдохнул глоток свежего воздуха, высунувшись из кабины. — Она нажила много врагов, пытаясь предотвратить строительство «Порта Аламанда».

— Я ее в этом полностью поддерживал, приятель. Но не упоминай об этом при папаше. Старикан вздумал продать взлетную полосу управляющему кондоминиума. Чем я, черт возьми, буду заниматься в этой дыре, если не смогу летать на самолете? Обслуживать столики? Заправлять постели в «Холидей Инн»? Нет уж, дудки, но папаша готов продать это место хоть самому Кастро. Старый осел купил участок, когда он и гроша ломаного не стоил, а сейчас воображает себя гением недвижимости.

Джером надавил на свой парик. По его щекам потекли струйки пота.

— Ты знаешь, насчет капитана Кейт мне нужно сказать тебе, хоть мне это и не по душе, но в последнее время она возвращалась с о-очень большим уловом. Подозрительно большим.

— На что, черт возьми, ты намекаешь?

Джером пососал сигарету и взглянул на Торна.

— Не знаю, дружище. Просто каждый раз, когда я пролетал над ее квадратом, то видел на палубе ее судна по четыре-пять ящиков со льдом. Судя по осадке, яхта была сильно перегружена. Я еще удивлялся: «Четыре ящика! Это же целая уйма рыбы. Для меня один ящик — уже много». Ну и, понятное дело, я подумал….

Он выбросил окурок в иллюминатор, выпустил дым через нос и вопросительно глядел на Торна.

— Я приехал попросить тебя об одолжении, — сказал Торн.

— Тебе не нужно ни о чем меня просить, Торн. Я никому не скажу ни слова. Черт, я и сам иногда покуриваю травку.

— Я приехал попросить об одолжении, Джером, — повторил Торн бесстрастным тоном.

— Ладно, ладно. Я думал, ты должен это знать, вот и все.

Торн спросил:

— Можно мне одолжить твой «фольксваген»? А я оставлю тебе «фольксваген» Кейт на пару дней.

Джером удивленно посмотрел на него.

— Шлеп-мобиль?

— Да, — подтвердил Торн.

Джером вылез из кабины и повел Торна за дом, где стояла машина. Это был ярко-розовый «фольксваген» с круглыми черными мышиными ушами, свисающими с крыши, длинным хвостом-штопором, приваренным к кузову, и черными усами, прикрепленными к капоту. Кто-то попытался белой и черной краской изобразить под усами два торчащих зуба.

— Я собираюсь на Ки-Уэст.

Джером сказал:

— Двигатель-то выдержит. Но чертовы уши на последнем издыхании.

Джером показал Торну небольшой электрический моторчик на потолке машины. Он постучал по металлической коробке, и машина яростно замахала ушами. Он снова стукнул по ней, и уши остановились.

Торн пообещал, что все будет в полном порядке.

— Люди периодически его одалживают, — сказал Джером. — Я никогда не спрашиваю, зачем.

— Хорошо.

— Что ж, если это кому-то помогает, — сказал он. — Хорошая отговорка, если кто-нибудь стучится тебе в дверь — говорить, что ты как раз собираешься ехать травить пожирающих цемент скорпионов. У них от страха сразу душа в пятки уходит. Скорпионида конкретикус, вот что я им говорю.

Торн кивнул. Он протянул Джерому ключи от машины Кейт.

— Да, еще кепка, — вспомнил Джером.

Он порылся под пассажирским креслом и извлек оттуда зеленую бейсбольную кепку. Сверху на нее был нашит черный тряпичный скорпион, его хвост был поднят для удара, а передние клешни свешивались на козырек.

Он протянул кепку Торну.

— Фирменная футболка «Пришлепни паразита» — на заднем сиденье. На случай, если захочешь прокатиться с шиком. А спрей — в багажнике.

Торн поблагодарил его.

Он вывел «фольксваген» на шоссе, пересек его и подъехал к «Винному магазину Сэмми». Перед тем как вылезти из машины, он ударил по моторчику, чтобы привести в движение уши. Он услышал, как они взмыли в воздух и стали отчаянно развеваться. Еще один удар — и они снова опустились вниз.


Когда он вошел в винный магазин, похмелье в последний раз напомнило о себе. Возмущенный желудок заныл, удивляясь, как его могло занести в такое место.

Сэмми вышел из-за своей зеркальной стойки навстречу Торну. Еще один знакомый Торна по средней школе «Корал Шорз Хай». В школьные годы Сэмми развлекал приятелей своим мастерством карманника. Подходил сзади, хлопал по плечу, выуживал бумажник, а потом, стоя в окружении товарищей, трагическим голосом зачитывал вслух содержание любовных записок или извлекал на свет тщательно скрываемые тайны или еще что-нибудь личное, что там хранилось, в то время как жертва безуспешно пыталась прорваться через плотное кольцо его приятелей, чтобы заткнуть ему глотку. Забавный парень.

Сэмми стоял перед Торном, чуть наклонив голову.

— Сочувствую, друг, — сказал он. — Этих козлов уже нашли?

— Нет еще, — ответил Торн. — Он притворился, что разглядывает пирамиду из водочных бутылок. Магазин наполнялся строительными рабочими, заканчивающими смену в четыре часа. Пара строителей с упаковками пива уже стояла у кассы.

— Я слышал, что это были кубинцы. Что она влипла в какую-то историю с наркотиками. — Сэмми понизил голос, приобнял Торна и увлек его в дальний угол, где стояли бутылки с коньяком.

— Возможно, что дело обстояло именно так, — сказал Торн. — Послушай, Сэмми…

Сэмми поздоровался с парой новых покупателей, одернул свою рубашку-сафари и дал Торну понять, что он весь внимание.

— До меня дошли разговоры, — сказал Торн, — что ты собираешься открыть еще один магазин в «Порте Аламанда».

Глаза Сэмми сузились, но он сдержал свой порыв и попытался усмехнуться:

— Я подумываю об этом.

— Я хочу, чтобы ты знал, — сказал Торн. — Я продолжу дело Кейт. Проект строительства «Порта» останется на бумаге.

Сэмми рассмеялся. Он взял метелку из перьев, лежавшую на ящике с вином, и стал смахивать пыль с бутылочных горлышек. Он сказал:

— Торн, ах ты, сукин сын.

— «Порту Аламанда» конец, — настаивал Торн. — Я тут кое-что затеял, и когда это дело выгорит, «Порту Аламанда» придет конец. Он канет в Лету.

— Древесные крысы, Торн? Тебя волнуют древесные крысы?

— Я не буду произносить речей, Сэмми. Это все равно что метать бисер перед свиньями. Речь идет о звонкой монете. Никто не успеет и глазом моргнуть. И это будет окончательная победа, никто не сможет ее оспорить, не будет никаких бульдозеров, ничего.

— Прекрати молоть чушь, Торн. Ты приперся ко мне в магазин и вешаешь мне тут лапшу на уши. И мне наплевать, даже если у тебя убили мать. Это не дело — таскаться по округе и нести всякий бред.

— Через две недели с проектом будет покончено, — сказал Торн. — Я хотел предупредить тебя, чтобы ты успел побеспокоиться о своей пенсии. Торн сделал вид, что ищет свой бумажник. Затем пошел к выходу, чуть посторонился, пропуская очередную группу строителей.

Сэмми глядел ему вслед, метелка для пыли зависла в его руке.

Торн вернулся на автостоянку, какое-то время посидел в шлеп-мобиле, глядя, как Сэмми о чем-то толкует со своими приятелями.

Конечно, это не рекламный щит на первой федеральной магистрали и не самолет воздушной рекламы, вычерчивающий буквы в безоблачном небе. Но на Ки-Ларго, чтобы придать что-либо огласке, не нужно собирать пресс-конференцию.


К половине седьмого Торн добрался до Ки-Уэста. Последние восемьдесят километров пути солнце светило ему прямо в глаза. Он старался не думать о цели поездки. Чтобы отвлечься, он вел машину как безумный, то и дело выезжая на полосу обгона. Сигналил фарами, жал на гудок. Уши автомобиля неистово развевались.

Переехав через мост, он оказался на Ки-Уэсте, свернул налево, обогнул пляж. «Уши» все еще работали. Он нашел место на автостоянке около дома, где жила Рики. Ее дом находился на Саутхард Стрит, всего в паре кварталов от главной улицы. Через дорогу располагалась картинная галерея, где были выставлены предметы гаитянского искусства. На углу был магазин здорового питания и ресторан.

Торн вышел из машины. Где-то поблизости играла музыка и раздавался стук бонго. Пахло жареными бананами. Закат окрашивал старые деревянные дома в грязно-розовый цвет.

Пока он поднимался по лестнице, ведущей к ее дому, парадная дверь открылась, и на пороге появилась Рики. На ней была футболка и белые шорты, ремешки сандалий обвивали ее лодыжки. Увидев его, она споткнулась, но тут же обрела спокойствие и спустилась к нему со своим обычным выражением лица. От Кейт она унаследовала квадратное лицо, а от доктора Билла — большой рот и темные усталые глаза. На первый взгляд она казалась почти хорошенькой, но только на первый. Ее портили глаза, им не хватало живости, в них было что-то болезненное, как будто они помутнели от желчи.

— Ты проделал такой путь, чтобы увидеть меня? — Она приблизилась к нему вплотную, обдав запахом рома. — Не могу сказать, что я тронута до слез.

— Да, — сказал он. — Я хотел тебе кое-что сказать.

— У меня есть телефон, — сказала Рики. — В следующий раз просто позвони. Чем реже я тебя вижу, тем лучше себя чувствую.

— Я хотел видеть твое лицо в тот момент, когда ты это узнаешь.

Рики презрительно усмехнулась.

— Шугармен мне уже звонил, дубина. Кейт убили.

Торн сказал:

— Нет, не это. Кое-что получше. Кое-что, что заставит тебя попрыгать.

Рики хмыкнула и зашагала в сторону центра. Торн двинулся следом, поравнявшись с ней через несколько шагов. Они прошли мимо босого бородача в рабочем комбинезоне, который развалился на ступенях картинной галереи. Завидев их, он поднялся и заковылял вслед за ними.

— Оставь меня в покое, Торн, — сказала Рики. — Возвращайся в свою берлогу и оставь меня в покое. Тебе здесь не место.

Торн сказал:

— Я знаю, почему ты ее убила.

Она остановилась и повернулась к нему.

— Ты с ума сошел! Совсем свихнулся?

Бродяга оказался у них за спиной, он ухмыльнулся Торну, глаза его забегали. Он облизывал губы и потирал пальцами, словно пересчитывал деньги.

Торн взглянул на него и отрицательно покачал головой.

Рики продолжила свой путь, а Торн и бродяга последовали за ней.

Торн сказал:

— Еще я разговаривал с юристом насчет наследства Кейт.

Она остановилась и уперла руки в бока, притворяясь рассерженной, однако Торн заметил искру заинтересованности в ее взгляде.

Рики шагнула к бродяге и сказала:

— Доктор Лири, найдите мне ящерицу. Прямо сейчас.

— Ладно, ладно, — сказал он, польщенный вниманием. — Улыбнулся Торну. — А ты тоже хочешь ящерицу? Хочешь?

Торн ответил, что ему и так хорошо.

Они стояли перед магазином водолазных принадлежностей. Улица была пуста, солнце почти село. С запада, с центральных улиц, доносились еле слышные звуки музыкального автомата. Доктор Лири ползал по чьей-то лужайке через несколько домов от них.

— Говори, Торн, если тебе есть, что сказать.

— Я знаю, почему ты ее убила, — сказал он.

Рики недоверчиво покачала головой, глядя на Торна.

— Тогда скажи мне. Ты проделал такой путь, так давай, говори.

— Не из-за того, что ты ее ненавидела, и не из-за денег, — сказал он. — Это первое, что приходит на ум. Нет, просто ты думала, что не можешь продолжать жить, пока жива она. Тебе легче умереть. Ты думала, что наконец-то будешь счастлива, когда она умрет. Перестанешь слышать голоса, мучиться от бессонницы. Но нет, не все так просто.

— Что за игру ты затеял, Торн? Что это за нелепая комедия?

— Кейт все оставила мне. Все, кроме двадцати пяти тысяч. Остров Отдохновения, дом, имущество, все. Ты получишь только двадцать пять штук.

Она на секунду закрыла глаза. И когда снова открыла, они были сощуренными, злыми и смотрели на него в упор.

— Двадцать пять тысяч. — Торн выдержал ее взгляд. — До того, как это случилось, ты думала, что тебе лучше умереть, чем ходить с ней по одной земле. Но теперь твоих родителей нет в живых, а ничего не изменилось. И это для тебя хуже всего. — Он взглянул ей прямо в глаза. — Ты уже это чувствуешь? Ощущаешь?

В ее взгляде он увидел что-то живое. Тревогу. Ее глаза забегали.

— Я опаздываю на работу, — сказала она тихо.

— Я еще не решил, как с тобой быть. Я знаю, что ты в этом замешана, Рики. Я не был уверен, пока не приехал сюда. Но теперь я знаю.

— Ты никогда не отличался умом, Торн. И не стал ни на йоту умнее.

Она попыталась напоследок испепелить его взглядом, потом зашагала прочь.

Торн смотрел, как она удаляется. У нее была плавная походка доктора Билла, она шла не подпрыгивая и не раскачиваясь на ходу. Шла очень решительно, как если бы шла по пояс в воде.

Торн поужинал неподалеку от самой южной точки Америки. Заказал самый южный гамбургер с дополнительной порцией томатов. Он снова мог испытывать чувство голода, поэтому мгновенно проглотил гамбургер и заказал второй, когда официантка принесла ему пиво.

— Ты что, с голодного острова, милый? — спросила она, ставя перед ним бокал «Будвайзера».

— Да, — ответил он, — был там довольно долго.

Он взял оставленную кем-то на соседнем стуле утреннюю газету и попытался вникнуть во все эти землетрясения, эпидемии и другие катаклизмы, о которых там говорилось. Где-то лучше, где-то хуже, но везде об одном и том же — как тяжело, когда что-то резко меняется.

Закончив есть, он оставил машину около ресторана и, пройдя пять кварталов, оказался рядом с «Сэндпайпер Бэй Клабом». Он заметил его при въезде в город и теперь собирался рассмотреть получше.

Еще пару лет назад на этом месте был «Сэндс Пьяно Бар». Ресторан и бар, пол которого всегда был покрыт песком, занесенным посетителями с пляжа. По вечерам в уголке тихо звучало пианино. Туристы избегали сюда заходить, потому что в туалетах дурно пахло, а кондиционер и вовсе отсутствовал.

Старое здание снесли. Теперь здесь был «Сэндпайпер Бэй Клаб» — пятиэтажный кондоминиум. Массивные ворота, охрана. В будке сидели серьезные ребята в униформе, в любой момент готовые исполнить свой долг.

Торн обошел вокруг здания. Он задержался на тротуаре на противоположной стороне улицы, чтобы получше рассмотреть трехсотпятидесятиметровую стену. Тут и там в окнах загорался свет. Похоже, на террасе пентхауза что-то отмечали. Здание было розово-белым, росшие вокруг королевские пальмы освещались прожекторами. Как и все новые здания на Ки-Уэсте, этот дом пытался создать иллюзию того, что был здесь вечно, что обладал такой же благородной легкостью и очарованием, как и старые дома кончей, а не состоял из бетонных панелей. Торну он напомнил зоб.

Он нашел причал, который еще не стал частным, и присел на краю. В лицо дул сильный юго-восточный ветер. Он снял ботинки и опустил пальцы ног в воду. С какой-то парусной шлюпки, стоящей на якоре в полутора километрах от Торна, доносились голоса.

Спустя какое-то время на причал забрели две подвыпившие парочки. Они остановились в трех метрах от Торна и стали спорить о каком-то общем друге, который стал геем. Для одной пары это была ужасная трагедия, другая пара считала, что это ничего не меняет. Разве можно, вопрошал кто-то из них, действительно полностью измениться? И не являются ли все изменения личности чем-то внешним, наносным? По существу ничего не меняется. Они говорили громко и казались увлечены философским смыслом своего разговора. Они поглядывали на Торна, как будто хотели, чтобы он рассудил их. Торн поднялся на ноги и побрел прочь, подгоняемый сильным ветром. Обрывки их разговора преследовали его еще целый квартал.

Когда он вернулся к шлеп-мобилю, он до упора откинул назад пассажирское сиденье, засунул себе под голову футболку Джерома вместо подушки и закрыл глаза. Он слышал, как волны прилива бьются о дамбу на южной оконечности острова. Сосредоточившись на этом звуке, представил себе лицо Рики в тот момент, когда врал ей, что знает, почему она убила Кейт.

Перед его глазами снова промелькнули сотни мостов, трейлеров, взятых напрокат автомобилей, Джером в своем парике, Сэмми в рубашке-сафари, Эймос Клей. Торн лежал неподвижно и чувствовал, как машину заполняет горячее дыхание ветра. Этот ветер, родившийся в пустынях Африки, проделал тысячи километров через океан. Пассаты принесли на Ки-Уэст запах высохший травы и пыль других земель, эта пыль оседала на ветровом стекле машины Торна.

Торн лежал с закрытыми глазами. Это была самая южная бессонница.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  вы читаете: Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap