Детективы и Триллеры : Триллер : 11 : Джон Хоукс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




11

Допив вторую чашку кофе, Майкл поднялся из-за дубового стола. Подошел к готическим окнам, сквозь которые в комнату лился утренний свет, и посмотрел на внешний мир за черной решеткой свинцового переплета. Сейчас Майкл находился в Монреале, на острове посреди реки святого Лаврентия.

Ночью прошел дождь, и небо покрывали плотные облака.

В одиннадцать начнется встреча членов исполнительного комитета, но катер с ними еще не прибыл. От Чиппева-Бей до Дарк-айленда добираться минут пять. Сильные волны на реке часто причиняли неудобства — гости сходили на пирс очень бледные. Вертолет куда комфортнее, быстрее, но Кеннард Нэш наотрез отказался строить площадку рядом с лодочным сараем.

— Пересечение реки — хорошее испытание для членов Братства, — объяснял он. — Так они чувствуют и понимают, что значит оказаться в другом мире. Это внушит определенное уважение к уникальной природе нашей организации.

Для себя Майкл отметил, что полностью согласен с Нэшем. Дарк-айленд — место особое. В начале двадцатого века здесь построил замок преуспевающий промышленник, который занимался производством швейных машин. Блоки гранита для четырехэтажной часовой башни, лодочного сарая и замка таскали на остров зимой по льду. В замке имелись башни и башенки, а внутри — камины, такие огромные, что в них можно целиком зажарить быка.

Официально замок принадлежал группе преуспевающих немцев. Осенью его посещали туристы. В остальное же время замок находился в полном распоряжении Братства.

Майкл с генералом прибыли три дня назад. С ними прилетели техники из центра «Вечнозеленые», которые привезли и установили необходимую аппаратуру, чтобы во встрече могли принять участие члены Братства со всего мира.

В первый день Майклу позволили прогуляться до скал. На острове росли густые еловые заросли, ветви которых нависали над тропинками. Получались этакие тенистые тоннели; свет, проникая в них, окрашивался в зеленый.

На краю скалы Майкл нашел мраморный уступ, на котором провел несколько часов, вдыхая аромат хвои и глядя на реку.

Тем же вечером он ужинал с генералом Нэшем. После они выпили виски в обшитой дубовыми панелями гостиной. В замке все было огромное: ручной работы мебель, картины в рамах и бары с напитками. На стенах в кабинете висели головы животных. Майклу даже показалось, будто мертвый лось наблюдает за ним.

Майкл понимал, что для Нэша и Братства в целом он — источник информации об измерениях, и его положение неустойчиво. Обычно Братство убивало Странников, но Майкл выжил и старался доказать свою полезность, не выдавая при этом честолюбивых планов. Если миру суждено стать незримой тюрьмой, то над заключенными и над самой стражей должен встать кто-то, кто будет их контролировать. А ведь это вполне может быть Странник.

Пока Майя не уничтожила квантовый компьютер, Майкла подключали к нему, чтобы связаться с более развитыми цивилизациями. Позже, когда машина перестала работать, Майкл как-то убедил Нэша, что рано или поздно предоставит Братству всю необходимую информацию. Однако он не раскрыл истинных своих намерений: во чтобы то ни стало разыскать отца и получить особое знание, которое можно будет использовать исключительно для собственной выгоды.

А пока Майкл чувствовал себя так, словно избежал расстрела.

За прошедший месяц он дважды уходил в измерения. Оба раза ощущения были схожи — сперва из тела вылетают искорки Света, а потом и вся энергия будто вытекает в холодную темноту. На пути в любое из измерений нужно пройти четыре барьера: голубое небо, пустынную равнину, пылающий город и безбрежное море. Раньше барьеры казались непреодолимыми, но со временем Майкл отыскал темные тропки и стал преодолевать преграды почти мгновенно.

Открыв глаза в первый раз, Майкл обнаружил себя в городском сквере. Увидел деревья, скамейки и открытую сцену. Был ранний вечер. По тротуару тек бесконечный поток людей — мужчин, женщин — в темных костюмах и пальто. Они входили в ярко освещенные магазины, из которых выносили пустые пакеты.

Майкл и раньше бывал здесь, во Втором измерении, в мире голодных духов. Оно напоминало реальный мир, но состояло из пустых обещаний. Никто не мог удовлетворить голода: продуктовые магазины — пусты; вместо яблок в лотках или вместо туш в мясной лавке — деревянные, глиняные муляжи. Книги в городской библиотеке казались настоящими, но когда Майкл попытался прочесть одну, обнаружил, что в ней — ни слов, ни даже страниц.

Оставаться там было опасно. Майкл чувствовал себя единственным живым среди фантомов. Похоже, и люди в городе понимали, что Странник — другой. Хотели говорить с ним, прикоснуться — ощутить плотность мускулов, тепло бегущей по жилам крови. Майкл прятался в тени, подглядывал из окон или пробирался темными улицами в поисках отца, прежде чем отыскал путь назад в свой мир. Но когда он вернулся сюда через несколько дней, то снова попал в городской сквер, словно бы его Свет не признавал иных направлений.


Пробили напольные часы. Майкл очнулся от размышлений и снова посмотрел в окно. Катер наконец прибыл — члены исполнительного комитета выгружались на берег. Было холодно и ветрено, но генерал Нэш, как политик, встречал членов исполнительного комитета: здоровался, пожимал руки.

— Лодка прибыла? — спросил женский голос.

Обернувшись, Майкл увидел миссис Брюстер — члена комитета, приехавшую вчера вечером.

— Да, — ответил Майкл. — Я насчитал восемь человек.

— Замечательно. Значит, доктор Йенсен прилетел вовремя.

Отойдя к кухонной стойке, миссис Брюстер налила себе чаю.

Этой англичанке с живым характером было под пятьдесят. Она носила твидовую юбку, свитер и практичные туфли на плотной подошве, идеально подходящие для загородных прогулок. Никакой конкретной должности миссис Брюстер не занимала, однако члены Братства безоговорочно признавали ее авторитет. Для нее мир был школой, где царит хаос, а саму себя она считала новой директрисой, которой предстоит восстановить порядок: искоренить небрежность и дурные привычки, не стесняясь при этом в средствах.

Добавив в чай сливок, миссис Брюстер довольно улыбнулась.

— Думаешь о предстоящей встрече, Майкл?

— Да, мэм. Уверен, будет очень интересно.

— Ты прав. Генерал Нэш говорил, чему она посвящена?

— Нет.

— Сотрудники берлинского компьютерного центра собираются представить нечто принципиально новое — техническую новинку, которая позволит установить паноптикум. Для дальнейшего продвижения необходимо единодушное согласие комитета.

— Уверен, комитет его даст.

Пригубив чай, миссис Брюстер поставила чашку на блюдце.

— У исполнительного комитета свои особенности. Обычно его члены голосуют «за» на встрече, а после вонзают тебе в спину нож. Вот почему ты здесь, Майкл. Никто не говорил, что твое участие во встрече — моя идея?

— Нет, я думал, генерал Нэш привез меня сюда по своей инициативе.

— Я читала о Странниках, — сказала миссис Брюстер, — и знаю, что некоторые из вас умеют читать мысли. Вам якобы достаточно только взглянуть человеку в лицо. Ты, Майкл, обладаешь этим особым умением?

Майкл пожал плечами. Ни к чему раскрывать врагу все способности.

— Я могу определить, когда человек лжет.

— Отлично, займешься этим на встрече. Нам необходимо знать, кто проголосует «за», а думать при этом будет «против».


За миссис Брюстер Майкл проследовал в банкетный зал, где Кеннард Нэш произносил короткую приветственную речь перед членами исполнительного комитета. В одном конце зала, напротив полукруга кожаных кресел, установили три плоских видеоэкрана. Средний оставался белым, но на двух крайних открылись «окошки» — члены Братства по всему миру сидели у своих мониторов, ожидая начала встречи. У некоторых веб-камеры были настроены, и на собравшихся смотрели живые лица. В других же ячейках показывались только символы: Барселона, Мехико, Дубай.

— А, вот и он, — сказал Нэш, когда Майкл вошел в комнату. — Дамы и господа, это Майкл Корриган.

Положив руку Майклу на плечо, генерал подвел его к членам комитета. Майкл ощущал себя, словно бунтующий подросток, которого наконец пустили на вечеринку для взрослых.

Все расселись по местам, и на подиум взошел директор берлинского компьютерного центра Ларс Райххардт — румяный здоровяк с рыжими волосами; когда он смеялся, казалось, будто стены трясутся.

— Для меня большая честь выступить перед вами, — заговорил Райххардт. — Вы знаете, что во время нападения на наш центр в Нью-Йорке пострадал квантовый компьютер. Он и по сей день не восстановлен. Новый центр в Берлине использует традиционные технологии, но не обладает достаточной мощью. Поэтому мы создали сеть ботов, которые внедрили в компьютеры по всему миру. Теперь они выполняют наши команды без ведома владельцев инфицированных машин…

По экрану среднего монитора побежали строчки машинного кода. Райххардт все говорил, а символы тем временем уменьшались, сжимались, пока не образовали черный квадрат.

— Мы расширяем использование вычислительной иммунологии: созданы самоподдерживающиеся и самовоспроизводящиеся программы, которые перемещаются по интернету подобно белым кровяным тельцам в теле человека. Только они ищут не вирусы и инфекции, а заразные идеи, могущие помешать установлению паноптикума.

На экране маленький квадрат из символов внедрился в компьютер, копировал себя, вошел в следующую машину. И так, очень быстро, захватил целую систему.

— Изначально мы пользовались вычислительной иммунологией, чтобы выявлять врагов, но из-за проблем с квантовым компьютером перестроили киберлейкоциты в активные вирусы. Теперь они повреждают компьютеры, содержащие информацию, которая расценивается как антиобщественная. Программы полностью автономны.

Сейчас позвольте перейти к э… Hauptgericht, к «главному блюду» банкета. Мы называем это — программа «Тень»…

Монитор погас. Затем вновь ожил, показав созданное на компьютере изображение гостиной: в кресле с прямой спинкой сидела фигура, похожая на манекен. Лицо и тело состояли из геометрических фигур, однако в них отчетливо угадывались мужские черты.

— Использование электронного наблюдения достигло принципиального момента. Получив в распоряжение системы правительств и корпораций, мы сможем отслеживать кого бы то ни было круглые сутки и объединять данные в одну систему — программу «Тень». Она создает параллельную киберреальность, которая, отражая действия индивида, постоянно меняется, развивается. Тех членов Братства, которые захотят узнать больше о программе, предупреждаю: «Тень», она… — Райххардт замолчал, подбирая нужное слово, — …чрезвычайно, я бы сказал, Verfuhrerisch.

— Что в переводе значит «соблазнительна», — пояснила миссис Брюстер. — Обольстительна.

— Обольстительна, — подхватил Райххардт. — Великолепное определение! Для того чтобы показать, как работает «Тень», я выбрал в качестве субъекта одного из членов Братства. Без ведома нашего коллеги поместил копию его личности в программу. Создал трехмерную модель внешности, использовав фотографии из паспорта и водительских прав. На основе данных медицинской карты можно будет задать параметры веса и роста.

До начала встречи Майкл успел коротко пообщаться с доктором Андерсом Йенсеном — лысеющим худощавым мужчиной, — который занимал некий пост в датском правительстве. Когда у манекена появилось лицо Йенсена, датчанин здорово удивился. Потом на экране отобразились медицинские сведения, и программа тут же изменила формы тела. Далее компьютер взял информацию из базы данных по одежде — на фигуре появился серый деловой костюм с галстуком.

Встав из кресла, манекен помахал рукой.

— А вот и мы! — объявил Райххардт. — Доктор Йенсен, знакомьтесь — это ваша «теневая» копия.

Все, даже Майкл, зааплодировали, а Йенсен выдавил из себя подобие улыбки. Датчанин не очень-то обрадовался, что в систему загрузили именно его образ.

— По «домашним» записям можно воссоздать интерьер квартиры профессора на Фогель-стрит. А взяв сведения о покупках в кредит, особенно из компаний по продаже почтой, несложно будет разместить в системе избранные образцы мебели.

Созданный компьютером профессор ходил по комнате взад-вперед, а тем временем рядом появились диван, кресло и кофейный столик.

Майкл оглядел членов комитета. Миссис Брюстер понимающе улыбнулась.

— Тут ошибочка, — сказал Йенсен. — Диван стоит у стены рядом с дверью.

— Прошу простить, профессор. — Райххардт что-то быстро проговорил в тонкий головной микрофон. «Теневой» диван растаял в воздухе и появился на законном месте.

— А сейчас я хотел бы показать отредактированную запись нескольких часов из жизни профессора Йенсена. Девять дней назад мы провели успешное испытание системы: программа «Тень» наблюдала за доктором. Поскольку у него дома установлена система безопасности, мы точно знаем, когда профессор покидает дом. По сотовому телефону и системе GPS в машине мы отслеживали передвижения, например, когда доктор Йенсен ездил в магазин. На стоянке тоже имеются камеры наблюдения. Они засняли профессора, а лицевой алгоритм подтвердил личность. В дисконтную карту внедрен радиочастотный идентификационный чип, который дает компьютеру сигнал, когда производится покупка. Книги по бизнесу, фильмы, компьютерные игры…

«Теневой» Андерс Йенсен шел между рядами товаров мимо копий других покупателей.

— Прошу заметить: на экране — не предполагаемые действия профессора Йенсена, а его реальный физический опыт. То, как выглядит магазин изнутри, мы знаем благодаря тому, что большинство предпринимателей установили в своих отделах систему электронного наблюдения. Внешность остальных покупателей стала доступна из различных баз данных, к тому же мы сканировали их удостоверения личности.

Радиочастотным идентификационным чипом сегодня снабжается большая часть товаров, чтобы в случае кражи отследить вора. По ним также следят за количеством товара при поставках. В Дании, во Франции и Германии эти чипы вмонтированы в полки; менеджеры узнают, какой товар привлекает больше клиентов. В последующие несколько лет упаковка этого товара и способ, которым его продвигают и рекламируют, станут стандартом. А теперь смотрите — профессор Йенсен подходит к…

— Может, хватит? — пробормотал Йенсен.

— …Подходит к полке, берет товар, кладет назад. Думает, сомневается. Наконец берет диск с фильмом «Тропический грех-3».

Нэш рассмеялся, вместе с ним — остальные. Смеялись и несколько членов Братства на экране. Йенсен же, опустив взгляд, покачал головой.

— Это… это я купил другу… — попытался объяснить он.

— Профессор, прошу прощения, если демонстрация причинила вам какие-то неудобства.

— Но вы знаете правила, — отрезала миссис Брюстер. — В паноптикуме все равны.

— Точно, — согласился Райххардт. — Из-за того, что ресурсы у нас ограничены, «Тень» получится установить пока только в Берлине. Программа станет полностью активной через пятнадцать дней. Начав действовать, она даст результаты. Перед властями…

— …Встанет угроза терроризма, — подсказал Нэш.

— Или что-то в таком роде. Поэтому научно-исследовательский центр «Вечнозеленые» предложит «Тень» нашим друзьям в германском правительстве. Когда программа будет запущена, союзники Братства позаботятся, чтобы она охватила весь мир. Это не просто инструмент борьбы с преступностью и терроризмом. Например, компаниям придется по душе идея точно определять положение и действия работника: пьет ли он в обед? Ходит ли по ночам в библиотеку и берет ли там запрещенные книги? «Тень» позволит существовать на рынке определенным запретным книгам и фильмам — у системы появится больше информации для создания копии реальности.

Повисла пауза, и Майкл воспользовался ею, чтобы сказать:

— У меня вопрос.

Генерал Нэш удивился:

— Майкл, сейчас не время и не место. Оставь заметки — просмотрю после встречи.

— Не согласна, — возразила миссис Брюстер. — Я хотела бы знать, что думает по этому поводу Странник.

— Иногда полезно услышать мнение, отличное от твоего. — Йенсен энергично закивал головой. Ему хотелось скорее перейти к другой теме встречи — не важно к какой, главное, чтобы не касалась его копии на экране.

Майкл встал, оглядел собравшихся. Он увидел перед собой даже не лица, но маски, созданные годами лжи и хитрости. В зале сидели взрослые, подавившие в себе эмоции, которые некогда открыто выражал ребенок. Под взглядом Странника эти маски распались на мелкие осколки.

— Программа «Тень» — блестящее достижение, — сказал Майкл. — Если в Берлине мы добьемся успеха, ее легко можно будет распространить и в других странах. Однако есть проблема. — Помолчав, он оглядел комнату. — Во внешнем мире действует Странник. Человек, который может вызвать сопротивление нашим планам.

— Твой брат — не такая уж и большая загвоздка, — возразил Нэш. — Он в бегах, никто его не поддержит.

— Я имел в виду не Габриеля. Я говорю о моем отце.

Ha лицах членов комитета проступило удивление. А на лице Кеннарда Нэша — гнев. Еще бы, ведь генерал никому не сказал, что Мэтью Корриган жив. И сейчас Нэш предстал перед коллегами слабым, неподготовленным.

— Прошу прощения, — сказала миссис Брюстер таким голосом, будто она — в ресторане, и с нее пытаются содрать больше, чем она должна, — но разве твой отец не пропал несколько лет назад?

— Он по-прежнему жив. Сейчас может быть где угодно и, возможно, организует сопротивление.

— Мы ищем его, — брызнув слюной, прошипел Нэш. — Проблемой занимается мистер Бун. Он заверил, что…

— Программа «Тень» да и все ваши проекты, — перебил Майкл, — обречены на провал, пока мой отец жив и находится на свободе. Вам известно, что он организовал поселение Новая Гармония в Аризоне. Кто знает, где и какие центры сопротивления он создает прямо сейчас?!

В комнате повисла гнетущая тишина, и Майкл понял: ему удалось воспользоваться страхом членов Братства.

— И что же нам делать? — спросил Йенсен. — У тебя есть идеи?

Майкл опустил голову, подобно смиренному рабу.

— Странника может найти только Странник. Позвольте помочь вам.


Содержание:
 0  Чёрная река The Dark River : Джон Хоукс  1  Действующие лица : Джон Хоукс
 2  Вступление : Джон Хоукс  3  1 : Джон Хоукс
 4  2 : Джон Хоукс  5  3 : Джон Хоукс
 6  4 : Джон Хоукс  7  5 : Джон Хоукс
 8  6 : Джон Хоукс  9  7 : Джон Хоукс
 10  8 : Джон Хоукс  11  9 : Джон Хоукс
 12  10 : Джон Хоукс  13  вы читаете: 11 : Джон Хоукс
 14  12 : Джон Хоукс  15  13 : Джон Хоукс
 16  14 : Джон Хоукс  17  15 : Джон Хоукс
 18  16 : Джон Хоукс  19  17 : Джон Хоукс
 20  18 : Джон Хоукс  21  19 : Джон Хоукс
 22  20 : Джон Хоукс  23  21 : Джон Хоукс
 24  22 : Джон Хоукс  25  23 : Джон Хоукс
 26  24 : Джон Хоукс  27  25 : Джон Хоукс
 28  26 : Джон Хоукс  29  27 : Джон Хоукс
 30  28 : Джон Хоукс  31  29 : Джон Хоукс
 32  30 : Джон Хоукс  33  31 : Джон Хоукс
 34  32 : Джон Хоукс  35  33 : Джон Хоукс
 36  34 : Джон Хоукс  37  35 : Джон Хоукс
 38  36 : Джон Хоукс  39  37 : Джон Хоукс
 40  38 : Джон Хоукс  41  39 : Джон Хоукс
 42  40 : Джон Хоукс  43  41 : Джон Хоукс
 44  42 : Джон Хоукс  45  43 : Джон Хоукс
 46  Использовалась литература : Чёрная река The Dark River    



 




sitemap