Детективы и Триллеры : Триллер : Глава шестая : Джеймс Холл

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31

вы читаете книгу




Глава шестая

Ирв Макман приготовил себе еще один коктейль из водки и сока лайма, до краев наполнив им низкий и широкий стакан. Он понес его к раздвижным стеклянным дверям, отпивая на ходу. Занавески были раздвинуты. Он посмотрел в сторону третьего прохода. На другом конце прохода узкая полоса пены билась о стенку дамбы. За ней был канал, ведущий в Атлантический океан. Где-то там вдалеке, над океаном, дул ранний утренний ветер.

Для большинства жителей «Корал-Риф Клаба» Атлантический океан был всего лишь огромной лужей, таящей в себе постоянную опасность. Даже те из них, у кого были яхты, что они знали об океане, о навигации? Все эти богатые судовладельцы, нанявшие капитанами парней, служивших во Вьетнаме, молодых парней, которые заставляли вверенные им суда двигаться по нужному курсу, пока они там, внизу, напивались в стельку или дрочили. Папаша Ирвина был одним из них, поэтому-то Ирв и знал, что происходит внизу, пока капитан с неприступным видом стоит на своей вышке и слушает рок-н-ролл. Ирвин ненавидел этих парней, этих всезнаек, с их вечным «да, сэр, нет, сэр» и военной выправкой. Он ненавидел их и ненавидел старых краснорожих пердунов вроде своего папочки, в сорок лет купившего франшизу, открывшего несколько ресторанов фаст-фуд, где готовили жареных цыплят, и сейчас купавшегося в деньгах.

Он ненавидел их, потому что они вели совершенно заурядную жизнь, в которой не было места для творчества и которую они и не пытались изменить, и тем не менее все время давали ему понять, что он болтается как дерьмо в проруби вместо того, чтобы заняться чем-нибудь стоящим. Особенно эти проклятые капитаны, парни его возраста. Нет, они ничего такого не говорили, они не осмелились бы вступить с Ирвом в открытый конфликт. Они так же подхалимничали с ним, как и с его отцом, всегда «да, сэр, нет, сэр». Но когда они обращались к Ирву, в их голосе чувствовалась насмешка. Он поймал их на этом, пытался призвать к ответу. Даже пожаловался отцу. Но его папаша всегда был пьян в стельку и благодарен любому, кто мог пришвартовать его чертову яхту, не врезавшись в причал, поэтому спустил все на тормозах. Такое отношение просто взбесило Ирва. Это произошло буквально на днях.

Ирвин сделал большой глоток своего коктейля. Это был уже третий стакан за последний час. Сколько было времени, всего девять утра? Как обычно, ни один из них не мог заснуть после выполнения заказа. Они вернулись на берег около полуночи и с тех пор просто курили травку, пили, смотрели телевизор.

По восьмому каналу показывали «С леди так не обращаются», поэтому они стали смотреть «Бостонского душителя» с Тони Кертисом и немолодым уже Генри Фондой. Кертис убивает всех этих женщин, и никто и не догадывается, что это он. Но он выдает себя, совершив ограбление. Ирвин комментировал все происходящее в фильме, говоря, что это может послужить уроком для них обоих. Единственная гарантия безопасности в наши дни — это специализация. Если у тебя что-то получается, то нужно за это держаться, изучить вдоль и поперек, отработать технику, стать, черт возьми, нобелевским лауреатом своего дела. Милберн, все время жалуясь на свой проклятый глаз, не понимая, о чем идет речь, с трудом досмотрел фильм до конца. А смысл был очевиден, это было как послание с небес, предназначенное именно для них.

Ирвин все еще чувствовал, что воняет рыбой, этой чертовой приманкой из анчоусов, которой она их окатила. Запах гниющей рыбы при каждом вдохе. Вот угораздило… Алкоголь не помогал. Равно как и средства для полоскания рта. Он облился одеколоном Армани с ног до головы, снова принял душ и опять попрыскал на себя одеколоном. Но запах не исчезал. Как какое-то проклятие вуду. Можешь убить меня, но будешь вонять до конца своей жизни.

Да еще этот Милберн, который всю ночь стонал и жаловался. В результате у Ирва жутко разболелась голова.

— Поехали на Ларго.

— Этот гребаный доктор принимает только с десяти. Чего ты хочешь, дружище? Сидеть и ждать в машине, чтобы все могли полюбоваться на тебя и твою чертову повязку?

Ирв залпом допил остатки своего коктейля, чувствуя, как к горлу подступает изжога. Все равно изжога и головная боль лучше, чем пуля в груди, которую он мог бы получить, если бы она хоть чуть-чуть умела стрелять. Как только он подумал об этом, его снова потянуло в сторону бара. В конце он слишком рисковал, переигрывал. Особой нужды в этом не было, просто хотелось порисоваться.

— Не ори на меня, — сказал Милберн, пытаясь придать своему голосу оттенок угрозы. — Да ты должен ползать передо мной на коленях и просить прощения. Я точно потеряю этот чертов глаз. Наполовину ослепну — и все ради чего? Чтобы ты мог изобразить какую-то киношную сцену, потешить свое самолюбие?

Ирвин отставил от себя стакан, чтобы как следует врезать ему по яйцам, но Милберн отшатнулся и выглядел таким жалким, пытаясь хоть как-то прикрыться на этом клетчатом диване, в своей розовой рубашке-поло и белых штанах, похожий на толстую некрасивую девочку, с тонкими прядями волос и безвольным белым лицом, что Ирвин пожалел его. Хотя этот козел заслуживал удара, хотя бы потому, что все время ныл.

— Я знаю, ты это еще оценишь, Милберн. Представь, ты входишь и спрашиваешь доктора, можно ли тебе носить черную повязку. Крутой чувак, пиратская повязка на глазу. Ты ноешь, но на самом деле тебе это нравится. Это первое настоящее происшествие за всю твою жалкую жизнь, с тех пор как я выбил из тебя дурь в подготовительной школе.

— Слушай, — сказал Милберн. — Это была простая операция. Мы должны были выйти в море, шлепнуть старушку, утопить тело и убраться оттуда. Мы спокойно сели, все просчитали, все согласовали. Все было продумано до мелочей, как если бы мы написали это на бумаге. И вот мы выходим в море, и ты снова начинаешь выделываться и менять правила игры. В чем дело?

Я стою и не верю своим ушам, думаю — может, у тебя крыша поехала или что-то вроде этого? Просто как Джек Николсон в этом кино, где он отправляется за своей женой и ребенком в гостиницу.

— «Сияние».

— Да. Вот именно. Прямо как в этом фильме. На мгновенье мне показалось, что я должен пристрелить тебя, убить вселившегося в тебя беса. Господи, ты был как одержимый.

В ответ на это Ирв бросил на Милберна тяжелый взгляд.

— Как-как ты сказал, пристрелить, слабоумный ублюдок?

— Я просто хочу сказать… — Милберн заерзал на диване. — Конечно, я ничего такого бы не сделал. Дьявол, конечно, нет. Но ты вел себя как ненормальный.

— Ты чертовски прав, я ненормальный. Если бы я был нормальным, я бы уже давно свернул тебе шею за твои слова.

— Как будто это был не ты. Как будто… Я не знаю. Это страшно. Ты не способен действовать по плану.

— Опять этот план, гребаный план. — Ирвин протянул руку и задвинул шторы. Для пущего эффекта. Чтобы напугать этого идиота. — Это как пьеса. — Он уже почти не сердился. Даже почувствовал некоторое облегчение от того, что Милберн поделился с ним своими мыслями об убийстве. Когда в один прекрасный день Ирв решит его прикончить, подкинуть работу гробовщикам, это все упростит.

— Вот так пьеса, — сказал Милберн. — В последнем акте ты к чертовой матери убиваешь всех зрителей. И для кого ты играл эту пьесу? Если для меня, то мне эта грандиозная постановка просто противна. И никаких аплодисментов от меня не жди. Все равно не дождешься. Да и Оскара тебе присуждать не за что. Ты должен был делать все так, как мы договаривались. Не надо никакой самодеятельности.

Милберн сам рыл себе яму. Ирвин наслаждался этим. Ему нравился этот разговор. Все равно, что беседовать с мертвецом. И ему нравилось, что Милберн сам себя топит. Когда-нибудь это так все облегчит. Он не будет испытывать никакого раскаяния.

— Да мне плевать на тебя. Если бы мне нужно было заставить тебя аплодировать, я бы засунул ствол в твою задницу.

— Так для кого? Для кого был весь этот спектакль? Для этой старухи? Это все было для нее? Да уж, она была просто поражена. Приятель, ты произвел на нее большое впечатление, она просто обалдела от этого представления.

— Ты съезжаешь с катушек.

— Послушайте-ка мистера Психическое Здоровье.

— Я — артист, — сказал Ирвин, не обращая ни капли внимания на колкости Милберна. В конце концов Милберн уже надоел ему до чертиков. — Артист читает сценарий и улучшает его своей игрой. Творить нужно ради самого творчества. Если ты играешь для аудитории, ты мертвец. Этим ты только демонстрируешь свою глупость. Если ты артист, это просто прет из тебя, как будто ты просто служишь проводником искусства. Я не планирую то или это. Все происходит спонтанно, но эта спонтанность подчинена определенным правилам. Это заранее обдуманная спонтанность. В духе дзен-буддизма.

— Ну, вот, я ж и говорю — одержимый.

— Вот поэтому-то ты и вылетел из колледжа.

— Черта с два. — Милберн поднялся с дивана, морщась от напряжения и почесывая край своей повязки. Я вылетел из-за этих паршивых наркотиков, которыми мы приторговывали. Так же как и ты.

— Ко всему прочему ты был еще и тупицей, — сказал Ирвин, довольный тем, что ему удалось поддеть приятеля.

— Тупицей? — сказал Милберн. — Тупицей? А у тебя-то у самого какой Ай-Кью?[15] Мистер Джек Николсон, мастер дзена. Ты прекрасно знаешь какой, и я знаю. Что, выше среднего? Хотите верьте, хотите нет, дамы и господа, он ниже нормы, это лишь отдаленно напоминает мозг, это один из наиболее тяжелых случаев умственной неполноценности, здесь речь идет о синдроме Дауна, случай настолько безнадежный, что дальше уже некуда.

— Ну, а уж ты-то крутой парень из «Менсы»,[16] Ай-Кью сто сорок и дерьмо вместо мозгов.

— Сто пятьдесят три. В этой компании я самый умный. Тебе следует прислушиваться ко мне. Выполнять мой план.

— Ты шут, Милберн. Сколько раз я уже слышал эту речь, наверно, сто? Сто раз, и каждый раз одно и то же. Ты должен быть лидером, ты должен стать богатым, как твой папочка, ты должен контролировать то и это. Как же вышло, что ты такое ничтожество? Почему же ты до сих пор еще не губернатор, не мэр, даже не начальник над мусорщиками? Это потому, что ты жалкое ничтожество, сопляк и нытик.

Милберн глотнул еще перкодана из бутылки, стоявшей на стеклянном столике, а следом за ним — остатки пива «Сент-Полис Герл». Он уселся возле стойки бара и метнул дротик в мишень. Дротик воткнулся в обод, повисел так секунду-другую и упал на пол.

— Все, что я хочу сказать — это то, что странно смотреть, когда ты разводишь всю эту бодягу в стиле Джека Николсона.

— Тебе же это понравилось. Все от начала до конца. Вот мы, настоящие кубинцы. Мы с самого вторника морочили ей голову. Мне просто хотелось увидеть ее лицо в тот момент, когда она поймет, что ее поимели. Суровая старая леди-капитан. Чертова лесбиянка. В этом-то весь смак, приятель, посмотреть на их лица, когда снимаешь маску, и они видят, что танцевали с самим дьяволом. Поэтому не вешай мне лапшу на уши. Если бы я всегда действовал по плану, мы все еще шестерили бы на Эйба Филпо. Тебе это по нраву? Бегать как мальчики на побегушках, следовать как тень за Эйбом, выглядя полными ничтожествами? Ты хочешь снова к этому вернуться? Каждый месяц с трепетом ждать, пока Эйб выпишет чек, чтобы купить себе жратвы? Дружище, если бы я не предложил свой собственный план, если бы не моя изобретательность, мы бы все еще были бы быками у какого-то ничтожного подрядчика, тыкали стволами в ребра какого-нибудь чинуши, чтобы Эйб мог надстроить еще пару этажей в своем кондоминиуме. Ты этого хочешь? Ты хочешь вернуться к этому тупому прозябанию, быть чьим-то лакеем? Парень, иногда ты меня просто удивляешь. Мистер Делай-Как-Договаривались.

— Мне нужно к врачу. — На сей раз Милберн уже не ныл. Боль сделала его серьезным. На груди розовой рубашки выступил треугольник пота. Возможно, он прав насчет этого глаза. Он его лишится. Старуха попала концом спиннинга прямо в глаз, проткнула роговицу.

Ирвин нашел ключи от БМВ. Он был доволен, счастлив. Конечно, пять тысяч за эту работу — это не так уже много. Черт возьми, он взял с Рики по минимальному тарифу. Пять тысяч — именно такую сумму он каждый месяц получал от своего папаши. Причем каждый доллар пах жареными цыплятами.

Для него важнее была сама сущность этого ремесла. Он шел на всех парусах, делая карьеру в области, которая была сродни изящным искусствам. Его имя было на слуху у нужных людей, людей с деньгами, которым надо было проворачивать грязные делишки. Он получал заказы от людей, с которыми познакомился, когда они с Милберном работали на Эйба. Из Нью-Джерси, Пенсильвании, отовсюду. Они помнили Ирва, говорили, что им нравится его стиль, его чертовская непредсказуемость.

Он был доволен. Даже поднимая толстяка Милберна на ноги и помогая ему выйти. Ролей хватит на всю жизнь. Тысячи и тысячи ролей. Он еще только начал разрабатывать этот пласт.


Содержание:
 0  Под покровом дня Under Cover of Daylight : Джеймс Холл  1  Глава первая : Джеймс Холл
 2  Глава вторая : Джеймс Холл  3  Глава третья : Джеймс Холл
 4  Глава четвертая : Джеймс Холл  5  Глава пятая : Джеймс Холл
 6  вы читаете: Глава шестая : Джеймс Холл  7  Глава седьмая : Джеймс Холл
 8  Глава восьмая : Джеймс Холл  9  Глава девятая : Джеймс Холл
 10  Глава десятая : Джеймс Холл  11  Глава одиннадцатая : Джеймс Холл
 12  Глава двенадцатая : Джеймс Холл  13  Глава тринадцатая : Джеймс Холл
 14  Глава четырнадцатая : Джеймс Холл  15  Глава пятнадцатая : Джеймс Холл
 16  Глава шестнадцатая : Джеймс Холл  17  Глава семнадцатая : Джеймс Холл
 18  Глава восемнадцатая : Джеймс Холл  19  Глава девятнадцатая : Джеймс Холл
 20  Глава двадцатая : Джеймс Холл  21  Глава двадцать первая : Джеймс Холл
 22  Глава двадцать вторая : Джеймс Холл  23  Глава двадцать третья : Джеймс Холл
 24  Глава двадцать четвертая : Джеймс Холл  25  Глава двадцать пятая : Джеймс Холл
 26  Глава двадцать шестая : Джеймс Холл  27  Глава двадцать седьмая : Джеймс Холл
 28  Глава двадцать восьмая : Джеймс Холл  29  Глава двадцать девятая : Джеймс Холл
 30  Глава тридцатая : Джеймс Холл  31  Использовалась литература : Под покровом дня Under Cover of Daylight



 




sitemap