Детективы и Триллеры : Триллер : 18 : Джон Хоукс

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46

вы читаете книгу




18

Позавтракав, Холлис вышел из кафе и отправился по Коламбус-авеню в Верхний Уэст-Сайд. Прошло четыре дня, как Вики с остальными уехала в Лондон. Холлис успел найти комнату в клоповнике и устроился вышибалой в ночной клуб. В свободное время он скармливал Большому Механизму ложную информацию, убеждая Табулу, будто Габриель по-прежнему в Нью-Йорке. На Арлекинском сленге это называлось «чамминг» — приманка для акул.

Наведываясь в переполненный кафешками, ресторанами и салонами красоты Верхний Уэст-Сайд, Холлис не переставал поражаться, сколько людей просиживает за компьютерами в кофейнях «Старбакс». Для студентов они были староваты, для пенсионеров слишком уж молоды. Однако стоило Холлису заглянуть через плечо одному из завсегдатаев кофейни и увидеть текст на мониторе, как боец тут же понял: все эти люди пишут, словно под копирку, один и тот же сценарий к фильму о романтических проблемах среднего класса в большом городе.

В кофейне на Шестьдесят восьмой улице Холлис нашел Кевина Рыбака. Тот, как обычно, сидел за столиком, уставившись в экран своего ноутбука. В «Старбаксах» Кевин жил, ел, спал, а иногда даже мыл под мышками. И если этот худощавый юноша не дрых и не брел с персональной продовольственной корзиной в другую кофейню, то висел в интернете.

Подвинув стул, Холлис присел рядом за столик. Не отрываясь от монитора, Рыбак помахал левой рукой (правой он продолжал печатать) в знак того, что заметил присутствие другого живого существа. Кевин взламывал базы данных кастинговых агентств, сливал оттуда фотографии привлекательных, но еще не известных молодых актеров, потом вывешивал на сайте знакомств, создавая фальшивые профили ученых, юристов, банкиров, готовых познакомиться, подолгу гулять по пляжу и в конце концов даже жениться. Женщины со всего мира писали им, отчаянно пытаясь привлечь внимание.

— Чем занят, Кевин?

— Богатой дамочкой из Далласа. — Голос у Кевина был высокий, гнусавый. — Хочет, чтобы я прилетел в Париж и там встретился с ней под Эйфелевой башней.

— Романтично.

— Вообще-то это уже восьмая — из тех, которые хотели бы встретиться в Париже или в Тоскане. Наверное, смотрят одни и те же фильмы. — Кевин оторвался от экрана. — Помоги-ка: какой знак зодиака счастливый?

— Стрелец.

— А, да, точно. Спасибо. — Кевин дописал сообщение и нажал кнопку «Отправить». — Есть работа для меня?

Большой Механизм отслеживал все IP-адреса, с которых отправляли или на которые принимали файлы. Каждый раз, когда кто-то выходил в интернет — будь то член правительства, сотрудник корпорации или простой гражданин, — его адрес сохранялся в базе данных Табулы. Так Система приобретала могущественный инструмент контроля за активностью в глобальной Сети.

Арлекины, чтобы сохранить анонимность, пользовались компьютерами в киберкафе или библиотеках. Но Кевин действовал совершенно иначе: каждый из своих трех ноутбуков Рыбак не купил, а выменял. И сообщения отправлял в обход маршрутизаторов. Иногда юного хакера нанимали русские гангстеры, но чаще — женатые люди, у которых имелись интрижки, или те, кто хотел скачать из Сети особую порнушку.

— Как ты смотришь на то, чтобы заработать две сотни долларов?

— Две сотни — это хорошо. Отослать еще инфу о Габриеле?

— Зайди в чат и оставь посты, мол, Габриель выступит с речью против Братства.

— Что еще за Братство?

— Тебе знать не обязательно. — Достав ручку, Холлис написал текст сообщения на бумажной салфетке. — Скажи, что Габриель собирает последователей на встречу. Сегодня ночью в клубе «Маска», в центре города. На втором этаже есть приватная кабинка — там он и будет ждать друзей.

— Махом, сделаю прямо сейчас.

Холлис передал Кевину двести долларов.

— Сделаешь все хорошо — получишь бонус. Кто знает, может, накопишь со временем на билет до Парижа.

— А на кой оно мне?

— Чтобы встретиться с женщиной у Эйфелевой башни.

— Не смешно. — Кевин снова уткнулся в экран ноутбука. — С «мясом» слишком много проблем.


Выйдя из кофейни, Холлис поймал такси. Всю дорогу до Саут-Ферри он читал «Путь меча». Книга делилась на три части: «Подготовка», «Бой», «После боя». В шестой главе Холлис наткнулся на противоречивое рассуждение: Спарроу писал, что перед боем воин тщательно продумывает план атаки, но в пылу сражения поступает совершенно иначе. Мол, план — это хорошо и полезно, однако истинная польза в том, что он готовит воина к битве, дарует спокойствие духа. В конце главы Спарроу наставлял: «Планируя прыгнуть влево, готовься к тому, что прыгать придется вправо».

На пароме, который следовал к статуе Свободы, одному из самых охраняемых мест Нью-Йорка, Холлис чувствовал себя слишком заметным: он черный, с рюкзаком, а вокруг — школьники да старики. Едва паром пристал к острову Эллис, боец постарался затеряться в толпе и направился к большому временному сооружению у подножия статуи.

Холлис простоял в очереди двадцать минут. Потом ему велели пройти в кабинку, похожую на гигантский компьютерный томограф. Механический голос попросил встать на отметку в виде двух зеленых отпечатков ступней. Холлиса резко ударило потоком воздуха — машина «обнюхивала» его, пытаясь учуять взрывчатые вещества и огнестрельное оружие.

Загорелся зеленый свет, и Холлиса провели в большую комнату со множеством камер хранения — на саму статую с сумками не пускали. Холлис опустил в щель автомата доллар, и механический голос потребовал приложить большой палец к панели сканера. Надпись над ячейками камер гласила: «ВАШ ОТПЕЧАТОК ПАЛЬЦА — ЭТО ВАШ КЛЮЧ. ОТКРОЙТЕ ИМ ЯЧЕЙКУ НА ОБРАТНОМ ПУТИ».

В рюкзаке у Холлиса лежала резиновая копия ладони Габриеля. Несколькими неделями раньше Майя развела в кастрюльке моделирующий пластик. Габриель обмакнул руку в коричневую липкую массу, и получилась биообманка — дубликат биометрических данных, который собьет Табулу со следа. Прикрывая муляж рукавом куртки, Холлис прижал резиновый большой палец к окошку сканера. Не прошло и секунды, как снимок, преобразованный в пакет цифровых данных, отправился в компьютер Большого Механизма.

— На статую — сюда, проходите, — монотонно бубнил охранник. — На статую — сюда, проходите…

Заперев рюкзак в камере хранения, Холлис проследовал вместе со всеми к бетонному основанию гигантской статуи. Все, кроме Холлиса, радовались, ведь они приехали в Свободную Страну.


Далеко за поддень Холлис вернулся в отель и проспал несколько часов. Проснувшись, он долго смотрел на полоску из четырех черно-белых моментальных фотографий, на которых был вместе с Вики. К «алтарю», шевеля усами, подполз огромный таракан, но бывший тренер по рукопашному бою смахнул насекомое на пол.

Взяв фотографии в руки, Холлис стал разглядывать их в свете лампы, особенно последнюю: Вики смотрит на него, а во взгляде — любовь и понимание. Девушка прекрасно знала, какой жестокий и эгоистичный был Холлис в прошлом, но приняла его таким, какой он есть. И от этого Холлису хотелось прямо сейчас броситься в битву с каким-нибудь кровожадным монстром, сделать все, чтобы только оправдать чувства Вики.

Примерно в восемь вечера боец оделся и вышел. Он взял такси и поехал в центр города — в район, где некогда располагался гигантский мясокомбинат. Застроенная промышленными зданиями территория размером в двадцать кварталов находилась к западу от Гриннич-виллидж. В здании бывшего завода по производству мяса цыплят и размешался клуб «Маска». Завод в свое время проработал три года — достаточно для предприятия в столь непростом мире.

Большое центральное помещение делилось на две половины: первую — большую — занимали танцпол, два бара и коктейль-зона; вторую — VIP-зона, куда вела лестница в дальнем конце зала. На второй этаж допускали только важных гостей, то есть богатых или очень красивых. Провинциалы оставались внизу; они приезжали в Манхэттен на машинах и поездах, покупали коктейли, принося прибыль хозяевам, и глазели на актеров и фотомоделей, которым коктейли подавали бесплатно. У владельцев был пунктик насчет такого разделения клиентов.

Без огней и музыки клуб походит все на ту же фабрику по упаковке куриных тушек. В раздевалке для персонала Холлис переоделся в черную футболку и спортивную куртку. Надпись от руки над зеркалом гласила: работника, продающего клиентам наркотики, уволят немедленно. Однако руководство не возражало, когда работники продавали наркотики друг другу.

Вставив в ухо наушник рации, Холлис вернулся в главное помещение. Вышибалы «Маски» давно разработали изощренную систему выколачивания денег из клиентов. Самым козырным считалось место у входа в VIP-зону, и в данный момент его занимал Будда — сын афроамериканца и китаянки, он обладал огромным пузом, за которое и получил прозвище. То же брюхо, казалось, уберегало его от безумий Нью-Йорка.

Холлис поднялся на второй этаж. Будда наводил марафет у себя в царстве — расставлял столы и стулья.

— В чем дело? — спросил он. — Выглядишь неважно.

— Да все нормально.

— Запомни: если кто-то хочет пройти за барьер — пусть сначала обратится ко мне.

— Конечно, правила я знаю.

Будда охранял главный вход на лестницу, Холлис — выход с противоположной стороны, которым пользовались важные гости, когда шли в уборную или на танцпол потереться плечиками с потной толпой. Работа Холлиса заключалась в том, чтобы не пускать наверх провинциалов. Весь вечер он говорил «нет», но за умеренную мзду клиент мог услышать желанное «да».


Как всегда, Холлис, уподобившись послушному трутню, исполнял обязанности. Однако его не отпускало нехорошее чувство, будто ночью что-то пойдет не так. В кабинку можно было пройти по огороженному проходу; внутри имелись кожаные диванчики, столики для коктейлей, тонированное окно и интерком — чтобы делать заказы в баре. На сегодня кабинку заказали дельцы из Бруклина, любившие закинуться наркотой в ночных клубах. Если наемники Табулы придут этим вечером в поисках Габриеля, их ждет неприятный сюрприз.

Упершись руками в ограду, Холлис растянул мышцы ног, затем вернулся на пост. В это время по задней лестнице поднялся Рики Толсон, помощник администратора. Он приходился дальним родственником кому-то из владельцев, а в клубе занимался тем, что проверял, есть ли в уборных туалетная бумага, и пытался подцепить какую-нибудь пьяную женщину.

— Как дела, брат мой? — спросил Рики. Холлис стоял слишком низко в иерархии клуба, чтобы к нему обращались по имени.

«Я тебе не брат», — мысленно произнес Холлис, но вслух, приветливо улыбнувшись, сказал:

— Приватную кабинку на сегодня заказали, верно? Я слышал, придет Марио с друзьями.

— Нет, — раздраженно ответил Рики, — они позвонили и отменили заказ. Но придут другие. Свято место…

Через полчаса диджей начал вечер с суфийских религиозных мотивов, плавно перейдя к ударным ритмам. Первыми в клуб прибыли провинциалы и заняли столики у бара. Холлис следил, как девушки в коротких юбках и дешевых туфлях выбегают в уборную поправить макияж и прическу, а мужская половина клиентов, будто флажками, машет бармену двадцатидолларовыми купюрами.

В правом ухе через наушник слышались голоса других охранников: вышибалы вели нескончаемый диалог о том, кто из мужчин выглядит подозрительно и какая из женщин одета наиболее откровенно.

Часы шли, Холлис поглядывал на приватную кабинку — та по-прежнему оставалась не занятой. Может, сегодня ничего не случится?

Около полуночи Холлису пришлось проводить двух фотомоделей в отдельную уборную, для входа в которую требовался специальный ключ. Вернувшись, он увидел, что Рики ведет в приватную кабинку девушку в облегающем зеленом платье. Сквозь шум Холлис прокричал Будде:

— С чего это Рики пошел в кабинку?

Здоровяк только пожал плечами.

— Подцепил очередную цыпочку. Даст ей кокс, а она ему просто даст.

Посмотрев вниз на танцпол, Холлис заметил двух мужчин в спортивных куртках. Они только что вошли в клуб, однако не отправились к бару выпить чего-нибудь или «склеить» девушек; вместо этого они смотрели на второй этаж. Один наемник фигурой напоминал пожарный гидрант — низкого роста, но очень мускулистый; брюки надел не по размеру большие. Второй был, напротив, высок; черные волосы носил собранными в «хвост».

Оба поднялись на второй этаж, сунули Будде несколько купюр — денег оказалось достаточно, чтобы купить уважение и право пройти за красную бархатную ленту. Через несколько секунд наемники сидели за столиком, глядя в сторону приватной кабинки. Рики с девушкой все еще были внутри. Ругаясь про себя, Холлис вспомнил наставления Спарроу: «Планируя прыгнуть влево, приготовься к тому, что прыгать придется вправо».

На танцполе пьяная женщина заорала на своего ухажера. Будда немедленно поспешил разбираться. В ту же секунду наемники встали из-за столика. Высокий спокойно побрел по огороженному проходу, низкий остался прикрывать. Музыка и огни усилились. Длинный луч света блеснул на лезвие ножа в руке у высокого.

Вряд ли у этих двоих имелось фото Габриеля. Им, наверное, приказано убить всех в кабинке. До сего момента Холлис верил, что может действовать, как Майя. Но нет, Арлекин наплевал бы на Рики и незнакомую девушку, Холлис же не мог оставаться в стороне. «К черту все, — решил он. — Если их убьют, кровь останется на моих руках».

Вылепив на лице вежливую улыбку, боец приблизился к низкорослому наемнику.

— Простите, сэр, но приватная кабинка занята.

— Правильно, там наш друг. Вали отсюда.

Холлис поднял руки, словно бы для объятий, сжал кулаки и резко ударил противника по ушам. Удар был такой силы, что наемник сразу упал. В темноте и при свете огней никто ничего не заметил. Переступив через тело поверженного врага, Холлис двинулся по проходу.

Высокий уже взялся за ручку двери кабинки, но тут заметил Холлиса. Среагировал мгновенно. Однако Холлис знал: всякий, кто бьет ножом, сосредоточивается только на лезвии — вкладывает в него всю силу и смертоносность удара.

Холлис подался вперед, словно желая отобрать нож. Наемник атаковал, но Холлис, отпрянув, пнул его в живот. Наемник согнулся пополам, и тогда Холлис ударил кулаком со всей силы, так что человек Табулы перелетел через ограду.

Люди внизу закричали, но музыка не утихла. Холлис побежал к лестнице. Увидел еще троих наемников — те проталкивались сквозь массу людей на танцполе. Среди них был седой, в очках в металлической оправе. Неужели тот самый Натан Бун, который убил отца Майи? Будь на месте Холлиса сама Майя, она напала бы на Буна, не думая. Но Холлис побежал дальше.

Он сбежал по лестнице и врубился в толпу, которая пульсировала и волновалась, будто стадо животных, почуявших смерть. Работая локтями, Холлис достиг заднего коридора, ведущего на кухню и к туалетам. Несколько девушек со смехом поправляли макияж; в их зеркальцах отражался мерцающий свет. Холлис, миновав их, выскочил через пожарный выход.

В переулке его ждали — кто-то сообщил наемникам по рации, куда он бежит. Едва бывший тренер оказался на улице, как седой брызнул ему в лицо какой-то химией из баллончика.

Боль была нестерпимой. Казалось, будто глаза выжигают огнем. Холлис не видел ничего, не мог сориентироваться. Кто-то ударил его по носу. Тогда Холлис, как утопающий, схватил нападавшего и, рванув на себя, ударил головой по лицу.

Первый убийца упал, но на подхвате был второй — он схватил бойца и стал душить, обхватив горло рукой. Тогда Холлис укусил наемника за бицепс; услышав крик, потянул руку противника вниз и стал выворачивать. Кость треснула.

Ослеп. Он ослеп. В кромешной тьме, на ощупь вдоль грубой кирпичной стены Холлис побежал прочь.


Содержание:
 0  Чёрная река The Dark River : Джон Хоукс  1  Действующие лица : Джон Хоукс
 2  Вступление : Джон Хоукс  3  1 : Джон Хоукс
 4  2 : Джон Хоукс  5  3 : Джон Хоукс
 6  4 : Джон Хоукс  7  5 : Джон Хоукс
 8  6 : Джон Хоукс  9  7 : Джон Хоукс
 10  8 : Джон Хоукс  11  9 : Джон Хоукс
 12  10 : Джон Хоукс  13  11 : Джон Хоукс
 14  12 : Джон Хоукс  15  13 : Джон Хоукс
 16  14 : Джон Хоукс  17  15 : Джон Хоукс
 18  16 : Джон Хоукс  19  17 : Джон Хоукс
 20  вы читаете: 18 : Джон Хоукс  21  19 : Джон Хоукс
 22  20 : Джон Хоукс  23  21 : Джон Хоукс
 24  22 : Джон Хоукс  25  23 : Джон Хоукс
 26  24 : Джон Хоукс  27  25 : Джон Хоукс
 28  26 : Джон Хоукс  29  27 : Джон Хоукс
 30  28 : Джон Хоукс  31  29 : Джон Хоукс
 32  30 : Джон Хоукс  33  31 : Джон Хоукс
 34  32 : Джон Хоукс  35  33 : Джон Хоукс
 36  34 : Джон Хоукс  37  35 : Джон Хоукс
 38  36 : Джон Хоукс  39  37 : Джон Хоукс
 40  38 : Джон Хоукс  41  39 : Джон Хоукс
 42  40 : Джон Хоукс  43  41 : Джон Хоукс
 44  42 : Джон Хоукс  45  43 : Джон Хоукс
 46  Использовалась литература : Чёрная река The Dark River    



 




sitemap