Детективы и Триллеры : Триллер : Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава двадцать четвертая

Когда Торн подъехал к дому, он увидел Сару, которая ждала его в своем «транс-аме», в тени морского винограда. Он припарковал «кадиллак» под домом на сваях, подошел к ее автомобилю и сел в него.

Было заметно, что она плохо спала этой ночью. Хлопчатобумажная блузка была помятой, несвежей.

— В доме полный разгром, — сказал он. — Поедем к Кейт.

Она тронулась в путь. Окошко с ее стороны было открыто, волосы трепал ветер.

— Итак, где деньги? Где ты их хранишь?

Она даже не взглянула в его сторону.

— Ну, хорошо, — сказал он. — Тогда позволь мне рассказать тебе одну историю. Можешь прервать меня, если она тебе не понравится. — Он положил руку ей на плечо. Погладил его. — Расслабься.

Он начал:

— Жила-была маленькая девочка, лет десяти-одиннадцати, и жилось ей так себе. И вот однажды ночью она пробудилась от глубокого сна, ее разбудили какие-то звуки или просто небольшой перепад атмосферного давления. Повинуясь своим инстинктам, она вышла на крыльцо и увидела, что какой-то парень прижал ее папу к машине. Затем парень отступил назад и ударил ее отца по лицу. И они вместе уехали. На следующий день она проснулась и подумала, что, возможно, все это ей только приснилось. Но тут в комнату вошла мать и сообщила, что ее отец погиб в автомобильной аварии. Он был пьян и куда-то отправился на машине глубокой ночью.

Может быть, потом ее мать рассказала маленькой девочке о другой аварии, в которой был замешан ее отец много лет назад и которая произошла на том самом месте, где он погиб. Возможно, были и другие аварии.

Но маленькая девочка все никак не могла забыть свой сон. Он оплакивала смерть отца и никому не рассказывала о том, что ей приснилось. Несколькими годами позже — наверное, уже взрослой девушкой — она узнала подробности той, другой аварии, которая произошла восемнадцать лет назад на озере Сюрприз. Из-за ее отца погибла молодая пара. Их грудной ребенок выжил. Этот ребенок вырос. Он уже был подростком в то время, когда девочка увидела свой сон. И она — она вдруг все поняла. Она знала, как переживал тот мальчик из-за смерти своих родителей. Она вдруг поняла, что он испытывал — горечь утраты, ненависть и неотступное желание отомстить.

Сара смотрела прямо перед собой. Дорога была пуста, но она сосредоточенно вела машину.

— Ну, как, холодно или горячо?

Она посмотрела на него, ее лицо невольно смягчилось.

— Тепло.

— Ну, вот, — продолжил Торн. — Теперь наша маленькая девочка знала, что чувствовал тогда мальчик. Может быть, даже немного отождествляла свою боль с его болью. Боль, которая не проходит. Девочка заставляла себя есть, спать, держать карандаш и слушать, что говорят другие. Ей удалось закончить среднюю школу, и, может, теперь она подумала: «Нет, этого не могло быть. Какого черта, что я делаю со своей жизнью? Ведь это мне только привиделось. Это было всего лишь странное предчувствие, провидческий сон или что-то в этом роде». Как бы там ни было, она закончила колледж, поступила на юридический факультет. Наверное, ее вновь начали посещать прежние мысли, и она решила…

— Нет, — прервала она рассказ. — Теперь холодно.

— Хорошо. — Торн закрыл глаза, прижав ладонь ко лбу. — А, знаю. Она не переставала об этом думать. Ни на секунду. Эта боль всегда была с ней.

— Теперь теплее, — сказала Сара.

— Конечно, конечно. Да еще и учеба на юридическом факультете. Она хотела, чтобы над ним свершилось правосудие. Хотела выяснить свои законные права. Все такое. Ведь наша девушка — существо цивилизованное. Зайдите к ним в гостиную. Побеседуйте с ее матерью. С девочкой занимались, ее учили тому, что хорошо, что плохо. Может быть, в эмоциональном плане она чего-то и недополучила, ей не хватало тепла и ласки, но, в целом, она была девушкой совестливой, у нее были принципы. Она хотела отомстить этому негодяю, но сделать это в рамках закона, если это вообще возможно.

Итак, она заканчивает юридический факультет и теперь уже понимает, что закон ей не поможет. Она начинает заниматься юридической практикой — прекрасное занятие для того, кто испытывает угрызения совести из-за непреодолимого желания кого-то убить — и ездит на Ки-Ларго по выходным, наводит справки. Ну, вроде как проводит следственные мероприятия на месте преступления, и все такое. Может быть, она начала это делать еще в средней школе. Из газет она знает фамилию парня, а Ки-Ларго — маленький городишко, поэтому она находит его без труда. Но существует одно «но». Она не до конца уверена. Остается тень сомнения.

И потом, она представляет себе эту сцену — она появляется на пороге дома этого парня и заявляет ему: «Привет, я дочь человека, который убил твоих родителей. Может, поговорим?» Нет, это никуда не годится. Она решает действовать тайно. Берет девичью фамилию матери. В газете она читает про Кейт, про ее экологические баталии, и тогда наша юристка решает, что пришло время возлюбить древесных крыс.

Сара свернула с шоссе на дорожку, ведущую к дому Кейт. Торн молчал до тех пор, пока она не припарковалась рядом с домом. На востоке небо потемнело. Надвигалась еще одна гроза, несшая с собой песок Сахары.

Она выключила мотор, смахнула прядку волос с уголка своего рта. Когда она повернула к нему лицо, он продолжил:

— Они с Кейт проводят довольно много времени вместе, и она начинает входить во вкус. Она не испытывает особого восторга по поводу древесных крыс — но Кейт, Кейт ей нравится.

Девушка знакомится с тем парнем. Вот здесь это и произошло. Парень приезжает сюда однажды вечером — по-моему, в один из выходных дней в сентябре — чтобы приготовить свое фирменное блюдо, дорадо по-калифорнийски, для Кейт, и эта прелестная женщина тоже оказывается здесь. Чья это была идея?

Она тихо произнесла:

— Это была судьба.

Торн ухмыльнулся и сказал:

— Ну вот, мы почти добрались до сегодняшнего дня. Женщина находит мужчину, который, как она полагает, убил его отца. Затаскивает его в постель. Изо всех сил пытается вытянуть из него правду. Но вместо того, чтобы сознаться, что он убил ее папу, он в нее влюбляется. Он приглашает ее принять участие в своей небольшой церемонии, как она это называет. Он готов сознаться во всех своих грехах, но что делает она? Она идет поплавать и плещется в воде.

— Вовсе она не плескалась, — возразила Сара. — Ты думаешь, для нее это было легко? Думаешь, она могла войти в воду, зная, что там когда-то произошло, не чувствуя… — Она сжала рычаг переключения передач. — Она не плескалась.

— Хорошо, она не плескалась. Она плыла и не плескалась. Но нужный настрой уже исчез. Возможно, мне это только что пришло в голову, возможно, она стала беспокоиться. Может быть, она не захотела услышать его признания после всего, что между ними было, и поэтому притворилась веселой и бесшабашной, самоуверенной, так что ему расхотелось раскрывать перед ней душу.

— Возможно, — сказала Сара. — Может быть, именно это она и чувствовала.

Торн снял руку Сары с рычага и легонько сжал ее в своих ладонях.

— Но почему она не захотела услышать правду? Почему, потратив столько лет на поиски этого типа, в ту самую минуту, когда он наконец готов был ей открыться, она дала задний ход, стала шутить, разделась и пошла купаться? Почему эта женщина так поступила?

Сара сказала:

— Может, она была смущена. Может, испытывала отчаяние, страх и смущение.

— Что ж, — сказал Торн, — тогда я знаю, что она чувствует.


Они зашли в дом, и, пока Сара была в ванной, Торн достал бутылку вина из кладовой Кейт. Ничего особенного, вино из какой-то бакалейной лавки в Нью-Йорке. Он разлил вино по хрупким коньячным бокалам и принес их в гостиную.

Из темноты, царящей в глубине дома, возникла Сара. Она вошла в гостиную и села на диван напротив Торна. Взяла свой бокал и, держа его в поднятой руке, произнесла тост:

— За мастерство рассказчика.

Торн ответил:

— За умение плавать без брызг.

Они выпили, и Торн почувствовал, что воздух стал чуть сладковатым из-за надвигающейся грозы. Стемнело, но никто из них не сдвинулся с места, чтобы зажечь свет. Торн снова наполнил бокалы вином.

Когда по комнате пронеслись первые порывы ветра, Торн встал и приблизился к Саре. Ее губы приоткрылись, и она подвинулась, чтобы он мог сесть рядом. Он опустился на диван. Сара прикрыла веки и склонила голову к нему на грудь. Он обнял ее, а она прижалась к нему, вдыхая его запах. Торн чувствовал исходивший от ее волос аромат травяного шампуня, ее собственный запах, более насыщенный и интенсивный, поцеловал ее в пробор. Сара крепко обняла его.

В верхушках австралийских сосен завыл ветер. В воздухе запахло электричеством, на окнах колыхались белые занавески. Торн опустил подбородок на ее голову и смотрел, как ветер сдувает бумаги Кейт с письменного стола. Сара прижалась к нему еще сильнее.


Она стояла возле его юношеской кровати, а Торн расстегивал пуговицы на ее блузке. Начался дождь. Ветер бился в оконные стекла, и его порывы, наверное, срывали лепестки с цветов, унося их в темноту.

Он погладил ее груди, чтобы почувствовать их очертания, сначала одну, потом другую, сжал их чуть крепче, чувствуя соски на своих ладонях, водя пальцами по их сморщенным кончикам.

— Ведь ты не доверяешь мне? — спросила Сара, не открывая глаз.

Пальцы Торна скользнули чуть ниже, к ее ребрам, к основанию ее грудей.

— Теперь, когда я знаю твое настоящее имя, — сказал Торн, — я доверяю тебе больше.

Его руки плавно двигались вниз по ее ребрам, большие пальцы касались ее грудей сбоку, скользили в горячую складку под ними. Он ощущал плавный изгиб ее талии, большими пальцами гладя косточки на ее бедрах. Там, где был пояс шортов.

Сара произнесла хриплым шепотом:

— Меня пугает то, что может произойти.

Они одновременно стали раздевать друг друга. Торн стянул ее шорты вместе с трусиками, обнажив крутые бедра, выпуклый лобок. Сара возилась с его джинсами.

— Ты боишься, что можешь меня убить, — сказал Торн.

Сара переступила через свои шорты, затем потянула за края ковбойской рубашки Торна и резким движением расстегнула все перламутровые пуговицы. Она стянула с него джинсы, и Торн отпихнул их в сторону.

— Это приходило мне в голову, — подтвердила она.

Взявшись за воротник, она стащила с него рубашку.

У Торна вдруг запершило в горле, и он сказал:

— Не рекомендую.

— Я столько раз себе это воображала, — откликнулась Сара.

Она стянула с него трусы, заставив его эрегированный член на секунду склониться в поклоне. Но он тут же спружинил вверх, и она обхватила его рукой.

— В своем рассказе, — сказала она, — ты допустил одну неточность. — Играя с его членом, она продолжала:

— Это всегда было нечто большее, чем просто попытка вытянуть правду.

— Боже, благодарю тебя за это. — Торн, глаза которого непроизвольно закрылись, с трудом произнес, — если ты меня убьешь, мы больше не сможем этим заниматься.

Ее глаза были загадочны и блестели, когда она наклонилась к нему и крепко его поцеловала.

Они одновременно испытали оргазм. Отодвинулись друг от друга, переводя дыхание. Оба были покрыты потом. Торн протянул руку и кончиком пальца потрогал ее затвердевший левый сосок, обвел его по контуру.

— А если ты не убьешь меня, — прошептал Торн, — то, может, это потому, что ты меня любишь?

— В твоем случае, Торн, срок исковой давности уже истек, — сказала она. — А в моем нет.

Они легли на кровать лицом друг к другу. Торн погладил ее колени, провел рукой по бедру, обвел пальцем ее половые губы, путаясь в черных волосах на ее лобке. Она приподняла левую ногу, чтобы облегчить ему доступ, и Торн продолжил свое медленное движение по влажному пути.

— Это ты украла мой пистолет?

Она кивнула.

— Отлично, — сказал он. — Отлично.

— Ты спрашивал меня, — произнесла Сара, лениво прикрывая веки, — о том, где я храню деньги.

— Деньги? — Палец Торна на мгновенье нырнул во влажную плоть. — А, деньги.

Сара легонько постучала по матрасу, на котором они лежали, еще шире раздвигая ноги. — Кейт спрятала их здесь.

— То есть мы занимаемся любовью, лежа на миллионе долларов?

— Здесь девятьсот тысяч. — Голос Сары стал хриплым, она зажмурила глаза и откинула голову на подушку, когда палец Торна нащупал нежный бугорок. — Осталась еще одна ходка.

Когда ее накрыла волна оргазма, Торн продолжил ласкать ее, сначала потихоньку, потом все сильнее и сильнее, пронзая ее, заводя движением своего пальца, глядя, как искажается в гримасе ее лицо.

Когда все закончилось, Сара некоторое время лежала неподвижно.

— Никогда не занимался сексом на такой куче денег, — сказал Торн.

— Ко всему быстро привыкаешь, — откликнулась она.

Они лежали и слушали, как по железной крыше барабанит дождь, как ставень выстукивает SOS об оконное стекло на кухне. Ее влажная от пота рука поглаживала его член.

Она придвинулась к нему, перекинула через него ногу и уселась верхом. Потом чуть приподнялась и вновь опустилась, вжав в себя его влажную плоть, сделала легкое круговое движение, потерлась об него, затем снова приподнялась.

Обеими руками он ухватился за простыню и чехол матраса. Как на распятии. Ее груди покачивались из стороны в сторону, между ними бежала струйка пота.

Он стащил ее вниз, не выходя из нее. Теперь они трудились, лежа на боку, нашли нужный ритм и постепенно убыстряли его. Она перекатилась через него и снова была сверху, еще одно движение — и сверху оказался он. Торн не мог сказать, кто вел эту партию, кто хотел быть сверху, кто снизу.

Она разорвала связь, перекатившись на живот и подставив ему зад. Встав на колени, он вошел в нее сзади и сжал руками ее бедра, а она извивалась, ловила ртом воздух и билась в конвульсиях. Он прижался к ее спине и снова нашел ее груди. Она потянулась руками назад, сжала его ягодицы и еще крепче прижала его к себе.

И в тот момент, когда он почувствовал, как в нем поднимается горячая волна, она сильно сжала мышцы влагалища, заперев сперму в ее коридоре. Торн затряс головой, из его горла вырвался сначала громкий стон, потом рык. Она сжала его еще сильнее.

— Пусти!

— Кончаю, кончаю!

Торн закричал на нее, больно стиснув ее талию:

— Пусти, черт побери!

— Кончаю!

Она вздрогнула, дернула ягодицами и опустилась на живот, увлекая его за собой. Когда Торн смог освободиться от спермы, его тело пронзила острая боль.


Несколько раз они просыпались, и каждый раз слышали шум дождя. То Торн залезал на нее, то Сара усаживалась верхом на него. Сверху, сзади, на боку, на полу, перегнувшись через стол, где когда-то он решал задачки по геометрии, ни о чем подобном не помышляя. Монотонно стучал дождь. В промежутках они лежали, сжимая друг друга в объятиях, как два зародыша-близнеца.

Они уже не разговаривали. Она лишь издавала стоны желания, а он старался отвечать на ее призывы. Когда темнота стала рассеиваться, и Торн как в тумане взглянул на зарождавшееся среди моросящего дождя утро, то почувствовал освобождение — какую-то легкость в груди, пустоту там, где раньше была тяжесть. Облегчение, как после долгой болезни.

Лежащая рядом с ним Сара проснулась.

— Дождь все еще идет.

— Слышу, — сказала она. — Она села, подперев спину подушкой.

Он на секунду задумался, а потом спросил:

— А кто был тот парень?

— Кто они все?

Он приподнялся, опершись на локоть, чтобы лучше ее видеть.

— И я тоже? — спросил он. — Я тоже твой папочка?

Она какое-то время разглядывала капли дождя на оконном стекле, затем повернулась к нему.

— Ты больше, чем все остальные.

Он кивнул, немного подождал и тихо спросил:

— Так кто он?

— Так, никто.

— И он об этом знает?

— Да.

— Просто твое лекарство от бессонницы?

— Мы все служим друг другу лекарством от бессонницы.

— Как сказать, — возразил Торн. — Ты не спала, когда я внезапно оказался рядом.

— Это уже не помогает, — откликнулась она.


Когда Торн снова заснул, и его дыхание стало мерным и глубоким, Сара осторожно подвинулась к краю кровати, опустила ноги на деревянный пол и встала. Пересекая комнату, она оглянулась на безмятежно спящего Торна.

Она оставила кольт «Питон» в своей соломенной сумке рядом с диваном в гостиной. Туда она и направилась, ступая по полу босыми ногами. Шум дождя заглушал скрип половиц. Револьвер был завернут в черную кофту. Сара вытащила его и потихоньку открыла барабан, чтобы убедиться в том, что он заряжен. Осторожно защелкнула крышку барабана.

Торн спал на животе, вжав лицо в подушку. Сара вернулась в спальню, подошла к кровати и остановилась возле него. Его левая рука свешивалась с кровати, пальцы касались пола.

Она стояла и смотрела на него, прижимая револьвер к своей груди. Ее лицо было расслабленно, дыхание — размеренно.

— Кто же будет спасать древесных крыс, — произнес Торн, его голос был приглушен подушкой, — если я буду мертв, а ты — в тюрьме? — Один глаз у него был открыт, когда он повернул голову, чтобы взглянуть на нее. — В любом случае это на тебя не похоже — стрелять в спину.

— Могу подождать, пока ты повернешься, — ответила Сара.

Торн примеривался — как бы перекатиться на левый бок, ударить ее по коленям, схватить за запястье, как хватают за голову гремучую змею.

— Неужели я был так плох в постели? — спросил Торн, поднимая голову, чтобы лучше ее видеть. Готовясь к броску.

— Ты же не собираешься остановить меня своими шуточками?

— Я старался всю ночь, изо всех сил. Если уж даже это не помогло, то что же еще я могу поделать?

— Ты мог бы убить меня до того, как я убью тебя.

— Нет, — сказал Торн. — Я не убиваю людей, которых люблю.

Глаза Сары затуманились, она наморщила лоб.

— Ты не любишь меня, — сказала она. — Ты любишь некий образ, который мы создали вместе с тобой.

— Но этот образ не слишком отличается от оригинала, — возразил Торн.

Сара вдруг произнесла:

— Нет. Ты прав.

Она присела на край кровати рядом с ним. Торн почувствовал, как расслабляются его мышцы.

— Сперва древесные крысы. Это наш долг перед Кейт.

Перевернувшись на спину, Торн медленно выдохнул. Свободной рукой Сара отвела прядь светлых волос с его лба. Она глядела куда-то вдаль сквозь окно спальни, ее рука рассеянно поглаживала его волосы.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  вы читаете: Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap