Детективы и Триллеры : Триллер : Глава вторая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава вторая

Волны достигали высоты в полметра, небо было затянуто облаками. Стоял полдень воскресного дня. Самое время подумать о понедельнике, о следующей неделе. Сара сидела на верхней платформе тунцовой башни рядом с Кейт Труман, яхта слегка покачивалась на волнах. Длинные черные волосы Сары развевались, кожу еще не жгло, хотя она уже знала, что получила солнечный ожог (наверное, из-за того, что в ней текла кровь голубоглазых ирландцев, которые привыкли к мрачному небу, теплой одежде и густому серому туману на болотах).

Сара наклонилась к Кейт и почти прокричала:

— Мне никак не придумать название компании!

— Подожди-ка минуту. — Кейт опустила пластиковый экран, защищающий платформу башни от ветра. Вместе с Сарой они закрепили его. Теперь, когда ветер больше не мешал, Сара почувствовала, как покалывает щеки, как они начинают отекать.

— Мне никак не подобрать название, — сказала она. — Каждое название, которое приходит мне на ум, уже есть в компьютере. Это либо компания по уборке мусора, либо лавка, торгующая попкорном. Сумасшествие какое-то.

— Как насчет «Компании древесной крысы»?

— Как-то не по-деловому. Нужно, чтобы оно звучало весомо.

— Ну, ты еще что-нибудь придумаешь. В любом случае, стоит ли переживать из-за названия? Ты беспокоишься о таких пустяках.

— Я беспокоюсь обо всем. Но единственное, на чем я могу сосредоточиться — это мелочи.

Они были всего в двух километрах от берега, со всех сторон их окружали шестиметровые катера из стеклопластика — «Акваспорты», «Мако». Каждый катер был битком забит любителями подводного плаванья из Майами. Катера направлялись к рифу, прорезая спокойную гладь воды.

— Я знаю, — сказала Кейт. — Знаю, что ты чувствуешь.

— Этот «Порт Аламанда». Это дело отличается от всех остальных. Здесь замешаны такие деньги. Могу поспорить, Грейсон из кожи вон вылезет, чтобы узнать, кто его обставил. Я хочу обеспечить тебе надежную защиту, лучше, чем до сих пор.

— Ну, в этом ты специалист.

— Кейт, я уже устала тебе повторять. Я не специалист. Ни в одном из этих вопросов.

— Ты здорово справляешься. Не беспокойся понапрасну. У тебя все получится.

Капитан Кейт выровняла яхту так, чтобы она находилась на одной линии с ветровым конусом, закрепленным на ее причале, и маяком Кэрисфорт, находившемся в двенадцати километрах от них в открытом море. Повернув яхту на сто двадцать градусов, она направила ее в свой канал. Двумя градусами правее или левее — и они оказались бы на мели, среди пластов известняка и морских скатов.

Кейт сбросила скорость наполовину. Кильватерная волна догнала их и ударилась о корму. Они были в узком расчищенном проходе, в ста метрах от берега.

— Я приготовлю швартовы, — сказала Сара, двинувшись к трапу.

— Да брось ты. — Кейт снизила скорость еще на один узел, сняла свои рыбацкие очки с темными стеклами и внимательно посмотрела на Сару.

Сара выдавила из себя улыбку и сказала:

— Я становлюсь параноиком. Это давит на психику.

Она показала вниз, на кокпит:

— Иногда меня это пугает.

Сорок шесть баулов с марихуаной были спрятаны внизу, в рубке, но четыре находились в ящиках со льдом на залитом солнцем кокпите.

— Черт возьми, меня это тоже пугает. Было бы странно, если б не пугало. Мой дед всю жизнь занимался контрабандой рома, на долю отца тоже выпало немало ночных ходок. Я все время твержу себе — это досталось тебе по наследству, хоть это и слабое утешение. — Кейт потерла глаза, переносицу, провела рукой по лбу.

Потом Кейт добавила:

— Но мы уже обсуждали это. Много раз. Цель оправдывает средства, мы делаем это во имя высшего блага. Не знаю, о чем тут еще говорить. Если есть какой-нибудь другой способ, возможность что-то сделать, изменить, если есть что-то, что сняло бы с нас груз вины, скажи, и мы сделаем это. Приобретем этот участок земли каким-нибудь другим образом. Будем продавать дыни вдоль дороги или ограбим инкассаторскую машину. Все равно что. Давай, придумай что-нибудь получше.

— Нет, — сказала Сара, внезапно почувствовав сонливость и снова покрывшись испариной, теперь, когда ветер прекратился. — Просто я чувствую себя виноватой, ведь это я втянула тебя в это.

— Ну-ну, расслабься. — Кейт улыбнулась ей и откинулась на спинку сиденья. — Это я тебя втянула. Ты всего лишь свела меня с нужными людьми, но эту войну затеяла я сама.

— Давай говорить начистоту, — сказала Сара. — Я хожу на ваши собрания, мне нравится то, что я слышу, я предлагаю свои услуги в качестве юриста, а двумя месяцами позже я уговариваю тебя заняться контрабандой травки.

Кейт бросила взгляд на проходившую мимо лодку, которая направлялась к Греческим скалам.

— Дорогая, ты же не загипнотизировала меня. Я уже большая девочка. Ты думаешь, пока ты не появилась, я не думала о контрабанде? Я не занялась этим раньше по единственной причине: если бы я связалась с кем-то из местных, то наутро об этом уже знал бы весь остров. А сейчас всего лишь ходят сплетни о том, что мы — парочка лесбиянок. Вместе проводим ночи на яхте.

Сара засмеялась.

— Клянусь всеми святыми, — сказала Кейт. — Лесбиянки, вот что все говорят.

Сара покачала головой, улыбаясь в знак благодарности.

— У нас все получится, — заявила Кейт и подмигнула Саре. — Еще две ходки по пятьдесят баулов, и миллион у нас в кармане. И все. Мы свободны. Можно провести остаток жизни, пытаясь заслужить прощение.

Она обняла Сару за плечи и заставила ее выпрямить спину, потом заглянула ей в лицо. Но, говорю тебе, это моя страсть, моя битва. Ты можешь сейчас же все бросить, и я пойму. Подумай об этом.

С юга донесся шум, который вскоре стал напоминать раскаты грома. Кейт прибавила скорость, чтобы причалить к пристани. Сара, чертыхаясь, стала быстро спускаться по трапу.

— Слишком поздно, — крикнула ей Кейт, в то время как над ними, на расстоянии шести метров, с ревом пролетел самолет, распыляющий ядохимикаты. Срезая верхушки мангровых деревьев и оставляя за собой след синего дыма от сгоревшего дизельного топлива и карбофоса, он скрылся в зарослях, растущих вдоль побережья.

Сара помахала перед собой рукой, разгоняя дым, и, держась за металлический поручень, продолжила спуск. Кейт дала задний ход и резко повернула штурвал, чтобы правый борт встал вплотную к причалу.

Они закрепили шпринги. Сара достала из рубки свою соломенную сумку, вынула спиннинг из гнезда рядом с вращающимся сиденьем и спрыгнула на берег.

— Он пролетел прямо над нами.

— Минут через пять он снова будет здесь, в пятидесяти метрах дальше к востоку. Последнее время от этих насекомых совсем нет житья. Все из-за дождей.

— Он мог что-то увидеть?

— Что? Ящики со льдом? Это же Джером Биллингс. Я знаю его отца. Да и парня знаю с самого рождения. Они с Торном дружили еще в средней школе. Парнишка много всякого повидал, побольше, чем сам Господь Бог. Но всегда держал язык за зубами. Чего он тут не видел?

Грузовик «Морепродукты Саброса» был припаркован в тени бамии, росшей у заднего крыльца Кейт. Сара ненавидела эту часть операции. Плохое знание испанского не позволяло ей уловить нюансы: если бы что-то пошло не так, они не смогли бы договориться о сумме — и сделке конец. Но последние два месяца товар забирал Армандо, красавчик Армандо в оранжевой безрукавке. Он знал английский лучше, чем Сара — испанский.

Самолет возвращался, чтобы сделать новый заход, и Сара остановилась под густыми ветвями тамариндового дерева, пережидая, пока он не выпустит новую струю инсектицида.

Армандо подошел к ней и кивнул в знак приветствия, оба помахали перед собой, пытаясь разогнать дым.

— Как вы здесь живете, с этим ядовитым газом? — Это был их первый неделовой разговор. Ей не хотелось продолжать в этом духе, она предпочла бы обычный официальный обмен репликами. Но она боялась показаться резкой.

— Я живу в Майами, но это ужасно, да? — сказала она на своем испано-английском.

— А-а, — протянул он, разглядывая ее, задержав взгляд на расстегнутом вороте ее рабочей блузы, возможно, пытаясь увидеть что-то еще.

Она сказала:

— В Майами мы вносим достаточно химикатов в почву.

— Правильно, — ответил он. — Это правильно.

— Ты привез деньги?

— Си.

— Ну, баманос.

Армандо принес первый баул в сумке-холодильнике. Он перегрузил его содержимое в фургон грузовика и помедлил пару минут в тени, строя ей глазки. Затем вернулся к лодке с пустым холодильником, загрузил следующий баул и перенес его на берег. Это занимало много времени, но если бы мимо проплыла какая-нибудь лодка, ее пассажирам показалось бы, что кто-то просто выгружает богатый улов.

Сара все это просто ненавидела. Риск был велик. Армандо нужно было спуститься вниз к тридцатиметровому причалу, потом преодолеть расстояние в тридцать метров вверх по склону, под спасительную сень деревьев, и так пятьдесят раз. Все время, пока длилась эта пытка, она стояла в тени, вглядываясь вдаль, прислушиваясь, не летит ли какой-нибудь самолет. Их единственным прикрытием было то, что они все делали в открытую.


После душа они с Кейт устроились на веранде, впереди расстилался Атлантический океан. Перед ними стояли бокалы с ромом и кока-колой. Сара нанесла на лицо маску из алоэ, собранного во дворе у Кейт. Просто срываешь один листик и размазываешь его по лицу. Сара осторожно сложила руки на коленях. Все тело жгло и зудело. И так было каждый раз, сколько ни смазывай кожу солнцезащитным кремом.

— К Торну собираешься?

— Да надо бы.

— Этот уик-энд для него особенный.

— Да, я знаю, — сказала Сара. — Он взял меня с собой в пятницу вечером.

— Да ну? — Кейт сделала глоток коктейля и внимательно посмотрела на Сару.

— Я попросила — он согласился и взял меня с собой.

— Надо же. — Она поставила бокал на плетеный столик. — Так расскажи мне об этом. О церемонии.

Сара улыбнулась.

— Я тоже ждала чего-то такого. Но, оказывается, ничего особенного. Он просто сидит на берегу озера Сюрприз, отгоняет комаров, мочится в кустах и перенастраивает центральную нервную систему. Просто тихо сидит и смотрит в темноту.

— Нельзя сказать, что ты полна сострадания.

— Всю неделю я только и слышу жалобы и причитания. Наверное, моего сострадания на всех просто не хватает.

Кейт сказала:

— Что ж, мальчик стал лучше с этим справляться. Было время, когда его ежегодные поездки приводили меня в отчаяние, казалось, он просто не может смириться со смертью родителей. Сплошная тоска и хандра.

— Потерять родителей таким образом. Это нелегко.

Кейт удивленно взглянула на Сару:

— Он их и не знал. Доктор Билл и я — мы взяли его, когда ему было всего две недели от роду. Не знаю… Я всегда думала, что он создал в своем воображении то, чего в действительности не существовало. Позволил своему горю целиком завладеть собой. Словно он чересчур возвеличивал их.

— Они были этого недостойны?

— Они были хорошие люди. Обычные люди.

— Но они были его родителями, — сказала Сара. — И неважно, были ли они хорошими, обычными или какими-то еще.

— Вот теперь в тебе говорит сострадание.

— И да, и нет.

— Он рассказал тебе, как все произошло?

— Были какие-то намеки, — ответила Сара. — Но, увы, не рассказал.

— Его родители возвращались домой из родильного дома, из-за пьяного юнца их машина свалилась в озеро. Они утонули. Торну сильно досталось, он был весь в синяках и ушибах. А парня так и не посадили.

Сара размешала лед в своем бокале, поменяла положение в кресле.

— А Торн? Сколько ему было, когда он узнал обо всем, о том, что пьяница легко отделался?

— Тринадцать или четырнадцать.

Сара кивнула и задумалась.

Через минуту она спросила:

— А как он отреагировал? Что он сделал?

— Ничего, — ответила Кейт, глядя вдаль, — или, может быть, стал чуть тише после этого. Но он всегда был тихим.

— Если бы кто-нибудь убил моих родителей, я бы не знаю, что сделала.

— Да что бы ты могла сделать? — сказала Кейт. — Доктор Билл и я, мы какое-то время просто кипели от возмущения. Думаю, доктор продолжал испытывать подобные чувства еще несколько лет. Мы даже разговаривали с юристом. Но ничего нельзя было поделать.

— Я бы добивалась справедливости. Так или иначе. Я бы выяснила, где живет этот парень, стала бы преследовать его, разбила бы палатку на лужайке перед его окнами, сделала б хоть что-нибудь…

— Нет, — сказала Кейт, с мягкой улыбкой. — Ты думаешь, что ты сделала бы это, но ты бы не стала. Боже мой, да мы с тобой даже не можем перестать мучиться угрызениями совести из-за контрабанды этой травки.

— Не представляю себе, — сказала Сара. — Как можно оставить убийство безнаказанным?

— Торн смог, — ответила Кейт. — Господи, неужели это говорит государственный защитник?

Сара сказала:

— Когда ты вынужден защищать весь этот сброд, постепенно становишься циником и начинаешь уважать тех, кто сам вершит правосудие.

Кейт отодвинулась от Сары и бросила на нее оценивающий взгляд:

— Боже милосердный, да о чем мы вообще спорим?

— Ни о чем, — откликнулась Сара. — Ни о чем, — повторила она почти шепотом.

Кейт сказала:

— Ты знаешь, я не представляю вас вдвоем. Мне трудно представить вас вместе. В одной комнате. За разговором. Или еще каким-то занятием.

Сара сделала глоток рома с кока-колой, удивленно приподняла брови и с улыбкой спросила:

— Я не подхожу для вашего мальчика?

— Ты городская девушка. Ты мне нравишься, но когда ты приезжаешь, я ощущаю, как вибрируют все приборы. Все счетчики Гейгера начинают зашкаливать. В тебе всегда что-то движется на скорости сто пятьдесят километров в час. Ты можешь вести себя как воплощенная мисс Невозмутимость, но на твоих висках пульсируют эти маленькие артерии. Как будто ты с трудом удерживаешься от крика.

— Артерии нужны, чтобы кровь поступала в мозг и голова работала. Профессиональный риск.

Кейт осторожно отпила глоток коктейля, словно боясь обжечься.

— С другой стороны, похоже, ты возвращаешь Торна обратно на землю.

Сара помолчала, наблюдая за коричневым пеликаном, который летел над спокойной Атлантикой, почти касаясь крыльями поверхности воды.

Внезапно она сказала:

— Не уверена, что готова взять на себя такую ответственность.

— Он ушел от реальности, — сказала Кейт, уставившись в свой бокал. — Как это называется? Перегорел?

Сара резко повернулась.

— Торн?! Перегорел?

— Что ты хочешь сказать?

— Посмотри на меня. На мое лицо. — Сара позволила себе расслабиться. — Вот что такое перегореть. Можно перегореть, если вкалываешь как проклятая. Но нельзя перегореть, если сидишь и ничего не делаешь. — Сара снова улыбнулась, качнула головой. — Нет, с Торном совсем не то. Он как будто окаменел от молчания. Не знаю точно, как это назвать, но он не перегорел.

— Как бы там ни было, но ты действуешь на него благотворно. Последнее время он часто сюда заезжает. Стал более разговорчивым. На прошлой неделе подстригся. Впервые, я уж даже не помню, за сколько времени. И, ты не поверишь, он собирается прийти на общее собрание в четверг вечером.

— Ну, это уже кое-что, — сказала Сара. — По крайней мере, мы все вместе, втроем, выступим против этого строительства.

— Я не думаю, что он станет активно выражать одобрение или топать ногами. Всему свое время. — Кейт смахнула комара со своего лица. — Но он в самом деле кажется таким… Не знаю, как выразиться. Из него бьет энергия.

— Может, он чем-то заболел, — сказала Сара.

— Да, — ответила Кейт, и слабая улыбка тронула ее губы. — Возможно. И его совершенно неожиданно стало волновать, как он выглядит. Не знаешь, с чего бы это?

Кейт протянула свой бокал. Сара чокнулась с ней.

Сара сказала:

— Ты по-прежнему против того, чтобы он в этом участвовал? Чтобы знал, чем мы занимаемся? Помог нам с травкой?

— Мы и сами справимся.

— Ты думаешь, что он этого не одобрит, — сказала Сара. — Почему? Он слишком добродетельный?

— Нет, — ответила Кейт, — он бы помог. Но им бы двигал ложный посыл. Если ты делаешь что-то вроде этого, рискуешь, мараешь руки, у тебя должна быть правильная мотивация. Потому что следует делать все, что в твоих силах, чтобы защитить свой дом.

— Ты имеешь в виду, что он стал бы помогать, потому что любит тебя, хочет защитить тебя? В этом все дело?

— Да, — кивнула Кейт.

— Но мне это кажется вполне подходящей причиной, чтобы что-то делать. Делать из любви к кому-то.

Кейт, глядя, как пеликан заходит на новый круг, сказала:

— Иногда я думаю о нем, как о художнике. Эти его мушки. — Она сделала еще глоток. — Они совсем непохожи на тех, которые мастерят другие. Я знаю, для тебя это, возможно, пустяк, но, по-моему, что-то в нем есть. Какой-то дар. Что-то такое…

Кейт смотрела, как над ее плечом кружится комар. Она позволила ему сесть и выпустить хоботок. Затем легким щелчком отправила его обратно в полет.

— Что-то я совсем разболталась сегодня. Как гордая мамаша. Все из-за рома. Ты опять смешала слишком крепкие коктейли.

Сара попросила:

— Скажи мне. — Она откинулась на спинку кресла. — Торн говорит, что в его жизни нет других женщин. Мне трудно в это поверить.

— О, Боже, — сказала Кейт. — Похоже, это серьезно.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  вы читаете: Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap